Законы неслучайности. Своевременные мысли Михаила Жванецкого и Дмитрия Быкова

Содержание
[-]

***

Нематериальные мысли о материальном мире

***

Божественное

Бог есть. Это доказано или докажут на днях.

Бог в таланте человеческом.

Бог в доброте и помощи.

Творчество есть деяние Божие.

Наша память — его записи нам на будущее.

Вдохновение — когда после сосредоточенности рождается что-то незнакомое автору — результат встречи с Ним.

Конечно, Бог неясен, неконкретен, незнаком.

Бог в интуиции.

Он в перемене настроения.

Бывает настроение хорошее, что бы ни происходило, потому что всё! — Потому что больше в плохом быть нельзя.

Это Он в настроении.

Вы забыли, что произошло, а настроение осталось.

Он в почерке, и в расстановке букв, и в походке, и, кстати, в отпечатках пальцев.

И в сомнениях, и в ужасе, и в панике перед победой, и в тревоге после нее.

То есть Он там, где что-то делается. Он там, где работает человек…

Счастье

Я так стар и спокоен… что желаю вам счастья. Счастье — случай.

Говорю как очевидец, как прагматик.

Счастье, если тебе приносят ужин, а ты не можешь оторваться от своего текста.

Счастье, когда ты выдумываешь и углубляешься, а оно идет, идет, и чувствуешь, что идет.

Такой день с утра, за что бы ты ни взялся. И вокруг деревья, и солнце, и пахнет воздух, и скрипит снег, а ты тепло одет. Или в дождь, когда ты в плаще на улице и льет, а ты стоишь.

И счастье — это человек.

И путешествие не путешествие, и Африка не Африка, если его нет.

А один маленький, нежный, невозможный.

Как мучительно счастливо, как больно и отчаянно, как слезы от немощи выразить ему.

Ты только смотришь на него…

Твои глаза как два прожектора.

Ты светишься, ты светишься.

Она существует. Эта мучительная борьба нервов.

Эта тревога рядом и боль вдали. Это мучение, так мало похожее на радость.

И рождается между сердцем и дыханием.

И только потом, когда спадает высокая температура, ты поймешь, что это было.

А этот маленький и нежный, весь твой, ребенок или женщина.

Он приходит и занимает весь дом, всю душу.

С ним идешь и удивляешься.

С ним впервые видишь и рассматриваешь книги и травинки и начинаешь понимать кошек и собак, чувствуешь добрые руки угрюмого человека и говоришь, говоришь, говоришь.

Стены переходят в улицу, улица в лес.

А ты говоришь, как будто никогда этого не делал. Пропадает стеснительность, исчезают корявые слова, и ты говоришь, говоришь, говоришь…

Научимся

Почему мы обращаемся к Всевышнему в горе?

А ведь иногда можно и поблагодарить.

Можно такие же эксперименты предпринять и пониже.

Люди, живущие чище нас, давно это делают.

Говорят «fine», говорят «good».

Раздражают нас улыбкой без причин.

Раздражают нас вопросами: «Как спали?» — а мы или свирепеем, или отвечаем серьезно.

Да, хорошее воспитание включает много фальши, но исключает напрасные тревоги.

В то же время отсутствует брезгливость.

Пробирку с чужим анализом берут в руки.

Постель больному меняют все.

Аристократизм никак не мешает вынести ночной горшок.

Мы стесняемся и улыбаться, и убирать.

Странно, но мы, выросшие в этом всем, брезгливы.

Стесняемся человеческого организма.

А столько, сколько пролито всего этого у нас…

Стесняемся улыбаться, объясняться и выносить горшок.

В общем, не фальшивим.

За что нас и любят только те, которых мы содержим.

Остальным нет ни до нас, ни до себя, ни до кого дела.

То есть кратко: все живут в дерьме.

Но кто-то научился это перерабатывать.

А кто-то научился в этом плавать!

***

Избранники народа

Во всех странах выглядят одинаково.

А что же ты хочешь? —

Сказал я, глядя в зеркало…

***

Автор Михаил Жванецкий

https://www.kommersant.ru/doc/4350830

***

Гимн народу

*** 

И я бы поверил, что вся твоя суть была в отпаденье от Бога…

…Но худшим последствием всех этих лет,

Какую среду ни возьми я,

Была не война, не аннексия, нет,

Не армия,

Не пандемия,

 

Не взлет доносительства, вал воровства,

Не рост бюрократии прыткой,

Не даже покрытая плиткой Москва —

Господь бы уж с этою плиткой, —

 

Не сотни арестов, отнятья свобод,

Не бешеный рост пьедестала,

На коем воздвигся карманный Нимрод*, —

Но то, что достойное слово «народ»

Буквально ругательным стало.

Народ-созидатель, народ-судия

Ушел на невидимый план бытия:

Осталось какое-то стадо,

И стал осторожно подумывать я,

Что так ему, в общем, и надо.

 

И стал мне являться не прежний народ,

Защитник Угры и Непрядвы,

А серая смесь армяков и бород,

Поборники травли,

Неправды.

 

И мне показалось, что плоское дно

Считал я космической бездной,

А донному жителю нужно одно —

Вот этот скрепитель облезлый.

 

Что нету народа, а есть большинство,

Бредущее вниз по спирали,

И правы не те, кто любили его,

А те, кто его презирали,

 

Поскольку он был не борцом и творцом,

А вечной обслугой гаремной,

И глиняный диск ему служит лицом,

А взгляд подъяремный,

Тюремный.

 

Прости мне, народ, что поддался поэт,

Что черным поверил словам я, —

Но ты в эти двадцать бессмысленных лет

Давал для того основанья.

 

Мне взгляд на тебя непривычен такой —

Не Каин же я и не Демон!

Но сам ты и сделался подлой толпой,

Озлобленной в меру и в меру тупой:

Никто тебя ею не делал.

 

Прости мне, народ! Но еще бы чуть-чуть,

Еще бы буквально немного —

И я бы поверил, что вся твоя суть

Была в отпаденье от Бога.

 

И я от тебя отвернулся, скорбя,

Свое недоверие скрепой скрепя,

И это страшней февраля, октября,

Любых революций и путчей.

И то, что я больше не верю в тебя, —

Есть худший итог.

Или лучший.

***

*Вавилонский царь, богоборец

***

Автор Дмитрий Быков

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/30/85619-gimn-narodu


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Жванецкий, Дмитрий Быков

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.06.2020. Просмотров: 48

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta