Закон чести американского офицера .Пути поддержания высокого уровня дисциплины и боевой готовности в армии

Содержание
[-]

Закон чести американского офицера  

Решение Конгресса о легализации военной службы геев и лесбиянок вызвало серьезные и вполне обоснованные сомнения в его целесообразности для укрепления американских вооруженных сил. И в первую очередь — морально-психологического состояния личного состава, не только рядового и сержантского, но и офицерского.

Ежегодная потребность пополнения офицерского корпуса составляет около 40 тысяч человек. Но только 10 процентов из них готовится в академиях видов вооруженных сил, как в США называют военные училища. Остальные офицерами становятся на курсах в университетах и колледжах, в офицерских кандидатских школах, набираются из гражданских специалистов: врачей, юристов, инженеров, священников и других. Более 2000 офицеров Национальной гвардии и резерва ежегодно переводятся в регулярные части. Так что лицу гомосексуальной ориентации стать офицером вполне возможно.

Но ведь именно офицерский корпус США изначально считается незыблемой основой вооруженных сил, и не только в их силовом, но и в моральном аспекте. Политическое руководство США всегда рассматривало его как важнейший компонент военного строительства вообще. И компонент крупнейший, неоднородный и весьма непростой. Имея более чем двухсотлетнюю историю, он обладает рядом особенностей, существенно отличающих его от таких же организаций других государств.

Карьера офицера в Америке зависит от ряда факторов, среди которых главными являются два: командирские качества военнослужащего и степень соблюдения им военного законодательства и Конституции США. Естественно, такие критерии существуют и в армиях других стран, однако нигде им не следуют так строго и бескомпромиссно, как в США. Но и кроме того, существует еще один элемент офицерского статуса — неписаный кодекс чести.

***

Военное законодательство США в определенной степени ограничивает гражданские права не только рядовых, но и офицеров. Считается, что такое ограничение совершенно необходимо для поддержания высокого уровня дисциплины и боевой готовности. Эти ограничения создают обстановку, благоприятствующую выполнению войсками их основных функций и ограждающую офицеров от несвойственных им политических интриг и закулисной борьбы.

Жизнь убедительно свидетельствует: политические персоналии меняются, партии чередуются у власти, но армия, ее стратегические и оперативные задачи остаются незыблемыми. Она выполняет эти задачи, как правило, вне зависимости от партийных интересов и амбиций отдельных граждан. Поэтому участие офицеров в политических мероприятиях ограничено специально оговоренными условиями.

Формально они имеют право состоять в любых незапрещенных политических организациях или союзах — с той лишь оговоркой, что участвуют в их деятельности не как офицеры, а как граждане. Им запрещается посещать митинги или шествия в военной форме и в служебное время. Настоятельно рекомендуется воздерживаться от публичных высказываний, особенно по политике администрации или командования. Нельзя становиться лидером в любой, даже низовой ячейке.

Если же они позволяют себе публично или в прессе критиковать действия высших гражданских должностных лиц или своих начальников или же использовать служебное положение для того, чтобы повлиять на политические взгляды подчиненных, то это влечет немедленное увольнение из вооруженных сил. Как пример — отставка главкома войск НАТО в Афганистане генерала Стэнли Маккристала, спровоцированная статьей в журнале «Роллинг стоун», которая вызвала весьма неоднозначную реакцию военных и политических деятелей США.

Но так было испокон веков. В декабре 1990 года сняли с должности только назначенного на пост начальника штаба ВВС генерала Макдугана, а в ноябре 1995 года был уволен с лишением привилегий выслуги главком вооруженными силами США в зоне Тихого океана адмирал Мэк. Даже победителю в Первой иракской войне генерал-лейтенанту Норману Шварцкопфу сразу же после триумфа пришлось подать в отставку. В 1993 году был отставлен генерал-майор Гарольд Кэмпбелл, в 2008 году уволен адмирал Уильям Феллон.

Все эти военачальники (да и не только они) пострадали потому, что позволили себе публичные высказывания, не совпадающие с официальной линией администрации США и не согласованные заранее с Министерством обороны. В полном противоречии с Первой поправкой к Конституции США такое согласование является обязательным при публичном выступлении высокопоставленного офицера и осуществляется через специальную службу. Естественно, офицер более низкого ранга также обязан согласовывать все свои официальные высказывания с непосредственным командиром.

***

Следует отметить, что изгнание из армии, или, как принято говорить в Америке, увольнение без почета, — основная мера наказания не только за несоблюдение официального законодательства, но и за пренебрежение нормами своеобразного кодекса чести, который утвердился за два столетия и состоит из неписаных установлений и традиционных обычаев.

Американское военное законодательство весьма жестко регламентирует взаимоотношения между старшими и младшими в чине, между начальниками и подчиненными. Имеются статьи, запрещающие начальникам и старшим по чину принимать подарки от подчиненных и младших и вообще от всех, у кого более низкие доходы. Запрещается также вести частные телефонные переговоры и компьютерную переписку по служебным средствам связи, использовать военный транспорт — наземный, морской и воздушный — для личных нужд. Вообще, любое использование служебного положения в личных целях является военным преступлением.

Что касается связей офицеров и генералов с частным бизнесом, то категорически запрещено использовать даже ссылки на свою принадлежность к вооруженным силам. Не рекомендуется также консультировать частные фирмы по любым вопросам, которые касаются военных проблем, и принимать вознаграждение от частных лиц и предприятий, если они имеют деловые связи с Министерством обороны. Военное законодательство, однако, более лояльно по отношению к офицерам, которые в свободное от службы время участвуют в работе фирм, не связанных с проблемами военного характера. Но это же законодательство и неписаный кодекс чести совершенно бескомпромиссны, если речь идет о нарушении офицером морально-этических норм поведения.

***

Особенно характерна жесткая нетерпимость к нарушению супружеской верности. Адюльтер в американской армии приравнивается к должностному преступлению. В средствах массовой информации появляются периодически сведения о такого рода прегрешениях офицеров и даже генералов. Но к ним общественность относится не так снисходительно, как к сексуальным «подвигам» артистов, телеведущих и чиновников. Ведь даже Билла Клинтона переизбрали на второй срок президентства, хотя о его донжуанских похождениях было общеизвестно. Но если речь идет об офицерах, то критерии на много порядков суровее.

К примеру, влюбился контр-адмирал Ричард Мэки в очаровательную даму. Было в те поры ему 58 лет, с женой он давно развелся, как говорится, холостяковал. Дама тоже пребывала в разводе, была намного моложе адмирала, но с готовностью отвечала на его, так сказать, сексуальные устремления. Дело происходило на Гавайях, и что, казалось бы, могло помешать влюбленным наслаждаться в тропическом раю? А помешали инспекторы Пентагона, обвинившие очарованного флотоводца в неуставных отношениях с младшим по чину. Потому как дама эта была подполковником морской пехоты. И завершилась любовь… отставкой обоих. Как не подумаешь: хорошо все-таки, что не в наше время служил адмирал Нельсон и не на американском флоте. Иначе пришлось бы одноглазому флотоводцу расплатиться за 850 телефонных звонков к леди Гамильтон, как пришлось сделать адмиралу Ричарду Мэки, действовавшему в порыве страсти.

Контр-адмирал Р. Митчелл был отстранен от должности по подозрению в сексуальных домогательствах к подчиненной женщине — капитан-лейтенанту. Такое же наказание постигло бригадного генерала С. Зенакиса, который «неправильно строил взаимоотношения» с капралом-медсестрой, опекавшей его больную супругу. Но суровость этих правил достигла, пожалуй, предела, когда четырехзвездного генерала Джеймса Рэлстона не утвердили на высшем военном посту председателя Объединенного комитета начальников штабов… из-за любви к одной подчиненной ему даме в чине майора. Можно подумать, что не на стратегический пост назначали, а директором института благородных девиц! Впрочем, кара не обрушивается лишь на генералитет. Первую в истории США женщину — пилота стратегического бомбардировщика Б-52 лейтенанта Келли Флинн, полюбившую женатого сержанта, также немедленно выгнали со службы.

Такова суровая и принципиальная практика борьбы за высокие морально-этические характеристики членов офицерского корпуса в Америке. В сочетании с неизбежными материальными потерями она в основном исключила многие правонарушения, в первую очередь среди генералитета.

Как видим, система взаимоотношений в американских вооруженных силах, военное законодательство, морально-этический кодекс — все нацелено на утверждение высокой мотивации офицеров и генералов. Этой же цели служит и стремление по возможности изолировать их от межпартийной борьбы, от столкновения политических интересов различных группировок внутри США.

***

Однако если дело касается выборов, то офицеры пользуются такими же избирательными правами, как и прочие граждане Америки. Как и все граждане, американские офицеры имеют право выдвигать свою кандидатуру на любую выборную должность. Но такое возможно лишь в том случае, если избирательная кампания не будет мешать кандидату в исполнении его служебных обязанностей. В случае избрания на любой федеральный, штатный или местный пост офицер обязан уйти в отставку.

Другое дело, что самим офицерам запрещается вести политическую агитацию среди однополчан. Более того, военные законы ограничивают в этом и американских политиков, посещающих гарнизоны для встреч со своими избирателями. Прибыв в часть, они могут беседовать с солдатами и офицерами лишь на глобально-стратегические или политические темы, но обязаны избегать высказываний, напрямую влияющих на выбор данных представителей военного электората. Любопытно, что именно это требование как раз неписаное, но тем не менее строжайше соблюдается на практике.

В Соединенных Штатах считается, что такие ограничения гражданских прав военнослужащих необходимы, чтобы оградить их от интриг и подковерной борьбы партийных функционеров. Более того, государство требует от военных вообще воздерживаться от громогласных политических высказываний. Это относится и к самым высокопоставленным лицам Пентагона, и к рядовым солдатам.

Важнейшую роль в жизни и службе офицера играет неписаный кодекс чести и вековые традиции. В их числе — регулярные встречи у командира части, проводимые, как правило, по пятницам, батальонные и полковые вечера, обеды, новогодние балы, посещение больных и раненых в госпитале, вечерний спуск флага и ритуал отдания чести.

Кодекс чести обязывает американского офицера скорее погибнуть, чем замарать свой мундир. Он должен с высоким уважением относиться к национальным символам страны: флагу, гербу и гимну. Офицер непреложно соблюдает традиционные моральные установки: не допускать панибратства с подчиненными, не извиняться, если не виноват, не льстить никому, не охаивать за глаза, не сплетничать, не быть вульгарным, не хвастать, не преувеличивать своих заслуг. Позорным считается носить незаслуженные награды и знаки отличия. Можно привести пример, когда начальник штаба военно-морских сил США адмирал Джереми Бурда (еврей, кстати), обвиненный в ношении незаслуженного знака участия во вьетнамской войне, предпочел самоубийство публичному осуждению.

Правила и традиции американской армии не поощряют ношения любого вида служебной униформы в общественных местах. На службу офицер, как правило, прибывает в штатском платье и переодевается в установленный вид униформы. Если же возникает у него необходимость находиться в униформе вне части, то сделать это он может только с разрешения своего командира. Как, впрочем, и солдат или сержант. Потому-то редко увидишь американского военнослужащего на улице или в другом общественном месте, одетого в униформу.

***

Выше шла речь о проступках. Преступления же караются сурово. К примеру, если военнослужащий, в том числе офицер, ушел из части, чтобы избежать участия в полевых учениях, он получит полгода тюрьмы и увольнение с позором. Дезертирство в мирное время влечет за собой тюремное заключение от трех до пяти лет, а во время войны — пожизненное или при отягчающих обстоятельствах смертную казнь. Оскорбление действием, угроза физического насилия или невыполнение приказа влекут за собой увольнение с позором и тюрьму сроком до пяти лет.

Думается, суровый подход военного законодательства к преступлениям не только солдат и сержантов, но и офицеров, и генералов вполне оправдан. Потому что они составляют костяк, основу вооруженных сил. Генерал и президент США Дуайта Эйзенхауэра говорил: «Офицер — это надежда нации. Без него армии нет. Без армии нет государства. Без государства нет свободы граждан, нет достойной жизни, нет будущего ни у живущих, ни у потомков…»

Между тем в офицерском корпусе США за последние 20 лет произошли весьма серьезные качественные метаморфозы, вызванные ситуацией в обществе и двумя затяжными войнами. Феминизм, угнездившийся во всех сферах жизни США, не миновал и вооруженных сил. И сегодня среди офицеров женщин даже больше, чем среди рядовых, — 16 процентов. Старших офицеров — 15 процентов. 45 женщин имеют генеральские чины, 12 — адмиральские.

Этнический состав американского общества за эти два десятилетия изменился весьма существенно. Изначально белая англосаксонская его основа все более численно уступает иммигрантам и афроамериканцам. Сегодня около 10 процентов офицеров — афроамериканцы, примерно столько же латиносов, корейцев, китайцев, арабов и новых граждан из других неевропейских краев, вместе взятых. Таким образом, среди офицеров контингент белых мужчин в настоящее время составляет не более 63–64 процентов. Думается, отражается это на качественном состоянии офицерского корпуса США не всегда положительно. Вспомним хотя бы расстрел майором-арабом своих сослуживцев в Форт-Худе — совершенно немыслимое преступление даже 11 лет назад.

***

И вот, помимо всего этого, возникла весьма серьезная проблема, связанная с легализацией военной службы геев и лесбиянок. Новая ситуация в корне меняет традиционную, в некотором роде даже пуританскую психологию военной службы в США. К тому же кроме проблем морального плана легализация геев влечет за собой целый ряд организационных мероприятий, обеспечивающих материальную, так сказать, сторону этого решения: быт, отдых, туалет и так далее. Что отнюдь не облегчит военный бюджет.

Думается, однако, что одним из главных сугубо негативных аспектов, которые неминуемо проявятся, станет наличие легальных геев в офицерском корпусе американских вооруженных сил. Его кодекс чести не терпит даже адюльтера, считая преступлением супружескую неверность. Как же быть, если такого рода ЧП произойдет, к примеру, в «семье» геев или лесбиянок? А ведь таких примеров может быть превеликое множество в гомосексуальном армейском сообществе. До войны ли будет?!

 


Об авторе
[-]

Автор: Марк Штейнберг

Источник: evreimir.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.07.2016. Просмотров: 366

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta