Зависимость от интернета и секса: как их лечат в Швейцарии

Содержание
[-]

Механизмы, приводящие к зависимости от Сети и наркотиков, по своей сути очень схожи

Каждый десятый житель Швейцарии страдает от той или иной формы поведенческой зависимости, то есть он не в состоянии обойтись без интернета, азартных игр, постоянного секса, или же он не может избавиться от навязчивого влечения к совершению покупок.

Портал swissinfo.ch побеседовал на эту тему с Герхардом Висбеком (Gerhard Wiesbeck), директором Центра патологических зависимостей (Zentrum für Abhängigkeitserkrankungen — ZAE) при Университетской Психиатрической клинике г. Базель (Universitäre Psychiatrische Kliniken Basel).

Бесконечное «зависание» в интернете, долгие часы, проводимые за компьютерными играми, постоянный поиск всё новых и новых порнографических изображений и видеороликов, «чрезмерное» сексуальное влечение, неконтролируемое стремление к шопингу: огромный выбор возможностей, предоставляемый современными технологиями, для многих людей превращается в проблему. Они теряют контроль над собой и своим поведением, превращаясь в источник страданий для себя и для окружающих.

В Конфедерации начался процесс общественного обсуждения и согласования проекта нового Федерального Закона «Об электронных СМИ».

Для лечения этих «новых» видов патологических поведенческих заболеваний Университетская психиатрическая клиника Базеля (UPK) открыла этим летом первое в Швейцарии стационарное лечебное заведение. «Предлагая пациентам возможность пройти курс лечения от новых видов зависимостей, мы вступаем в совершенно неизведанную область», — рассказывает директор клиники Герхард Висбек.

изданиe „ Swissinfo“: — Я часами сижу перед телевизором и заглядываю в свой мобильный телефон десятки раз в день. Это уже зависимость? Или еще нет?

Герхард Висбек:  —  Мы не должны путать дурную привычку или страсть, например, к танцам, с болезненной зависимостью. Повторяющееся поведение, вызывающее сильные эмоции, не обязательно сразу является зависимостью. К этому следует также добавить, что зависимость вызывает не сам по себе мобильный телефон, но формат и порядок его использования.

—  Как же тогда узнать, что является просто вредной привычкой, а что становится уже патологической зависимостью?

—  Зависимость — это болезнь. Этим летом Всемирная организация здравоохранения (WHO) официально признала, что зависимость от видео- и компьютерных игр является болезнью. Болезненно зависимый человек является жертвой поведения, выходящего за границы нормы и которое он сам больше не в состоянии контролировать. Итогом такой зависимости является страдание, а также негативные последствия для физического, психического, социального или финансового положения пациента.

Прежде чем говорить о зависимости и, следовательно, о болезни, мы должны проанализировать последствия такого поведения. Просмотр телевизора или мобильного телефона в течение всего дня привёл к проблемам на работе? Мы отказались от дружбы и хобби? Мы влезли в долги? У нас появились мысли о самоубийстве? Если часть ответов на эти вопросы положительная, то перед нами патологическая зависимость.

— Сколько людей в Швейцарии подвержены зависимости?

—  По самым скромным подсчётам по меньшей мере 1% от населения страны испытывает зависимость от азартных игр, 2% страдают от патологического пристрастия к интернету, компьютерам и к азартным играм в интернете, 3% подвержены чрезмерному сексуальному влечению и 5% охвачены навязчивыми позывами к шопингу. Только в кантоне Базель-городской насчитывается в целом как минимум 19 тыс. человек, страдающих от тех или иных видов этих патологий.

Помимо цифр, другим тревожным аспектом является коморбидность, то есть одновременное наличие нескольких сопутствующих патологий. Так, примерно 80% людей с поведенческими зависимостями, депрессиями, тревожными состояниями, синдромами дефицита внимания, гиперактивностью и расстройствами личности зависят еще и от веществ, воздействующих на нервную систему, таких как табак, наркотики, таблетки или алкоголь.

— Можно ли сравнивать человека, страдающего от пагубного пристрастия к азартным играм в интернете, с наркоманом?

—  У этих двух видов зависимостей есть много общего, критерии, которые определяют эти зависимости, очень похожи. В обоих случаях человек страдает и не может сам найти выход из сложившейся ситуации. Но есть и разница, которая заключается в том, что, в отличие от наркомании, зависимость от компьютера является чисто поведенческой зависимостью, никаких фармакологических препаратов в соответствующими эффектами мы здесь не наблюдаем.

— Но ведь тут есть еще и другое отличие: например, кокаин относительно дорог и его трудно найти, кроме того, в отличие от интернета, его употребление незаконно. Значит ли это, что поведенческие зависимости более опасны, чем «фармакологические»?

—  Я бы не стал утверждать, что они более опасные. Однако добраться то такого вида СМИ, как интернет, куда проще, чем до кокаина, за который надо еще заплатить немалые деньги. Интернет всегда «под рукой» и это обстоятельство, разумеется, влияет и на методы терапии и лечения. Для наркоманов или алкоголиков основной частью реабилитации является, в частности, полное воздержание от употребления алкоголя и наркотических веществ.

Однако применить подобный метод лечения просто невозможно к тем, кто страдает от навязчивого влечения к шопингу или не отходит от компьютера. Поэтому терапия в этой сфере опирается не воздержание как таковое, но на переформатирование структуры потребления контента. Например, что касается интернета, мы предлагаем ограничить соприкосновение с проблемным материалом, например, перестать посещать порнографические сайты или порталы с онлайн-играми.

— В Базеле амбулаторное лечение для людей с поведенческими зависимостями или отклонениями предлагается уже с 2010 года, а теперь Вы открыли еще и специализированную стационарную клинику? Зачем?

—  В период с 2010 года и по сей день мы уже смогли помочь 102 пациентам, в основном лицам с зависимостью от азартных игр. Однако при этом мы увидели, что для примерно 10% пациентов амбулаторного лечения было явно недостаточно. У таких лиц зависимость оказывалась настолько сильной, что не оставалось ничего иного, как просто удалить их от семьи, извлечь их из привычной социальной и трудовой среды. Именно таким людям и нужен наш стационар, который был открыт 1 июля 2018 года.

— Как проходит лечение интернет-зависимого человека?

— Обычно пациент попадает к нам не столько из-за собственно зависимости, сколько по причине негативных последствий этих зависимостей: долгов, проблем на работе или в отношениях с другими людьми. Лечение включает все себя как индивидуальный формат проведения терапии, так и групповой.

При необходимости прибегаем мы и к помощи фармакологии. В зависимости от диагноза мы также предлагаем эрготерапию (occupational therapy, восстановление нормальных поведенческих алгоритмов повседневности, — прим. ред.), физиотерапию и кинезитерапию (терапия движением, — прим. ред.). Кроме того, социальный работник может оказать пациенту поддержку в плане решения проблемы долгов или поиска работы.

—  Как долго длится лечение?

—  Не менее шести недель, хотя для большинства пациентов необходимо до десяти недель. У нас двенадцать койко-мест, расходы покрываются базовой медицинской страховкой.

— Насколько вероятны рецидивы?

—  Пока из наших пациентов в клинику не вернулся никто, но рано или поздно это несомненно случится. Рецидив является заметным элементом общей картины этого заболевания.

—  Насколько Ваш подход отличается от уже имеющихся вариантов терапии поведенческих зависимостей?

—  Базельская клиника является первой и пока единственной специализированной клиникой такого профиля в немецкоязычной Швейцарии. В этом смысле вполне можно сказать, что мы – настоящие первопроходцы. Другие страны пока отстают и люди с поведенческими зависимостями не получают там надлежащего спец-лечения.

— Один из Ваших коллег-психиатров сказал как-то, что «у каждой эпохи есть свои зависимости». В прошлом это были наркотические вещества, сегодня — это шопинг и интернет. А к чему нам готовиться завтра?

— В любом обществе есть доля людей с зависимостью и если с течением времени она и меняется, то очень незначительно. Однако сами эти зависимости проявляются всегда по-разному. Двадцать или тридцать лет назад в Швейцарии существовали, например, огромные проблемы с героином, которые в значительной степени были решены именно благодаря швейцарской прагматической политике в области противодействия наркомании.

Сегодня я опасаюсь, что в будущем интернет и социальные медиа станут в этом смысле еще более опасными. Укажем только, в частности, на так называемую виртуальную реальность, которая становится все более совершенной с технической точки зрения, и все более привлекательной в эстетическом смысле. Она даёт возможность, не много и не мало, но создать себя заново, стать кем-то иным. Перерасти в зависимость может также определённый формат поведения на работе, занятий спортом, и даже приема пищи.

— Как избежать подобного развития ситуации?

—  Нужно уже в школе прививать детям элементарные навыки обращения с новыми масс-медиа и с инновационными формами коммуникации. Никого ведь не удивляет, что мы в школах проводим семинары по правилам дорожного движения. А ведь, как и дорога, интернет предлагает много возможностей, скрывая в себе, одновременно, массу опасностей, о которых следует знать и которые следует по возможности избегать.

«Этот дивный новый цифровой мир»

Согласно результатам опроса, проведённого в июле 2018 г. в Швейцарии, 48% молодых людей, владеющих смартфоном или мобильным телефоном, считают, что времени они проводят со своим гаджетом слишком много. В возрастной группе от 18 до 34 лет эта доля возрастает аж до двух третей.

Почти 25% из тысячи опрошенных респондентов признают, что регулярно ощущают позыв «посмотреть в свой мобильный телефон и узнать, что там нового», а каждый двадцатый даже просыпается для этого ночью.

Смартфон вполне способен оказать негативное влияние на характер развития личных межчеловеческих отношений, а также на общее состояние здоровья. Так, 15% опрошенных признают, что пренебрегают семьями и друзьями, а 6% опрошенных даже указали, что у них хотя бы один раз возникали проблемы со зрением.

Тем не менее, по данным швейцарского Федерального Ведомства здравоохранения (Bundesamt für Gesundheitswesen – BAG), у подавляющего большинства подростков и молодых взрослых сложились вполне нормальные отношения с цифровыми СМИ и соответствующими техническими устройствами. Проблемы с их использованием, согласно данным, опубликованным на официальном сайте BAG, выявлены только у 7% молодых людей в возрасте от 15 до 19 лет.

Среди симптомов возможной зависимости — патологическая тревожность при нахождении в режиме «оффлайн», тенденция к пренебрежению сном, домашними заданиями, а также семейной жизнью.

 


Об авторе
[-]

Автор: Луиджи Йорио

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.12.2018. Просмотров: 68

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta