Зачем Госдума экстренно узаконила дистанционные форматы голосования

Содержание
[-]

***

Голосование по поправкам в Конституцию РФ проведут 1 июля

Для проведения плебисцита по поправкам в Конституцию ЦИК РФ предусмотрел несколько форм. При этом электронное голосование по поправкам в Конституцию, возможно, будет проведено в двух-трех регионах России, заявила председатель ЦИК Элла Памфилова.

Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию будет проведено в России 1 июля. Об этом в понедельник, 1 июня, объявил президент РФ Владимир Путин на совещании рабочей группы по изменению Конституции. Ранее эту дату предложила председатель ЦИК Элла Памфилова. Памфилова сообщила, что, в зависимости от ситуации для гизбирательных участков можно будет использовать школы, а также помещения и на придомовых территориях.

Электронное голосование по поправкам в Конституцию России

Что касается электронного голосования, то, как сообщила Памфилова, его проведение будет возможно не более, чем в двух-трех регионах страны - "если решат регионы и докажут, что готовы к этому". Кроме того, на голосовании по поправкам в Конституцию ЦИК собирается широко использовать механизм "Мобильный избиратель", указала Памфилова. По данным Центризбиркома, этот механизм позволяет гражданину проголосовать в пределах своего избирательного округа вне зависимости от места регистрации, если он заранее подаст заявление о включении в список избирателей по месту нахождения.

В то же время граждане смогут проголосовать на дому, "если человек просто не может оставить родственника и хочет проголосовать дома", добавила Памфилова.

По словам Памфиловой, процедура голосования на дому будет бесконтактной. "При этом исключена возможность прямых контактов - никто из членов комиссий или наблюдателей заходить в квартиру не будет", - цитирует главу ЦИК "Российская газета".

Голосовать по поправкам в Конституцию можно будет в течение недели

По данным заместителя председателя ЦИК Николая Булаева, плебисцит по поправкам пройдет в течение недели, причем отдать свой голос можно будет в любой день, а писать заявление для досрочного голосования не потребуется. Элла Памфилова заявила, что возможность проголосовать в течение семи дней "позволит избежать очередей, скопления людей на избирательных участках, чтобы свести к нулю возможность заражения". Голосование в таком формате будет проводиться в России впервые. Ранее на выборах всех уровней для голосования досрочно гражданин должен был написать в избирательную комиссию заявление с объяснением причин, по которым он не сможет проголосовать в назначенный день.

Изначально голосование по поправкам в Конституцию России предполагалось провести 22 апреля. Однако впоследствии дата плебисцита была перенесена на неопределенный срок из-за пандемии коронавируса.

Автор Елена Гункель

https://p.dw.com/p/3d75M

***

Комментарий: Удаление выборов

13 мая Госдума приняла закон о возможности голосования на выборах всех уровней через почту и интернет. Соответствующие поправки в законопроект, который изначально касался порядка «сбора подписей и проверки подписных листов», неожиданно внесли ко второму чтению и за несколько часов приняли в окончательном варианте.

В поддержку закона выступил 251 депутат, 79 человек проголосовали против, а один воздержался. «Против голосовала вся парламентская оппозиция, — рассказывает депутат от «Справедливой России» Олег Шеин, уточняя, что в связи с пандемией многие на заседании отсутствовали.

— Этот закон уничтожает тайну голосования. Выборы «по электронке», по факту, будут означать, что за спиной у врачей, которыми сейчас все восхищаются, за спиной у учителей, у рабочих "Газпрома" и "Роснефти" будет стоять конкретный директор, который будет следить, чтобы они голосовали за "Единую Россию"».

По словам депутата от ЛДПР Сергея Иванова, депутаты фракции в Госдуме выступили против поправки, так как она вносилась не отдельным законопроектом. «Если бы поправка была самостоятельным проектом, то введение [новых механизмов голосования] было бы широко обсуждаемым уже в первом чтении. Мы вынесли поправку на отдельное голосование, но [это ничего не решило]. Нам сказали, что в условиях пандемии нужно предоставить людям возможность голосовать удаленно», — говорит Иванов.

С формальной инициативой выступили депутаты от «Единой России» Ольга Савастьянова, Дмитрий Ламейкин и Ирина Марьяш.

Как пояснил «Интерфаксу» соавтор поправок Дмитрий Вяткин, причиной принятия поправок стал коронавирус: «Сколько эти ограничения продлятся, и какая будет эпидемиологической ситуация, мы не знаем, но такие поправки надо принимать до объявления даты голосования». Определять необходимость введения форматов голосования будет Центризбирком. Кроме того, в законе обозначена возможность досрочного голосования на всех уровнях выборов, в том числе, на выборах президента. Согласно документу, будет не обязательно проводить голосование на избирательных участках.

Накануне издание «Проект» со ссылкой на источники писало, что законопроект на федеральном уровне разрабатывали в Кремле. Введение новых механизмов аргументировали «охраной здоровья граждан» в случае продления карантинных мер. Однако один из собеседников издания отметил, что в целом голосование вне избирательных участков может помочь власти лучше контролировать результаты выборов.

Как полагает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников, в среднесрочной перспективе закон нужен для проведения сентябрьских региональных выборов, а также для проведения голосования за поправки в Конституцию и «обнуление президентских сроков».

С ним соглашается политолог Алексей Макаркин. «Голосование по Конституции провести надо, но сколько людей придет на участки? С учетом сохранения страхов после окончания пандемии [власть может захотеть] максимизировать форматы дистанционного голосования, чтобы увеличить явку, а вместе с ней и легитимность голосования», — говорит Макаркин.

В Госдуме, однако, отметили, что применить новый закон на голосовании по поправкам не удастся: вся процедура регулируется отдельным законом. Это подтверждает руководитель отдела мониторинга выборов движения «Голос» Андрей Бузин: «Порядок голосования по поправкам в Конституцию был утвержден месяц назад (ЦИК принял соответствующее постановление 20 марта — Ред.). При этом в нем прописана возможность электронного голосования. Так как голосование по почте в нем не предусмотрено, его проводить не будут».

Закон все равно оставляет много рисков, продолжает Бузин. Для начала в нем не предусмотрено никаких способов контроля процедур удаленного голосования, поэтому недобросовестные организаторы могут использовать новые механизмы в своих целях. Подделать результаты голосования по почте можно через подмену бюллетеней. Проведение голосования по почте в целом вызывает много вопросов. Депутат Олег Шеин, например, задается вопросом, как в целом будет выглядеть весь процесс. «Избиратель будет распечатывать бюллетень с домашнего компьютера. А как же водяные знаки и другие защитные элементы? В противном случае, придется идти за ним на избирательный участок, и только потом на почту. Это идиотизм», — возмущается депутат.

Механизм при этом существует в России семнадцать лет, право его устанавливать есть у регионов. Использовать формат пытались в разные годы — к примеру, на губернаторских выборах в Свердловской области в 2003 году, — однако тогда через почту проголосовали 94 человека (0,0086%). В 2011 году голосование по почте проводилось на выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга пятого созыва. В участковые избирательные комиссии по почте поступило 1564 бюллетеней, что составило около 0,08 % от общего числа бюллетеней, признанных действительными.

«В нашей стране это не распространенный вид голосования, поэтому от него отказались. В других странах уровень его распространения выше: например, в Германии это разновидность досрочного голосования. Голосование по почте можно использовать в странах, где доверие к выборам значительно выше», — объясняет Андрей Бузин.

Аналогичная ситуация вырисовывается и с электронным голосованием. Несмотря на то, что механизм применяется за рубежом, в России его пока использовали единожды — на выборах в Мосгордуму осенью 2019 года. Официально эксперимент считают удачным (сегодня его даже пролонгировали на 2020-й и 2021-й годы), однако из-за сбоя система не работала несколько часов, а независимый политик Роман Юнеман заявлял, что проиграл из-за нее депутатский мандат провластной кандидатке Маргарите Русецкой. Кроме того, после выборов произошла утечка списков голосовавших.

«Новые технологии — огромный резервуар для фальсификаций», — указывает Колесников.

Кроме того, он утверждает, что отдельно рассматривать экстренное введение нового закона не стоит:

«Закон об электронном голосовании и голосовании почтой я трактовал бы в контексте других действий власти. Среди них: почти завершенное дополнение к закону о полиции, где резко расширяются права полицейских, последний пакет мер экономической поддержки, который напоминает осмысленные действия. Все это — подготовка населения к "обнулению" с разных сторон. С одной стороны, возможность фальсификаций, с другой — подавление протестов и умасливание населения перед голосованием», — резюмирует эксперт.

Автор: Дарья Козлова, корреспондент «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/13/85362-udalenie-vyborov

***

Мнение эксперта: Почему голосование через почту и «Госуслуги» уничтожит выборы в России

Ну что ж, свершилось! Законопроект о возможности интернет-голосования (и даже голосования по почте) принят Госдумой. Что фактически означает: проект «выборы» в России можно закрывать.

Почему так категорично, спросите вы? Ведь работает же электронное голосование, например, в Эстонии, в Швейцарии? В ответ — сразу несколько «потому что».

«Потому что» номер один: там, где интернет-голосование существует сейчас, оно совмещено с голосованием обычным. Изначально оно вообще делалось для того, чтобы привлечь молодежь на выборы — мол, ногами на участок эти лентяи-миллениалы ни за что не пойдут.

Голоса по интернету традиционно составляют небольшой процент от обычных голосов, отданных с помощью бумажных бюллетеней. Поэтому, даже если какие-либо хакеры или коррумпированные госслужащие использовали его для фальсификаций, это имело бы не слишком значительного влияния на результаты. Сейчас же речь явно идет о том, чтобы перейти на голосование преимущественно дистанционное — в связи с тем, что пандемия якобы не даст возможности голосовать проверенным дедовским методом, в кабинке и с ручкой. И тут все будет решаться на электронном уровне.

Отсюда проблема вторая: к сожалению, интернет-голосованию нельзя доверять. Например, Швейцария уже 20 лет ведет эксперименты с «электроникой». Изначально дали голосовать гражданам, находящимся за границей. И сработало вроде бы неплохо. В первую очередь, опять же потому, что процент голосовавших был ничтожный, и в общем-то всем было наплевать.

Но когда зашла речь о том, чтобы сделать интернет-голосование массовым, обнаружились проблемы. Опуская лишние подробности: в начале 2019 года почта Швейцарии объявила конкурс среди официальных «белых» хакеров — кто найдет уязвимости в нашей системе голосования, тому даем денежный приз (почта у них — это такой государственный сверхинститут: она и движением автобусов заведует, вот и выборами собиралась заняться).

Уязвимости тут же были найдены!

Сара Джейми Льюис, бывший сотрудник Центра правительственной связи Великобритании (это такая разведслужба), совместно с еще двумя учеными провела исследование, которое выяснило, что в программном коде электронной избирательной системы есть критическая уязвимость, позволяющая различные манипуляции с результатами волеизъявления.

Обнаруженную уязвимость проанализировали специалисты самой почты Швейцарии и возразили: мол, использовать ее смогут только сотрудники почты. Ученые на это ответили: что и требовалось доказать.

Фактически появляется группа людей — высокопоставленные чиновники почты Швейцарии, — которая бесконтрольно может влиять на результаты голосования. Подтасовать все, что нужно, или данные избирателей похитить. И это, друзья мои, Швейцария! Даже тамошние почтальоны на голубом глазу делают вид, что не понимают, какие возможности перед ними открываются. Если же ситуацию транслировать с диких альпийских лугов на наши родные просторы… Кстати, Сара Льюис также отметила, что ее команда проанализировала лишь небольшой фрагмент программного кода — и сразу нашла уязвимость. Сколько их там еще — бог весть.

Третье. Исходя из вышесказанного, все эксперты в один голос утверждают: если уж вы вводите интернет-голосование, то программное обеспечение должно быть с открытым кодом. Это хоть какая-то замена наблюдателям, позиция которых в данном случае в принципе ликвидируется. Потому что — как вы собираетесь наблюдать за потоками электронов? А значит, программа должна находиться в открытом доступе, чтобы независимые специалисты имели возможность ее исследовать вдоль и поперек. И если найдут в ней «заднюю дверь» — раструбить об этом на весь свет. Чтобы или бэкдор прикрыли, или всю затею интернет-голосования похоронили окончательно как не оправдавшую. Вы таки себе представляете, чтобы российские чиновники сделали кусок кода своих госуслуг, посвященный голосованию, открытым? Это же государственная тайна.

Четвертое: кстати, о госуслугах. В той же Эстонии интернет-голосование считается более-менее надежным, потому что там хорошо и очень давно работает система электронных ID (которые заменяют паспорт, права, проездной и всё остальное). Перевод всего государства на электронные рельсы был первичным шагом, а потом и выборы, но не наоборот. И понятно, что тамошняя система на порядок надежнее тех же наших «Госуслуг», которые только что даже Владимир Путин раскритиковал за то, что не справляются с нагрузкой. Конечно, к сентябрю дыры подлатают — но маловероятно, чтобы все это работало без сбоев. Уж первый-то блин точно выйдет комом.

Пятое: голосование через госуслуги, как и по почте, не может быть анонимным. Вернее, можно сделать вид, что оно анонимное, но при этом преспокойно собирать данные о том, кто как голосовал. Отсюда — возможность как давления на избирателей, особенно бюджетников, так и покупки голосов. Например: договорились с человеком, что он голосует «за нашего» а мы ему за это — сто рублей. Проверили через своих людей на госуслугах: да, человечек проголосовал правильно. Сто рублей получите, расписываться не надо (ну, или не получите — в крайнем случае можно и кинуть прохиндея)!

Шестое: кому-то покажется мелочью, но тем не менее — при интернет-голосовании нельзя испортить бюллетень. Система просто не примет ваш голос, если вы попробуете поставить больше галок, чем разрешено. И «За Навального!» через всю бумаженцию не напишешь. Таким образом, протестное голосование, набиравшее силы в последние годы, становится вообще невозможным.

Некоторые специалисты высказывают мнение, что все эти проблемы интернет-голосования можно будет преодолеть, если использовать технологию блокчейн. Мол, тогда все данные будут надежно защищены от взлома, и к тому же их невозможно будет подделать. Не исключено, что это правда. Проблема заключается в том, что на планете Земля сейчас раз-два и обчелся людей, которые на самом деле понимают, что такое блокчейн, как он работает и на что способен. То есть не просто смогут пересказать статью из Википедии, а действительно разбираются, что в этой системе можно сделать, а что нельзя. И какие у нее на самом деле достоинства и уязвимости.

Как бы то ни было, сделать надежную систему интернет-голосования на базе блокчейна — явно задача нетривиальная, и она уж точно не будет решена к единому дню голосования в сентябре 2020 года.

Автор: Виталий Шкляров, политтехнолог

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/13/85360-galochka-ty-seychas-umresh-pochemu-golosovanie-cherez-pochtu-i-gosuslugi-unichtozhit-vybory-v-rossii

***

Мнение эксперта: Одобряете? Кивните!

Как теперь голосовать, не знает никто — все решения принимают клерки, не имеющие для того ни полномочий, ни компетенции.

Все смешалось — и в головах, и в законах… В преддверии всенародного «конституционного одобрямса» и очередных наспех сверстанных поправок в избирательные законы никто до конца так и не понял, как эти «одобрямс» и последующие выборы будут проходить. Было много разговоров и слухов. В итоге все уже окончательно запутались — то ли это будет голосование по почте, то ли электронное, то ли избирательные участки появятся во дворах и в парках, то ли нас всех досрочно-поголовно обойдут с урной на дому. Откуда путаница? Нужно разобраться.

Я — юридический зануда. Нет бы сидеть себе и обосновывать всю незаконность странного действа с голосованием по поправкам в Конституцию. Или описывать абсолютно фантастические последние безобразия, которыми Госдума окончательно добила действующие избирательные законы таким образом, что они стали вообще демократически неузнаваемыми. Но это уже многократно сделали мои коллеги. А мне все хочется детально зафиксировать методику российской власти, с помощью которой она пытается проползти в узких зазорах между конституционными вилками, чтобы лапша, вешаемая ею на уши российских избирателей и международного сообщества, выглядела как можно менее макаронистой.

В качестве лапшеснимателя в данном случае — определение точки неконституционности, найдя которую, можно начать распутывать весь клубок. И такая точка имеется. Но чтобы к ней подобраться, нужно посмотреть на процесс чуть шире — нужно же понимать, откуда ноги растут.

Немного теории

Конституции в современном мире — это такие своеобразные клетки для государства. В них, во-первых, закреплены его цели, задачи и принципы их осуществления, которые государство должно реализовывать ровно так, как это установлено в Основных законах — и никак иначе. Во-вторых, в них определены пределы деятельности государственных органов — их права и обязанности (полномочия) по определенному кругу вопросов (предметы ведения). Соединенные все вместе они называются компетенцией.

И если в частном праве действует принцип «разрешено все, что не запрещено», то в публичном праве наоборот — «разрешено только то, что разрешено». Это означает, что выходить за обозначенные пределы государство формально не может. А неформально, да еще при наличии искусственно сформированного зависимого депутатского корпуса и, скажем так, своеобразного Конституционного суда, вполне можно эти запреты обходить. Криво-косенько, конечно, но получается. Особенно если созданы условия для полной юридической безнаказанности всех участников процесса.

Методика конституционного жульничества в России состоит в манипуляции компетенцией. Корни ее уходят еще во времена Ельцина. За четверть века лет она неплохо отработана. Как это происходит?

Немного истории

Изначально все началось с расширения сфер деятельности президента. В Конституции России целых семь статей посвящены президентским полномочиям (83–89). Их там много, но они отнюдь не бескрайние. В конституционном перечне, например, ничего не сказано о рынке ценных бумаг, о гражданской обороне или о праве главы государства предоставлять льготы казачьим обществам. Но именно эти и многие другие вопросы регулировались указами президента еще допутинского периода*. То есть значительное число указов президента уже тогда издавалось в режиме конкурирующей компетенции с законодательной властью и правительством.

Особый вклад в дело укрепления указного права в современной России внес Конституционный суд —

никому ни разу не удалось эффективно обжаловать ни одного президентского указа. Более того, в постановлении Конституционного суда от 30 апреля 1996 г. на основании того, что «президент является гарантом Конституции и обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти», был сделан вывод о том, что «не противоречит Конституции Российской Федерации издание им указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов»**.

За последние четверть века внеконституционные полномочия президента России расширялись неуклонно и перманентно. К 2008 году авторы книги «Треугольник с одним углом» Михаил Краснов и Илья Шаблинский насчитали таковых уже более четырехсот. Сейчас никто точно не считал, но есть все основания полагать, что их число еще как минимум удвоилось.

Делалось это несколькими способами. Первый — издание президентом собственных актов; второй — закрепление новых полномочий в федеральных законах; третий — признание КС соответствия этих полномочий Конституции. Примеров таких масса. Их можно долго перечислять, но речь сейчас не об этом. Речь о том, что всякое заразное довольно быстро распространяется.

От практики внеконституционного наделения дополнительными полномочиями президента наши законодатели плавно перешли к внеконституционному перераспределению полномочий кому угодно — по принципу «если так можно, то почему бы и нет». На этот раз они дважды неконституционно перенаправили свои собственные законодательные полномочия Центральной избирательной комиссии (ЦИК РФ). Путаница с порядком голосования появилась именно из-за того, что в Законе РФ о поправке к Конституции Российской Федерации от 14.03.2020 № 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» появилась норма о том, что порядок общероссийского голосования утверждает ЦИК РФ (п. 1 ч. 15 ст. 2). Аналогичное правило содержится в поправках к избирательным законам. То есть у нас сразу два кейса — порядок голосования за поправки и новые правила выборов. Что здесь не так с точки зрения Конституции?

Голосование за поправки

Говоря об этом голосовании, которое многие называют юридическим недоразумением, нужно все же определиться, что это такое по своей сути. Ответ на данный вопрос может быть только один: мы имеем дело с референдумом, проводимым по особым правилам. Да-да. И не надо кривить душой. Именно так и есть. Потому что сколько баян гармонью ни называй, он все равно остается баяном. Потому что с точки зрения Конституции (части 1 и 2 статьи 32) граждане России имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей только двумя способами: поучаствовать в референдуме и в выборах. А референдум по определению — это всенародное голосование граждан Российской Федерации по вопросам государственного значения (статья 1 ФКЗ «О референдуме…» от 28.06.2004 № 5-ФКЗ в ред. от 18.06.2017).

То есть ровно то, что нам сегодня предложено. Никаких других «исключительных и уникальных процедур, которые именуются «всенародным голосованием» (Э.А. Памфилова), никаких плебисцитов и прочих «одобрямсов» Конституцией не предусмотрено, и никто их не имеет права изобретать. Потому что разрешено только то, что разрешено. Да и опыт проведения референдумов по специальным правилам, отличным от закона, у нас тоже есть. Ведь именно так принималась Конституция 12 декабря 1993 года — по указу президента, а не по закону.

В действующем ФКЗ «О Референдуме» (часть 2 статьи 3) сказано: «Порядок и сроки подготовки и проведения референдума устанавливаются настоящим Федеральным конституционным законом, иными федеральными конституционными законами, федеральными законами, а также нормативными актами Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, принимаемыми в пределах ее полномочий, установленных настоящим Федеральным конституционным законом».

И дальше мы видим, что в этом самом «настоящем» законе (статья 30) для ЦИК установлено множество всяких полномочий. Эта комиссия организует подготовку, осуществляет контроль, обеспечивает единообразное применение, оказывает правовую, методическую и организационно-техническую помощь, рассматривает жалобы, распределяет средства, регистрирует, утверждает формы документов и образцы печатей, информирует, определяет результаты референдума и осуществляет их официальное опубликование и пр.

Но! Там ни слова нет о ее праве устанавливать порядок голосования. И это вполне закономерно, потому никаким другим актом, кроме закона, он установлен быть не может. В законе четко сказано, что «порядок и сроки назначения референдума устанавливаются Федеральным конституционным законом» (часть 2 статьи 3 ФКЗ «О референдуме…»). А ЦИК, как известно, законов у нас не принимает.

То есть депутаты не имели права передавать свои исключительные полномочия ЦИК, а ЦИК не имела права их принимать. Хотя бы потому, что ее статус и функции четко определены законом. По закону она только организатор, а не регулятор. Более того, организатор только и исключительно выборов и референдума (часть 1 статьи 21 ФЗ «Об основных гарантиях…»), не имеющий отношения к каким бы то ни было другим видам голосования.

Новые правила организации голосования

Здесь произошло примерно то же самое. Но начну я все же с того, что избирательное законодательство в нашей стране — это самая несчастная и самая часто изменяемая часть законодательства. Всего за период с 1994 года по настоящее время во все наши избирательные законы (три редакции закона «Об основных гарантиях…», четыре редакции закона «О выборах депутатов…» и закон «О политических партиях») было внесено 2641 изменение с учетом уже вступивших в силу майских поправок (посчитал Евгений Порошин).

Поправки вносятся с регулярной периодичностью перед каждым электоральным циклом, а их содержание напрямую зависит от уровня электоральной поддержки партии власти и ее сателлитов (партий системной оппозиции). На сей раз, пользуясь отвлечением всеобщего внимания на борьбу с пандемией, депутаты обрушили на наши головы целых три блока поправок общим числом 91 во все три избирательных закона***. То есть одновременно почти сотня поправок, и пусть эксперты помучаются. Где уж там обычному гражданину разобраться что к чему!

Каждый раз изменения направлены на обеспечение неизменности состояния официальной парламентской палитры и на недопуск на политическую арену иных участников. Обычно это делается путем усложнения порядка регистрации несистемных активистов. Но здесь я умышленно опускаю анализ всех свежеиспеченных ограничений избирательных прав граждан. О них уже много сказано, в том числе и в «Новой газете». С их причинами и целями все понятно — это акт устрашения.

Но в современных условиях депутатам, у которых размер пенсии зависит от количества созывов, проведенных ими в парламенте, этого показалась мало. Поэтому они решили покрепче подстраховать свою несменяемость и не только создали условия неучастия в выборах всех тех, чья точка зрения на российскую действительность отличается от депутатской, но и предельно расширили возможности для фальсификаций результатов в условиях неконтролируемого голосования. Только вот сделать это они решили чужими руками.

В Конституции сказано однозначно: порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной думы устанавливаются федеральными законами (часть 2 статьи 96). И никак иначе. Это, конечно, не самая лучшая отсылка, позволяющая манипулировать принципами, но все же довольно четкая — весь порядок во всех его деталях определяется парламентом в специальной законотворческой процедуре.

Но депутаты рассудили по-своему. Они решили не заморачиваться с деталями, а просто безмерно расширили полномочия ЦИК, передав комиссии часть своей конституционной компетенции. И теперь значительная часть порядка будет регулироваться не законом, а инструкциями этого своеобразного органа, называемого в народе министерством по выборам, но на самом деле не имеющим отношения к органам государственного управления. Чувствуете разницу?

И в Конституционном суде эти правила не обжалуются, потому что — не закон. Такая вот хитрая манипуляция компетенцией через отсылку на отсылку.

Так как же будем голосовать?

Для голосования по поправкам правила уже установлены (Постановление ЦИК РФ от 20.03.2020 № 244/1804-7). Тут отличий от обычных выборов последних лет немного, кроме некоторого расширения возможностей досрочного голосования и никому не понятного дистанционного электронного голосования, которое не обязательно, но может проводиться по решению избирательной комиссии субъекта Федерации по согласованию с ЦИК. Правила этого действа будет устанавливать комиссия субъекта опять же по согласованию с ЦИК. То есть мы не знаем, ни что это такое, ни будет ли оно, ни как это будет, если все-таки будет. Не зря шутили в соцсетях, что мы сможем кивнуть, сидя на диване перед компьютером, и это каким-то образом будет зафиксировано.

А вот в отношении выборов, которые начинаются в регионах с осени этого года и выборов в Госдуму-2021, депутатские фантазии разыгрались не на шутку. Чего тут только нет! Массовое досрочное (читай неконтролируемое) голосование в самых разных вариациях, дополненное голосованием на территориях и в местах, пригодных к оборудованию для проведения голосования (на придомовых территориях, на территориях общего пользования и в иных местах), дистанционным электронным голосованием и голосованием по почте. Причем из закона мы больше никаких подробностей не узнаем — все отдано на откуп неполномочной решать такие вопросы ЦИК.

Добавлю только, что, на мой взгляд, Россия пока категорически не готова к проведению какого бы то ни было дистанционного электронного голосования. Этого нельзя делать на существующих платформах по имеющимся правилам. Либо доступы к платформам надо полностью обнулять и создавать заново либо вводить более сложные и более достоверные системы верификации избирателей. Я полностью согласна с мнением Елены Дубровиной — для нас спасением будет отладка процесса подведения итогов голосования в традиционном формате. И только после этого, в далеком будущем, можно говорить о цифровизации.

***

* См., например, указы от 27 мая 1996 г. № 784 «Вопросы гражданской обороны Российской Федерации»; от 4 ноября 1994 г. № 2063 «О мерах по государственному регулированию рынка ценных бумаг в Российской Федерации» (п. 4); от 16 апреля 1996 г. № 564 «Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы».

** См.: Постановление Конституционного суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. № 1969 «О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации» и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом». \\ Собрание законодательства РФ, 1996. № 19. Ст. 2320.

*** Федеральный закон от 01.04.2020 № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» (о возможности отложения голосования в связи с введением режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации); Федеральный закон от 23.05.2020 № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (об ограничении пассивного избирательного права); Федеральный закон от 23.05.2020 № 154-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (о дистанционном, досрочном и надомном голосовании и сборе подписей).

***

Автор: Елена Лукьянова, доктор юридических наук, адвокат

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/30/85621-odobryaete-kivnite


Об авторе
[-]

Автор: Елена Гункель, Дарья Козлова, Виталий Шкляров, Елена Лукьянова

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.06.2020. Просмотров: 52

Комментарии
[-]
 Его | 04.06.2020, 10:06 #
 и никак иначе. Во-вторых, в них определены пределы деятельности государственных органов. Get cue 8 ball pool
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta