Завершились масштабные российско-белорусские стратегические военные учения "Запад-2021"

Содержание
[-]

Поход на Запад — 2021. Что нового, кроме боевых роботов? Рассказывает военный эксперт

Учения «Запад-2021» закончились грандиозным «основным этапом» на полигоне «Мулино» в Нижегородской области с танками, воздушным десантом и обильной пиротехникой в присутствии президента Владимира Путина.

В Мулино привезли батальон белорусских мотострелков с техникой (400 человек), а также символические контингенты из Армении, Индии, Казахстана, Киргизии и Монголии. Представители Узбекистана, Пакистана и Шри-Ланки. Было в Мулино много журналистов, отечественных и иностранных. Были наблюдатели из разных стран — в основном аккредитованные в Москве военные атташе. Но ни одного представителя дипкорпуса стран НАТО в Мулино не пригласили — только европейских «нейтралов» из Австрии, Сербии, Финляндии, Швейцарии и Швеции. Такой подчеркнуто недружественный жест, откровенно противоречащий действующему Венскому документу ОБСЕ, неприятно поразил аккредитованных в Москве дипломатов и еще раз подчеркнул, насколько Запад и Москва стали откровенно неприкрытыми врагами.

Во время учений «Запад-2021» по заявлению замминистра обороны Татьяны Шевцовой была испытана «инновационная система финансового обеспечения армии в военное время». Во взаимодействии с территориальными органами федерального казначейства, полевыми учреждениями Банка России и коммерческими банками система должна обеспечить личный состав выплатами в различных условиях, «как в российских рублях, так и в иностранной валюте». Это очень серьезная мера по подготовке к реальным военным действиям. И на Западе теперь гадают, какую валюту готовят для выплат, то есть куда российские войска направятся: выдадут евро или норвежские кроны, польские злотые, доллары и фунты или всё же гривны и белорусские рубли?

Как говорится, follow the money («отслеживай деньги»), чтобы понять истинные намерения. Мулино — гарнизонный город, дополнительно отстроенный немцами по плану вывода войск из бывшей ГДР, с полигоном и дисбатом. В 2014-м году был подписан контракт на 100 млн евро с немецкой компанией Rheinmetall AG на строительство в Мулино самого современного в России компьютеризированного полигона — центра обучения Сухопутных войск. Но из-за Крыма, Донбасса и санкций всё отменили, а многие боевые части и соединения, включая полки 3-ей мотострелковой дивизии, вывели из Мулино в Воронежскую область на украинскую границу.

В финальной фазе «Запад-2021» на Мулинском полигоне применяли всякое летающее, ползающее и стреляющее вооружение, включая беспилотники и другие современные средства целеуказания. Но больше всего поразили публику сообщения о том, что в боевых порядках общевойсковых подразделений впервые появились роботы разведки и огневой поддержки «Уран-9» и «Нерехта», а также роботизированные комплексы разминирования «Уран-6».

Разведывательно-ударные израильские и американские беспилотники произвели в последние 30 лет настоящую революцию в военном деле, исключив почти полностью традиционную авиафоторазведку. Другие страны пытаются угнаться за лидерами, но у России, в частности, пока не очень выходит. То есть появляется множество публикаций о новых совершенно замечательных отечественных разведывательно-ударных дронах, которые вот-вот станут господствовать над полем боя, но дальше отдельных образцов или малых серий всё никак не идет. И с надежностью проблемы, и с созданием боевой сетецентрической системы управления, слежения, разведки, контроля и компьютерного моделирования, без которой невозможно эффективно использовать возможности современных дронов, тоже трудности. Точный указатель серьезных проблем: в РФ не только продолжают выпускать надежный и заслуженный, разработанный лет 30 назад и поставленный многим странам третьего мира израильский дрон «Форпост» (Sercher-2), но сделали и закупают локализованный вариант «Форпост-Р», переделанный из чисто разведывательного в разведывательно-ударный, хоть летные характеристики (грузоподъемность) Sercher-2 для такого малопригодны.

Причина проблем элементарна: без доступа к современным западным технологиям, комплектующим, к элементной базе и материалам, в вынужденной санкционной автаркии обломки бывшего советского ВПК не в состоянии, за редкими исключениями, серийно производить современную и надежную технику. Перевооружение ВС РФ в последние годы по большей части идет за счет модернизации советских танков, самолетов и прочего, за счет использования старых технологических заделов. А тут вдруг такой прорыв — настоящие боевые роботы.

Но телеуправляемые танки делали в СССР еще в тридцатые годы, однако сочли вещью бесполезной. Нацисты реально применяли дистанционно управляемые танкетки, в частности в городских боях при подавлении Варшавского восстания 1944-го. Израильский ЦАХАЛ вроде применил боевые наземные дроны во время операции в Газе «Литой свинец» в 2008–2009 гг. Российских боевых «роботов» вроде использовали в Сирии, надо думать также в городских боях. То есть боевые наземные «роботы» — оружие в принципе не новое и специфическое, для особых задач. Не похоже, чтобы они сами по себе могли существенно поменять расклад сил в общевойсковом бою. Ждать от них вскоре революции в военном деле не приходится. Боевые дистанционно управляемые наземные «роботы» на показательных выступлениях в Мулино — по сути, чистый пиар. Дескать, если с летающими дронами есть проблемы, то вот вам другое wunderwaffe — радуйтесь.

Поскольку учения «Запад» традиционно проводятся совместно с Беларусью, то бывало раньше, что Путин вместе Александром Лукашенко совместно закрывали ученья на одном полигоне, но не в этот раз. Лукашенко вместе с замминистра обороны генералом Юнус-Беком Евкуровым наблюдал за совместным показательным учебным боем белорусских и российских военных на полигоне «Обуз-Лесновский», недалеко от Барановичей в западной Беларуси в тысяче с лишним километров от Мулина. Пиротехники и дыма в Обуз-Лесновском было пожиже, чем в Мулино, не было ни боевых «роботов», ни иностранцев. То есть Лукашенко пригласил всех, включая страны НАТО, а потом жаловался: «Они специально не приехали, это такая мелкотравчатая позиция, безумная позиция».

Режим Лукашенко всегда опирался на МВД и КГБ, а армию и военные расходы последовательно сокращал. Призывная белорусская армия мирного времени очень маленькая: 16 500 человек, всего две полноценные механизированные бригады и еще две сокращенные (кадрированные). В составе сил спецопераций 6000 человек и три бригады: десантная, десантно-штурмовая и спецназ. Зато во Внутренних войсках целых шесть бригад, из них одна — спецназ. Именно они вместе с местным КГБ разгромили оппозицию и разогнали протесты после президентских выборов 9 августа 2020 года. Армию даже не привлекали.

Оборона Беларуси строится на мобилизационно-милиционном принципе: меленькую призывную армию мирного времени должны усилить более 300 000 подготовленных резервистов, из них 120 000 — ополченцы территориальной обороны. Так дешевле выходит. Но теперь проводить сколько-нибудь существенную мобилизацию Лукашенко опасно — это означает раздавать оружие народу, где по меньшей мере половина ненавидит диктатора. Режим Лукашенко теперь откровенно слаб, несостоятелен финансово, экономически, политически, в военном смысле и все меньше всерьез кому-либо интересен. Беларусь унаследовала советскую мобилизационную систему вместе с вооружениями и со встроенными слабостями.

А в РФ за более чем 10 лет реформ создано совсем другое регулярное войско — самое большое в Европе — способное быстро начинать и воевать в конфликтах любого уровня практически без резервистов. В армии более 130 заранее сформированных и боеготовых тактических батальонных групп. Именно это войско нового строя демонстрировали Путину и журналистам в Мулино. Размах «Запад-2021» впечатляет. По официальным сведениям, в маневрах участвуют почти 200 тысяч человек, 80 самолетов и вертолетов, 15 кораблей, 290 танков, реактивные системы залпового огня и пр. Но «Запад-2021» — лишь самое распиаренное, а отнюдь не самое значительное военное мероприятие 21-го года.

В марте-апреле 21-го во время так называемой «контрольной проверки боеготовности», по словам начальника Генштаба генерала Валерия Герасимова, «было привлечено более 300 тыс. военнослужащих, 35 тыс. единиц вооружения, военной и специальной техники, 180 кораблей и катеров, а также порядка 900 летательных аппаратов». Судя по представленному Герасимовым непомерному списку задействованной техники, там реально было намного «больше 300 тысяч». Почти без всякого пиара части и соединения регулярных вооруженных сил выдвинулись на рубежи применения к границам: в основном к украинской, но не только. Потом за лето группировки неспешно отошли, чтобы снова в меньшем числе собраться в кулак на «Запад-2021». Но теперь наступила осень, а с ней придет неизбежная распутица, когда масштабные маневренные боевые действия затруднительны вне дорог с твердым покрытием на Великой Русской равнине. Это главная хорошая новость: большой войны в 2021 году, похоже, не будет. Стычки и перестрелки в Донбассе не в счет.

Герасимов и Шевцова попугали основательно, да отпустили. И валюту личному составу не дали, разве только тем 2500, что отправились к Лукашенко — белорусские рубли. Может, это такая хитрая военно-политическая игра: одни пугают бедных европейцев, другие потом предлагают договориться по-хорошему. Но ни шантаж, ни истории про гиперзвуковое оружие почему-то не срабатывают. То есть Запад пугается, но не сдается. Остается повышать ставки, а значит, есть риск заиграться до большой беды. Распутица у нас регулярна, но не вечна.

Автор Павел Фельгенгауэр, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/14/pokhod-na-zapad-2021

***

Комментарий. Учения "Запад-2021": Россия дистанцировалась от Лукашенко?

Завершившиеся российско-белорусские военные учения "Запад-2021" вызвали беспокойство в странах НАТО, но Москва и Минск настаивают на их оборонительном характере. DW подводит итоги маневров.

Совместные стратегические учения "Запад-2021", которые проходят на пяти полигонах в Беларуси и девяти в России с участием 200 тысяч военных и 760 единиц боевой техники, закончились в четверг, 16 сентября. В странах НАТО в них увидели угрозу, указав, как глава МИД Эстонии Эва-Мария Лийметс, на свою "серьезную озабоченность степенью безопасности в регионе". В Минске и Москве, напротив, подчеркивают плановый характер и оборонительную направленность учений.

Лукашенко, Путин, беспилотники и боевые роботы

О важности события часто судят по уровню представительства. На полигоне Мулино в Нижегородской области 13 сентября за основным этапом стратегических учений "Запад-2021" следил президент РФ Владимир Путин - вместе с министром обороны и начальником Генштаба. Путину показали первое применение подразделения боевых роботов, новейшей боевой машины пехоты Б-19, а также ударных беспилотников "Иноходец" и "Форпост".

За день до этого на полигоне под Барановичами побывал Александр Лукашенко, сообщивший, что Минск намерен закупить у РФ вооружения на сумму свыше 1 млрд долларов, в том числе зенитные ракетные комплексы C-400. "Нас начинают с юга подогревать. Мы должны готовиться - 1200 км граница с Украиной, - пояснил Лукашенко, не уточнив сути угрозы. - Поэтому нам придется закрывать и этот периметр".

Между тем военный обозреватель, полковник в отставке Михаил Ходаренок обратил внимание на необычную атмосферу старта этих учений. Вместо подъема по тревоге - церемония открытия с прохождением частей торжественным маршем. По словам Ходаренка, в прошлом офицера Генштаба ВС России, такие смотры проводили в советские времена по окончании маневров, но не до них. В этой связи он даже назвал "Запад-2021" разновидностью военно-спортивного праздника.

"Кто хозяин дивизии, ты или я?"

Нынешние учения не несут серьезных рисков, соглашается Арсений Сивицкий, глава белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований. По его оценке, это во многом вызвано исчерпанием Россией "ресурса геополитического авантюризма" и ее курсом на деэскалацию с Западом.

С изложенными аргументами, однако, едва ли согласны в НАТО, особенно в ее новых членах. Министр обороны Литвы Арвидас Анушаускас не исключил возможности неких гибридных инцидентов в связи с "Западом-2021", генсек альянса Йенс Столтенберг призвал Россию предоставить данные о маневрах из-за возросшей обеспокоенности стран Балтии. А немецкий таблоид Bild даже озаглавил свою публикацию об учениях так: "Путин упражняется в войне против Запада".

Надо "сильно возбудиться", чтобы в "Западе-2021" увидеть угрозу для НАТО, заявил Михаил Ходаренок в интервью DW. "Любая армия в мирное время может делать лишь одно - готовиться к войне. То, что военные занимаются боевой и оперативной подготовкой, - совершенно нормальное явление", - уверен Ходаренок. По его словам, 12,5 тыс участников (учений на белорусских полигонах. - Ред.) - это не больше, чем дивизия: "Из них 2,5 тыс российских военных - это один мотострелковый полк военного времени. 290 танков - всего одна танковая дивизии, а 80 самолетов - меньше двух советских авиаполков. При таком боевом и численном составе учения никому угрожать никак не могут".

Кроме того, отставной полковник напомнил о важной детали: "А кто, собственно, руководит "Западом-2021"? С российской стороны даже нет упоминания, кто именно; белорусы сказали, что начальники генштабов ВС обеих стран. Но на учениях может быть лишь один руководитель, это как в фильме "Чапаев": "Кто хозяин дивизии, ты или я?". А тут нет единого руководителя и штаба, каждый действует в рамках своих полномочий и зоны ответственности, взаимодействие идет на уровне обмена информацией, непонятно, кто и кому по каким вопросам подчинен. Поэтому угроза для НАТО просто нулевая", - заверил Ходаренок.

Особенности военных учений "Запад-2021"

Со своей стороны, касаясь масштаба учений, белорусский военный эксперт Егор Лебедок называет их крупными и добавляет, что на полигонах в РБ проходит лишь малая часть "Запада-2021". В целом же это "не белорусско-российские маневры, а российские с незначительным участием белорусов". Арсений Сивицкий признает заметную разницу двух фаз "Запада-2021" и полагает, что Москва сделала все возможное, чтобы показать это отличие и дистанцироваться от Александра Лукашенко, который безуспешно "пытался втянуть Россию в конфронтацию с Западом на своей стороне".

Традиционно, отмечает Сивицкий, Лукашенко использовал белорусско-российские учения, чтобы решить две задачи: "Продемонстрировать геополитическую лояльность РФ и взамен добиться экономической поддержки. Впервые за долгие годы Лукашенко не решил ни одной из этих задач. Они с Путиным вместе не присутствовали на учениях. Беларусь утрачивает статус эксклюзивного союзника России по обеспечению безопасности на западном направлении".

Белорусская фаза учений, констатирует Егор Лебедок, похожа на то, что было четыре года назад, и резко отличается от прошлогоднего "Славянского братства" - тогда применялась стратегическая авиация России, которая имитировала нанесение удара по Польше. Сейчас все штатно, но вот военно-политическая обстановка в регионе кардинально другая, чем во время "Запада-2017".

И с этим, продолжает Лебедок, связана вторая особенность нынешних учений - учет украинского направления, о чем и сказал Лукашенко. Конечно, успокаивает эксперт, никто не ждет выдвижения оттуда механизированных бригад или засылки диверсионно-разведывательных сил, но Минск уже не исключает нанесения авиаударов со стороны Украины - необязательно украинскими войсками: "Это фактор, который берется в расчет в подготовке региональной группировки войск Беларуси и России".

Военный союз и региональная группировка

Михаил Ходаренок весьма скептически смотрит и на саму такую группировку, и вообще на военный союз двух стран, которого, по его выражению, по сути нет. Помимо заявлений за последние 27 лет особенно ничего не случилось, полагает Ходаренок, утверждая, что Лукашенко саботирует планы Москвы по созданию единого военного центра принятия решений.

"В НАТО есть главком вооруженными силами в Европе, есть объединенный штаб, им в оперативном отношении подчинены силы и средства, которым можно ставить боевые задачи и контролировать ход выполнения, не вмешиваясь во внутреннюю жизнь, не снимая и не назначая командиров. В отношениях вооруженных сил России и Беларуси на какой-то уровень подчинения выйти так и не удалось", - описывает ситуацию отставной полковник.

По его словам, пока не решены эти важнейшие вопросы, невозможно говорить о едином оборонном пространстве и региональной группировке войск. Как и в политике, при создании любых военных блоков, союзов и группировок "основной вопрос - о власти", убежден Ходаренок. А Лукашенко совсем не похож на человека, готового "хотя бы на миллиметр уступить свои властные полномочия, тем более - как верховного главнокомандующего".

Егор Лебедок возражает - по его информации, на случай военных действий есть особо секретные планы применения региональной группировки войск, где четко расписано, кто кому подчиняется и отдает приказы. Но россияне, по его словам хотят прямого подчинения и в мирное время. Эксперт находит военную интеграцию России и Беларуси и без этого уже более глубокой и мобильной, чем та, что в НАТО: "Тут только два участника, страны находятся рядом, давно сотрудничают, решения принимают значительно быстрее, чем в альянсе".

Арсений Сивицкий не столь категоричен. Хотя военно-политическая интеграции России и Беларуси тесная, Минск, полагает он, сохраняет достаточно высокий уровень военной и стратегической автономии. Кремль недоволен таким положением вещей и с 2015 года стремится его поменять: "Например, подчинить региональную группировку войск командующему Западным военным округом или разместить свои военные базы в Беларуси. Минск пока этому сопротивляется, несмотря на то, что Александр Лукашенко оказался в полной изоляции со стороны Запада". Идти на какие-то уступки Лукашенко, заключает Сивицкий, не собирается, ведь это приведет к подрыву его монополии на насилие внутри страны: "А это - один из столпов его власти".

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/40K2z


Об авторе
[-]

Автор: Павел Фельгенгауэр, Владимир Дорохов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.09.2021. Просмотров: 43

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta