Законопроект России об использовании QR-кодов в общественных местах

Содержание
[-]

Законопроект об обязательных QR-кодах становится новым «повышением пенсионного возраста»

Под конец второго года пандемии законопроект об использовании QR-кодов в общественных местах стал главной политической темой в России и рискует настроить общество против властей не в меньшей степени, чем повышение пенсионного возраста в 2018 году. Инициаторы законопроекта, кажется, неверно оценили потенциал мобилизации «антиваксеров» по этому вопросу.

Предполагалось, что граждане примут QR-коды с тем же послушанием, которое они демонстрировали во время «обнуления Конституции», преследования политика Алексея Навального или в вопросе об официальных итогах выборов в Госдуму. Однако раздражение граждан велико: в интернете в последние недели QR — самая обсуждаемая тема, и те, кто поддерживает эту меру, в абсолютном меньшинстве. 

Рациональные возражения против конкретных формулировок законопроекта накладываются на самые затейливые конструкции граждан, настроенных решительно против вакцинации. В QR-кодах видят одновременно способ принуждения к тому, чтобы люди ставили вакцины (что справедливо), и нечто вроде «печати дьявола», а это на фундаментальном уровне оскорбляет достоинство людей.

Появилась своего рода QR-мистика: хотя код — это лишь ссылка, которую относительно удобно считывать в общественных местах, у людей появляются ассоциации со штрих-кодами, использующимися для маркировки товаров (и тогда граждане заявляют, что «мы не товары»), а также опасения, что введение QR-кодов выходит за рамки борьбы с коронавирусом и будто бы связано со зловещими планами властей на построение в будущем «цифрового ГУЛАГа». 

То, что в глазах авторов закона, придуманного, вероятно, в администрации президента, задумывалось в качестве нейтрального «технократического» способа контролировать эпидемиологические меры, превращается в национальную драму. Завсегдатаи либерального сегмента социальных сетей удивляются: почему панику вызвали довольно безобидные QR-коды, при том что цензуру, преследование оппозиции и «иноагентов», а также фальсифицированные выборы большое российское общество воспринимает абсолютно спокойно. 

Возможно, тут «технократы» столкнулись с фундаментальной проблемой: QR-коды выглядят в глазах значительной части граждан как покушение на ту самую стабильность, неидеальное, но понятное устройство российской жизни, ради сохранения которого стоило терпеть все остальное. Неясные дигитально-медицинские манипуляции над телами и документами россиян, особенно детей, сталкиваются с последствиями многолетней работы пропаганды, которая сводилась к тому, что ничего такого, нового, неясного, связанного с Западом, нам не нужно, мы проживем своим умом — травками, чаем с вареньем и «Арбидолом». А QR-код — это даже слово нерусское, и неизвестно, как его произносить правильно, отчего Геннадий Зюганов говорит о «пиар-кодах». Пропаганде, отрицающей рациональное устройство мира, теперь нужно убедить граждан принять государственные меры для борьбы с коронавирусом: задача кажется непосильной. 

Из осторожности, чтобы не обрушить рейтинги президента, власти берут театральную паузу с законопроектом о QR-кодах. Путин не высказывался в поддержку непопулярного закона, зато еще раз напомнил, что решение о вакцинации должно быть исключительно добровольным. Спикер Госдумы Вячеслав Володин прорекламировал свой Телеграм-канал, разрешив гражданам оставлять комментарии под записью о QR-законопроекте; за сутки их число превысило 300 тысяч, и большая часть — резко критические. Володин пообещал гражданам сенсационную демократию: прежде чем принимать закон, нужно «всестороннее обсудить», а каким будет решение депутатов — зависит в том числе от мнения граждан. Небывалый шквал либерализма в наших широтах — сразу становится понятно, что власти очень переживают. 

Депутаты на местах чувствуют, что линия заколебалась, и присоединяются к демократии: парламенту Северной Осетии не хватило голосов, чтобы поддержать федеральный законопроект о QR-кодах. Этот пример может стать очень соблазнительным для других региональных заксов, потому что ясно же: и президент такой команды не давал, и Володин призывает волеизъявляться. Неясно, впрочем, к чему это может привести: правительственного плана Б для борьбы с эпидемией в России не просматривается: если не QR, то что? 

Между тем многие российские регионы вводят обязательные QR-коды, не дожидаясь закона. Пионером тут стал Татарстан, где проверка кодов в общественном транспорте, кажется, довольно быстро была профанирована. Кондуктор в казанском трамвае, как говорят, просто спрашивает входящих граждан, есть ли у них QR, проверять код и паспорт не успевает — это в два раза больше работы, чем обычно. В Петербурге некоторые заведения общепита вешают таблички «У нас можно без QR». С одной стороны, за это им грозят штрафы, но с другой — всех сразу не оштрафуешь, а отсутствие QR-проверок — ценное конкурентное преимущество. В Перми дорогие рестораны, кажется, слегка бравируют тем, что не проверяют коды у своих изысканных клиентов. Бороться с эпидемией все это помогает не слишком хорошо. 

C повторным введением QR-кодов не торопится и Москва, которая провела подобный эксперимент для общепита еще летом, когда рестораторам сразу разрешили свободный доступ к летним верандам, но выручка все равно сильно упала. Впрочем, авиакомпании и РЖД, кажется, уже готовы к введению QR, и это может переломить ситуацию: путешествовать по России можно будет только «со ссылкой на Госуслуги». Как, например, будут путешествовать иностранцы, вакцины которых в России не признаны, никто, кажется, не подумал.

QR-вальс между обществом и государством, в котором первый партнер не верит в добрые намерения второго и стремится любой ценой обмануть его, выглядит, конечно, так, будто мы застряли в коронавирусе навсегда.

Автор Кирилл Мартынов, редактор отдела политики "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/25/chernyi-kuar

***

Мнение политолога: Довести QR до ума

Борис Вишневский объясняет, почему законопроект о QR-кодах нуждается в доработке. 

25 ноября комиссия петербургского Законодательного собрания по социальной политике и здравоохранению поддержала федеральный законопроект о QR-кодах и рекомендовала вынести его на пленарное заседание ЗАКСа — чтобы направить в Госдуму отзыв от имени нашего парламента.

Моя позиция была иной: и вакцинация нужна, и ограничения по доступу граждан в различные места допустимы и возможны, но «закон о кодах» нуждается в очень серьезной доработке, поскольку содержит множество недостатков и лакун. И закон не может быть введен в действие без целого ряда тех мер, которые я перечислял. Вот что я говорил на заседании комиссии.

Уважаемые коллеги, в пояснительной записке к законопроекту говорится, что он направлен на обеспечение равного доступа граждан к массовым мероприятиям и различным объектам — культуры, общепита, торговли и других. Это не так: он направлен на ограничение этого доступа, который предоставляется только тем, кто имеет куар-коды о прививке, переболел коронавирусом или имеет медицинский отвод от прививки. То есть содержит ограничения прав и свобод граждан.

Конституция допускает эти ограничения — ради защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц. Но, рассматривая закон, необходимо оценить степень соразмерности вводимых ограничений и имеющихся опасностей. Хочу сказать, что я лично и переболел, и привился, и потерял от ковида пятерых близких друзей, и почти каждый день за последние полтора года получаю просьбы, связанные с заболевшими ковидом.

Ради борьбы с этой опасностью допустимо вводить ограничения. Сравнения этих ограничений с «фашизмом», «желтыми звездами» и «Холокостом», которые я получаю во множестве как под копирку написанных обращений, представляются опасной демагогией: если кто-то серьезно считает, что перспективу не попасть в магазин или кафе можно сравнить с перспективой оказаться в газовой камере, с ним бессмысленно дискутировать.

«Приходя в кафе или магазин, я хочу быть уверен, что меня не заразят», — говорят многие мои друзья. И я с ними согласен. Hо возникает вопрос — и это ключевой вопрос законопроекта, — в какой степени те, кто привит или переболел, менее опасен для окружающих, чем те, кто не привит и не переболел? Иначе говоря, насколько мы снижаем опасность распространения вируса, допуская в публичные места только привитых или переболевших?

Да, для привитых меньше вероятность заболеть (и, значит, распространять вирус). Можно спорить, во сколько раз: комитет по здравоохранению говорит, что эта вероятность ниже в десять раз, хотя есть на этот счет разные данные, в том числе зарубежные, и они показывают куда меньшую разницу, и нет данных общепринятых. Но тем не менее опасность заболеть — и распространять вирус — существует и для привитых: есть множество таких случаев. 

Опасность существует для переболевших, и тут не удалось найти никакой статистики. Хотя вероятность заболеть для них, видимо, больше: как говорят медики, у переболевших более слабый и менее устойчивый иммунитет, чем у вакцинированных. А есть те, у кого есть медицинский отвод и которые заболевают, думаю, чаще, чем вакцинированные. Но их предлагается допускать в публичные места, хотя они могут быть опасны. С другой стороны, есть те, кто переболел, не обращаясь к врачу, и в теории должен быть менее опасен, но они не будут допущены в публичные места… 

Все эти вопросы никак не затрагиваются законопроектом. Это первое. 

Второе. Закон неоправданно расширяет полномочия исполнительной власти: губернаторы могут на свое усмотрение неограниченно расширять перечень мест, куда допускаются только с QR-кодами или переболевшие. Где роль представительных органов власти? Уверен: и ограничения, и категории, и перечни мест, посещение которых ограничено, должны устанавливаться региональными законами, а не губернаторами. И происходить это должно открыто и публично. 

Третье. Недопустимо вводить только запреты и ограничения, не сопровождая это комплексом иных мер. Закон, по сути, — неявное принуждение к вакцинации. Но где максимальное облегчение и ускорение вакцинации (в Московском районе на Бассейной улице записывают на прививку только на вторую половину декабря)? Где обеспечение бесплатных и скорых тестов не только на ПЦР (о чем сказано в законе: что результат ПЦР должен быть «в пределах рабочей смены», но неясно, как это будут выполнять, поскольку и сейчас установленный 48-часовой срок часто нарушается), но и на антитела? 

Необходимо признание в России западных вакцин и вакцинаций. Моя знакомая — гражданка России, но живет в Германии и вакцинировалась «Спутником». В Германии она считается привитой. А ее муж-немец привитым тут — не считается. Те, кто вакцинировался за границей — как российские, так и иностранные граждане, — должны иметь те же права, и это должно быть прямо указано в законе. Но вместо этого написано, что главный санврач это когда-нибудь утвердит. 

Необходимо материальное стимулирование вакцинации — и не только пенсионеров (и не на 2000 рублей), потому что эти люди экономят государству будущие и серьезные расходы на их лечение. 

Необходима существенная помощь и гражданам, и бизнесам, которые пострадают от введенных ограничений. 

Нужны иные методы обеспечения безопасности в музеях, магазинах, кафе, других местах: установка существующих приборов, снижающих концентрацию вируса в воздухе. 

Нужно ограничение потоков посетителей в крупные торговые центры.

Нужно увеличение частоты движения общественного транспорта, чтобы снизить его наполняемость.

Наконец, неизбежна коррупция: продажа кодов и утечка персональных данных граждан. Где в законе меры по ее предотвращению?

Мой вывод: закон не может быть введен в действие без тех мер, которые я перечислял, он нуждается в серьезной доработке, иначе в таком виде, как сейчас, одобрен быть не может.

Автор Борис Вишневский, обозреватель, депутат ЗакСа Петербурга

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/25/dovesti-qr-do-uma

***

Мнение социолога: Придержи ярлык!

Власть захотела обсудить с народом qr-коды — и попала в бурю из страха и ненависти. Чего на самом деле боятся люди — отвечает социолог Алексей Левинсон.

Тридцать лет назад тысячи людей выходили на улицы поддержать демократию. Десять лет назад проходили массовые митинги протеста против ее попрания. На протяжении десятилетий эти митинги были главной формой для выражения того, что народ требует. Судя по тому, что крупных митингов не было ни накануне, ни после последних думских выборов, в эту форму выражения народной воли больше не верят. Эта страница закрыта. Но кончились ли протесты и массовые волеизъявления? Нет. Но у них теперь другая форма, другой состав участников и другие масштабы. Об этом и будет рассказ.

Когда ковид пришел в Россию, к этому не было готово общество, к этому не была готова власть. Власть совершила ошибку, решив сделать «Спутник» инструментом нужного ей пиара, для этого выпустив вакцину до срока. Власть отменяла ею введенные ограничения на время голосования за нужные ей поправки. Эти и другие ее неверные жесты не позволили построить то единство власти и народа, о котором, наверное, мечталось: мол, в России беда, и мы все сплотились ради борьбы с нею. В итоге власть не получила благодарности даже за то, что было реально сделано в борьбе с эпидемией.

Ввиду сделанных ошибок государство в значительной мере утратило доверие населения в вопросах, связанных с эпидемией. Ограничительные меры, вводимые государством, встречают все более широкий протест — где сорок процентов, где половина и более отказываются принимать меры, вводимые вроде бы для их же блага. Протест имеет и уличные формы, но в основном он в интернете. За последнее десятилетие в интернет пришел новый массовый пользователь. Он обнаружил в интернете свободу слова и начал ею пользоваться в масштабах, которые многократно превзошли активность «протестантов» Болотной и даже активность навальнистов.

Протест по поводу вакцинации и ограничительных мер заполонил социальные сети. Власть робеет, надеясь, что протест не выплеснется из интернета на улицы. На повестке дня введение QR-кодов для контроля за поведением людей. Волна протеста против них уже начала подниматься. Спикер Госдумы Вячеслав Володин — вероятно, для того, чтобы оценить потенциал сопротивления «вызвавшим общественный резонанс законопроектам о QR-кодах» — поместил в телеграм-канале осторожный пост, где упомянул эти законопроекты, но ничего определенного про них не сказал.

Наша Дума, как известно, не место для дискуссий. Но если пост ее председателя в интернете считать ее виртуальной частью, то на этом думском пространстве развернулась дискуссия небывалых размеров. В самом деле, прошлый пост Володина на трепетную тему — не привлечь ли М.С. Горбачева к суду за развал СССР — вызвал 24 000 откликов. А безобидное вроде бы послание, но содержащее слово-триггер «QR-код», собрало в тридцать раз больше — 724 000. Володин потом написал, мол, не ожидал, что откликов будет так много. Но кто-то из комментаторов в телеграме уже обратил к нему такие слова: Гражданин Володин, одумайтесь, не открывайте ящик Пандоры, всем плохо будет, очень.

Похоже, что повод для беспокойства у власти есть. Общая атмосфера внутри этой телеграм-дискуссии напряженная. Пусть значительная часть постов — перебранка между комментаторами, но основной адресат полных гнева постов — власти. Люди бросают им самые тяжкие обвинения: Недопустимо возвращение фашизма в нашей стране!!! ФАШИЗМ НЕДОПУСТИМ!!! НЕТ QR-КОДАМ!!! QR-ФАШИЗМ в России не пройдет!!! О фашизме упоминают даже в сочувственном обращении к вице-спикеру: Уважаемый Вячеслав Викторович! Если Вы настоящий, наш, Поволжский, русский по духу человек, мужчина настоящий, скажите нет куарам, вакцинам и всему этому фашистскому позорищу! Ждем от Вас политического и мужского решения! Не разочаруйте женщин России и нормальных пацанов и мужчин. Мы пока вам верим! Не бойтесь, если что, мы подстрахуем!

Защитить власти от шквала обвинений в связи с готовящимися ограничениями в этой дискуссии брались только нодовцы. Но им приходилось уводить разговор в сторону от QR-кодов: Отстранить от власти иноагентов, озвучить поддержку курсу Путина на суверенитет, публично выразить поддержку Путину, Володину, Бастрыкину и другим участникам «большого НОД». Им, видимо, велено бороться и с антиваксерами. И хоть те сами толкуют, что вакцины нам навязал Запад, нодовцы утверждают: Антиваксеры организованы все теми же нашими заклятыми заокеанскими партнерами.Но названные выплески не должны скрыть от нас другой важной темы дискуссии. А этой темой оказывается не более не менее, как свобода и права человека. Тронув поправками Конституцию, людям напомнили о ней. Теперь они напоминают о ней властям:Прошу отклонить законопроекты о куар-кодах! Они вводят дискриминацию и разделяют людей, лишают часть граждан их законных конституционных прав, что НЕДОПУСТИМО!

Статья 19 Конституции РФ: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина…»  Согласно Конституции РФ, ст. 55 не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие Права и Свободы человека и гражданина. Меня не пускают заработать на кусок хлеба. Каждый должен иметь право выбора.

Конституция РФ Глава 2. Права и свободы человека. 

Что творите? Людей реально лишают рабочих мест, если они не вакцинированы! Вернитесь к справедливости и к основам Конституции! Часть постов строит аргументацию, указывая на то, что им кажется нарушениями законов и нормативных актов РФ. Требования предъявления так называемых Ку-Ар-Кодов — действие требующего подпадает под ст. 127.1 УК РФ.  Требование предъявлять QR-код — это «нарушение Медтайны — статья 137 УК РФ».

Апелляции к законам и правам здесь делаются не профессиональными правозащитниками, а теми, кто, оказывается, учился у них. Здесь знакомые лозунги оказываются в незнакомых контекстах: Против QR-кодов, за допуск зарубежных вакцин, за честные выборы и за свободу политических заключенных, Свободу Навальному! Здесь говорят о нарушениях прав человека и его свобод не по тем поводам, по которым об этом пишут в «Новой». Но у кого есть монополия на слово «свобода»?

Сообщество в телеграме объединено коммуникацией плотнее, чем многие иные сообщества в нашей стране. У него есть свои обычаи и привычки, нечто вроде общего стиля общения. Но это не значит, что оно едино и единомысленно. Самому большинству в лицо говорят:Все меры, которые в отношении ВАС принимают, проходят только потому, что ВЫ добровольно исполняете все хотелки правящей верхушки. И вся ответственность за ВАШУ хреновую жизнь лежит только на ВАС. Вы никогда не найдете ответственного за ВАШЕ угнетение и уничтожение, потому что во все времена все делалось ВАШИМИ же руками.

По самому центральному предмету описываемой дискуссии большинству возражает некоторое активное меньшинство:Я полностью поддерживаю введение QR-кодов. Я осознаю, что будет множество проблем, сложностей и неудобств для людей. Но я также понимаю, что другого способа справиться с заразой нет и не будет. Более того, уверен, что меры запоздали. Поколения, выходившие на митинги тридцать и десять лет назад, заявляли о ценностях свободы и прав человека, выдвигали требования соблюдать Конституцию и законы страны. Оказывается, эти слова услышаны. Они звучат в неожиданных контекстах и по неожиданным поводам. Но те, кто их произносит, в них верят.

При участии Любови Борусяк

Рабочие материалы для анализа предоставлены Юлией Баталовой

Автор Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»*

*внесен Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/12/08/priderzhi-iarlyk


Об авторе
[-]

Автор: Кирилл Мартынов, Борис Вишневский, Алексей Левинсон

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.12.2021. Просмотров: 52

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta