Земельный передел в Украине

Содержание
[-]

Две трети населения выступают против продажи сельхозугодий

В 2020 году в Украине разрешат продажу земель сельхозназначения. До конца текущего года действует запрет на такую торговлю. Верховная рада ввела его в начале 2000-х и ежегодно продлевала. За это время в обществе сформировались стойкие предубеждения против рынка земли. Поэтому вопрос продажи сельскохозяйственных земель является одним из самых острых и опасных в украинской политике.

Находящиеся в частной собственности наделы (паи) по 1–3 га земли появились в Украине в конце 1990-х. Тогда земли бывшей коллективной собственности были распределены между гражданами. В первую очередь наделы получили те, кто ранее работал в колхозах и совхозах. «Собственниками паев на момент введения моратория (запрета на продажу сельхозземель. – «НГ») были 7 млн человек.  На данный момент 1 млн уже умерли, так и не получив возможности воспользоваться своим правом собственности», – написал инвестбанкир Сергей Фурса, которого цитирует издание «Новое время».

Введенный и продлеваемый парламентом мораторий позволяет собственникам сдавать их наделы в аренду и оставлять в наследство, но запрещает продавать или передавать в виде залога. Крупные сельхозпредприятия формируют обрабатываемые угодья, подписывая с собственниками договора долгосрочной аренды. Как пояснил «НГ» отраслевой эксперт, попросивший не упоминать его имени, иностранные компании работают на рынке, не имея права собственности на землю: «Они покупают не землю, а украинское сельхозпредприятие, которое арендовало у крестьян землю на 49 лет».

Как сказал украинским СМИ координатор проекта Land Matrix в Украине и Восточной Европе Михаил Амосов, сейчас в стране более 50 иностранных инвесторов обрабатывают землю: «Агрохолдинги покупают целые предприятия. Арендуют землю по низким ценам…» По его словам, в Европе крупным считается хозяйство, обрабатывающее 30–60 га земель, а в Украине некоторые компании сконцентрировали до 500 га. По примерным оценкам, украинские компании обрабатывают около 15% сельхозземель, иностранные – около 10%. Четверть сельхозземель (более 9 млн га) находится в госсобственности.

Всего страна располагает около 40 млн га земель сельхозназначения. Об этом заявил на днях в ходе украинско-турецкого бизнес-форума президент Владимир Зеленский: «В этом году мы обязательно проведем земельную реформу, что уже в следующем году позволит создать рынок земли в 40 млн га – земли, которая является одной из лучших в мире по своему качеству».

Чтобы реализовать планы новой команды власти, Верховная рада должна осенью принять закон «О рыночном обороте земель сельхозяйственного назначения». Подобные проекты ранее неоднократно разрабатывались – на этом настаивали международные партнеры и западные кредиторы Украины. Однако до рассмотрения в парламенте дело не доходило, поскольку политики опасались негативной реакции общества. Дело в том, что почти за два десятилетия действия моратория сами политики заявлениями сформировали представление о том, что с появлением рынка украинскую землю по дешевке скупят иностранцы и украинские олигархи, то есть – что у крестьян отберут последний ценный актив.

Опрос, проведенный осенью прошлого года социологической группой «Рейтинг», Киевским международным институтом социологии и Центром Разумкова, показал, что 72% украинцев против продажи земель сельхозназначения, 13% – за, 10% не смогли ответить. Больше всего противников рынка земли, как выяснили социологи, среди сельского населения, среди людей старшего поколения и среди наименее обеспеченных граждан. Эксперты отмечают, что опрос проводился в момент, когда уровень недоверия к власти (накануне президентских выборов) был чрезвычайно высоким. Это могло повлиять на результат.

Команда Зеленского сейчас пользуется рекордным кредитом доверия. Поэтому стремится как можно скорее провести те решения, которые требуют согласия общества. В конце июля замглавы офиса президента Алексей Гончарук сказал журналистам, что одно из таких решений – о рынке земли: «В нашей команде есть понимание, что если этого не сделать в этом году, то будет достаточно сложно. Мы проводим консультации со Всемирным банком относительно вариантов открытия рынка земли – ограничивать ее продажу иностранцам или нет. Разные подходы могут ускорить рост ВВП Украины от 0,5% до 3%. Мы ищем наименее болезненную, но наиболее эффективную модель».

Зеленский, подтверждая, что разные варианты рассматриваются, отметил, что одна из самых важных и сложных задач – «объяснить людям, что у них землю не отбирают». Сейчас, до начала работы Верховной рады, источники сообщают журналистам, что в законопроекте предусмотрен поэтапный переход к свободной продаже земли. С 2020 до 2025 года может быть запрещена покупка украинских сельхозземель иностранцами. Кстати, весной с.г. в Верховной раде был представлен проект земельной реформы, который предполагал запрет на покупку земли иностранным гражданам, юрлицам, государствам и лицам без гражданства.

Кроме того, речь идет об ограничении площадей, которыми могут владеть граждане Украины. Будет ли создан государственный земельный банк, какими будут методики определения стоимости земли – эти и многие другие вопросы обсуждаются.

Президент Украинской зерновой ассоциации Николай Горбачев в интервью Landlord отметил, что цена на гектар украинской земли сформируется, когда появится рынок. Но для сравнения он предложил французский рынок: «Страна расположена в континентальной Европе, есть разделение по условиям для сельского хозяйства между южной и северной частями, французский аграрный сектор выращивает ряд культур, которые культивируются и в Украине, мы конкурируем за одни и те же рынки сбыта зерна. Исходя из этого можно предположить, что в Украине земля должна стоить от 3 тыс. до 15 тыс. долл. (за гектар) – в зависимости от регионального расположения».

Замглавы Нацбанка Украины Дмитрий Сологуб в интервью Financial Observer сказал, что украинская банковская система готова к работе в условиях действующего рынка сельскохозяйственной земли: «Земля – это актив. Банковская система готова к работе с землей. Для банковской системы эта реформа станет хорошим шагом, поскольку появляется дополнительный актив, который может выступать как залог по кредиту». Он отметил, что черный рынок земель существовал в Украине и ранее, но «реформа наведет порядок».

Эксперты в Киеве отмечают, что параметры будущего рынка земли могут обсуждаться в сентябре, когда, как предполагается, новое украинское правительство проведет с Международным валютным фондом переговоры об очередной кредитной программе. Оппозиция, вероятно, использует этот повод для обвинений в подчиненности украинской власти Западу. Партия «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) после слов Зеленского о рынке земли в 2020 году обнародовала заявление: «Команда нового президента так и не представила четкого плана развития экономики и возрождения отечественной промышленности. Вместо этого мы видим лишь заявления о необходимости продать то, что удалось сохранить в собственности украинского народа, в том числе и главное природное богатство – сельскохозяйственную землю. Примечательно, что заявление об этом было сделано за границей, что явно демонстрирует, где «слуги народа» рассчитывают найти покупателей на народную собственность».

В ОПЗЖ требуют, чтобы законы о покупке-продаже сельхозземель принимались только после  проведения всенародного референдума: «Никакая власть не вправе самостоятельно принимать такие решения». Однако в Украине сейчас нет действующего закона, позволяющего провести референдум.

В Верховной раде есть большинство в поддержку инициативы Зеленского о рынке земли. Партии «Слуга народа» и «Голос» смогут утвердить необходимые законы. Однако это вызовет жесткую критику оппозиции, в первую очередь – ОПЗЖ, которая получила второе место по итогам парламентских выборов. Каждая ошибка новой власти в решении  проблемы  земельной реформы грозит обернуться политической критикой, которая может найти отклик в обществе.

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-08-11/1_7646_kiev.html

***

Комментарий. Реформа земли на Украине: лучший пример того, до чего доводит «Майдан»

Выставляя себя антирусским форпостом, подбадриваемый Лондоном и Вашингтоном, Киев начал забывать, что хуже войны с англосаксами, может быть только дружба с ними, и теперь остается со своими «партнёрами» один на один.

В апреле 2019 года в ведущих западных СМИ разразился скандал вокруг бывшего вице-президента США Джо Байдена и его коррупционных связей с Украиной. В тот период компромат на Байдена обнародовала украинская власть в надежде получить благосклонность Трампа предательством «друга Майдана», но схема раскрытого взаимодействия рассказала больше, чем была должна. Так, согласно опубликованному в американской прессе компромату, Байден, будучи спецпредставителем США, требовал от бывшего президента Украины уволить украинского генпрокурора, в противном случае угрожая задержать выделение миллиардного транша международной помощи. Реальной причиной для подобного оказалось расследование в отношении его сына, а также связанных с ним компаний, работавших в одесском порту. Какое это имеет отношение к нынешней земельной реформе, анонсированной Зеленским в Турции? Как оказалось, вполне прямое.

Дело в том, что история вокруг порта Одессы, а точнее схема, по которой данный порт по частям распродавался иностранным инвесторам, является полной копией того, что вскоре должно произойти с последним и главным украинским активом — землей и черноземами. Классический подход подобных мероприятий стал достоянием общественности еще в 2016 году, когда в одном из ушедших в свободное плавание документов было показано, как именно под подписью глав министерств имущество одесского порта, не подлежащее приватизации, легко продавалось собственникам в Дубае.

На первом этапе не подлежащее отчуждению госимущество лоббировалось в кабмине к исключению из списка. Далее, через подкупы и методы мотивации, чиновники осуществляли вычеркивание «народного» актива из списка таковых. На третьем этапе шло оформление и прикрытие сделки по реализации, а условия оказывались такими, что выгоду получал лишь посреднический пул.

Снятие моратория на продажу земли анонсированное Зеленским в августе 2019 года точно также не имеет отношения к росту ВВП Украины, а схема развивается аналогичным путем. Вначале условный украинский олигарх, имеющий необходимые финансовые ресурсы, скупает чернозёмы у частных пайщиков. Затем участки, приобретенные ниже рыночной стоимости, через офшоры перепродаются западным транснациональным корпорациям, в частности, гигантам, занимающимся вопросами ГМО. Посредник в лице олигарха на момент сделки находится вне государства, получает свой процент и неприкосновенность.

При этом подобный выкуп земли у сельских жителей будет осуществляться по остаточному принципу, так как в целом на сегодняшний день практически вся земля Украины находится в руках 10−15 крупнейших агропромышленных комплексов с внутренней и внешней юрисдикцией. Формально с 2014 года данные структуры уже владеют украинской землей, но были вынуждены оформлять ее как актив, находящийся в долгосрочной аренде. Иными словами, едва мораторий будет ликвидирован, как распродажа территорий государства станет вопросом короткого времени, а точнее сведется к юридическому переоформлению арены в собственность внешних структур.

По словам Зеленского, земельная реформа должна принести «колоссальные темпы роста» и выгоды. Соответственно, Офисом президента Украины (ОПУ) предполагается, что проведена она будет уже в текущем году, а сам рынок создан к 2020 году. Формально рынок украинской земли, готовящийся к продаже, в территориальном аспекте оценивается в огромные 40 млн га. Но подвох здесь заключается в том, что они уже распроданы, и от переоформления собственности казна Украины почти ничего не получит. А учитывая, что следующими словами нынешнего украинского лидера в Турции были обещания о «большой приватизации», то есть распродаже всех оставшихся «интересных» объектов и «сотен предприятий», Киев явно намерен реализовать все «советы» МВФ под угрозой партнеров. То есть окончательно деиндустриализироваться.

Отбросив в сторону оправдательную демагогию, в сухом остатке остается главное. Открытый рынок земли — это приговор практически для любого суверенного государства, а тем более для зависимой Украины. Позволив Европе и США приватизировать свои земли, Киев нанесет непоправимый ущерб народу, поскольку часть территории по факту перестанет ему принадлежать, а исправить положение будет невозможно.

Выступая одной из сторон сделки, Киев делает себя продавцом, а западные корпорации — покупателями. Следовательно, в случае возникновения претензий у народа или будущего желания людей вернуть «несправедливо отнятое», новый собственник обратится за урегулированием споров к реализатору, то есть в государственную власть. «Продавец» обязан будет принять силовые меры против собственного населения и любыми методами закрыть вопрос, поскольку в противном случае на Киев окажут давление страны-кураторы американо-европейских корпораций.

То есть фактически Украина повторяет судьбу Сомали, Замбии, Руанды и прочих «колониальных» африканских стран, где проводились подобные реформы Международного валютного фонда. Тем более, что современный колониализм Африки представляет собой финальную стадию такой же зависимости от западных компаний (ставших собственниками земли, ресурсов и воды), к которой семимильными шагами движется и Украина. Общая схема абсолютно идентична и выглядит так.

МВФ, используя два ключевых инструмента контроля — «экспертную помощь» и «ссуды», приходит в заранее дестабилизированную и экономически ослабленную страну. Затем вместо соответствия своему уставу увязывает выдачу первых траншей со «структурными изменениями», то есть с рядом мер, который предпишут присланные в страну эксперты («экономические убийцы»). В 99% случаев ключевым пунктом окажется «приватизация общественной и государственной собственности». От данного шага жизнь улучшается исключительно у транснациональных корпораций, а также у внутренних спекулянтов и высокопоставленных посредников.

На втором этапе, от страны требуют прекратить все субсидии и расходы на население, в том числе субсидии для местной промышленности, агрокомплекса и села.

На третьем этапе, к порогу которого приблизилась и Украина, кредиторы заставят уничтожить нечто, что является краеугольным элементом стабильности и удовлетворительного функционирования системы. В случае с Сомали этим шагом было требование ликвидировать госкомпании, формирующие продрезервы, после чего в стране начался голод, а само государство до сих пор остается в полной зависимости от поставок пищи из-за рубежа.

В случае с Ганой МВФ заставил власти сделать платными начальные школы, и подавляющая часть семей не смогла дать детям начального образовании, пополнив их рядами террористические ячейки, военные банды и карательные отряды, то есть элементы хаотизации, при которых западные корпорации чувствуют себя лучше всего. В Кении МВФ принудил руководство страны ввести плату за визит к врачу, и страну захлестнуло цунами болезней, а на иностранные лекарства до сих пор уходит львиная доля бюджета.

Грубо говоря, из всех стран, находившихся в похожем с современной Украиной положении и пошедших по аналогичному приватизационному пути, большая часть оказались за чертой бедности, несколько десятков получили на своей территории гражданские конфликты и инфраструктурную деградацию, всего несколько сумели этого избежать. Наиболее красноречивое в данном аспекте исключение — это маленькая африканская страна Малави, зажатая между Замбией и Мозамбиком, государство пострадавшее от МВФ больше всех, но сумевшее восстановиться.

В начале 2000-х годов Международный валютный фонд заставил данную страну продать из госрезерва все зерновые, а деньги от реализации стратегического имущества направить на погашение процентов по ранее выданным кредитам. Как следствие, спустя два года случилась засуха, корпорации, выкупившие провизию, продавали ее втридорога, страна начала вымирать, а МВФ вместо помощи, остановил выдачу очередного транша заявив, что «неудовлетворен рыночными реформами». В итоге руководство государства вместе с людьми физически выкинули МВФ из страны, объявили дефолт и всего за 2 года вернули благосостояние, а пищу стали не просто производить, но и экспортировать.

Украина же не просто идет по плачевному пути вышеописанной черной Африки, но и делает ровно противоположное от того, что спасло суверенное руководство Малави. США и ЕС угрожают Зеленскому невыдачей новых траншей, намекая, что пик по выплатам предыдущих долгов выпадает на 2019−2022 год.

Новый президент, держась за власть, не может позволить себе не получить этих средств, подобного не простит ему его «команда», а единственная великая держава на мировой арене, имеющая влияние, силу и не раз доказавшая способность противостоять Западу и аналогичным действиям США (Россия), оказалась именно той, с кем Киев руками «демократического» Майдана самозабвенно разрывал все отношения. В итоге на 2019 год в рейтинге счастья World Happiness Report Украина заняла 133 место из 156, существенно отстав от Сомали и Намибии. По итогам анализа немецкого университета Шиллера, попала в топ-5 стран с самым высоким уровнем смертности из-за неправильного питания, и это при том, что страна заявляет о планах стать «сельскохозяйственной сверхдержавой».

В рейтинге конкурентоспособности экономик, составленном Международным институтом управленческого развития (IMD), страна заняла 54 место из 63, а по уровню личного богатства, измеряемого швейцарским банком Credit Suisse, оказалась на 123 месте из 140 возможных.

Но самым любопытным и показательным можно считать место Украины в индексе процветания, который ежегодно составляет британский аналитический центр The Legatum Institute. Скатившись на 111 строчку из 149 стран, Киев еще в 2018 году уступил позицию той самой африканской Республике Малави, отказавшейся от «услуг» МВФ, а снизу активно подпирается Джибути, существующий за счет иностранных военных баз на своей земле.

Для нас события в соседнем государстве — это наглядное пособие того, к чему приводят «цветные революции» и «рукотворные Майданы», к чему приводит деятельность сислибов и олигархов, особенно если учесть, что многие из последствий «оппозиционных» шагов для народа оказываются невосполнимыми. Помимо этого, не стоит забывать, что будущие хозяева земли на Украине намерены купить только землю, и их абсолютно не интересует вопрос будущего людей, род деятельности и интересы бывших «крестьян», связанных с ранее украинскими территориями.

У новых собственников свои планы и меньше всего их волнуют местные жители, выброшенные из традиционных сфер своих компетенций. Что же до корпораций, то их мотивы, как и конкуренция по прочим отраслям, могут сводиться к намеренному банкротству, с целью устранения соперника на рынках зерна. Заполучив украинские черноземы в «аренду», бенефициарам после скорой отмены моратория останется лишь переоформить их на себя и определять будущее данных территорий.

Таков логичный итог тотальной десуверенизации после 2014 года, исполнения чужих приказов по отгораживанию от единственной стабилизирующей силы — Москвы ‑ и попыток строить государственность на идее антиРоссии.

Выставляя себя антирусским форпостом, подбадриваемый Лондоном и Вашингтоном, Киев начал забывать, что хуже войны с англосаксами, может быть только дружба с ними, и теперь остается со своими «партнёрами» один на один. 

Автор: Руслан Хубиев

https://regnum.ru/news/economy/2697232.html


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, Руслан Хубиев

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.09.2019. Просмотров: 45

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta