Записки российского политолога о судьбе России

Содержание
[-]

Введение 

Если на дальних подступах не справиться с уже сложившимся механизмом торможения, мы рискуем опоздать с любыми мерами по спасению системы и в результате делаем неотвратимой гибель России как великой державы

Так получилось, что в 2017 году я стал задумываться о том, что будет с Россией после 2024 года. Не дождавшись времени, когда только ленивый не будет писать о судьбе России и Путина после 2024-го, я изложил некоторые мои соображения как о характере путинского режима, сложившегося к этому времени, так и о путях его совершенствования. Благо у меня был опыт, когда накануне XIX партийной конференции в 1988 году я написал статью «Механизм торможения в политической системе и пути его преодоления». В прошлом году этой работе исполнилось тридцать лет. Сложившаяся властная система сегодня не во всем совпадает с тем, что мы имели в 1988 году, но очень многие параллели вызывают тревогу. И сейчас я считаю, что ситуация назрела для того, чтобы поделиться как с экспертным сообществом, так и с широкой общественностью некоторыми моими мыслями об особенностях сложившейся ситуации в политической системе России и о том, в каких направлениях эту систему следовало бы трансформировать, чтобы предотвратить ее превращение в систему, которая лишена любых внутренних источников, способных ее динамизировать.

Мы знаем, к чему привела эволюция советской политической системы. С приходом Михаила Горбачева к власти она представляла собой тотальный механизм торможения, неспособный на принятие каких-либо осмысленных решений и тем более на их реализацию. Реформа этого механизма привела к краху СССР. Если на дальних подступах не справиться с уже сложившимся механизмом торможения, мы рискуем опоздать с любыми мерами по спасению системы и в результате делаем неотвратимой гибель России как великой державы.

Лето 2017 года. Неопубликованная записка

В октябре 2006 года, в разгар дискуссии о судьбе Путина после 2008 года и на фоне требований третьего срока для действующего президента, я предложил другой вариант сохранения Путина в российской политике после 2008 года. Предложенный вариант, не изменяя Конституции, обеспечивал Путину решающую роль в российской политике и сохранял возможность возвращения на пост президента в 2012 году. Согласно этому варианту, Путину нужно было выдвинуть кандидатуру одного из своих соратников, а самому занять пост премьер-министра и руководителя доминирующей партии «Единая Россия».

Надо сказать, что этот вариант был сопряжен с немалым риском, ведь новый президент обладал неограниченными возможностями и в любой момент мог одним росчерком пера отправить его в отставку без объяснения причин. Однако выбирая между превращением российской политической системы в аналог центральноазиатских диктатур с пожизненными руководителями во главе этих республик и развитием российской политической системы по пути формирования институтов консолидированной демократии, Путин пошел по второму пути, прекрасно осознавая, что рискует не только потерять президентскую власть, но и быть уволенным даже с поста премьера, что в дальнейшем закрыло бы для него любые перспективы в российской политике. Таким образом, он проявил себя как ответственный политик, способный на мужественные и нестандартные поступки.

Накануне очередных, а для Путина четвертых, президентских выборов перед ним стоит еще более серьезная, чем в 2008 году, задача. От ее адекватного решения во многом зависит судьба Российского государства. В 2018 году исполнится двадцать пять лет Конституции России. Она была принята в переломный момент истории нашей страны, когда молодая республика чуть не вверглась в пучину междоусобной гражданской войны из-за конфликта между институтами законодательной и исполнительной ветвей власти, ставшего результатом беспрецедентной в истории человечества глубокой трансформации социально-экономических и политических институтов страны. Принятая Конституция предоставила президенту страны почти неограниченные полномочия, фактически поставив институт президентства над другими институтами власти. Теоретически форма правления была полупрезидентская, но на деле все права и полномочия при принятии решений, как кадровых, так и по проблемам внутренней и внешней политики, оказались предоставлены президенту, а все обязательства по реализации этих решений возлагались на правительство и парламент.

Как член Конституционного совещания 1993 года, я горячо поддержал идею облечения президента почти неограниченной властью, так как начиная с 1988 года я писал, что для перехода от советского тоталитаризма к экономике с рыночными механизмами и к демократической политической системе потребуется более или менее длительный период авторитарного развития с харизматическим лидером, наделенным очень большими полномочиями. Ведь в ходе этих реформ предполагалось раскрепостить самые разные социальные силы и трансформировать одномерное в экономическом и политическом отношении общество в многомерное. Такая власть была необходима, чтобы обуздать возникающие новые конфликтные интересы в результате передела собственности и власти и не допустить ни социального, ни институционального конфликта, подобного тому, который произошел в 1993 году между президентом и Верховным Советом.

Однако даже в процессе подготовки Конституции мне было очевидно, что она адекватна и необходима лишь в переходный период, до становления новой социально-экономической и политической системы, когда будут завершены процессы приватизации и формирования новых рыночных институтов в экономике и становления новой многопартийной системы в рамках функционирующей новой политической системы. К этому моменту будут выработаны основы демократической политической культуры, а также апробирована способность политических сил и институтов к цивилизованным горизонтальным отношениям, в которых все стороны готовы договариваться и идти на взаимные уступки и компромиссы во избежание перерастания экономических, социокультурных и этнорелигиозных конфликтов в общенациональные, которые способны поставить под угрозу стабильность и благополучие общества и государства. Еще до того, как президент Ельцин принял окончательное решение вынести проект Конституции на всенародный референдум, во время одной из встреч с ним в узком составе я предложил внести в преамбулу, что эта Конституция, содержащая такой явный перекос власти в пользу института президентства, является Конституцией переходного периода. Хотя Ельцин с этим не согласился, все участники совещания понимали, что такая конструкция власти не может функционировать бесконечно. Было очевидно, что на начальном этапе трансформации президент исполнял роль своего рода тарана, необходимого для того, чтобы сломить сопротивление старых институтов и социальных сил, ориентированных на прошлое, и активно создавать новые институты и внедрять в общество новые ценности, что, в свою очередь, вело к созданию новых эффективно действующих экономических, социальных и политических институтов и ценностей. Однако уже тогда было очевидно, что такая полупрезидентская система таит в себе серьезные внутренние противоречия. Об этом мне приходилось писать, как оценивая политическое наследие Ельцина, когда он подал в отставку, так и когда довелось анализировать конституционную реформу в Армении.

Зима 2000 года. «Какое наследие оставил Ельцин». «Независимая газета»

В 2000 году, после ухода Ельцина, размышляя о том, какое наследие он оставил своему преемнику в области строительства властной системы, я решил проанализировать особенности функционирования ельцинской власти за семь лет, когда она функционировала на основе Конституции, принятой в декабре 1993 года. «Не могу не остановиться на одном из важных вопросов последних лет, на Конституции, оставленной в наследие Путину.

Уже на стадии обсуждения проекта Конституции отмечалась угроза политической системе из-за явного дисбаланса прав и полномочий между ветвями власти. Эти угрозы особенно усилились после успеха Жириновского на выборах 1993 года, когда многие либералы в истерике требовали ограничения прав и полномочий президента на случай, если в России победит политик типа Жириновского и легальным путем установит авторитарный или даже тоталитарный режим.

Многие серьезные аналитики, помимо истеричных либералов, также считают, что нынешняя Конституция установила в России суперпрезидентскую республику с практически неограниченными возможностями и полномочиями. Я, будучи одним из участников Конституционного совещания, одним из авторов и активных защитников сильной президентской власти, с недавних пор сам выступил за необходимость конституционной реформы. Правда, мои мотивы были принципиально противоположны тем, которые выдвигались нашими достойными политологами и юристами, но которые в основном носили или ситуационный характер, или же абстрактно-теоретический, как, например, введение поста вице-президента или же последовательный перенос на российскую почву смешанной президентско-парламентской системы, опробованной во Франции и в ряде стран Восточной Европы.

Мои претензии к действующей Конституции вытекали из анализа функционирования самой системы власти, построенной на основе Конституции. Данный анализ привел меня к выводу, что существующая система власти в отсутствие реального институционального разделения властей и механизма сдержек и противовесов не только предоставляет президенту возможность неограниченных действий, но и, что еще более важно, позволяет ничего не делать. В одном случае он может быть сверхактивен, инициативен и субъектен, а в другом — он теряет субъектность, но, чтобы сохранить себя во власти над политической системой, куда его определила Конституция, он должен парализовать всю политическую систему. В этом втором случае отсутствие механизма сдержек и противовесов между институтами компенсируется созданием механизмов сдержек и противовесов внутри институтов.

В итоге вся созидательная энергия в правительстве и парламенте расходуется на борьбу друг с другом вместо достижения определенных поставленных перед страной целей. Премьер борется с первым заместителем, который превращается в потенциального премьера при действующем, и через него премьер держится в узде со стороны президента.

В этих условиях идет резкое снижение роли и значения политических институтов в лице правительства и администрации президента, парламента и судов. Несоизмеримо возрастает роль внеинституционально оформленного центра принятия решений как по кадровым, так и по политическим вопросам. Президент во многом юридически оформляет решения этого внеинституционального центра. За последние годы, особенно после операции Ельцина, второй тип управления страной стал нормой, и действующая Конституция позволяла президенту сохранить власть, даже если она перетекала к внеконституциональному центру под названием “Семья”. Правда, часто для этого требовались постоянная смена кабинетов, стравливание премьеров со своими первыми заместителями и поддержание вражды между правительством и Кремлем с одной стороны и Думой — с другой.

Унаследовав действующую Конституцию, Путин неминуемо сталкивается с вышеназванными двумя возможными типами управления. При наличии видения стратегических целей общества и страны и воли к их достижению нынешняя Конституция дает президенту все необходимые возможности для инициативной, энергичной, созидательной работы. Может быть, на данном переходном периоде для России, когда требуется дальнейшая централизация и консолидация власти в стране, защита ее территориальной целостности, энергичные действия как в экономике, так и в международных отношениях, эти полномочия станут благом для страны. Однако нельзя забывать, что существует и угроза парализации политической системы и перехода власти от властных институтов к очередным структурам под названием “новая Семья”.

Еще раз оговорюсь, что конституционная реформа — это тема особого разговора, но нельзя не напомнить еще раз и обществу, и политическому классу, и будущему президенту, что в оставленной в наследство от Ельцина Конституции России заложены мины огромной разрушительной силы. Безопасность и благополучие как российского общества, так и государства настоятельно требуют их обезвреживания».

Осень 2015 года. «Армянский конституционный эксперимент», «Известия»

Конституционная реформа и переход формы правления от полупрезидентской к парламентской системе в Армении дали мне возможность высказать целый ряд соображений о разных формах правления как в общетеоретическом плане, так и в применительно к Армении и России. «Наиболее несовершенной и конфликтогенной является полупрезидентская форма правления. В обосновании конституционной реформы армянские власти привели длинный перечень недостатков и скрытых конфликтов, которые обусловлены этой формой правления и которые в определенных условиях могут стать разрушительными как для политической системы, так и для общества и государства в целом.

Перечислим лишь наиболее очевидные:

а) персоналистский характер власти, потенциально способный превратить президентскую власть во власть цезаристского, монархического или квазимонархического толка, если президент обладает харизмой, его партия доминирует в парламенте и кто-то из его приближенных возглавляет правительство;

б) при этой форме правления существует определенное разделение внутри самой исполнительной власти. Это было введено французами в конституцию 1958 года с тем, чтобы не допустить консолидации исполнительной власти в руках де Голля, в опасении, что он может воспользоваться этим для восстановления монархии во Франции. Однако при сильном президенте, опирающемся на партию, которая доминирует в парламенте и формирует правительство из членов этой же партии, такая конфигурация не мешает концентрации всей полноты власти в руках президента. Здесь закладывается мина замедленного действия, так как в случае победы на парламентских выборах партии, оппозиционной действующему президенту, возникает серьезная угроза конфронтации не только между президентом и парламентом, но и президентом и премьер-министром в рамках исполнительной власти.

Еще в мои аспирантские годы, в начале 1970-х годов, когда французское общество и политическая система старались переварить полупрезидентскую систему, среди многих политиков и аналитиков, изучающих политический процесс во Франции, были серьезные сомнения, что политическая система Франции выживет, если представители разных партий займут должности президента и премьера, который опирался бы на большинство в парламенте. Несмотря на то что к этому времени Франция обладала значительной политической культурой строительства демократической политической системы.

Кстати, опыт 1990-х годов в России также выявил ряд конфликтов, скрытых в такой системе правления. При активном, здоровом и дееспособном президенте система работает худо-бедно, идет согласование позиций и интересов между президентом, премьером и парламентом, но в случае слабости президента, недостаточной дееспособности, если даже премьер не представляет оппозиционную партию, происходит де-факто перетекание власти от президента к премьеру, как это случилось в период премьерства Примакова. Возникшая ситуация могла бы разрешиться двумя способами: или импичментом президенту, или увольнением популярного премьера, пользующегося доверием у большинства населения.

После 1993 года 1999-й был столь же чреват большими потрясениями. Однако российскому политическому классу удалось избежать катастрофических сценариев развития. Начатая процедура импичмента против Ельцина провалилась. На очередных выборах в Думу коммунисты уступили партии власти, «Единой России», а в 2000 году на смену больному, практически недееспособному Ельцину пришел молодой, харизматичный, очень деятельный президент, и политическая система на время стабилизировалась. Однако это не означает, что открытые и скрытые конфликты, проявляющиеся в действующей форме правления, куда-то исчезли. Они находятся в латентном состоянии и при определенных обстоятельствах смогут заявить о себе.

Означает ли это, что России также следует перейти к парламентской системе правления? Думаю, что вывод для России может быть прямо противоположный. В отличие от Армении, которая является мононациональной, Россия является государством, где совместно проживают многие этносы, говорящие на разных языках и исповедующие разные религии. Сама страна громадная и имеет не только самые разные этнолингвистические и религиозные, но и огромные региональные особенности.

Для России естественной может быть чисто президентская республика, где президент является главой исполнительной власти, при которой можно преодолеть потенциальный конфликт внутри исполнительной власти и с помощью механизмов сдержек и противовесов предотвратить возможности превращения президентской власти в разновидность цезаристской. Однако для таких огромных, сложных государственных образований необходим институт, который мог бы гарантировать территориальную и социокультурную целостность государству и обществу, где естественным образом сосуществуют как центростремительные, так и центробежные тенденции и процессы.

Всенародно избранный прямым голосованием президент является гарантом этой целостности. Если бы Горбачев был избран всем советским народом легитимным президентом, никогда никакие решения “беловежской тройки” не имели бы решающего значения. Опираясь на свою легитимность и поддержку народа, Горбачев смог бы с помощью силы и под овации народа раздавить эту “кучку авантюристов”.

Однако при переходе к президентской системе власти в России следует учесть практику функционирования нынешней американской системы власти, где избыток механизмов сдержек и противовесов превратил эту систему, по мнению практически всех политиков и аналитиков, в “дисфункциональную”. Для принятия хоть сколько-нибудь серьезного решения партия должна иметь своего президента в Белом доме и иметь не просто контроль над двумя палатами конгресса, но и супербольшинство в сенате, чтобы избежать филибастера.

Таким образом, очевидно, что каждый народ и каждая страна выбирает ту форму правления, которая в наибольшей степени соответствует материальным условиям и духу данного народа. Не всегда народы с первого раза находят эту наиболее адекватную форму правления для себя. Иногда это становится результатом серьезных социально-политических катаклизмов. Не все народы имели своих Ликургов и Солонов и даже отцов-основателей США, которые наложили отпечаток своей мудрости и гения на политические системы своих стран. Поэтому многие народы вынуждены были мобилизовать свой коллективный разум и волю, чтобы в результате конфликтов, столкновений и согласования добиться необходимого результата».

Продолжение записки лета 2017 года

Очевидно, что к настоящему времени можно констатировать: переходный период завершился трансформацией социально-экономических и политических институтов. Если у иных народов этот процесс занимал иногда несколько столетий, то наша страна прошла этот период за четверть века. Очевидно, что сложившаяся властная система, которая в свое время способствовала этой трансформации, сегодня все больше становится тормозом. Ведь в начале процесса трансформации стратегические направления развития страны были в основном ясны. Требовались воля президента, решимость, непоколебимость и полномочия, чтобы продвигать страну по этим путям. Для реализации своих целей президенту часто приходилось прибегать к ручному управлению, о чем, кстати, как о серьезной проблеме неоднократно говорил и сам президент Путин. Это было объяснимо, когда политические институты и партийная система находились в процессе формирования. Однако сегодня становится все более очевидным, что при сохранении ручного управления и перекоса властных полномочий в институте президентства происходит торможение в процессе формирования эффективной экономической и политической системы. Сложная рыночная экономическая и плюралистическая политическая системы непригодны для ручного управления. Возникает острая необходимость в эффективном взаимодействии между различными самостоятельными институтами, самостоятельность которых сковывается полновластностью президента и механизмом ручного управления. Конечно, не в той гипертрофированной форме, как это было в период позднего Брежнева, но в политической системе возникает механизм торможения, который не позволяет институциональной системе работать динамично и эффективно. Чтобы разрушить этот механизм торможения, необходимо принять новую Конституцию, которая ликвидировала бы полупрезидентскую систему и обусловила переход к полноценной президентской системе в России. Это привело бы к перераспределению властных полномочий в пользу Государственной думы с тем, чтобы усилить роль и влияние законодательного органа как в сфере формирования исполнительной власти, так и в сфере контроля над исполнительной властью. Что, в свою очередь, позволило бы усилить подотчетность исполнительной власти обществу и сбалансировать характер отношений между исполнительной и законодательной ветвями власти.

Мне кажется, назрела необходимость в конституционной реформе, которая завершила бы переходный период, а на основе положений новой Конституции может быть создана новая институциональная система. К созданию новой Конституции следовало бы приступить сразу после начала четвертого срока президентства Путина. А все вышеперечисленные идеи могли бы лечь в основу избирательной кампании действующего президента. На проведение такой реформы и введение изменений в политическую систему может уйти весь четвертый срок президентства. Таким образом, новая институциональная система с новым балансом полномочий между ветвями власти смогли бы начать функционировать уже с 2024 года.

В период с 2018 по 2024 год наряду с подготовкой новой Конституции по переходу к чисто президентской системе, используя авторитет Путина и все еще неограниченные полномочия, предоставленные президенту действующей Конституцией, можно начать перераспределение полномочий в сторону усиления Государственной думы по целому ряду вопросов кадровой, внешней и внутренней политики, и все это можно сделать при «страховке» со стороны Путина. Возникающие возможные конфликты и противоречия могли бы быть разрешены при вмешательстве президента Путина, который взял бы на себя роль верховного арбитра в отношениях между правительством и парламентом. Таким образом, предстоящие шесть лет могли бы стать периодом подготовки новой институциональной системы к самостоятельному плаванию после того, как была бы завершена конституционная реформа, а с 2024 года стартовала бы чисто президентская система. К этому времени законодательная и исполнительная власть накопили бы серьезный опыт конструктивного взаимодействия по решению сложнейших проблем, стоящих перед страной, и смогли бы самостоятельно функционировать без опеки верховного арбитра. Таким образом, будет прерван порочный круг российской властной системы, когда в одном институте, будь то царь, генсек или президент, сосредотачиваются все властные полномочия и этот институт неподотчетен никому, а другие институты лишь берут на себя ответственность, не располагая необходимыми властными полномочиями.

В заключение. Нынешний момент

Думаю, что понимание серьезности сложившейся ситуации подвигло президента Путина предпринять конкретные шаги в направлении реформы властной системы, инициируя поправки к Конституции. Реформа властной системы назрела. Осторожность и медлительность в этой сфере, которые демонстрировал Путин, особенно последние два года, я объясняю тем, что над ним постоянно довлел груз ответственности. Он не мог не думать о рисках, с этим связанных. Ведь при попытках осуществить поспешные и непродуманные политические реформы в XX веке мы два раза потеряли нашу страну. Сначала в 1917 году, а затем в 1991-м. Начало масштабных политических реформ подобно началу войны. Как говорил Черчилль, «когда началась война, политики мало что могут предвидеть и мало могут быть уверены в последствиях своих действий».

 


Об авторе
[-]

Автор: Андраник Мигранян

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.02.2020. Просмотров: 184

Комментарии
[-]
ava
feliciavinny3 | 05.03.2020, 04:03 #
LagiQQ Situs DominoQQ Agen BandarQ Online Terpercaya merupakan sebuah tempat Bermain Judi Online dengan memakai uang asli dalam seluruh transaksinya.
 Дмитрий Воробьевский | 05.03.2020, 15:36 #
Здравствуйте! Уваж. автор пишет здесь, в частности, следующее:

"...Накануне очередных, а для Путина четвертых, президентских выборов перед ним стоит еще более серьезная, чем в 2008 году, задача..."

Очевидно, это был написано ещё года два назад -- перед очередными путинскими так называемыми "выборами", проводившимися весной 2018 года. О том, что это были за "выборы", желающие могут прочитать в моей старой статье о них, которую прилагаю в конце данного "поста". Очевидно, столь же "честным" будет, судя по всему, и предстоящее так называемое всероссийское "голосование" по путинским "поправкам в Конституцию" (легитимность которой, кстати, уже и на данный момент, мягко говоря, сомнительна, -- исходя из известных событий 1993 г.)...

Всем читателям -- всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
_____________________________



https://abvgdoprst.livejournal.com/47786.html ( https://forum-msk.org/material/kompromat/14607211.html , https://www.proza.ru/2018/05/18/582 ):

ПРИВЫЧНЫЙ ПУТЬ ПУТИНА -- ЧЕРЕЗ ФАЛЬСИФИКАЦИИ К ИНАУГУРАЦИИ

Приближается очередная так называемая "инаугурация" Путина, запланированная на 7-е мая. То есть -- очередное путинское торжество, очередное "восшествие на престол", призванное как бы "зафиксировать" его недавнюю как бы "победу" на так называемых "президентских выборах".

В прошлые годы на подобных российских "выборах" массовые фальсификации -- точнее, те их разновидности, которые основаны на приписках так называемой "явки избирателей", -- обычно начинались во второй половине дня и резко усиливались вечером. Однако теперь (т.е. 18.03.2018 г.) -- то ли для более лучшей маскировки, то ли ещё по каким-то причинам -- эти разновидности массовых фальсификаций, судя по всему, начались с самого утра. В этом можно легко убедиться, взглянув на следующие "официальные данные". Для начала приведу расположенные на одном из сайтов (как, впрочем, и на ряде других, разумеется) цифры, показывающие эти данные о "явке избирателей" к 10-ти часам утра по московскому времени на российских так называемых "президентских выборах" 2000-го, 2004-го, 2008-го, 2012-го и нынешнего годов, -- http://rbsmi.ru/sterlibashevskierodniki/ar...asam-po-moskve/ :
"...«На 10.00 мск явка на 2000 год — 6,36%, 2004 год — 8,01%, 2008 год — 8,94%, 2012 год — 6,53%, 2018 год — 16,55%», — сказала Памфилова в информационном центре ЦИК..."

Из этих "официальных данных" следует, что на прошедших в марте нынешнего года "выборах" по каким-то совершенно неизвестным причинам "явка избирателей" на 10 часов утра вдруг выросла примерно в два или даже в два с половиной раза по сравнению с абсолютно всеми предыдущими "президентскими выборами" путинской (или путинско-медведевской) эпохи. Интересно, чем это можно объяснить?...

На мой взгляд, наиболее правдоподобное объяснение этого, так сказать, "феномена" заключается в том, что, в связи с призывами А.Навального и ряда других российских оппозиционных политиков к бойкоту этих недавних "президентских выборов", власти России принялись как бы "в противовес" этим призывам особо интенсивно фальсифицировать -- т.е., завышать, естественно, -- "явку избирателей", и начали это с самого утра 18-го марта. Возможно, это было сделано не только "в противовес" призывам к бойкоту "выборов", но также и ради большей равномерности фальсификаций вышеупомянутой "явки", -- поскольку в прошлые годы её неравномерность слишком, так сказать, бросалась в глаза, помогая народу понять уровень так называемой "честности" всевозможных российских "голосований"...

Кстати, -- несмотря на это значительно более равномерное распределение фальсификаций "явки избирателей" по всему времени работы избирательных участков 18-го марта, -- всё-таки, тем не менее, неравномерность этих фальсификаций в отдельные часы "голосования" оставалась не просто заметной, а даже весьма и весьма явной. В качестве соответствующего примера прилагаю свой совсем короткий "пост", размещённый мной в ряде "соц.сетей" на следующий после тех "выборов" день (т.е. 19 марта), -- состоящий из ссылки на одну редакционную статью в "Новой газете", называющуюся "Так кто победил на выборах 18 марта", а также моего комментария к ней -- в скобочках:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/0...utm_source=push
(Здесь написано, что по всей России "явка по официальным данным ЦИК к 18 часам превысила 50%." Однако, теперь этот самый "ЦИК" объявил, что якобы итоговая явка по России превысила 67 %. Естетственно, возникает вопрос -- каким образом в последние два вечерних часа работы "избирательных участков" -- т.е. с 18-00 до 20-00 -- могли проголосовать около 17 процентов от всех российских избирателей -- т.е. более, чем каждый четвёртый от всех, мол, "проголосовавших"?... Ведь практически любой наблюдатель может подтвердить, что в эти поздние часы на самом деле уже почти никто не голосовал, и участки были почти совершенно безлюдными... Интересно, за кого "проголосовали" эти почти 20 миллионов "мёртвых душ"??...)"

Впрочем, в дальнейшем, как я очень хорошо помню (об этом как-то вскользь упоминали даже по российскому пропутинскому радио "Вести ФМ"), данные о "явке избирателей" по всей России были на какое-то небольшое время удалены с сайта "Центризбиркома" и затем, так сказать, "скорректированы" (как, судя по всему, и на некоторых других сайтах), причём -- довольно существенно... В частности, теперь в Интернете можно найти "официальные данные", согласно которым, "явка избирателей" по России превысила, мол, 50 процентов не к 18-ти, а уже к 17-ти часам. Вот один из примеров этого -- http://www.ntv.ru/novosti/1993504/ :
"...Свежие данные об активности избирателей представил Центризбирком. На выборах президента к 17:00 по московскому времени явка по стране составила 51,9%..."

Однако, даже если как бы признать эти "скорректированные" данные за "чистую монету", то всё равно будет абсолютно очевидна сфальсифицированность итоговых официальных цифр насчёт "явки избирателей по России".

Дело в том, что если вышеуказанные "51,9%" вычесть из итоговой официальной общероссийской "явки избирателей" -- т.е. из "67,54%" (эти цифры можно найти, например, здесь: https://ria.ru/election2018_news/20180323/1517100140.html : "Итоговая явка на выборах президента составила 67,54%"), -- то получится, что за три последних вечерних часа, т.е. с 17-00 до 20-00 по моск. времени, проголосовало якобы 15,64% от всех российских избирателей -- т.е., в среднем, примерно по 5,21% за каждый из этих трёх вечерних часов. Это приблизительно равно средней часовой официальной "явке избирателей" на протяжении всего времени работы избирательных участков (т.е. с 8-00 до 20-00), -- хотя практически абсолютно любой наблюдатель может свидетельствовать, что на самом деле эта "явка" в вечерние часы была, как минимум, в несколько раз меньше средней (обычно на любом участке вечером голосуют лишь единицы).

Причём, это -- без учёта того, что лишь около половины россиян живут по московскому времени, а почти все остальные (за исключением микроскопической "Калининградской области") -- в более восточных часовых поясах, в большинстве которых, т.е. в Сибири и на Дальнем Востоке, к 17-ти часам по московскому времени избирательные участки были уже закрыты. А общее население Сибири и российского Дальнего Востока составляет, судя по официальной статистике, около 30-ти миллионов человек, т.е. почти четверть от общероссийского. И, с учётом этого, получается, что если верить официальным данным путинской власти о "явке избирателей", -- то получится, что вечером, т.е. с 17-00 до 20-00 по моск. времени, эта среднечасовая "явка" (т.е. интенсивность голосования) вовсе не понизилась во много раз по сравнению с утренней и дневной, а, наоборот, выросла, мол, на несколько десятков процентов!!...

Добавлю, что в Интернете можно без особого труда найти огромное количество засвидетельствованных на этих мартовских "выборах" фактов очевиднейших фальсификаций, -- разумеется, осуществлённых в пользу Путина (и, как правило, связанных с завышением "явки избирателей" за счёт вброшенных за его "кандидатуру" бюллетеней). В качестве примеров этого прилагаю короткие отрывки из трёх публикаций (в начале этих отрывков приведены соответствующие ссылки и заголовки).

https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/sences/ser...ronkov-v-gibri/ ("Сергей Жаворонков: «В гибридных выборах с гибридным результатом проиграли все»"):
"...Например, на тех участках в Чечне, где высадился десант наблюдателей из других регионов, явка падала до 35−36% при общей явке в 83%..."

http://vrntimes.ru/articles/politika-i-vla...nninskom-rayone ("Воронежские коммунисты озадачились колебаниями явки в Аннинском районе"):
"...Самое любопытное, на наш взгляд, что есть в этом документе, касается показателя явки избирателей в достопочтенном Аннинском районе.
В обращении коммунистов сказано: «Вызывают сомнение показатели участия избирателей в голосовании в Аннинском - 86,68% и ряде других районов области».
Затем говорится о том, о чем широкой публике известно не было. Оказывается на выборах в Госдуму в 2016 году «по просьбе КПРФ и некоторых других политических партий в связи с жестким административным давлением при проведении выборов голосование в Аннинском районе было взято под контроль Центризбиркома». И тогда «впервые за много лет итоговые показатели голосования в этом районе приблизились к среднеобластным: явка - 60,24% (область - 53,26%)»...
«Считаем, что на мартовских 2018 года выборах избирательные комиссии района вновь получили жёсткую установку от администрации и сделали заданные сверху результаты»...
При уже названной явке в 86,68% кандидат Путин получил здесь 90,38% от числа пришедших на выборы..."

https://meduza.io/news/2018/04/13/chlen-tik...orah-prezidenta ("Член ТИК из Уфы заявил, что чиновник предложил ему 4,5 миллиона рублей за молчание о нарушениях на выборах"):
"...В марте Чайченко записал два видеообращения к главе Центризбиркома Элле Памфиловой. Во втором, опубликованном на ютьюбе 21 марта, Чайченко рассказал о нарушениях на избирательных участках в Демском районе Уфы, в частности, о приписках избирателей и вбросах бюллетеней.
Вскоре, по словам Чайченко, ему стали поступать анонимные звонки с угрозами. Он написал заявление в полицию, после чего с ним связался глава Демского района Сергей Плотников. «Он сказал: „Никуда не отсылай [материалы о нарушениях], скажи, что ты хочешь. Хочешь — участок под магазин, хочешь — помещение, все, что хочешь в районе — я тебе все сделаю“», — процитировал Плотникова Чайченко..."

Между прочим, в начале двадцатых чисел марта волна подобных разоблачительных публикаций стремительно нарастала в ряде СМИ и, особенно, в Интернете. Однако, как известно, через несколько дней после тех мартовских "выборов" случилось одно весьма трагическое (и вроде бы случайное, хотя очень многие не верят в эту "случайность") событие, которое практически полностью ликвидировало эту волну, надолго переключив на себя внимание практически всех журналистов и блогеров, да и, так сказать, "простых читателей". Разумеется, я имею в виду пожар в одном из торговых центров города Кемерово, приведший к гибели многих десятков людей, большинство из которых -- дети... Увы, российские власти уже давным-давно создали себе своими действиями такую "репутацию", при которой даже насчёт столь чудовищных и как бы случайных трагедий можно предполагать всё, что угодно...

Кстати, некоторые российские журналисты и даже оппозиционные политики, признавая очевиднейшие факты массовых фальсификаций на этих "президентских выборах", в то же время утверждают, что эти фальсификации, судя по всему, прибавили Путину, мол, всего лишь десяток или десятка полтора миллионов голосов избирателей, что не могло, мол, принципиально повлиять на исход данного голосования, -- поскольку и без них Путин всё равно набрал бы, мол, гораздо более 50-ти процентов от числа пришедших голосовать избирателей. Иногда при этом ссылаются и на соответствующие результаты ряда проведённых перед 18-ым марта так называемых "соц.опросов", которые, мол, едва ли могут сильно отличаться от реальности... Однако, на мой взгляд, эти предположения -- как минимум, весьма сомнительны.

Во-первых, для путинской власти едва ли был бы какой-то смысл идти на неизбежно сопровождающие всероссийскую фальсификацию выборов огромнейшие издержки -- в том числе и материальные, и, так сказать, "репутационные", -- если бы эта власть была бы хотя бы более-менее уверена в том, что и без этой фальсификации Путин должен набрать больше 50-ти процентов голосов, т.е. победить на данных выборах.

И во-вторых, даже без учёта других разновидностей фальсификаций, а всего лишь из вышеприведённых цифр насчёт явного всероссийского завышения "явки избирателей" (которая, очевидно, завышается властями путём реального вброса либо просто приписывания дополнительных бюллетеней, "голосующих" за Путина) вырисовывается вовсе не десяток миллионов приписанных Путину голосов, и даже, скорее всего, не два десятка, а существенно больше. В этом можно убедиться с помощью несложных арифметических подсчётов.

Сначала вновь упомяну вышеприведённые "официальные данные", согласно которым, с 17-00 до 20-00 по московскому времени якобы проголосовало 15,64% от количества всех российских избирателей. Поскольку, согласно данным "Центризбиркома", это количество -- около 109 миллионов, то, следовательно, вышеупомянутые 15,64% составляют более 17-ти миллионов человек. Однако, абсолютно все наблюдатели, с которыми я говорил на эту тему, сказали (как и после прошлых подобных "выборов", кстати), что в вечерние часы -- т.е. с 17-ти до 20-ти часов -- интенсивность голосования снизилась во много раз по сравнению с утренне-дневной, и на избирательные участки приходили лишь единицы...

Так что, уже лишь из этих цифр, по-моему, совершенно очевидно, что Путину приписано значительно более 10-ти миллионов голосов (возможно -- даже более 15-ти).

Кроме того, напомню о приведённых в самом начале этой статьи "официальных данных", согласно которым "явка избирателей" к 10-ти часам московского времени, -- несмотря на призывы ряда очень известных российских оппозиционеров к бойкоту этих "выборов", -- каким-то "чудесным" образом выросла примерно в два с половиной раза по сравнению со средней "явкой" на это же время (т.е. на 10-00), официально зафиксированной на всех прошлых "президентских выборах" времён путинско-медведевского правления... Причём, российские власти даже не удосужились придумать какое-нибудь хотя бы более-менее правдоподобное объяснение этого фантастического "феномена", -- так что, видимо, вообще не существует в природе никакого его объяснения, кроме банальнейшей массовой фальсификации и "явки избирателей", и "результатов голосования", начавшейся -- в отличие от ряда предыдущих российских "президентских выборов" -- прямо с самого утра.

Из этих вышеупомянутых цифр, приведённых в самом начале данной статьи, -- в частности, из сравнения "6,53%" и "16,55%" (т.е. официальной общероссийской "явки избирателей" на 10-00 по моск. времени в 2012-ом и нынешнем годах), -- на мой взгляд, можно сделать довольно очевидный вывод о том, что 18-го марта нынешнего года не только в вечерние часы Путину приписали более 10-ти миллионов голосов, тем самым сильно завысив и "явку", но ещё и в утренние часы -- тоже... А насчёт дневных часов добавлю, что, по-моему, было бы весьма и весьма странным предположение о том, что, организовав очевидные массовые фальсификации "президентских выборов" утром и вечером 18-го марта, российские власти почему-то воздерживались от подобной деятельности среди дня...

Так что, исходя из всех вышеприведённых "официальных данных" (на всякий случай добавлю к ним также и "данные" об итоговой, мол, общероссийской "явке избирателей" и о якобы полученных Путиным процентах голосов -- "67,54%" и "76,69%"), совсем несложных арифметических подсчётов и обычного, так сказать, здравого смысла, получается, что в любом случае количество приписанных Путину голосов избирателей на "президентских выборах" 18-го марта исчисляется десятками миллионов -- точнее, значительно большим числом, чем двадцать миллионов. И это -- учитывая лишь те фальсификации, которые отразились также и на "честности" подсчёта цифр "явки избирателей", хотя, судя по многим свидетельствам, использовались также и другие разновидности массовых фальсификаций. (Например -- принуждение под угрозой увольнения так называемых "бюджетников" к голосованию за Путина, и к фотографированию при этом для "отчёта" заполненных избирательных бюллетеней.)

В качестве, так сказать, дополнительной иллюстрации к вышесказанному прилагаю короткий отрывок из одного весьма красноречивого репортажа с данных "президентских выборов", а также ссылку на него, -- http://newkuzbass.ru/articles/kak-ja-pobyv...ej-ot-ekrana-30 ("Как я побывал наблюдателем (не для слабонервных, уведите детей от экрана (30+)"):
"...Бюллетени были брошены на стол, они оказались чистыми и подлежали проставлению галочек за всеми любимого лидера еще 7 часов назад, но что-то пошло не так.
Они были пересчитаны числом 528 штук. В этот раз уголочки пришлось отрезать несколько дольше и, почему-то, в третьем часу ночи, вместо 20 часов вечера. К этому значению было прибавлено число ранее погашенных неиспользованных бюллетеней и сумма 621 была внесена в протокол. Явка на участке за одно мгновение сократилась с 93.6% до 50.4%.
Вот так происходят чудеса, если вы не знали..."

Разумеется, утверждать при всём этом, что Путин, мол, набрал на этих "выборах" более 50-ти процентов голосов -- хотя бы от числа не вообще всех (как с серьёзным видом нас пытаются убедить представители "Центризбиркома"), а лишь пришедших голосовать российских избирателей, -- нет, на мой взгляд, никаких сколько-нибудь серьёзных оснований. То есть, вероятность этого, если и может теоретически отличаться от нуля, то, судя по всему, крайне незначительно...

Впрочем, никакой "сенсации" в этих выводах, конечно, нет, -- поскольку и все остальные общероссийские "президентские выборы" последней четверти века, да и "парламентские" тоже (а о "выборах" советского периода я уж вообще молчу), были сфальсифицированы властями примерно в столь же огромнейших масштабах. В подтверждение этого прилагаю по одной или две-три ссылки на некоторые из своих старых (и не очень старых -- например, за сентябрь 2016 г.) соответствующих статей:
https://forum-msk.org/material/region/12284163.html , http://voronezh-narodnoe-sobranie.ru/news/...-vsyo-ostalnoe) , https://krrramola.livejournal.com/6263.html ;
http://volgograd.yabloko.ru/news/index.phtml?id=2389 , https://abvgdoprst.livejournal.com/20946.html ;
https://maidan.org.ua/2011/12/vyiboryi-bez-...30-srebrenykov/ ;
https://www.krugozormagazine.com/show/Russia.1948.html (по данной ссылке несколько моих статей о массовых фальсификациях на разных российских "выборах" можно найти в разделе комментариев);
https://forum-msk.org/material/region/10156880.html ;
http://www.liveinternet.ru/users/5246401/post294105068/ , https://abvgdoprst.livejournal.com/35636.html ;
https://forum-msk.org/material/politic/1945038.html ;
https://web.archive.org/web/20130408010348/....ru/vibori.html .

И в самом конце добавлю кое-что об уже упомянутых здесь так называемых "соц.опросах", на "результаты" которых нередко ссылаются те, кто хочет доказать, что, мол, выборы в России проводятся честно, и абсолютное большинство россиян действительно, мол, поддерживает кремлёвскую власть и, особенно, В.Путина.

Во-первых, по-моему, очевидно, что в репрессивных диктаторских странах, вроде нынешней России, даже более-менее добросовестное проведение подобных "опросов" -- либо вообще довольно бессмысленное занятие, либо оно должно включать в себя использование, так сказать, "поправки на страх", поскольку многие критически относящиеся к властям жители таких стран просто опасаются искренне отвечать незнакомым людям на политические вопросы. А во-вторых, могу предложить вниманию уваж. читателей прилагаемый короткий отрывок из одной публикации о том, как в путинской России делаются подобные "опросы", и как при этом так называемый "рейтинг" Путина завышается не просто на сколько-то процентов, а во сколько-то раз, -- https://www.svoboda.org/a/27088106.html ("Миф о высоком рейтинге"):

"...Сами социологи не склонны подвергать острой критике свою корпорацию, но о некоторых фактах умолчать невозможно.
Алексей Левинсон: Юрий Александрович Левада когда-то рассказывал: в 2003 году опросы, проведенные определенными организациями, были предъявлены Путину с утверждением, что популярность Путина упала до 16%, а 60%, наоборот, выражают к нему отрицательные чувства. Если бы это было признано, то следовало бы отменить выборы, а выборы можно отменять только по очень веской причине, и тогда пришлось бы создавать эту вескую причину. На пути этой последовательности фактов встал именно Юрий Левада, который сказал: нет, рейтинг Путина - 62%. Поскольку никто не мог заподозрить Леваду в симпатиях к Путину или путинскому режиму, то ему поверил сам Путин, и дела пошли..."

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).
ava
feliciavinny4 | 19.03.2020, 08:39 #
LagiQQ Situs Judi Online Agen Poker Terpercaya ialah sebuah tempat layanan Situs Judi Online yang dapat diakses selama 24 jam Nonstop untuk orang Indonesia.
 Дмитрий Воробьевский | 20.03.2020, 10:19 #
Добрый день! Путинские "поправки", очевидно, ещё более ухудшают то, что именуется "Конституцией РФ", -- однако, я не согласен и с попытками изобразить из неё некую, мол, вершину мудрости. Тем более, -- что и её легитимность, мягко говоря, весьма сомнительна (исходя из известных событий 1993 г.), и реальных возможностей использовать её самые лучшие статьи в правозащитных целях с каждым годом становится, увы, всё меньше и меньше (например, уже практически нигде и никому не удаётся добиться прямой реализации провозглашённой в её 31-ой статье безоговорочной свободы митингов, пикетов и прочих собраний).

По-моему, для того, чтобы выступать против путинских так называемых "поправок в Конституцию", вовсе не обязательно требовать (как это нередко бывает) неукоснительного, мол, соблюдения "действующей Конституции Российской Федерации" -- т.е. соблюдения всех её статей, среди которых есть, увы, и явно антидемократические, и крайне антилиберальные (т.е. направленные против основных прав и свобод человека)...

А насчёт вышеупомянутых, мягко говоря, сомнений в легитимности "действующей" "Конституции РФ" добавлю, что ещё в декабре 1993 г. я написал и вскоре -- в первые месяцы 1994 г. -- опубликовал в нескольких провинциальных газетах (кстати, довольно популярных -- с тиражами до 20-ти тысяч экз.) статью "Бойкот, который не заметили", где были приведены довольно подробные доказательства того, что в тех так называемых "выборах", совмещённых с так называемым "референдумом по Конституции" 12-го декабря 1993 г., на самом деле участвовало не "53% российских избирателей" (как было объявлено на следующий день), а лишь около 40 %. Кстати, эту мою старую статью, спустя много лет несколько раз перепечатанную в Интернете, можно найти там через Гугл или Яндекс (одну из ссылок на неё прилагаю: https://forum-msk.org/material/region/10156880.html ).

Кроме того, обо всём этом желающие могут более-менее подробно прочитать в касающейся нынешней "Конституции РФ" моей статье "У власти в России -- бандиты. И де-факто, и де-юре", которую можно найти, в частности, здесь: https://www.liveinternet.ru/users/5246401/post294105068/ , https://abvgdoprst.livejournal.com/35636.html . Прилагаю небольшой отрывок оттуда:

"...по своему содержанию она является огромным набором прямо противоречащих друг другу фраз, которые власть легко может толковать в полном соответствии с формулой: "Закон -- что дышло, куда повернул -- туда и вышло". Например, вряд ли можно в здравом уме как-то совместить замечательные утверждения о том, что "никто не должен подвергаться насилию" (ст. 21, п. 2) и "каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность" (ст. 22, п. 1), со статьёй 59, закрепляющей воинскую повинность (дополненную "альтернативной" трудовой повинностью). По-моему, весьма основательно должна у кого-то, как говорится, "крыша съехать", чтобы этот кто-то решил, будто насильственное принуждение невиновных ни в чём людей к воинской (или к любой другой) службе является не "подверганием насилию", а торжеством "свободы и личной неприкосновенности"... Кстати, заодно напомню читателям про один факт, связанный с вышеназванной статьёй, о котором почему-то ни в каких СМИ никто вообще не вспоминает. Я очень хорошо помню, что летом 1993 года на сформированном ельцинской властью "Конституционном Совещании" после двухдневного обсуждения было проведено голосование, в результате которого эту статью о воинской повинности исключили из официального проекта "Конституции РФ". Однако, в дальнейшем она каким-то "чудесным" образом снова там оказалась...

Среди подобных, противоречащих друг другу, "конституционных статей" есть одна, которую власти могут использовать (и нередко используют) для того, чтобы вообще свести к абсолютному нулю весь, так сказать, правозащитный блок "Конституции" (которым всё ещё гордятся многие её сторонники). Я имею в виду статью 55, пункт 3 которой говорит: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Если отбросить демагогическую фразеологию, то смысл этого пункта можно выразить так: власти могут издавать сколь угодно чудовищные законы, абсолютно игнорирующие все права человека, ссылаясь при этом на то, что эти законы, мол, издаются в целях защиты "безопасности государства", "обеспечения обороны страны" или, например, "нравственности"... Этот пункт, кстати, фигурировал при рассмотрении в уже утратившем (пусть и не по своей воле) всякие остатки своей независимости "Конституционном Суде" дела об, очевидно, беспредельно преступной войне в Чечне, которую сей высокий "Суд" счёл вполне законной, т.е., видимо, весьма "нравственной". Фигурирует этот пункт и в других делах, в чём я лично ещё лет 15 назад смог убедиться. (Мне тогда пришёл из "Конституционного Суда" ответ, оправдывающий именно этим пунктом воровство моих заказных писем, посланных обратившемуся в нашу организацию за помощью заключённому, но не дошедших по назначению, а украденных администрацией Перелёшинской "зоны".) В общем, одного лишь данного пункта 55-ой статьи достаточно для того, чтобы не считать нынешнюю "Конституцию" гарантией хоть каких-то человеческих прав..."

Всем читателям — всего самого хорошего!
Дмитрий Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta