Завершен ли транзит власти в Казахстане?

Содержание
[-]

О чем свидетельствуют беспорядки в республике и их быстрое прекращение

Войска ОДКБ начали выводить из Казахстана, беспорядки прекращены, и в стране начал действовать обновленный на треть состав правительства. Бывшего председателя Комитета национальной безопасности (КНБ) Карима Масимова подозревают в попытках насильственного захвата власти. Но чтобы сделать выводы о самих январских событиях, важно вспомнить 2021 год, в котором и были заложены предпосылки чрезвычайной ситуации.

2021 год выдался для Казахстана непростым – постпандемийный эффект ударил по доходам и самочувствию граждан. Социологи фиксировали серьезную фрустрацию у населения – каждый третий казахстанец оказался «недоволен или скорее недоволен своей жизнью», доля среднего класса сократилась на 20% (а это значительно, учитывая, что в основе своей это касалось крупных городов). При этом, согласно общественным опросам, около 27% граждан отмечали отсутствие перспективы на улучшение экономического благосостояния.

В политической сфере полным ходом завершался транзит – первый президент Нурсултан Назарбаев передал две ключевые должности (председателя правящей партии «Нур-Отан» и председателя Ассамблеи народа Казахстана) Касым-Жомарту Токаеву. Таким образом, елбасы к концу 2021 года остался только председателем Совета безопасности – руководителем крайне значимой, но все же зонтичной структуры, призванной обеспечить личные гарантии семье и реализацию транзита власти. Внутриэлитное взаимодействие оставалось сложным – с 2019 года, когда Назарбаев покинул свой пост, не сменилось ни руководство парламента, ни силовых структур (за исключением министра обороны), ни правительство, причем последнее критиковалось как президентом, так и общественностью.

На этом фоне события, которые начались на западе Казахстана, изначально казались логичным выплескиванием эмоционального недовольства населения. Территории Западно-Казахстанской, Атырауской, Мангистауской областей считают наиболее чувствительными к социальным изменениям территориями. Запад Казахстана – территория, где добывают (и частично перерабатывают) нефть и газ. Кузница значительной части экспорта республики живет неоднородно, разрыв между медианной и средней заработной платой тут самый высокий в республике. Эти области – центр притяжения внутренних мигрантов, то есть казахов, переезжающих из других частей Казахстана в поисках лучшей жизни. Многие внутренние мигранты – бывшие сельские жители, специфика быта которых отличается от городских. Важно отметить, что еще одним центром притяжения приезжих является Алма-Ата, где тоже отмечают рост преступности именно за счет внутренних мигрантов.

Митинги против повышения цен на газ, которые начались 2 января, нельзя назвать безосновательными. С 1 января 2022 года вступил в силу закон «О газе и газификации», суть которого сводилась к тому, что цена теперь формировалась на основе рыночного механизма, через открытые электронные торги. В Мангистау, где 90% автомобилей ездят на газе, рост цен в два раза вызвал социальный взрыв. А вот с этого момента происходящее необходимо делить на два этапа. Предпосылки к митингам сложились объективно, и требования протестующих – остановить рост цен и даже отправить правительство в отставку – стали логичными требованиями масс. Фиксация цен на газ только в одном регионе спровоцировала митинги в других областях страны, на этом фоне ситуация стала удобной к разрешению внутриэлитных конфликтов. Сложно отследить тот момент, когда начался второй этап и выступления в Алма-Ате перешли из разряда митингов в погромы, мародерство и управляемый захват ключевых точек. Об управляемости процесса свидетельствовала практически ленинская точность вооруженных групп, которые занимали и грабили «телеграфы» (телестудии), «станции» (аэропорты, мосты) и строили баррикады на ключевых улицах и площадях.

На мой взгляд, разделение элиты по линии «Библиотека vs. Аккорда (администрация президента)» – примитивизация процесса. Библиотека первого президента Республики Казахстан – елбасы, где после ухода с поста президента находится кабинет Назарбаева, не имела на протяжении 2019–2021 годов особого влияния или попытки сфокусировать на себе отдельные направления. Однако оставалась так называемая старая назарбаевская элита – те, кто назывались возможными преемниками елбасы или были разочарованы в политике Токаева.

Здесь стоит пояснить, что хотя Касым-Жомарт Токаев к марту 2019 года, будучи руководителем Сената, занимал вторую по значимости должность в стране, в спекулятивных разговорах о преемниках его имя звучало среди последних. Кадровый дипломат, человек, долгое время проработавший за границей, не имел своей команды: верный соратник и сподвижник – так характеризовали Токаева в экспертных кругах. И даже после избрания президентом его часто называли «транзитным» президентом – тем, кто должен был вскоре передать власть семье/тяжеловесам. 2021 год же показал: Токаев поэтапно сосредотачивает в своих руках все ключевые посты и, возможно, будет баллотироваться на второй срок.

Сейчас все СМИ пестрят заголовками о заговоре КНБ против действующего президента. Действительно, экс-руководитель структуры Карим Масимов задержан по подозрению в государственной измене. Однако очевидно, что КНБ не только в Алма-Ате и области, если не создавало (во что сложно верится), то точно закрывало глаза на отдельные группы радикальных взглядов, которые затем стали координаторами и активными участниками погромов.

Важно отметить – как только Токаев объявил о своем председательстве в Совете безопасности РК и заявил об обращении в ОДКБ, началась зачистка в Алма-Ате: аэропорт был освобожден практически сразу, а к моменту прибытия миротворческого контингента ОДКБ большинство группировок были оттеснены на окраины города и в область. Такое молниеносное освобождение города, притом что до этого два дня шли невообразимые погромы, наталкивает на мысль – стороны где-то за столом переговоров достигли предварительных соглашений. Это же подтверждает и новый состав правительства – повышение некоторых вице-министров до министров, отсутствие резких кадровых поворотов.

Можно ли сказать теперь, что транзит власти завершен? Однозначно утверждать это нельзя. Необходимо наблюдать за следующими действиями крупного бизнеса – будет ли передел тех активов, которые, как выразился Токаев, «сделали некоторых людей очень богатыми даже по международным меркам». Основа для этого заложена новым фондом, создание которого анонсировал президент. Ситуация продолжающегося внутриэлитного передела осложнена сложным социальным и экономическим положением – январские события серьезно ударили как по национальной валюте, так и по инвестиционному климату республики. Совокупность этих факторов призывает нас быть еще более внимательными к ситуации в стране, поскольку окончание митингов и зачистка радикалов – только начало большого пути для руководства страны.

Автор Дарья Чижова – директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.

Источник: https://www.ng.ru/kartblansh/2022-01-13/3_8345_kb.html

***

Приложение. В Казахстане начинается передел собственности

Парламент Казахстана единогласно поддержал кандидатуру Алихана Смаилова, представленную президентом Касым-Жомартом Токаевым на пост премьер-министра. Депутаты также утвердили состав нового правительства, подавляющее большинство министров которого попросту сохранили свои места.

Касым-Жомарт Токаев в докладе «Уроки «трагического января»: единство общества – гарантия независимости» отметил, что большинство причин, вызвавших недавние беспорядки, носят социально-экономический характер и стали следствием провальной деятельности некоторых госорганов.

В своем выступлении Токаев прошелся по всем болевым точкам казахстанской действительности. То, о чем давно предупреждали эксперты, власть признала только сейчас. Речь о росте безработицы, фальсификации данных по доходам, безработице, молодежных проблемах. По словам Токаева, наиболее острая проблема неравенства усугубляется из года в год, притом что средние показатели доходов населения на бумаге растут. «Однако за приличными средними заработками скрывается сильное имущественное расслоение в обществе. Многие насущные проблемы граждан не решены», – заявил глава государства.

Токаев выступил с рядом инициатив по снижению социальной напряженности. По его мнению, необходимо регулировать цены на товары первой необходимости. Нужно создать фонд, который будет за счет государства помогать социально уязвимым слоям населения, детям. Подобные инициативы Токаев уже выдвигал в начале января, когда начались митинги в Жанаозене и Актау. Тогда же он отправил в отставку правительство как не справившееся с обязанностями.

Во втором блоке социально-экономических проблем Токаев отметил, что созданная в стране социально-экономическая система хоть и показала достаточную эффективность в обеспечении общего роста национального дохода, но при этом является неэффективной в его распределении. «Ключевыми выгодоприобретателями экономического роста стали финансово-олигархические группы. Сложившиеся олигополии серьезно ограничили развитие свободного рынка и снизили конкурентоспособность страны», – подчеркнул Токаев.

Эксперты обратили внимание, что речь может идти о начале передела собственности. «Выходит, что Токаев чувствует укрепление своей власти и ослабление позиций первого президента. Интересен его тезис о том, что при первом президенте в стране появились богатые финансово-промышленные группы, а теперь им пора делиться с народом. Все постсоветские страны идут по классической схеме. Когда новый глава государства укрепляет свои позиции, то переходит к чистке олигархов», – сказал «НГ» директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. По его словам, в заявлении Токаева читается, что он будет проводить чистку среди олигархов, большинство из которых были связаны с первым президентом Нурсултаном Назарбаевым. Некоторые уже выразили готовность сотрудничать с властью и отчислять средства в этот фонд. Эксперт напомнил о том, что Токаев сообщил о попытках вывода капитала за рубеж и их пресечении силами правопорядка.

«В целом в Казахстане начинается этап передела собственности. Борьба с теми финансово-промышленными группами, которые пока не демонстрировали лояльность Токаеву. Те же, кто продемонстрирует лояльность, скорее всего войдут в его команду», – считает Сатпаев. С другой стороны, Токаев, выступая с серьезными заявлениями о реформах, оставил свою команду без изменений – тот же парламент, тоже правительство. Пост премьер-министра занял бывший первый вице-премьер уволенного кабинета Аскара Мамина Алихан Смаилов, который также несет ответственность за провальную работу прежнего состава правительства. Даже министр МВД, допустивший беспорядки в городах, тот же – Ерлан Тургунбаев.

Досым Сатпаев считает, что в правительстве нет группы реформаторов: «Настораживает и то, что власть использует все тех же пропагандистов, которые долгие годы работали с Назарбаевым, славили его, теперь начинают славить Токаева. Даже если Назарбаев уйдет, эпоха его закончится, то останется некий «коллективный Назарбаев» – административный аппарат, который саботировал все экономические программы». Не будет, по его мнению, и досрочных выборов в парламент. Для этого нужны новые политические партии. Если в этом году они появятся и будут зарегистрированы, то тогда возможны досрочные парламентские выборы и в Законодательном собрании появятся новые сильные игроки.

Касым-Жомарт Токаев в своем выступлении также отметил, что ситуация в стране стабильная и основная миссия миротворческих сил ОДКБ успешно завершена. «Через два дня начнется поэтапный вывод объединенного миротворческого контингента ОДКБ. Процесс вывода контингента займет не более 10 дней», – заявил Токаев.

По мнению эксперта Сатпаева, после привлечения ОДКБ в Казахстане заканчивается эпоха многовекторности: «Применение ОДКБ во внутренних делах страны говорит о том, что традиционная казахстанская многовекторность ушла в историю и теперь свою внутреннюю и внешнюю политику наша власть будет проводить с оглядкой на Кремль, а это уже ставит под вопрос сохранение суверенности Казахстана. Не случайно в России и Казахстане сейчас активно обсуждается вопрос более тесной интеграции Казахстана в Евразийском экономическом союзе и, более того, вступление Казахстана в Союз России и Белоруссии».

По словам Сатпаева, долгие годы Казахстан себя усыплял, пуская пыль в глаза всему миру, говоря о достижениях, при этом внутри страны появилась серьезная протестная масса, которую не интересуют политические требования, и они ждут кризисных ситуаций, чтобы пуститься в грабеж и мародерство. Самое печальное, что это в основном молодые люди, очередное потерянное поколение. «Можно арестовать террористов, экстремистов, но 90% участников беспорядков в Алма-Ате были именно безработные люди из пригородов в возрасте от 16 до 40 лет. Эту проблему не решить. Упустив поколения, власть лет на 30 лет вперед заложила новые мины, которые будут взрываться. И самоуспокаиваться тем, что ситуация под контролем или ОДКБ придет на помощь, не стоит. Пояса дестабилизации не ликвидированы, они продолжают существовать вокруг всех крупных городов Казахстана и состоят из маргинальных внутренних мигрантов», – сказал «НГ» Сатпаев.

Автор Виктория Панфилова, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2022-01-11/5_8342_kazakhstan.html

***

Комментарий: Казахский «кейс»

Саммит ОДКБ констатировал успех миротворческой операции в Казахстане и победу лично президента Касым-Жомарта Токаева. Однако вопросы из разряда «что это было?» остаются, порождая некоторую неопределенность видов на будущее.

Между тем, казахстанский «кейс» не отличается ничем таким уж своеобычным, чтобы не поддаваться стандартному политологическому анализу. Нет в нем никакой особой уникальности, требующей углубленного понимания «раскладки по жузам» и отдельным племенам и кланам.

Казахстан в эти дни показал себя как типичное трайбалистское (здесь: кланово-родовое) государство, предпринявшее ранее вполне успешную авторитарную догоняющую модернизацию, за которой, однако, не поспели политические институты. Также налицо — тоже вполне типичный для таких растущих стран — «кризис ожиданий и неоправданных надежд», когда относительно молодое население, благодаря модернизации начинающее жить чуть лучше, чем прежде, формирует все более повышенные ожидания «лучшего будущего».

Казахстан — страна действительно относительно молодая (средний возраст около 32 лет против 41 в России), при этом если казахская часть населения растет, то русская неуклонно падает. Новые поколения столкнулись с тем, что «сытых мест» на всех не хватает. Приличной работы тоже. Тот же запад Казахстана, где начались беспорядки, всегда был самым бедным регионом, при том, что именно там добывается вся нефть страны. Там уже происходили волнения: в Жанаозене, в 2011 году, когда протестанты были расстреляны некими неизвестными боевиками. Начатое тогда расследование ничем не закончилось, оставив обиду среди местных элит. При этом правящая элита удовлетворить растущие ожидания не спешила, не могла и не хотела. Потому как «самим мало и постоянно не хватает».

Политические институты в динамично развивающейся стране пребывали при этом в режиме жесткой заморозки. Всякая оппозиция была подавлена, вместе с тем были уничтожены не только каналы диалога между властью и обществом, но и — учета интересов разных групп в традиционно клановой стране, и «предохранительные клапаны» выпуска накапливавшегося пара. Этот котел не мог рано или поздно не взорваться. Вот, собственно, и весь расклад. Проблемы могли, конечно, и дальше накапливаться, не выливаясь в погромы и мародерство, если бы не случилось то, что называется «расколом элит». И раскол этот, как все более становится очевидно, каким-то образом связан с таинственным исчезновением Нурсултана Назарбаева, которого видели в последний раз накануне Нового года в Петербурге на неформальном саммите СНГ.

Но и это не ново под луной: стареющий диктатор ослабляет хватку, и кто-то решает, видимо, перехватить бразды правления вместе с прилагающимися финансовыми потоками. В данном случае, разыграв стихийно начавшиеся по поводу резкого повышения цен на газ (а повод мог быть любым другим) протесты в условиях затянувшегося и довольно невнятного транзита, согласно которому в 2019 году Назарбаев вроде бы ушел с поста президента. Уйти-то ушел, но сохранил за собой пост главы Совета безопасности и контроль над всеми силовиками, а президент Токаев оказался связан по рукам и ногам, хотя вроде был готов к каким-то ограниченным реформам.

Назарбаевскому окружению было что терять: телеграмм-каналы полны «справок» о дорогой недвижимости и сказочных счетах по всей Европе и за ее пределами. Например, пять лет назад обнаружилось, что дом на Бейкер-стрит в Лондоне, где располагается квартира героя произведений Артура Конан Дойла — Шерлока Холмса, принадлежит дочери и внуку бывшего президента Казахстана Дариге Назарбаевой и ее сыну Нурали Алиеву. Общая стоимость их недвижимости только на этой улице тогда оценивалась в 140 миллионов фунтов стерлингов. Безграничное обогащение окружения «елбасы» и вообще всей казахской верхушки стала одним из поводов для протестов. Ведь не более чем 200 семей Казахстана владеют половиной всех богатств страны.

Иначе, кроме как взорвавшейся внутриэлитной фрондой трудно объяснить такие факты, например, как смещение на фоне погромов с поста главы Комитета нацбезопасности давнего соратника Назарбаева Карима Масимова, которого еще и арестовали по обвинению в госизмене. Разные слухи ходят и относительно возможной роли в произошедших событиях двух племянников Назарбаева — Самата Абиша и Кайрата Сатыбалды. А ведь до начала пандемии Казахстан являл собой пример блистательного успеха модели «авторитарной модернизации», не имевшего себе равных на всем постсоветском пространстве. По темпам экономического роста с Казахстаном может посоперничать разве что другая нефтяная страна — Азербайджан. Если на момент распада СССР республика отставала по ВВП на душу населения от России процентов на 40, то теперь практически догнала ее (10 тыс. долл. против 9 тыс.), а по продолжительности жизни (74 года) и перегнала. Новая столица страны была построена с привлечением лучших мировых архитекторов. Назарбаев, в советниках у которого ходил сам Тони Блэр, отправлял молодежь учиться на Запад, а оттуда привлекал лучших специалистов.

Казахстан всегда был открыт иностранным инвестициям (кстати, это один из веских аргументов против того, что Запад или Китай имели интерес в дестабилизации режима). Высокая инвестиционная привлекательность обеспечивала стране достойные позиции в соответствующих международных рейтингах. За 30 лет объем ежегодно (!) привлекаемых прямых инвестиций вырос более чем в 13 раз и по итогам 2020 года превысил 17 млрд долларов США, тогда как в 1993 году он измерялся 1,3 млрд. Суммарный объем поступивших прямых инвестиций за период 1993-2020 годов превысил 365 млрд долларов, а в последние 20 лет произошел и вовсе рывок в привлечении иностранных инвестиций, достигших в 2012 году пика в 29 млрд (средний годовой объем в 2001-2020 годах составил 17,6 млрд долларов). Основные «вкладчики» в экономику Казахстана (на примере 2020 года) — один другого достойнее: на первом месте Нидерланды (5,1 млрд долл., 30,1%), на втором США (2,24 млрд долл., 13,12%), далее Швейцария (1,7 млрд долл. 10,4%). Россия в этом списке расположилась всего лишь на четвертом месте (1,2 млрд долл., 7,09%), опережая, впрочем, Китай (0,96 млрд долл., 5,62%) и Великобританию (0,85 млрд долл., 5%).

Однако на фоне стремительного роста экономики не менее стремительно росло и расслоение общества, а «социальные лифты» были обсижены родственниками новой коррумпированной элиты. Как и многие другие постсоветские государства, Казахстан отличается высоким уровнем социального неравенства. Медианная зарплата составляет в пересчете на доллары примерно $340. И эта медианная зарплата на 30% ниже номинальной среднемесячной, а по регионам разрыв между медианной и средней зарплатой и вовсе различается от 15% до 45%. 

Кстати сказать, в нашей стране, которую тоже не назовешь страной восторжествовавшей социальной справедливости, медианная среднемесячная зарплата по итогам 2020 года составила 32 422 руб. Разрыв со средней зарплатой (51 352 рубля) — в полтора раза, то есть, еще больше, чем в Казахстане. Однако Россия пока счастливо избегает такого явления, как «раскол элит». Без такого раскола практически любое — вне зависимости от степени его низовой организации и даже численности — народное выступление обречено на провал. Это тоже «азы» политического анализа, и Казахстан тоже ничем уникальным тут не удивил.

И вот здесь начинается самая «таинственная» часть казахстанской драмы. Имя ей — Назарбаев. Которого никто не видел, а сообщениям той или иной степени официальности о том, что он якобы в столице, мало кто верит. Хотя если даже это и так, то его отсутствие в публичном пространстве (в виде, например, обращения к нации, которой он вроде как «отец родной»), можно объяснить либо домашним арестом, либо, что кажется даже более вероятным, причинами естественного характера, о которых пока не хотят сообщать. Видимо, часть окружения Назарбаева и решила в какой-то момент воспользоваться ситуацией к своей выгоде. Иначе чем, кроме этого, прикажете объяснять в первые дни мятежа полное бездействие силовиков, которые еще и снабжали оружием мятежников, а также покорно сдавали на разграбление важнейшие государственные объекты.

Прибытие сил ОДКБ, безусловно, вселило уверенность в сторонников Токаева и склонило чашу весов в его пользу. Если речь и шла о попытке государственного переворота, затеянного внутренними силами с опорой на местных силовиков, то последние, столкнувшись с перспективой вооруженного противостояния, прежде всего, с российскими войсками, предпочли тотчас продемонстрировать лояльность действующему президенту. И принялись, начиная примерно с 6 января, подавлять мятеж с повышенными рвением и жестокостью.

По итогам подавления мятежа лидеры ОДКБ на недавнем видео-саммите дружно поддержали ту версию событий, которая в исполнении президента Токаева возобладала начиная с 10 января. Согласно ей, главный акцент делается на факторе «внешнего вмешательства», агрессии и чуть ли не 20 тысячах террористов, которые все это устроили. Крайне неудобная тема, согласно которой эти боевики, возможно, использовались высокопоставленными внутренними интересантами, отодвинута на задний план. А тема измены в силовых структурах вообще чрезвычайно непопулярна у всех политиков. При этом пока миру был представлен в виде живого примера «иностранного террориста» один только подвернувшийся под руку киргизский джазмен, из которого сначала выбили признательные показания, а потом были вынуждены отпустить. Сам Токаев говорил, что террористы атаковали морги для кражи тел убитых боевиков и сокрытия следов преступлений. Позже появилось сообщение пресс-офиса президента об участии в агрессии против Казахстана боевиков из Центральноазиатских стран, Афганистана и Ближнего Востока.

Впрочем, ссылка на некие враждебные внешние силы, которые виной всем внутренним бедам, уже давно стали во многих странах неким привычным ритуалом. Хотя, в то же время, представителей элиты, находящихся вне страны, можно отнести и к внешним силам, пусть и с некоторой натяжкой.

Овладев ситуацией полностью, Токаев вежливо попросил миротворцев ОДКБ на выход. Ему явно не понравилась перспектива, при которой те же зарубежные инвесторы называли бы его президентом страны, находящейся под оккупацией. При этом саму созданную Назарбаевым систему управления страной он решил, видимо, в целом не менять. Никаких «реформаторов» в новом кабинете министров не обнаружено. Система будет подвергнута кадровой чистке и тонкой технократической настройке. Никаких существенных политических и институциональных реформ также не объявлено. В частности, звучавшее было в первые дни протестов требование ввести выборность акимов, то есть глав регионов, благополучно забыто. Не предвидится пока и никаких досрочных выборов в парламент или, боже упаси, либерализации деятельности политических партий.

Вместо этого объявлено о целом ряде популистских мер, которые призваны успокоить возмущенное прежними порядками общество. В частности, объявлено о пятилетнем моратории на повышение зарплат членов правительства, акимов регионов и депутатов республики. (Как будто эти люди живут на одну только зарплату). Помимо этого, Нацбанку совместно с Агентством по финансовому мониторингу поручено усилить контроль за финансовыми транзакциями, прежде всего, зарубежными и через фиктивные сделки. Новых антикоррупционных механизмов это тоже не создает.

Будут подвернуты чистке силовые структуры, а их сотрудникам жалование как раз будет повышено. Это абсолютно логичная и тоже по-своему «универсальная» мера. Однако ни о каком общественном контроле за деятельностью силовиков не сказано ни слова. А еще президент поручил создать общественный фонд «Народу Казахстана», который будет заниматься решением социальных проблем. По его словам, в него пойдут «значительные и регулярные отчисления» от бизнесменов.

Создание фонда сопровождалось довольно смелой для постсоветских государств (особенно Центральной Азии) риторикой главы государства. «Благодаря первому президенту Елбасы в стране появилась группа очень прибыльных компаний и прослойка людей богатых даже по международным меркам. Считаю, что пришло время отдать должное народу Казахстана и помогать ему на системной и регулярной основе», — сказал Токаев. Про Назарбаева, таким образом, говорится уже как о политическом прошлом и без всякого привычного восточного пиетета. Дальше — еще интереснее.

«Созданная в стране социально-экономическая система показала достаточную эффективность в обеспечении общего роста национального дохода, но при этом является неэффективной в его распределении. Ключевыми выгодоприобретателями экономического роста стали финансово-олигархические группы. Сложившиеся олигополии серьёзно ограничили развитие свободного рынка и снизили конкурентоспособность страны... Сложившаяся система ориентирована главным образом на обслуживание крупных структур по принципу: „друзьям все, остальным — по закону“. По сути, данная система еще более усиливает олигополию в экономике. Большие предприятия пользуются особыми привилегиями, подавляя конкуренцию и препятствуя проведению реформ». Столь смелых речей мы не слышали на пространстве СНГ очень и очень давно.

Однако пока ни о каких конкретных реформах ничего не сказано. А вот «наведение справедливости» может вылиться в банальный передел собственности. Каковой история разных стран тоже видала не раз. И в этой связи самый загадочный вопрос, конечно же, в том, как именно будет пополняться упомянутый Токаевым «фонд развития», и кто именно из крупных предпринимателей, ставших богатыми «благодаря Елбасы», будет назначен «донором». Причем на регулярной основе. Правительству еще только предстоит определить круг компаний и согласовать с ними размер ежегодных взносов. При отсутствии единых критериев эта мера чревата еще большими злоупотреблениями. Впрочем, обыватели обычно приветствуют всякие меры по экспроприации экспроприаторов — вне зависимости от того, как они юридически оформлены и оформлены ли они вообще.

А если эти популистские меры будут сдобрены еще и усилением курса на «казахизацию» и национализм (многие усмотрели большую уступку националистам в назначении новым министром информации Аскара Умарова, считающегося «русофобом» и засветившегося с целым рядом предельно националистических высказываний в адрес русских и русского языка), то в лице режима Токаева мы вполне можем увидеть нечто вроде «мягкой реплики» турецкой модели в исполнении Эрдогана.

Автор Георгий Бовт, политолог

Источник - https://expert.ru/2022/01/14/kazakhskiy-keys-nabor-politicheskikh-banalnostey-s-tumannymi-posledstviyam/


Об авторе
[-]

Автор: Дарья Чижова, Виктория Панфилова, Георгий Бовт

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.01.2022. Просмотров: 16

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta