Закат углеводородной эры. Готова ли к нему Россия?

Содержание
[-]

Подходит ли век нефти к концу?

На днях Анатолий Чубайс дал пространное интервью изданию Forbes, в котором в числе прочего объявил о конце эпохи углеводородов.

«...Невозможно подвергать страну стратегическому риску из-за такой структуры экономики. Этот технологический уклад устаревает, это факт. Есть известная ковбойская поговорка: если лошадь сдохла, с нее надо слезать». По сути, первым из официальных лиц — а руководитель госкорпорации это, как ни крути, лицо официальное — Чубайс сказал о том, что век нефти подошел к концу. И пандемия коронавируса только ускорит процесс перехода.

Недавно стало известно, что Польша отказалась от продления на период после 2022 года долгосрочного контракта на закупку российского газа, рассчитывая заместить его импортным СПГ и норвежским трубопроводным газом. Турция в марте сократила закупки российского газа в несколько раз против марта прошлого года, так же увеличив долю СПГ в импорте газа.

Больше того, 20 мая Турция с Катаром заключили валютный своп на $15 млрд в целях «улучшения условий двусторонней торговли». Закупать в Катаре, кроме СПГ, Турции в целом нечего. Тем более на такую сумму. Даже если представить, что на приобретение катарского сжиженного газа пойдет лишь половина этой суммы, а цена на газ вырастет вдвое против нынешней (для спот-контрактов), Турция приобретет 75 млрд кубов катарского газа при годовом объеме потребления в 45 млрд кубов газа. А ведь еще совсем недавно Турция была третьим после Украины и Германии покупателем нашего газа.

Катар планирует нарастить производство СПГ с нынешних 77 млн тонн до 110 млн тонн в 2024 году и 126 млн тонн в 2027 году и для этого готов кредитовать новых крупных покупателей. Поведение Турции тоже понятно: СПГ сейчас обходится ей в несколько раз дешевле российского трубопроводного газа, цены на который реагируют на падение цены на нефть с задержкой до полугода; схема «бери или плати» усилиями европейских судов практически перестала работать, покупатель газа может быть уверен, что почти наверняка выиграет при попадании дела в суд; Турция конфликтует с Россией в Сирии и Ливии.

На наш бывший крупнейший рынок сбыта, Украину, Россия с 2015 года поставляет газ по схеме «реверса» из Словакии, Польши и Венгрии, что при наличии в Европе избытка газа или выстраивании не таких уж и дорогих мощностей по приему и регазификации СПГ существенно упрощает для этой страны замену российского газа. Поставки российского газа на территорию самопровозглашенных «народных республик» Донбасса осуществляются и вовсе бесплатно как гуманитарная помощь — с начала 2018 года «Газпром» перестал выставлять счета украинскому «Нафтогазу» за потребленный «народными республиками» российский газ.

Ветровая и солнечная электрогенерация уже вытесняет генерацию на газу: в Германии, обладающей четвертой в мире промышленностью, в январе-апреле 2020 года ВИЭ обеспечили 56% всей электрогенерации. Европа отказывается и от угля, экспорт которого в 2019 году принес России $16 млрд. Экспорт угля в Европу составляет треть от всего российского угольного экспорта. Обсуждается введение углеродного налога на импорт — чем более «грязен» импорт в ЕС, тем выше таможенные пошлины на него.

Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выдвинула инициативу т.н. Border carbon adjustment — «Пограничной корректировки выбросов углекислого газа», цель которой — дать компаниям ЕС возможность конкурировать с иностранными компаниями в условиях, когда работающие в ЕС компании вынуждены нести высокие издержки на обеспечение экологичности своей продукции, а их иностранные конкуренты таких издержек либо не имеют вовсе, либо они гораздо меньше. По сути, это угроза уже нашему несырьевому экспорту в ЕС.

Страны одна за другой запрещают применение одноразовой продукции из пластика, а это около половины мирового рынка пластика, потребляющего 8% всей производимой в мире нефти. В Евросоюзе в 2021 году вступают в силу новые стандарты экологичности автомобильного двигателя — на 20% более жесткие, чем сейчас, а с 2030 года еще более жесткие и предусматривающие двойное снижение выбросов СО2 против норм 2020 года. В таком раскладе понятно, почему ведущие европейские автопроизводители один за другим отказываются от разработок новых моделей автомобилей с двигателем внутреннего сгорания.

Эта ситуация чревата тем, что автоконцерны откажутся от выпуска бензиновых автомобилей скачком. Тем более что в 2025–2027 гг. практически у всех крупнейших автокомпаний мира будут линейки легковых электромобилей и гибридов, полностью дублирующие их линейки обычных автомобилей. Поддерживать два параллельных, дублирующих друг друга производства, во-первых, невыгодно, во-вторых, в свете ужесточения норм 2030 года бессмысленно.

На этой неделе Еврокомиссия рекомендовала странам — членам ЕС отменить взимание НДС при покупке электромобилей, что существенно удешевит их для покупателя: во Франции, Германии и Италии, то есть на основных европейских авторынках, реализация предложения Еврокомиссии приведет к снижению стоимости электромобилей на 17–19%. Что будет происходить в таком случае на рынке нефти, который потеряет от четверти до трети спроса, можно понять по ситуации марта-апреля, когда:

— карантин снизил потребление нефти в мире на те же самые 25–30% и стоимость нефти упала до однозначных значений;

— Саудовская Аравия, пользуясь тем, что себестоимость ее нефтедобычи значительно ниже, чем в России, принялась захватывать наши рынки сбыта, добравшись со своей нефтью даже до Беларуси.

Собственно, королевство и не скрывает, что именно так все и будет: наследный принц Мухаммед Аль Сауд в интервью агентству Bloomberg еще в октябре 2019 года заявил, что «к 2030 году ряд стран, включая Россию, серьезно сократят свои позиции на рынке нефти, в то время как продажи нефти со стороны Саудовской Аравии только вырастут — вместе со всем рынком». Век бензина, а значит, и нефти может закончиться очень скоро и, что прискорбно, не постепенно, растянутым во времени процессом, а «одним ударом» — по сырьевой экономике России. Март и апрель дали нам достаточно полное представление о том, что будет с рынком нефти в 2030-х гг.

Эпидемия коронавируса, вероятно, приведет к тому, что 2019 год окажется историческим пиком мирового потребления нефти. В будущем люди будут меньше летать и отправляться в морские круизы, какая-то часть офисных работников перейдет на постоянную работу на удаленке, сократив поездки на работу и тем самым сократив спрос на бензин. Вывод производств из Китая, который станет следствием разрыва производственных цепочек во время эпидемии и политики «наказания» Пекина за сокрытие информации об эпидемии, сократит мировые судоперевозки.

Интересны также попытки придать выходу из кризиса «зеленую» окраску — чего не было в прошлый раз, во время кризиса 2007–2010 годов, когда США потратили триллионы долларов займов. Сейчас же власти ЕС пытаются обставить получение государственных субсидий рядом условий, направленных на повышение экологичности. С печалью констатируя, что в настоящий момент 92% предпринятых в целях выхода из кризиса мер экологически нейтральны.

Конечно, далеко не все угрозы воплотятся в жизнь. Но вопрос в том, что вызовов для сырьевой российской экономики слишком много. И что-то с этим надо делать. Но первое, что необходимо, — это признать, что углеводородная эра подошла к концу. Решение любой проблемы начинается с признания того, что она существует. Чубайс уже признал, что «лошадь сдохла». Теперь дело за Кремлем.

Автор Максим Авербух, директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/22/85488-zakat-uglevodorodnoy-ery

***

Конец нефтяной эры? Японский взгляд на будущее мировой энергетики

Резкий спад мирового спроса на нефть вызывает тревогу в России. К тому же этот спад может быть не разовым. Даже если весь мир преодолеет коронавирусную пандемию, он непременно столкнется с очередным разрывом финансового пузыря в США.

Политика Трампа неминуемо приведет к этому апокалипсису с огромным бюджетным дефицитом и небрежным смягчением кредитной политики. По мере того как президентские выборы приближаются (хотя вполне возможно, что Трамп продлит или даже «временно отменит» их, ссылаясь на опасность коронавируса), финансовый рынок может стать нестабильным, и это запустит обвал стоимостей спекулятивных денежных инструментов. Если это случится, то восстановление будет медленнее, чем после кризиса в 2008 году, поскольку в этот раз Китай не сможет играть роль двигателя мировой экономики: падение объемов экспорта в США лишает Китай капиталов для быстрого роста.

Некоторые знатоки определяют этот грядущий застой как «спад по японскому образцу в 1990-х годах». Справедлива ли такая параллель? Действительно, 1990-е годы были для Японии эпохой экономических состязаний с США и ее проигрыша. Напомню канву событий: сначала США постепенно опускали курс доллара, «уронив» его по отношению к иене вполовину с 1985 года, чтобы приостанавливать большой приток товаров из Японии; Япония в ответ начала поддерживать свою экономику за счет смягчения денежной политики, но это вызывало рост спекуляций с землей и акциями — возник «эффект пузыря»; в 1991-м Центробанк Японии повысил процентную ставку, чтобы обуздать эти спекуляции, это привело к обвалу стоимости земли и акций, следствием которого стало формирование гигантского массива так называемых «плохих долгов». Вслед за этим последовал пресловутый спад ради финансового балансирования: прибыли предприятий были направлены на погашение долгов, никто не брал новые кредиты для инвестиций, стагнация растянулась на долгие годы…

Так было, однако этот феномен не является сугубо японским. Дело вовсе не в том, что до чопорности честные японцы старались соблюдать кредитную дисциплину, не прибегая к списанию долгов, как это делается, например, в России или Китае. Дело в том, что в рыночной экономике вообще не «списывают» долги. Банки и предприятия в США, Европе и Японии получали правительственные ссуды для спасения после финансового кризиса в 2008-м, но потом они старались поскорее вернуть эти долги, причем с процентами. И, спустя несколько лет, они снова стояли на своих ногах как чисто частные предприятия со своим «суверенитетом». Что принципиально важно: зависимость от правительственных денег снижает рейтинг.

Если не брать во внимание этот нюанс, то искажается вся картина и слышатся даже периодически насмешливые суждения о том, что «с Японией все кончено, она проиграла в конкуренции не только США, но даже Южной Корее и Китаю». Между тем на деле Япония все еще является третьей по размерам экономикой мира, которая демонстрирует очевидные преимущества: уровень жизни здесь постоянно повышался в течение последних 20 лет (хотя после того как в 1991-м пузырь лопнул, эти годы именуют «потерянными»), а уровень цен на потребительские товары все это время снижался. У нее достаточные объемы резервов для обеспечения стабильного положения и поддержания импорта необходимого на нужном уровне. Более того, ныне Япония снабжает другие страны, в том числе Китай и Южную Корею, высококачественными комплектующими деталями и станками для производства микросхем и других высокотехнологичных товаров, а японские предприятия, занимающиеся производством за рубежом, ежегодно переводят в метрополию примерно 150 млрд долларов одних только дивидендов…

Если бы грядущий мировой спад в самом деле пошел бы по «японскому образцу», было бы, согласитесь, не совсем плохо. Но для России витает в воздухе гораздо более серьезная опасность, чем спад японского типа. Речь прежде всего о том, что впервые реальной становится реализация радикальной перспективы: западные нефтяные гиганты могут переключиться на… водород. Если такой поворот случится, он будет означать наступление конца нефтяной эры.

Попробуйте войти в положение нефтяных гигантов, которые получали высокую прибыль в течение более чем ста лет: сегодня рентабельность нефтяного бизнеса с каждым днем тает, будущность отдачи под вопросом, а для западных фирм и их акционеров именно эти показатели приоритетны. Прибыль должна расти или как минимум не падать. А значит, необходимо искать новые сферы для вложения инвестиций и находить ниши, которые смогут обеспечить им следующие сто лет Эльдорадо.

Такой поиск давно идет, а инвестиционные сферы уже определены, на Западе использование возобновляемых источников энергии занимает все большую долю. В Германии, например, они обеспечивают 46 процентов электроэнергии, в Дании одна только ветрогенерация покрывает 40 процентов используемой страной электроэнергии. Бензин и керосин воспринимаются чуть ли не врагом человечества, потому что при их использовании образуется двуокись углерода, которая считается виновником потепления климата на земном шаре,— таков мировой консенсус. Его, правда, не разделяет Трамп, однако вот что занятно: в США за последние десять лет производство электроэнергии за счет новых источников увеличилось в два раза, при этом ее себестоимость ниже, чем ядерной или угольной генерации.

В сложившихся условиях очень возможно, что западные нефтяные гиганты в один прекрасный день начнут массированно вкладывать свои огромные средства в бизнес, связанный с возобновляемыми источниками энергии. Разумеется, спрос на нефть не исчезнет окончательно в одночасье. И уровень цен на это сырье может даже немного восстановиться. Но краткосрочная конъюнктура не должна обманывать: новый бизнес, пусть и не такой азартный, как нефть, по своей природе, обещает надежный и долгосрочный рост прибыли, за ним — будущее.

На данный момент самый перспективный источник энергии — это водород и топливный элемент, который вырабатывает электроэнергию, сжигая водород. Японская автомобильная компания «Тойота», например, разрабатывает новую машину с таким топливным элементом в США, к проекту присоединились также Royal Dutch Shell и некоторые другие компании. А в Германии и Франции уже начались испытания экспериментальных поездов на новых топливных элементах.

На определенное время углероды смогут удерживать свою позицию, поскольку дезинтеграция природного газа является самым дешевым способом производства водорода. Но если будет найден экономически эффективный способ получения водорода путем электролиза морской воды с использованием солнечной энергии, то прорыв в новую энергетику станет необратимым: страны, зависящие от добычи ископаемого топлива, сами окажутся в положении ископаемых — но уже бесполезных…

Что из этого следует? Со всей очевидностью только одно: России надо устанавливать новую государственную модель, которая не зависит от углеродов. За границей пригодного для копирования образца нет — придется искать самим. И делать это нужно быстро…

Автор Акио Кавато

https://www.kommersant.ru/doc/4341811

***

Эксперт по сырьевым рынкам: К концу года в мире может не хватать нефти

Пандемия коронавируса и падение цен на нефть отразились на добыче и экспорте энергоносителей. Что будет с американской сланцевой нефтью и российским газом? Интервью DW с экспертом по сырьевым рынкам.

Как пандемия коронавируса и падение цен на нефть повлияли на глобальный рынок энергоресурсов, что будет с газопроводом "Северный поток-2" и проектами по добыче сланцевой нефти? DW побеседовала с Евгением Вайнбергом - главой аналитического отдела Commerzbank по сырьевым рынкам.

Deutsche Welle: - Газета The Financial Times сообщила о банкротстве 17 американских компаний, производящих сланцевую нефть. Что это означает для нефтяного рынка США и мира?

Евгений Вайнберг: - История сланцевой нефти США - это история успеха. Те, кто готов внедрять эту новую технологию (добычу сланцевой нефти. - Ред.) на свои деньги, несмотря на риски - это мелкие предприятия. Конечно, огромное количество этих компаний сейчас разорится. Уже до конца года, наверное, 70 компаний подадут на банкротство, а в следующем году это число вырастет - еще более ста компаний. Если цены (на нефть. - Ред.) очень быстро не восстановятся до уровня 40 долларов и выше, то тогда 250 компаний до конца следующего года могут обанкротиться. Это ужасно много.

Но что значит обанкротятся? Их активы будут куплены другими. А сами эти компании смогут восстановиться через некоторое время. Это все будет зависеть от следующих двух-трех месяцев. Если цены на нефть также быстро восстановятся, как это произошло в 2016 году, то проблемы будут лишь у малого числа компаний, и все через некоторое время вернется на круги своя.

А если цены будут оставаться на уровне 30-35 долларов долгое время, то тогда проблемы будут более серьезные, а восстановление будет происходить дольше. Но я верю в американский предпринимательский успех и в то, что прямая помощь государства и возобновление спроса в США приведут к тому, что эти проблемы не будут очень долгими, а ведущая роль США на мировом рынке восстановится.

- Насколько реалистична возможность,что китайские или российские энергетические компании скупят по дешевке эти американские сланцевые активы?

- Многие пытались заработать на этом в прошлом. Но все попытки иностранцев на этом заработать не были успешными. Даже американские крупные компании, которые покупали эти активы, очень быстро поняли, что секрет успеха в том, что они маленькие. Они могут очень быстро реагировать на изменения, открывать, закрывать, принимать новые решения. Если же это большая корпорация, то процесс принятия решений очень долгий.

К тому же оказывается, что сами активы не уникальны. Интересно, что не только российские или китайские инвесторы этим интересовались. Даже Саудовская Аравия интересовалась, но по другой причине.

Они хотели некоторое время назад купить компании, производящие раствор, который закачивается в пласты нефти и разрывает их, применяя метод фрекинга. Но после того, как они заплатили огромные деньги и купили эти компании, оказалось, что эти растворы не уникальны. Так что они просто выкинули деньги на ветер, потому что каждая компания создавала свой раствор и могла совершенно спокойно смешать песок с водой, закачивала это под определенным давлением и разрывала пласты.

Я думаю, что скупать эти активы бессмысленно, да и не получится ни у кого, потому что их очень много. Негативный сюрприз, связанный с падением цены на нефть, привел к краху большого количества компаний, потому что они были застрахованы от многих вещей, но не от такого стремительного падения.

К счастью, многие из этих производителей вынесли уроки из 2016 года, захеджировав большую часть продукции на этот и на следующий год. Это означает, что им сейчас все равно, что будет происходит с ценой: быстро или не быстро она восстановится. У них есть возможность, если цена поднимется, производить больше, потому что огромное количество этих месторождений были заморожены(...) Если цена восстановится, США снова окажутся самым крупным производителем сланцевой нефти. Но это будет зависеть от того, как быстро цена восстановится.

- И когда она может восстановиться?

- Очень сложно в ситуации, когда спрос отсутствует, увидеть хоть какой-то свет в конце туннеля(...) На самом деле в этой ситуации огромное количество проигравших и мало победителей. Конечно, победил в данный момент американский потребитель, потому что те цены на бензин, которые он сейчас получает, исторически очень низкие и это поможет восстановлению экономики.

-Смогут ли США в условиях банкротств в сланцевой отрасли обеспечить внутренний спрос на нефтепродукты без наращивания импорта?

- Вопрос сейчас в том, насколько большие запасы накоплены. Слишком много запасов нефти хранится в мире, и эта проблема не исчезла, а в данный момент ушла на задний план. И в Индии, и в Китае, и в США эта проблема будет возникать. Ведь спрос не так быстро восстановится, как многие ожидают. Поэтому сейчас не стоит сильно наращивать импорт.

Но США, которые в начале этого года - впервые, наверное, за более чем сто лет - стали экспортером нефти, эту позицию на данный момент потеряют, потому что падение производства в Соединенных Штатах, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, до конца года будет больше чем падение спроса.

- Давайте поговорим о газе. Польша решила отказаться от газа из России и сделала ставку на американский СПГ. Но сможет ли она себя обеспечить газом, если сланцевые производители в США будут и дальше банкротиться?

- То, что произошло за последние два месяца, - изменения, которых никто не мог себе даже представить. Над тем, что Беларусь закупает нефть в Саудовской Аравии, еще два месяца назад можно было бы посмеяться так же, как над белорусскими креветками. Но сейчас это факт. Действительно, Беларусь получила нефть из Саудовской Аравии, как и другие европейские страны - за счет того, что дисконты, которые предложила Саудовская Аравия, были невероятно большими(...)

Рынки за счет глобализации в последние десятилетия стали не только взаимосвязаны друг с другом, но и очень подвижны. Они смогут теперь намного быстрее отвечать на изменения, которые происходят. Поэтому то, что Польша сегодня решает покупать СПГ из США, завтра нефть из Саудовской Аравии, послезавтра уходит от США и идет к Катару, а потом снова вернется к российской нефти и газу - это совершено нормально.

Мы находимся на рынке. Сейчас все решают цены, а не только доступность, политические ухищрения и интересы. Цена на СПГ сейчас рекордно низкая за счет того, что цены на нефть сильно свалились, что спрос на СПГ упал, и поэтому много сжиженного газа, который предназначался для азиатского рынка, сейчас появляется на рынке европейском. Это нормальная ситуация, в которой зафиксировать цены и объемы поставок на следующие годы тоже абсолютно нормально. Не стоит это переоценивать или делать из этого политику. Это совершенно нормальное рыночное решение.

- Достаточна ли инфраструктура в Европе для перехода от идущего по трубопроводу газа к СПГ?

- Этот кризис показал нам, что рынок и существующая инфраструктура в состоянии достаточно быстро пережить такой невероятный шок. Начнем, например, с того же рынка нефти, где еще месяц назад были цены минус сорок долларов. От этого все были в ужасе, думали, что нефть придется складировать на танкерах или сливать на месторождения. Но за месяц все полностью изменилось. Теперь уже ожидается, что в сентябре этого года будет недостаток (нефти. - Ред.), может быть, в конце года будет не хватать двух-трех млн баррелей нефти.

Существующая инфраструктура очень подвижная, она может спокойно переносить и не такие шоки. И, я думаю, что от того, что сейчас переизбыток мощностей на СПГ - то есть мы можем перерабатывать больше - это будет в дальнейшем катализатором того, что СПГ-рынок во всем мире не только восстановит свои позиции, но и укрепит их. Я ожидаю, что СПГ через небольшое количество лет станет тем, чем сейчас является нефть Brent - мировым рынком, по которому во всем мире будет происходить ценообразование.

Сейчас существует слишком много газовых рынков, то есть цена в США совершенно другая, чем в Европе, а в Европе другая чем в Азии. СПГ же приведет к тому, что все рынки между собой будут связаны, будет один более-менее понятный бенчмарк. Поэтому чем больше СПГ, тем лучше. Чем больше конкуренции, тем лучше. И вообще, это для "Газпрома" тоже хорошо, потому что если за счет этого снова вырастет потребление газа, то в дальнейшем и "Газпром", и Россия от этого только выиграют. Конкуренция порождает спрос.

- Как скоро можно ожидать восстановление спроса?

- Сейчас никому в Европе газ не нужен. Отопительный сезон прошел, следующий начнется в октябре. Хранилища по сравнению с прошлыми годами переполнены, потому что эта зима была снова теплая. Спрос на газ упал. Эти вопросы снова начнут подниматься, когда опять вырастет спрос, либо изменится конъюнктура, если будут сделаны какие-то новые прогнозы или снова усилится роль газовых электростанций. Я ожидаю, что с вытеснением не только ядерной энергетики, но и "грязной" угольной энергетики в Европе, и особенно в Германии, роль газовых электростанций будет расти, и за счет этого спрос на газ тоже будет расти. От этого Россия в долгосрочной перспективе должна выиграть.

- В связи с этим возникает вопрос: а целесообразно ли вообще достраивать "Северный поток-2"?

- Возможно ли реализовать проект "Северный поток-2" в сегодняшней сложной политической конъюнктуре? Это сложно. Можно сказать, что здесь стоят на пути не только Польша и Украина, но и половина Европы. Кто-то считает, что этим проектом роль Германии будет усилена, кто-то боится усиления роли России. Кто-то, как США, предлагает свою альтернативу.

Поэтому, я думаю, что сложности есть у всех этих путей: и через Польшу, и через Украины, и через Данию. Но чем больше альтернатив, тем лучше. Правда, Россия сама способствовала тому, чтобы в Европе возникла негативная политическая конъюнктура по отношению к ней. Эту политическую компоненту не стоит недооценивать.

(...) Я надеюсь, результатом кризиса станет то, что нам придется - да и мы сами захотим - друг с другом больше дружить. Тогда все трубопроводы будут востребованными. Но это зависит не только от политической, но и от экономической конъюнктуры и перспективы, которая на этот год выглядит для всего мира очень драматично.

Автор Максим Федоров  

https://p.dw.com/p/3cvJn

***

Сразу после карантина нефтяную отрасль ждет новый шок

Недавно ОПЕК++ согласовало продление максимальных сокращений добычи нефти еще на один месяц — до августа. При этом Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ отказались от дополнительного добровольного сокращения на 1,2 млн баррелей в день (б/д). То есть в июле на рынок все равно поступят дополнительные 1,2 млн баррелей.

Как мы видим, речь идет об осторожном, «ступенчатом» повышении добычи нефти. Но даже если очередного обвала цен удастся избежать, в среднесрочной перспективе сырьевая структура экономики представляет для России серьезную угрозу.

Многолетний запас

На совещании ОПЕК++ Саудовская Аравия с Россией попеняли другим участникам сделки, которые превышают оговоренный лимит: Ирак, Ангола и Казахстан совокупно качали на 960 тыс. б/д сверх лимита. А Мексика и вовсе с июля начинает добычу нефти на прежнем уровне, что пополняет рынок еще 100 тыс. б/д. Таким образом, реальное сокращение нефтедобычи участниками ОПЕК++ составляет около 8,5 млн б/д. Еще примерно на 2 млн б/д снизилась добыча нефти в США.

Существенно поддержал спрос на нефть Китай — несмотря на то что экономическая активность остается ниже уровня прошлого года, импорт нефти в мае вырос на 1,8 млн б/д. Китай явно закупает сверхдешевую нефть в свой нефтяной запас. Но мощности по хранению нефти в Китае не бесконечны, предполагается, что они будут заполнены уже к концу июня.

По оптимистичным подсчетам, в настоящий момент спрос на нефть примерно на 5 млн б/д ниже докризисного уровня, и с начала года мировые запасы нефти выросли на 1,5 млрд баррелей. То есть даже если сейчас отменить все ограничения, на то, чтобы запасы нефти снизились до нормального уровня, потребуется более года — при условии, что добыча нефти в обеих Америках останется на сегодняшнем уровне.

По итогам саммита Саудовская Аравия резко подняла отгрузочные цены на свою нефть: на $6,1 за баррель — для Азии, на $4 — для Западной Европы и на $4,7 — для стран Средиземноморья (все данные приведены для сорта Arab Light), после чего саудовская нефть вновь, как то и было до кризиса 6 марта, будет стоить дороже нефти Brent. Для североамериканских покупателей цена выросла на несколько десятков центов.

То есть если в наиболее острый период кризиса текущие цены нефти были гораздо ниже зафиксированных во фьючерсах цен конца года, что заставляло покупателей покупать дешевую нефть и отправлять ее на хранение, с тем чтобы продать через полгода по более высоким ценам, то сейчас ситуация прямо противоположная: текущие цены нефти выше цен фьючерсов конца года. Это означает, что на рынок выводятся накопленные запасы.

Потолок для нефти

Нефть Brent последние дни торгуется в районе $41–42 за баррель, что на первый взгляд позволяет сводить российский бюджет без дефицита, но поскольку майский экспорт российской нефти сократился примерно на 15%, в реальности для «выхода в ноль» России нужна цена нефти в $50. А на самом деле — с учетом того, что обычно российская нефть продается со скидкой к цене нефти сорта Brent, — $52–54. Вопрос в том, при какой стоимости нефти остановится спад, а затем возобновится устойчивый рост добычи нефти в США. Это и станет глобальным потолком для стоимости нефти на ближайшие годы.

Можно предположить, что Саудовская Аравия сейчас опытным путем ищет тот уровень стоимости нефти, который законсервирует текущую ситуацию, стабилизировав добычу сланцевой нефти на нынешнем уровне (ниже опасно политически, США уже угрожали вывести свои войска из Саудовской Аравии, оставив ее один на один с Ираном), но тогда стоимость нефти скорее всего надолго замрет ниже $50.

Весь вопрос в том, насколько это устраивает королевство, чей бюджет на 2020 год до сокращений и повышения налогов был бездефицитным при стоимости барреля в $75. Cами сланцевики осторожно рисуют цену в $45–46 за баррель сорта WTI (т.е. $47–49 для сорта Brent) как уровень, при достижении которого сланцевая нефтедобыча в США снова начнет расти. В принципе, если вспомнить, что предыдущий подобный «потолок» находился в районе $65 за баррель нефти Brent, это похоже на правду.

Но скорее «уровень отсечения» проходит на $55 за баррель — ведь сейчас, на фоне обвального сокращения спроса, услуги нефтесервисных компаний подешевели очень сильно, но с возвращением спроса они должны подорожать, хотя и не до докризисного уровня. Было бы интересно проверить, так ли это.

Зеленеющий мир

Все вышеописанное происходит на фоне ускорения перехода автопарка наших основных потребителей на электродвигатель. Евросоюз, еще в прошлом году планировавший увеличение числа публичных точек заправки электромобилей к 2025 году до 1 млн, в настоящий момент говорит уже о двух миллионах, Германия увеличивает дотацию при покупке электромобиля стоимостью меньше 40 тыс. евро до 6 тыс. евро, Великобритания обсуждает введение дотации в размере 6 тыс. фунтов стерлингов при утилизации автомобиля с ДВС и покупке электромобиля.

Правительство все той же Германии еще в сентябре прошлого года согласовало «Ключевые моменты для Программы защиты климата — 2030», предусматривающие, что в 2030 году в Германии количество публичных электрозаправок должно вырасти до 1 млн штук и тогда же 65% потребления электроэнергии должно покрываться с помощью возобновляемых источников энергии. Впрочем, уже сейчас Германия недалека от этой цели: за январь-май 2020 года ВИЭ выработали 56% всей электроэнергии страны, 32,7% всей электрогенерации дала ветроэнергетика, еще 9,9% — солнечная энергетика. Утвержденный правительством Германии 3 июня «Пакет мер экономического стимулирования» предусматривает, что все заправочные станции страны должны быть оснащены точками заправки электромобилей.

Также правительство Германии вложится в разработку самолета на водородном топливе и инвестирует 2 млрд евро в реконструкцию муниципальных зданий с целью снижения ими потребления тепла. Последнее особенно неприятно в связи с тем, что развитие ВИЭ в Германии вытеснило газ именно в сферу теплогенерации — как мы видим, начинается наступление и на этом направлении.

В Нидерландах в 2023 году будет введена в строй офшорная ветроэлектростанция Hollandse Kust Zuid мощностью 1,5 ГВт, которая обеспечит электроэнергией 2 млн голландских домохозяйств — т.е. примерно 40% всех домохозяйств страны. Причем ВЭС строится как сугубо частная инициатива, без государственных дотаций. В 2030 году офшорная ветроэнергетика должна покрывать половину потребностей Нидерландов в электроэнергии. Мир идет вперед, Россия же барахтается — причем все с меньшим успехом — в песочнице сырьевой экономики.

Автор Максим Авербух, директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка

https://novayagazeta.ru/articles/2020/06/12/85819-poslednie-iskopaemye


Об авторе
[-]

Автор: Максим Авербух, Максим Федоров, Акио Кавато

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.06.2020. Просмотров: 52

Комментарии
[-]
 firstdesignmarketing | 25.06.2020, 12:47 #
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
firstdesignmarketing
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta