Закат Евросоюза происходит на наших глазах

Содержание
[-]

Пять причин, почему распад Европейского союза неизбежен

Не секрет, что Европейский союз изначально создавался шестью европейскими христианскими державами для выполнения задач сталелитейной и угольной промышленности. Создавался в виде однородного европейского объединения для решения общих проблем. Изначальный вариант был взвешенным образованием, поскольку объединял людей сходной ментальности, единой веры, культуры и общих представлений о ценностях страны.

К сегодняшнему же моменту всё это превратилось в пустую формальность. Союз угля и стали, возникший в 1950 году, был прежде всего экономическим проектом, в то время как нынешний вариант ЕС — сугубо бюрократический. Первый вобрал в себя лидеров промышленности и экономического прогресса Европы, второй расширился до 28 стран совершенно бессистемно.

Изначально создавая это объединение, капитал Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга попросту воспользовался желанием людей не допустить еще одну войну. Использовал пацифистские настроения в обществах и продавил наднациональный проект всеевропейской бюрократии. Тем не менее даже ввиду частичного отказа от суверенитетов Союз угля и стали всё же объединял страны со сходным уровнем развития экономики, а потому был относительно устойчив, чего нельзя сказать о ЕС нынешнего образца.

Европа современного типа — это наслоение несовместимых элементов, при том, что ключевые её члены вынашивают мысль о Еврозоне «двух скоростей», а внешние игроки уже приступили к её развалу…

Ретроспектива

Падение роли Старой Европы в мировой политике началось давно. Рубиконом для этого стала рукотворная 30-летняя война, формально разделяемая историками на Первую и Вторую мировую. Разумеется, таковой она становиться не планировала, однако стала с неожиданным успехом и победой СССР. Еще в начале XIX века Наполеон дальновидно высказывал мнение, если Европа и далее продолжит свою экспансию в сторону России, то рано или поздно окажется меж двух огней. Так и случилось. По итогам Первой, а затем и Второй мировой войны Европа полностью утратила позиции гегемона.

К концу XX века Советская Россия и США окончательно поделили мир, а Старый свет откатился до того, что превратился в одну из арен для советско-американского противостояния. Ещё большая утрата самостоятельности внешнеполитических шагов Европу поджидала с 1991 года. Именно тогда система получила роковой перекос, скачкообразно поглотив несовместимые с собой восточноевропейские «республики».

При этом, вопреки ожиданиям, равноправного объединения не случилось. Западная Европа попросту поглотила Восточную, а не приняла её в свой состав. Ограбив и выкачав ресурсы, разрушив промышленность, построенную там силами СССР, Старый свет в зародыше убил ненужного конкурента. Правительства подсадили на иглу дотаций, а лояльность населения купили кредитами.

Заполонившие полки западные товары быстро утопили в народе здравомыслящие голоса, хотя они и призывали взглянуть на будущее и последствия. По их словам, при такой тенденции новые европейские страны окончательно потеряют свою субъектность уже через 10−20 лет. Станут полностью зависимыми и ничего не смогут создавать сами. Озвученные годы прошли, и мы видим сложившуюся картину.

Сотни миллиардов евро поддержки, формально призванные «подтянуть» Восточную Европу до того, чтобы она своими силами жила на уровне Западной, провалились. Ни о какой самостоятельности и поддержании даже нынешнего уровня без дотаций из Брюсселя речи не идет. А ведь программа помощи заканчивается уже с 2020 года. В сущности, в этом и состоит первая предпосылка для развала ЕС.

Западная Европа не может «кормить» русофобский кордон в сложившейся ситуации, особенно Германия, которая с удивлением наблюдает за тем, как Польше было выделено больше средств, чем всей Европе в ходе плана Маршалла вместе взятой. Только лишь с 2004 по 2014 год Варшава получила от Брюсселя 101,3 миллиарда евро в рамках специализированных программ. Однако Германия сумела использовать куда меньшие средства, давно став евродонором, в то время как Польша и сегодня желает получать ежегодно по 11−18 миллиардов долларов на свой счет.

Причина вторая: ЕС-США

С момента появления однополярного мира и ураганного расширения рядов ЕС трения между политикой Евросоюза и интересами отдельных стран лишь усилились. Когда Москва резким рывком вернулась на арену великих держав и англосаксы решили затормозить её развитие чужими руками, Брюссель пошел в разнос. Никем не выбранные функционеры под давлением США и Британии стали спускать странам Евросоюза деструктивные директивы.

От нелепых санкций и прочих шагов страдал не только народ, но и бизнес, а это уже затрагивало амбиции руководящего класса каждой страны. Антироссийский накат по инерции поддержали, но в рядах ЕС начал зреть раскол. На сегодняшний день никакие встречи и переговоры данных сложностей не решают, поскольку не рассматривают корень проблем. Если бы война элит, разворачивающаяся в США, не закипела бы, а к власти пришли бы старые транснациональные элиты в лице Бушей, Клинтонов и так далее, то раскол произошел бы самостоятельно.

Однако обещания компенсировать вредные для ЕС антироссийские шаги давала старая Америка, а к власти пришли совершенно новые люди. Трамп отказался платить по счетам, и русофобия легла на плечи самих европейцев. В этом и кроется причина неожиданно бурной реакции ряда политических сил ЕС и призывов существенной части Европы прекратить антироссийские санкции. Кроме того, предыдущий американский истеблишмент имел в отношении ЕС более консервативные взгляды.

Планировалось, что пресловутые торговые договоры по типу TTP объединили бы рынки Европы и прочих американских сателлитов и отделили бы их тарифными барьерами от конкурентов формата КНР. Евросоюз бы остался, но на втором этапе более низкие налоговые нагрузки на производство сделали бы его рынком США.

Экономика Америки постепенно выдавила бы европейские товары даже с европейских рынков, не говоря уже о своих, таков был мягкий сценарий. Позже на мировой арене появилась Москва, и трон гегемона зашатался. В итоге нынешний американский истеблишмент уже не может искать альтернативы, средства для противодействия нужны прямо сейчас, и потому ЕС активно разрушают.

Бюрократическая верхушка Европы по инерции пытается убедить прочих членов в своей полезности, но в действительности они никому не нужны. Её задачей было выполнять функции бюрократического надсмотрщика Америки над Европейским союзом, но поскольку ЕС планируется списать, надстройка оказывается бесполезна. Иронично, но в данном случае вести дело с отдельными странами, а не с объединениями одновременно выгодно и России, и США.

Причина третья — внутренняя экономика

С экономической точки зрения Евросоюзу достаточно практически тех же государств, с которых он и начинался: Германия, Франция, Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды и Люксембург), а также Италия. Все остальные живут на дотации за их счет и лишь тормозят систему. Вся Восточная Европа в свое время попросту отдалась за деньги, продавая суверенитет, хотя именно за ним она формально от Москвы и уходила. Теперь же экономические реалии таковы, что политика пособий в прежнем виде прекращается, Старый свет испытывает трудности и уже сам стал предметом заокеанского шантажа.

Корень экономических причин для распада кроется в том, что нынешний ЕС не может по-другому решить сложившуюся дилемму. В свое время он собственноручно разрушил промышленность и экономику Греции, Прибалтики, Польши, Венгрии и прочих входящих в него стран с целью поглощения их рынков, рабочей силы и научного потенциала. В итоге Старый свет самолично подсадил их на иглу дотаций и обрек себя на еще большее торможение.

Справедливости ради важно уточнить, что поначалу дотации работали ему на пользу, а формула была привычно колониальной — развалить производство туземных стран, а затем ссуживать их деньгами. Ведь очевидно, что эти средства они будут тратить на товары из метрополии. Однако теперь источник дотаций исчерпан. Британия, выходящая из ЕС и платившая порядка 12 миллиардов евро, вскоре это делать перестанет, а на пороге стоит евро-американская торговая война.

Причина четвертая — мигранты

Для развала Европы элиты, стоящие за властными институтами США, используют старые механизмы. В частности, вновь реанимируют проект рукотворной миграции, изнутри подрывающий общества той или иной страны. Разница состоит лишь в том, что внешний сценарий остановила Москва, поэтому нынешний вариант предполагает использование уже имеющихся в ЕС мигрантских ресурсов.

Доказательством запуска этого процесса является французское движение желтых жилетов, а если точнее, то, что происходит за его пыльными портьерами. Пока Европа увлеченно обсуждает действия французской полиции, демонстрантов и шаги властей, президент республики тихо и незаметно подписывает акт о миграции. Буквально на днях Макрон поставил свою роспись под тем документом, который Франция до начала забастовок обещала не подписывать никогда. Теперь же ни о каком закрытии границ не может быть и речи, а вместо сокращения числа мигрантов Париж покорно готовится принять ещё.

С точки зрения обычной логики это кажется абсурдом, особенно при наличии крайнего недовольства населения паразитированием мигрантов на французской среде. Но ирония ситуации заключается в том, что организаторы рукотворных протестов и те, кто заинтересован в развале ЕС, это одни и те же люди. Ровно поэтому французскую улицу на время подписания документа вдруг перестал интересовать этот злободневный вопрос.

Для раскола нет ничего лучше, чем искусственный разрыв между реальностью и позицией прессы. Поэтому пока французы массово переезжают из городов с мигрантами в более спокойные места, ангажированные закулисьем СМИ говорят диаметрально противоположное.

Так, в середине февраля под давлением Independent Press Standards Organisation — британского органа по контролю над СМИ, известный таблоид Daily Mail был вынужден опубликовать колонку корректив и дополнений. Проще говоря, извинился перед всеми за то, что посмел выпустить репортаж о реальном положении дел с мигрантами. В материале рассказывалось о тотальной исламизации целых районов в различных городах ЕС, а также о критической ситуации с данным вопросом во Франции.

Поначалу может показаться, что покорность, с которой «самая свободная пресса мира» корректирует репортажи по первому требованию властей, является удивительной, но реальность ситуации такова, что англосаксонские СМИ всегда были инструментом. Разница лишь в том, что ранее они это делали вовне, а теперь внутри Евросоюза. Нагнетание возмущения народных масс преследует целью подрыв давно кипящего чайника евротолерантности, и это еще одна предпосылка для распада ЕС.

Причина пятая — глобальная авантюра

Затягивание поясов Европы в экономическом ключе вызвано не внутренними, а в первую очередь внешними причинами. Корень проблемы сводится к тому, что кризис капитализма и дефицит рынков всё активнее возвращает внешне цивилизованный западный мир к его истинной «дикой» форме. Вскрывать новые рынки для финансового паразитирования Западу мешает Китай, зажигать локальные конфликты, перевороты и войны — Россия, в итоге на заклание приходится пускать своих.

Для доказательства американских намерений достаточно обычной логики. Европа имеет технологические возможности и производственный потенциал для того, чтобы обеспечить все потребности ЕС и Америки, США же, в свою очередь, также имеют технологии и производственный потенциал, дабы полностью обеспечить своими товарами и рынки США, и рынки Европы. Следовательно, одному из них придется уйти. А если точнее — стать пищей для другого.

Спусковым крючком для такой ситуации стало экономическое положение самих США. Точнее, момент, при котором мировая долговая экономика лишилась главного драйвера для своего роста — возможности создавать новые пузыри. Для функционирования долларовой системы, целиком построенной на армии США и вере инвесторов, Америке требовалось постоянно создавать новые конфликты. Революции и войны, способные вскрыть тот или иной не занятый долларом регион. Страны, чьи ресурсы были национализированы, — разрушались, системы, в которых доллар уже был, — перезагружались революциями. Надувая пузыри и экспортируя доллар вовне, могущество печатного станка не ослабевало.

Однако с 2015 года и прихода в Сирию Москвы всё стало развиваться иначе. Большой конфликт, на который сделали ставку американцы, так и не произошел. Сирия выстояла, обнуления национальных государств и вливания триллионов долларов в ранее национализированные активы не случилось, ключевые маршруты и источники энергоносителей в руки США не перешли, а контроль над ручными террористическими армиями был потерян.

С тех пор попытка продлить существование долларовой системы созданием новых финансовых пузырей и хаотизации стала активно натыкаться на совместное противодействие Москвы и Пекина. ЕС же снова оказался меж двух огней. Дабы отстрочить кризис долларовой экономики США, необходимо «съесть» Европу, а для этого её необходимо развалить.

Автор: Руслан Хубиев

https://regnum.ru/news/economy/2578851.html

***

Комментарий: Париж и Берлин перезапускают идею Союза угля и стали

Франция и Германия будут строить новую экономическую модель ЕС в обход проамериканских лимитрофов.

Как вчера сообщили мировые информационные агентства, на совместной пресс-конференции 19 февраля 2019 года министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер и министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр обнародовали некий план по созданию в Евросоюзе крупных корпораций. Результат позиционируется как важный этап в реализации общей промышленной стратегии XXI века.

В качестве наглядного примера практического результата приводится создание крупного совместного франко-германского предприятия по производству аккумуляторных батарей для электромобилей. Из общей суммы расходов на реализацию проекта в 1,7 млрд евро, 1 млрд выделяет Германия и 700 млн — Франция.

На первый взгляд, тема носит чисто локальный хозяйственный характер. Политики двух стран зачем-то вынесли на всеобщее обозрение банальное межгосударственное торговое соглашение, каких каждый год заключается, мягко скажем, в товарных количествах. Однако в действительности мы стали свидетелем серьезного стратегического системного сдвига, вероятнее всего, определяющего всё дальнейшее развитие событий по модернизации Евросоюза как общей политической и экономической международной системы Европы.

Более того, в сущности, это вообще прямой бунт Берлина и Парижа против нынешнего Брюсселя и США. Всего неделей ранее, 13 февраля, Еврокомиссия заблокировала проект слияния корпорации Siemens (один из крупнейших германских концернов) и французского машиностроительного гиганта Alstom. По мнению чиновников ЕК, в результате появится абсолютно доминирующий на европейском рынке монстр, способный нарушить принципы свободной конкуренции. Однако правительства двух ведущих экономик ЕС с такой постановкой вопроса не согласились и оперативно разработали собственные правила, прямо обходящие полномочия Еврокомиссии.

Идея создания европейских мегакорпораций далеко не нова. Строго говоря, она вообще никакой новизны не имеет. Таковым уже является, например, «европейский» Airbus (годовой оборот свыше 66 млрд евро, чистая прибыль на 2017 год — 2,87 млрд, чистые активы 111,13 млрд евро, число сотрудников 129,5 тыс. человек), одна из двух крупнейших авиастроительных компаний в мире.

Формально его штаб-квартира дислоцирована в Тулузе, Франция, но фактически деятельность охватывает не только все европейские, но и практически все страны мира вообще. Также можно вспомнить British Petroleum (8-е место в рейтинге ТОР500 крупнейших НТК мира) и Royal Dutch Shell (10-я позиция), обе из области добычи и переработки нефти. GlaxoSrnith-Kline PLC (Британия, фармацевтика, 13-я позиция), Total (Франция, нефтепереработка, 25-я позиция), Nokia (Финляндия, телекоммуникации, 30-я позиция), Nestle (Швейцария, продукты питания, 34-я позиция) и целый ряд других, включая упомянутые выше Siemens с Alstom.

Другой вопрос, что все они сложились сами по себе, в рамках действующих национальных юридических моделей, и существовали, как многоглавые драконы, подчиняясь разным нормам разных стран. Нынешняя франко-германская инициатива подразумевает не просто создание еще одной мегакорпорации, речь идет о публичном официальном согласии правительств обеих стран унифицировать национальное законодательство с целью формирования реального общего экономического пространства.

Именно таким изначально задумывалось Европейское объединение угля и стали, на момент своего основания в 1952 году. На первом этапе предполагалось создать единый юридический фундамент, на основе которого следующим шагом должны были возникнуть надгосударственные органы управления, берущие на себя полномочия национальных правительств с последующим их роспуском за ненужностью. Таким образом, в итоге авторы рассчитывали произвести юридическое слияние участников Объединения в единое унитарное государство. С общим законом, общими управляющими и силовыми структурами, едиными деньгами, армией и всем прочим.

Однако Лондон и Вашингтон увидели в этом для себя серьезную стратегическую угрозу, потому приложили много сил для блокирования франко-германской инициативы и ее превращения в тот тупиковый колхоз, которым Евросоюз в итоге стал сегодня. Формально он тоже союз с общими законами и экономикой, но при этом европарламентарии никого, кроме себя, не представляют, а общие законы ЕС слишком часто национальными правительствами не соблюдаются.

Пока Запад сохранял хотя бы видимость единства и имел пространство для внешней экономической экспансии, такое положение дел оставалось стабильным, хотя и вызывало растущий ком политических и финансовых проблем, особенно взросших в результате двух ускоренных «расширений на восток».

Сегодня мир изменился. Структура ЕС утратила адекватность внешним условиям. США и Европа больше не друзья друг другу, и даже не партнеры, а, скорее, конкуренты. При этом США всё еще претендуют на статус метрополии, пытающейся выколачивать колониальную ренту. С экономикой — непонятность. Крупные корпорации формально есть, но кому они принадлежат и чьи интересы учитывают — сам черт ногу сломит. Особенно наглядно это проявилось в историях с американским принуждением Total уйти из Ирана и ряде других, не менее одиозных событий.

Окончательную точку в процессе сохранения нынешнего Брюсселя поставил Brexit, вынудивший обслуживавшийся в Великобритании «европейский» капитал задуматься над вопросом «чьих будете». Судя по направлению и масштабу его перебазирования на протяжении последних месяцев, свой выбор деньги сделали в пользу Континента.

Но это же обострило главную системную проблему. Как официальное юридическое лицо Евросоюз есть, но геополитической субъектностью он явно не обладает. Прежде всего, ввиду непонятности вопроса — так чьи же в Европе корпорации? Они европейские или, как, например, химический концерн BASF, который в немецком Людвигсхафене имеет только штаб-квартиру, тогда как свыше 40% прибыли и больше половины его промышленных мощностей приходится на США?

Таким образом, опубликованный 19 февраля франко-германский план реформ фактически знаменует собой начало того самого процесса глубинной модернизации ЕС, о котором на протяжении более пяти лет так много говорили политики и журналисты. В сущности, это уже первый практический шаг в создании той самой «Европы двух скоростей», которую анонсировала Ангела Меркель. Он сочетает в себе французские взгляды на принципы разделения рисков и германский подход к соблюдению финансовой дисциплины.

И самое главное — нынешний европейский стабилизационный механизм, считающийся, и даже официально называющийся, Центральным банком ЕС, преобразуется в полномасштабный европейский валютный фонд.

В процессе преобразования заявлены шесть первоочередных шагов. Национальные банковские системы понижаются в статусе. В качестве пряника сокращается доля находящихся на их балансах национальных суверенных долгов. Они переходят на ЕВФ. К нему прилагается «немецкий» кнут в виде реформирования и ужесточения системы штрафов за нарушение финансовой дисциплины. В особенности строго новая структура намерена препятствовать росту государственных расходов выше уровня роста национальных ВВП.

То есть жить за счет дефицита бюджета больше не получится. Все долги, с учетом греческого опыта, пройдут реструктуризацию. У ЕВФ появится собственный стабилизационный фонд для купирования будущих возможных кризисов. Все нынешние финансовые активы пройдут через строгий аудит с целью повышения их безопасности. Ну и в конце — полное реформирование юридических мониторинговых институтов еврозоны для повышения их эффективности как общего дисциплинирующего механизма союза.

В случае успеха, а Париж с Берлином на него серьезно рассчитывают и имеют достаточно высокие положительные шансы, новое объединение действительно станет фундаментом для полной пересборки Евросоюза по совершенно новым правилам. Очень похоже, что как раз в рамках тех самых «двух скоростей», то есть единого государства как ядра и всех прочих внешних стран, заключающих с ним всеобъемлющие партнерские соглашения. Какими бы они в итоге ни стали, уже сейчас понятно, что нынешней ЕСовской вольнице и брюссельскому бардаку приходит явный конец.

Другой вопрос, что франко-германский успех явно не гарантирован. Как минимум он создает существенную угрозу перспективным планам США по сохранению доминирования в новой геополитической реальности XXI века. Кроме того, ожидающиеся условия партнерских отношений вряд ли будут с радостью встречены правящими элитами стран, особенно восточноевропейскими лимитрофами, оказавшимися в категории «второй скорости».

Как минимум они лишаются доходов из центральных фондов ЕС, формирующих изрядную часть их бюджетов. А кто же по доброй воле откажется от таких денег? Кроме того, новые «немецкие» правила финансовой дисциплины поставят перед лимитрофами, особенно восточноевропейскими, сложный вопрос пересмотра состава и объема социального договора с собственным населением.

Уже только эти два фактора обуславливают серьезное сопротивление запущенной инициативе. Наверняка позднее всплывут и другие. Наверняка проблемы возникнут с Лондоном и Варшавой, которые в собственных шкурных целях не преминут воспользоваться «народным возмущением» к своей пользе. Хотя и разной, как по смыслу, так и по направлению.

В любом случае берлинская пресс-конференция двух «экономических» министров стала эпохальной и запустила сложнейшую интригу, на протяжении как минимум текущего года решительным образом предопределяющую как внутриевропейскую политику, так и геополитическую партию с участием ЕС.

Единственное, что тут можно констатировать сейчас, франко-германский успех нам выгоден, так как он неизбежно сделает Европу значительно более стабильным, предсказуемым и даже, с определенными оговорками, дружественным России партнером. Хотя бы по причине значительности совпадения взаимных экономических, а по большому счету, и геополитических интересов. Но как всё пойдет — покажет только время. Главное, что лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/economy/2578909.html

***

Дополнение: Случится ли раскол ЕС из-за Китая?

22 марта начнется первый официальный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Италию. До этого страну в 2008 году посещал в связи с саммитом «Большой семерки» в Аквиле прежний китайский лидер Ху Цзиньтао.

В 2016 году с кратким неофициальным визитом на Апеннинах побывал и Си Цзиньпин, но принимал его прежний глава правительства Маттео Ренци. Но тех пор в итальянской политической жизни много воды утекло; к власти в мае прошлого года пришел альянс евроскептиков из Движения пяти звезд и Лиги Севера, который и выдвинул Дж. Конте в премьеры. Не стоит на месте и политическая жизнь Китая. Лидер КПК и КНР прибудет в Рим через два дня после завершения второй сессии ВСНП 13-го созыва, на которой в ближайшие дни ожидается принятие важной серии конституционных поправок. Во-первых, в Основной закон КНР будет внесена руководящая идеологема XIX съезда КПК о «социализме с китайской спецификой в новую эпоху». Во-вторых, появится в нём положение о Патриотическом едином фронте китайского народа (ПЕФКН) — парламентском блоке КПК с другими партиями. В-третьих, вместе со снятием ограничений на количество сроков в должности председателя КНР расширятся конституционные полномочия главы государства в ущерб так называемому «коллективному руководству».

Италия уже выступила «возмутителем спокойствия» в Европейском союзе (ЕС) по «венесуэльскому вопросу», отказав Брюсселю в консенсусе признания самозванца Хуана Гуайдо «новым президентом». Это вызвало недовольство как у лидеров ЕС, прежде всего Германии и Франции, так и у США, которые таким образом не получили в своих демаршах против Каракаса той консолидированной поддержки Старого Света, на которую рассчитывали. Если учесть, что Пекин занимает твердую позицию поддержки законной власти президента Николаса Мадуро, выступая резко против любого внешнего вмешательства, которое пытаются организовать США, то у Дж. Конте и Си Цзиньпина складывается очень неплохой фон для успешных переговоров, как бы на этот счет ни «щелкали зубами» в Вашингтоне, Париже и Берлине.

О чём пойдет разговор двух лидеров? Тем может оказаться множество, но главная, несомненно, координация Рима и Пекина в вопросе реализации китайской инициативы «Пояса и пути». «Италия и Китай в прошлом были связаны древним Шелковым путем. Мы ожидаем, что целевая группа поможет укрепить сотрудничество двух стран в рамках инициативы «Пояс и путь» и будет способствовать более тесным отношениям между ЕС и Китаем», — так охарактеризовал взаимный интерес двух столиц посол КНР в Италии Ли Жуйи. Отметим, что общее количество стран, одобривших проект «Пояса и пути» и собирающихся в нём участвовать, на прошедшей неделе достигло 152.

Италия при этом — один из ведущих мировых лидеров в сфере морской торговли; страна обладает множеством портов, доступ в которые при определенных условиях обеспечивает выполнение морской составляющей общего проекта «Нового Шелкового пути», в который входит и «Пояс и путь». Что это за условия? Китай в последние годы, продвигая программу крупнотоннажных контейнерных перевозок морским путем, очень сильно вложился в реконструкцию Суэцкого канала. Однако это не решило проблем доставки грузов в Европу через средиземноморские порты, ибо принимать китайские суперконтейнеровозы пока могут только два порта, и оба балтийских — немецкий Гамбург и голландский Роттердам. Возможные договоренности Дж. Конте и Си Цзиньпина откроют «шлюзы» китайским инвестициям в итальянскую портовую инфраструктуру, в результате чего и список, и его география существенно расширятся за счет Средиземноморья. Учитывая, что в этот проект уже вписалась Греция, вопрос в Европе стоит ребром. Из ряда материалов, публикуемых влиятельными европейскими СМИ, например Deutsche Welle, следует очень сильная озабоченность Германии перспективой утраты монополии на связи с Поднебесной; в связи с этим говорится даже о возможном «расколе ЕС».

Вот почему, по мере трансформации такого раскола из теории в практику, экономика, которой он продиктован, начнет оказывать существенное влияние и на политику и геополитику. Ведь, с одной стороны, апеннинский вектор китайских интересов начинает развиваться «в пику» не только США, но и остальным европейским игрокам. И Франции, которая усиленно разыгрывает «карту китайской угрозы», чтобы вперед других европейцев «задружиться» с заокеанским «старшим братом». И Великобритании, которая эксплуатирует тему «эксклюзивных» связей с Пекином, которые подаются общественности под соусом «золотой эры» двусторонних отношений. И, разумеется, Германии, визит в которую в прошлом году премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна преподносился рядом немецких СМИ как «шпилька» американцам, которые одновременно объявили торговую войну как Европе, так и Китаю. С другой стороны, Германия в своем недовольстве итальянскими «играми» с Пекином далеко заходить не может, ибо сама весьма заинтересована в китайском противовесе американцам. И не только в китайском, но и в российском противовесе, что характерно проявилось на днях, когда Ангела Меркель не пошла в поводу у Вашингтона и не стала втягивать Берлин в конфронтацию с Москвой вокруг Крыма и Азовского моря. Да и тема «Северного потока — 2» остается на столе российско-германской повестки, на которую давит Вашингтон.

Приведем примеры недовольства итальянским своеволием партнеров этой страны по «Большой семерке». «Мы рассматриваем «Пояс и путь» как инициативу «made in China and for China», — заявил британской Financial Times представитель Совета национальной безопасности (СНБ) США Гаррет Маркиз. — Мы скептически относимся к тому, что одобрение итальянского правительства принесет какие-либо устойчивые экономические выгоды итальянскому народу, и это может в конечном итоге нанести ущерб мировой репутации Италии в долгосрочной перспективе». А официальный представитель ЕС высказал мнение, что все государства-члены должны «обеспечить соответствие с нормами и политикой законодательства ЕС и уважать единство в осуществлении политики ЕС».

О чём говорит этот расклад? О том, что Китай продвигает «Пояс и путь» именно как геополитический проект, в рамках которого, пользуясь противоречиями Старого Света с Новым, создает систему сдержек и противовесов. В ней каждый из ее западных участников в чём-то недоволен Пекином, но в то же время завязан на него другими своими интересами. Получается некая общеевропейская «круговая порука», в которой важнейшим аргументом в пользу продолжение контактов с Китаем служат финансовые проблемы европейцев, готовых решать их за счет получения из Поднебесной кредитов.

Во-первых, такие модели не возникают случайно. И предстоящий визит Си Цзиньпина в Италию, о котором было официально объявлено во второй половине января, оттеняет целый спектр европейских противоречий. На китайском направлении они достигнут апогея 21 марта, накануне прибытия китайского лидера в Рим, когда в Брюсселе 28 участников ЕС обсудят проблему стремительно сокращающихся китайских инвестиций (вдвое по сравнению с 2016 г.). Нет сомнений, что некоторые страны «старой Европы» попытаются обвинить «новых», восточных европейцев в том, что развиваемый ими с Китаем формат «16+1» не только не укладывается в стандарты ЕС, но и выступает «троянским конем» его разделения. Другим крупнейшим противоречием в Старом Свете, на фоне которого пройдет итальянский визит Си Цзиньпина, является приближение 29 марта — «deadline of Brexit», за которым может последовать существенный сдвиг континентально-европейских приоритетов.

Во-вторых, со времен «плана Маршалла» у Европы не было никаких иных статистически значимых «спонсоров», кроме Вашингтона, который, в свою очередь, рассматривал Старый Свет как свой такой же «задний двор», что и Латинскую Америку. И вот «вдруг, откуда ни возьмись», на этом «заднем дворе» появляется кто-то третий, начинающий соблазнять вассалов кредитами. И, как выясняется, они — о, ужас! — вовсе не прочь соблазниться.

В-третьих, китайские геополитические игры в Европе, усиленно маскируемые под «геоэкономику», весьма показательно включают не сильно афишируемую, но продолжающуюся нормализацию отношений Пекина с Ватиканом. А если учесть, что Святой престол влияет в Европе на очень многие процессы как самостоятельно, так и в альянсе с крупнейшими олигархическими кланами, теми же Ротшильдами, то из этого вытекает ряд соображений. Например, по поводу того, чем обусловлено движение друг навстречу другу, продемонстрированное осенью прошлого года успешным визитом в Пекин заместителя глава внешнеполитического ведомства Ватикана Антуана Камильери? Не случайно ведь папа Франциск вдруг взял да и признал сразу семь католических епископов, назначенных китайскими властями. Поднебесная получила от папы карт-бланш на европейские эксперименты?

И кстати, предыдущую поездку в Европу, состоявшуюся в самом конце ноября 2018 года, Си Цзиньпин совершил в Испанию, страну, служащую своеобразным центром неформальных коммуникаций между Ротшильдами и Ватиканом. И политических — через крупнейшую в католическом мире испанскую монархию. И религиозных — через испанский секулярно-католический орден Opus Dei. И финансовых, нити которых удерживает банковская группа Santander. Казалось бы, следуя динамике, преподносимой СМИ, логичнее всего было бы ожидать появления Си Цзиньпина в Лондоне, но он тем временем направляется в Рим.

Ну, что ж, посмотрим. Россию не может не интересовать эта тема, ибо так сложилось в истории, что в наших интересах находится маршрут трансконтинентального транзита через российскую территорию. В то время как любые «обходные пути» не могут не оживлять призраков холодной войны и попыток нашей изоляции путем вытеснения на север.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2587906.html


Об авторе
[-]

Автор: Руслан Хубиев, Александр Запольскис, Владимир Павленко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.03.2019. Просмотров: 45

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta