За несколько недель до выборов в Бундестаг Германии

Содержание
[-]

***

Мигранты, климат, интеграция. Что обещают партии в ФРГ перед выборами 

Предвыборные программы представленных в бундестаге партий затрагивают такие темы, как защита климата, миграция, внешняя политика, торговля и другие. DW - коротко о самом важном.

Крупные немецкие партии, представленные в бундестаге, перед сентябрьскими выборами в парламент, от итогов которых зависит, кто станет новым канцлером Германии, ведут борьбу за голоса избирателей. В предвыборных программах ведущими темами являются внешняя и внутренняя политика, вопросы миграции, обороны, торговли и защиты климата. DW собрала ключевые положения в позициях партий по этим вопросам.      

Защита климата

Блок правящих в ФРГ консервативных партий: Христианско-демократического союза (ХДС) и его братской баварской партии Христианско-социальный союз (ХСС) в своей предвыборной программе уделяет важное место вопросу защиты климата, при этом подчеркивая, что Германия должна оставаться ведущей индустриальной страной. Главной же целью, которую ставят перед собой партии, является достижение климатической нейтральности еще до середины текущего столетия. При этом ХДС и ХСС делают ставку на "инновационные технологии и экономические инвестиции". Глава ХСС Маркус Зёдер (Markus Söder) в отличие от председателя ХДС и кандидата в канцлеры ФРГ Армина Лашета (Armin Laschet) выступает за отказ от угля уже в 2030 году, а не в 2038, как было решено ранее.

Также входящая в правящую коалицию Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) стремится к достижению климатической нейтральности до 2045 года. Согласно программе этой партии, электричество в стране должно вырабатываться к 2040 году только за счет возобновляемых источников энергии, а все общественные здания должны быть оснащены солнечными батареями. Кроме того, ФРГ должна стать ведущей страной в сфере водородных технологий.

Партия "Союз-90"/"Зеленые", традиционно выступающая в защиту климата, уже к 2030 году намерена добиться климатической нейтральности Германии, а министерству защиты окружающей среды она обещает предоставить право вето, которым оно может воспользоваться при принятии любого закона, если он идет вразрез с Парижским соглашением о защите климата, принятым в 2015 году. Кроме того, "зеленые" намереваются кардинально повысить плату за выбросы CO2.

Для Свободной демократической партии (СвДП) в контексте защиты климата речь, прежде всего, идет о рынке и конкурентоспособности. Так, например, предписанный законодателями переход на электромобильность либералы отвергают. А вредные выбросы в атмосферу они намерены регулировать с помощью выплат за эмиссию CO2.

Правые популисты из партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) вообще исходят из того, что изменение климата не зависит от человека и его жизнедеятельности. Поэтому Германии необходимо выйти из Парижского соглашения по защите климата. Электроэнергия, по замыслу АдГ, должна, как и раньше, вырабатываться за счет каменного и бурого угля. АЭС должны продолжать свою работу.

Левая партия, в свою очередь, выступает за "социально-экологическую смену системы", потому что "разрушение окружающей среды неотделимо от социальных отношений при капитализме". Использование общественного транспорта на близкие расстояния партия предлагает сделать бесплатным.

Вопросы миграции

ХДС под руководством Ангелы Меркель (Angela Merkel) с 2015 года был партией, довольно приветливо настроенной по отношению к мигрантам. В нынешней предвыборной программе речь идет о том, что миграция должна быть упорядочена и подчинена четким правилам. Миграцию с целью получения социальных льгот партия отвергает. Правонарушителей из числа мигрантов предлагает депортировать на родину. Но, с другой стороны, все мигранты, разделяющие западные ценности, владеющие языком и соблюдающие немецкие законы, должны иметь возможность жить в стране.

СДПГ в своей предвыборной программе выступает за упрощенную процедуру двойного гражданства и предлагает расширить возможности воссоединения семей мигрантов. Так, братьям и сестрам несовершеннолетних мигрантов, оказавшихся в стране без сопровождения взрослых, социал-демократы предлагают разрешить въезд в Германию.

"Зеленые" видят Германию миграционной страной. И предлагают новый закон о миграции, обеспечивающий приезжим доступ к рабочим местам и обучению. Фирмы и предприятия, предоставляющие такие места для беженцев и мигрантов, должны получать поддержку от государства.

Либералы из СвДП также считают, что Германии не обойтись без мигрантов, но при этом делают ставку на экономические интересы страны. Председатель партии Кристиан Линдер (Christian Lindner) заявил в июле изданию Münchner Merkur: "Мы нуждаемся в трудолюбивых и умных мигрантах, которых мы будем отбирать сами". Для этого партия планирует разработать миграционный закон, в котором будут содержаться четкие критерии для мигрантов: уровень образования, знание языка, востребованность на рынке труда.

АдГ из всех партий в бундестаге настроена наиболее критично в вопросах миграции. В своей предвыборной программе она предлагает вопросы предоставления убежища решать на национальном, а не на европейском уровне. Немецкие границы надежно защитить от нелегальных мигрантов, убежище предоставлять только тем людям, которых бундестаг сочтет особенно нуждающимися в защите и чья культура не противоречит западным ценностям и общественному порядку.

Левая партия выступает за то, чтобы беженцы из регионов, где идет война, получали поддержку и имели возможность надежно и легально прибыть в Германию. Кроме того, партия предлагает всем беженцам предоставить право оставаться в стране.

Евроинтеграция

ХДС и ХСС хотят, чтобы критерии финансовой стабильности, которые были отменены на время пандемии, вновь, как можно скорее, вступили в силу. Выпуск совместных облигаций для финансирования восстановления экономик стран Евросоюза после пандемии должен остаться единовременной мерой и ни в коем случае не превратить ЕС в объединение должников.

СДПГ, в отличие от консерваторов, наоборот выступает за совместную европейскую инвестиционную политику, начавшуюся во время пандемии. Целью должен стать настоящий фискальный, экономический и социальный союз. Кроме того, в ЕС должна быть введена минимальная зарплата, единая для всех стран.

"Зеленые" выступают за усиление роли Европарламента. А живущие в ФРГ граждане других государств-членов ЕС должны получить право баллотироваться в земельные ландтаги. Кроме того, ЕС должен начать реформы, направленные на защиту окружающей среды и экологии.

Либералы высказываются в своей программе за принятие общеевропейской конституции. За это выступает и Левая партия. Но если СвДП делает акцент на федерализм и децентрализацию, то левые - на распределение материальных благ сверху вниз и введение единой минимальной налоговой ставки.

Согласно программе АдГ Германия должна выйти из ЕС, поскольку "в последние годы Евросоюз взял курс на трансформацию в сверхмощное государство с плановой экономикой. А евро как общеевропейская валюта потерпел крах".

Оборона и военные союзы

ХДС и ХСС поддерживают цель НАТО, согласно которой каждая страна-член этого объединения выделяет на оборону сумму, равнозначную двум процентам своего ВВП. В Германии сейчас оборонные расходы составляют 1,5 процента ВВП. Блок консервативных партий выступает за создание единой европейской армии, а также за увеличение численности бундесвера со 184 000 до 203 000 человек.

СДПГ, в отличие от консерваторов, более критично настроена в отношении нормы в 2 процента ВВП на оборону. При этом социал-демократы хотят лучше оснастить бундесвер, чтобы на него могли положиться партнеры по ЕС и НАТО.

"Зеленые" в своей программе выступают против расходов на оборону в 2 процента, атомного оружия и газопровода "Северный поток - 2".

Либералы ратуют за увеличение роли Германия на международной арене. Для этого должен быть создан Национальный совет безопасности. Кроме того, СвДП выступает за создание европейского оборонительного союза.

АдГ в своей программе высказывается за укрепление связей с РФ, несмотря на аннексию Крыма. Кроме того, партия выступает за постоянное членство ФРГ в Совбезе ООН. Бундесвер не должен участвовать в международных миссиях, а стать лишь чисто оборонительной структурой.

Левая партия в своей программе выступает за выход ФРГ из НАТО и за создание коллективной системы безопасности с участием РФ. Все военные базы должны быть закрыты.

Внешняя торговля

Консерваторы делают ставку на глобализацию, потому что в Германии каждое четвертое рабочее место зависит от экспорта. ХДС и ХСС хотят усилить роль ВТО. Переговоры о создании свободной экономической зоны должны быть продолжены как можно скорее.

Для СДПГ речь идет об устойчивом развитии. В фокусе - торговля аграрной продукцией и сотрудничество с мелкими фермерскими хозяйствами, соблюдающими экологические стандарты. Кроме того, партия обещает жестче регулировать экспорт немецкого вооружения.

"Зеленые" хотят, чтобы торговля не вредила климату и ориентировалась на стандарты устойчивого развития. Например, при экспорте должны быть соблюдены условия по защите климата. В ЕС должен быть введен запрет на импорт тех товаров, которые производятся с нарушением прав человека.

Либералы традиционно выступают за свободу торговли. Вопрос создания зоны свободной торговли с США должен быть решен как можно скорее. А судьба "Северного потока - 2" должна быть решена на уровне ЕС, говорится в программе партии.

АдГ в вопросах внешней торговли стремится к сотрудничеству с РФ и КНР. Эта партия выступает за отмену санкций в отношении РФ и за "Северный поток - 2". Что касается Китая, то ФРГ должна поддержать проект "Нового шелкового пути".

Левые в своей программе выступают против любых соглашений о свободной торговле, в том числе с США, и требуют запретить экспорт оружия из ФРГ.

Авторы Кристоф Хассельбах, Наталья Позднякова

https://p.dw.com/p/3yuba

***

Эксперт: Для ФРГ переход на водород - это защита климата и геополитика

О нынешнем ажиотаже вокруг водородной энергетики и перспективах сотрудничества ЕС с Россией и Украиной в сфере H2 DW расспросила члена Национального совета по водороду ФРГ Кирстен Вестфаль.

"Россия в глобальной водородной гонке. Размышления о германо-российском водородном сотрудничестве". Так называется статья, опубликованная на немецком и английском языках на сайте берлинского Фонда науки и политики (SWP) - ведущего немецкого научного института, консультирующего по внешнеполитическим вопросам как правительство и парламент Германии, так и Евросоюз.

DW побеседовала с соавтором статьи, экспертом по энергетической политике ЕС Кирстен Вестфаль (Kirsten Westphal). Она является членом созданного в июне 2020 года при правительстве ФРГ Национального совета по водороду и с нынешнего года руководит в SWP научным проектом "Геополитика энергетической трансформации - H2".

Deutsche Welle: - Многие наши читатели наверняка недоумевают: еще совсем недавно о водороде (H2) и речи не было, а теперь такое впечатление, что Евросоюз на этом энергоносителе буквально зациклилcя, да и в российских правительственных и деловых кругах о водороде говорят все чаще и чаще. Почему вдруг такой ажиотаж?

Кирстен Вестфаль: - Водород - не самоцель, он нужен для успешной декарбонизации экономики ради защиты климата. Чтобы решить задачу сокращения потребления ископаемых энергоносителей на 80 процентов, недостаточно двух столпов - повсеместного перехода на возобновляемую электроэнергетику и повышения энергоэффективности, нужен третий столп, нужны молекулы - на транспорте, в промышленности, как сырье. Так что ажиотаж возник потому, что защита климата стала приоритетом. А еще потому, что пришло понимание геополитического значения энергетических технологий как ключевых технологий будущего. Тут речь идет об индустриальном лидерстве.

- Одной из геополитических целей Евросоюза является снижение зависимости от российских энергоносителей, и курс на ускоренную декарбонизацию экономики дает ЕС такой шанс. Но одновременно в Германии начинают усиленно размышлять над тем, как бы сделать Россию крупным поставщиком водорода. При посольстве ФРГ в Москве даже специальное водородное бюро открывают. Где тут логика: снижать одну зависимость и тут же создавать другую?

- В Германии вовсе не стремятся к разрыву связей с Россией, здесь укоренилось восприятие России как географически близкого партнера, в ней видят поставщика не только энергоносителей, но и сырья для новых технологий. К тому же в Германии довольно рано озаботились геополитическими последствиями декарбонизации.

Насколько велика опасность дестабилизации стран, бизнес-модель которых состоит в экспорте ископаемых энергоносителей? Как помочь России или странам Персидского залива совершить вместе с остальными энергетический переход? Да и просто хочется позитива в сильно ухудшившихся отношениях с Россией! В какой мере весь ЕС поддержит такой немецкий подход, во многом будет зависеть от решения проблемы "Северного потока-2", ведь Брюссель хочет снизить зависимость главным образом от российского газа, играющего немалую геостратегическую роль. "Северный поток-2" будет поставлять в Евросоюз водород?              

- Раз декарбонизация подрывает российскую бизнес-модель, зачем России поддерживать развитие водородной экономики в ЕС? Многие россияне наверняка скажут: наша страна не для того инвестировала столько средств в развитие нефтяной и газовой промышленности, чтобы теперь почти с нуля создавать, причем только ради экспорта, новую отрасль, которая потребует огромных денег и закупки западных технологий.

- Да, тут очень серьезная дилемма. С одной стороны, Россия рискует постепенно потерять свой важнейший экспортный рынок - европейский. С другой стороны, в Азии спрос на ископаемые российские энергоносители, особенно на газ, пока еще будет расти. Так что же, в западной части развивать возобновляемую и водородную энергетику, а на востоке - традиционную?

К тому же в России пока нет ясности, собирается ли она вообще делать ставку на широкое использование водорода внутри страны. С третьей стороны: изменение климата сказывается ведь и на России, таяние вечной мерзлоты угрожает самой разной российской инфраструктуре, да и обязательства в рамках Парижского соглашения надо выполнять.

- Но нужно ли России так уж спешить с внедрением водородных технологий? Их широкое использование - вовсе не вопрос ближайшего будущего. Вот и гендиректор оператора "Северного потока-2" компании Nord Stream 2 AG Маттиас Варниг (Matthias Warnig) только что сообщил в интервью газете Handelsblatt, что этот российский трубопровод будет готов к транспортировке водорода через десять лет.

- Но в энергетике десять лет - это почти ничто! Поэтому принципиальные решения надо принимать именно сейчас. Начало крупномасштабного импорта водорода из России к 2030 году представляется мне довольно реалистичным ориентиром. На первых порах, видимо, будут использоваться отдельные нитки газопроводов.

-Готова ли ФРГ вместо "зеленого" водорода получать H2 от "Газпрома" и "Росатома"?

- Германия делает ставку на "зеленый" водород, который получают путем электролиза воды с использованием ВИЭ - возобновляемых источников энергии. Такой энергии много в Сибири благодаря гидроэлектростанциям, в европейской части РФ ее меньше, а к ветряной и солнечной энергии отношение в России весьма скептическое. "Газпром" предлагает поставлять так называемый "серый" или "синий" водород, получаемый различными методами из метана, но такой H2 в ФРГ считают менее экологичным.

У Германии, действительно, четкая установка: государственные деньги, а речь идет о миллиардах евро, в том числе из нового фонда по реконструкции ЕС после пандемии, будут выделяться на поддержку только "зеленого" водорода. Но в то же время растет понимание того, что для форсированной декарбонизации нам нужно как можно быстрее получить крупные объемы водорода любых "цветов".

Другие страны, делающие ставку на водород, как Япония или Китай, готовы тестировать самые разные технологии получения H2. Так что Германия с ее довольно узким подходом может оказаться в сложной ситуации. Тем более, что и в ЕС пока нет четкого понимания того, какой водород следует считать климатически нейтральным. И тут нужны быстрые политические решения, чтобы дать толчок инвестициям.

- Производством водорода собирается заняться и госкорпорация "Росатом". Но готова ли Германия, которая через полтора года отключит все свои АЭС, после этого начать импортировать из России "желтый" водород, который получают путем электролиза воды с использованием атомной энергии?

- Скорее всего нет, поскольку весьма вероятно широкое общественное противодействие таким планам. В то же время наш сосед Франция, очень крупный производитель атомной энергии, тоже собирается использовать ее для электролиза, и европейской водородной стратегии это не противоречит. Повторюсь: я надеюсь, что на уровне ЕС будет достаточно быстро выработано общее для всех политическое решение.

-Станет ли Украина конкурентом России в водородной сфере? Tак ли уж важна Россия как потенциальный поставщик водорода для Германии и ЕС? Какие страны могли бы составить РФ конкуренцию или альтернативу?

- Построение водородной экономики только начинается. Прежде всего будут создаваться мощности в самом ЕС и в его ближайшем окружении, здесь уже есть инфраструктура, на которую можно опереться, имеются общие правовые нормы, что крайне важно, и готовы технологии, например электролизеры для получения "зеленого" водорода, надо только переходить от их штучного выпуска к производству в промышленных масштабах.

Затем взоры ЕС обратятся на соседей по Балтийскому, Средиземному, Черному морям. Преимущество России в том, что транспортная инфраструктура в значительной мере уже есть и что имеется многолетний опыт сотрудничества с российскими компаниями.

- А не может ли Украина стать конкурентом России в водородном партнерстве с ЕС? Она ведь и к развитию ВИЭ проявляет куда больше интереса, и разветвленной газотранспортной системой обладает, которой, правда, потребуются значительные европейские инвестиции для модернизации.

- Станет ли Украина конкурентом или партнером России - это вопрос политической воли. Сейчас ситуация очень сложная, но я вполне могла бы представить себе трехстороннее сотрудничество в водородной сфере. Скажем, "Газпром" поставляет в Украину газ, там из него делают для отправки в ЕС "синий" водород, когда углекислый газ улавливается, а для хранения как CO2, так и H2 используются украинские газохранилища.

Очевидное преимущество Украины в том, что она интегрирует свой энергетический рынок в европейский и будет иметь общие с ЕС правовые нормы. Украина сейчас явно в первых рядах потенциальных партнеров и по политическим соображениям. Так что водородное бюро при посольстве Германии наверняка будет и в Киеве.      

Автор Андрей Гурков  

https://p.dw.com/p/3wSjD

***

Опросы говорят, что немцы хотят перемен

За несколько недель до выборов в Бундестаг, которые пройдут 26 сентября, большинство граждан Германии хотят видеть новое правительство, а также подлинной смены политического курса по многим вопросам. Это следует из результатов соцопроса, проведённого институтом общественного мнения Allensbach.

В конце июля около 55% опрошенных высказались за смену правительства – после восьми лет существования «Большой коалиции» (ХДС/ХСС и СДПГ). Около 29% затрудняются с ответом на этот вопрос, ещё 16% считают, что смена правительства не пойдёт стране на пользу. При этом стремление к изменениям особенно высоки, если сравнить нынешние показатели с цифрами, полученными перед предыдущими выборами в Бундестаг – впрочем, в сравнении с апрелем 2021 года (62%) желающих перемен немного поубавилось. Этот показатель был наиболее высоким с 1994 года, когда Allensbach впервые провёл подобный опрос. Значение 55% стало четвёртым в истории.

Представитель фонда Бертельсмана Роберт Верамп (Robert Vehrkamp), заказчика опроса, считает интересным динамику цифр, если их сравнивать с выборами в 1998 и 2005 году. В 1998 году стремление избирателей к переменам было также очень сильным, однако понемногу оно слабело и в итоге к выборам осталось на среднем уровне. Тогда, в 1998 году, правительство Гельмута Коля (Helmut Kohl), состоявшее из представителей ХДС/ХСС и свободных демократов, было смещено социал-демократами и «зелёными» – смена правительства и политического курса успешно состоялась.

С 2005 году предвыборная борьба началась с примерно такими же – сильными – стремлениями к переменам. С течением времени эти желания снизились, и в итоге правящих социал-демократов догнали консерваторы из ХДС/ХСС. При этом в 2005 году смена правительства произошла лишь частично: канцлером стала Ангела Меркель (Angela Merkel), но партнёром «чёрных» осталась СДПГ. «Пока что вопрос, в какую сторону изменятся нынешние показатели, совершенно открыт. Они могут, как и в 1998 году, остаться на высоком уровне, а могут, как в 2005-м, пойти вниз», – говорит Веркамп. По его мнению, нынешняя крайне вялая предвыборная кампания говорит скорее о том, что всё произойдёт, как в 2005-м. «Предположение самих партий и ряда СМИ, что существует определённая часть населения Германии, которая не готова к изменениям и неспособна требовать смены политического курса, может оказаться пророческим. Желание перемен со стороны немцев может остаться лишь сказкой, в которую многие верят», – полагает Роберт Веркамп.

Другой вероятный сценарий напоминает 1998 год. По мнению эксперта, избирательная кампания за оставшееся время может вновь набрать обороты, а партии будут сообщать избирателям о своих планах на изменения и реформы, убеждая электорат в их необходимости. В этом случае цифры по «желаниям перемен» останутся выше 50%, и этого может хватить, как и 23 года назад, для реальных политических изменений.

В ходе опроса также были изучены политические сферы, в которых жители страны сильнее всего ожидают новых веяний. Почти для 57% опрошенных высший приоритет – политика в отношении беженцев и интеграции мигрантов, около 55% хотят изменить природоохранную политику и подход к защите климата. Пенсионные (55%), образовательные и жилищные (по 52%) вопросы также входит в сферу интересов избирателей. С другой стороны, борьба с пандемией COVID-19 явно потеряла своё значение для избирателей – этот вопрос считает важным 34% участников опроса.

Хотя вопрос политики в отношении беженцев разделяет общество – некоторые хотят видеть более либеральный подход к вопросу, некоторые – более жёсткий, большинство избирателей придерживаются единого мнения в отношении климатических проблем. Почти 80% опрошенных считают, что для защиты климата нужно делать больше. «Даже среди избирателей правопопулистской „Альтернативы для Германии“ только около 20% считают, что в этом вопросе уже делается слишком много», – говорит Роберт Веркамп.

То, как будет развиваться стремление общества к изменениям до дня выборов – 26 сентября, – также определит и готовность нового правительства к новым решениям. «Если электорат потеряет желание меняться, потеряют его и партии. Если люди будут по-прежнему смелыми, наверное, так же себя будут вести и политические силы», – заключает эксперт.

Автор Константэн Крысаков

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28276&Itemid=13

***

Народу не нравится предложенный выбор

До выборов в Бундестаг остаются всего полтора месяца, но предвыборная борьба в Германии почти незаметна. Кандидаты в канцлеры вынуждены бороться не с соперниками, а с крайне низкими показателями собственной популярности.

Некоторое время назад кандидата «Зелёных» Анналену Бербок (Annalena Baerbock) обвинили в плагиате. Федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) тогда озабоченно предупредил: ближайшие месяцы не должны превратиться в поливание грязью конкурентов. Но сейчас на это нет даже намёка: теперь в центре схожего скандала оказался уже христианский демократ Армин Лашет (Armin Laschet). Только его литературный труд «Республика преуспевающих. Иммиграция как шанс», опубликованный в 2009 году, очистили от обвинений в плагиате, как появились новые: лидер ХДС, предположительно, всё же списывал – в его книге процитированы без указания источников две статьи Википедии и высказывания Саломона Корна (Salomon Korn), бывшего вице-президента Центрального совета евреев Германии. Казалось бы, теперь уже на Лашета должны политься потоки подкрашенной зелёным грязи – но вместо громогласных заявлений о профнепригодности конкурента настало затишье, плагиатор плагиатору глаз не выклюет, Анналене Бербок не до наездов на Лашета. У обоих – иные проблемы: «чёрный» и «зелёный» кандидаты вынуждены бороться с крайне низкими показателями собственной популярности.

Ни Лашет, ни Бербок, ни третий кандидат, социал-демократ Олаф Шольц (Olaf Scholz) не относятся к типу политиков, готовых (или способных) задавить конкурента – все предпочитают защиту нападению. Раскрасить предвыборную кампанию новыми красками, превратив вялые и унылые препирательства в заслуживающее внимания политическое шоу, мог бы Маркус Зёдер (Markus Söder) – но консерваторы не допустили председателя ХСС до кандидатской гонки, и это может оказаться их роковой ошибкой. «Зелёные» тоже поставили не на ту лошадь: Роберт Хабек (Robert Habeck) сегодня гораздо более популярен, чем Анналена Бербок, проголосовать за него потенциально могли бы избиратели, которым не слишком симпатична идеология экологистов – в случае Бербок это исключено, её поддерживают исключительно ярые сторонники «Зелёных». Не участвующий в выборах канцлера Зёдер лидирует в опросе «Тенденции Германии» для телеканала ARD. Как и несколько месяцев назад, баварец – самый популярный политик Германии, ему симпатизируют 56% избирателей, 48% – Шольцу, 36% – Хабеку. Лишь за ним идёт Анналена Бербок (27%), замыкает список Армин Лашет (24%), за месяц потерявший 13%. Только в 1998 году популярность Гельмута Коля (Helmut Kohl) временами была ниже, с тех пор ни один консервативный кандидат не опускался до таких показателей. В случае прямых выборов между тремя кандидатами 35% отдали бы голоса Олафу Шольцу, 20% проголосовали бы за Армина Лашета и только 16% – за Анналену Бербок. После пика в мае (близко к 30%) её показатели ушли в свободное падение.

Почти четверть века ни один кандидат в канцлеры от консерваторов или претендент на лидерство от партии «Зелёные» не был настолько нелюбим в народе, как сейчас Лашет и Бербок. Оба тянут свои партии на дно, по актуальным социологическим опросам «чёрно-зелёная» коалиция в сентябре стала математически невозможной, создание дееспособного правительства реально только при участии либералов.

Двухпартийные правящие коалиции – старинная немецкая традиция. Только на заре создания ФРГ ею управляли представители нескольких политических сил; в дальнейшем почти всегда обычным режимом работы федерального правительства стало наличие двух партнёров – «старшего» и «младшего». В роли первого обычно выступал «чёрный» или «красный» политик, вторым чаще всего бывал либерал, иногда случались большие коалиции ХДС/ХСС и СДПГ, а в XXI веке они главенствуют, с 1998 по 2003 год в правительство входили «Зелёные».

В этом году традиции двухпартийной схемы суждено прерваться – Германию ждёт альянс как минимум трёх партий, а если считать консервативный блок ХДС/ХСС за две партии, то и всех четырёх. И коалиционные переговоры, вероятно, затянутся надолго – не исключено, что будет побит предыдущий рекорд, и Ангела Меркель (Angela Merkel) сможет стать самым долгоиграющим канцлером ФРГ. Чтобы обойти Гельмута Коля, ей придётся продержаться в роли главы правительства до 17 декабря. Канцлером в современной немецкой истории ни разу не был никто, кроме представителей двух партий – ХДС или СДПГ. Дольше всего его выбирали после предыдущего голосования в 2017 году, когда Меркель понадобился 171 день, чтобы официально начать четвёртый срок во главе федерального правительства. Самым быстрым стало решение в 1969 году, когда социал-демократ Вилли Брандт (Willy Brandt) возглавил первую в истории ФРГ «красно-жёлтую» коалицию СДПГ и СвДПГ уже через 24 дня после выборов. Поставит ли 2021 год новые рекорды? Разве что негативные: быстрое формирование правящей коалиции сейчас представляется утопией.

Персональная слабость кандидатов неминуемо отражается на популярности партий. Блок ХДС/ХСС по-прежнему может стать важнейшей политической силой, но всего с 27% голосов. «Зелёным» достанется 19% – с такими общими показателями правительства создаются с большим трудом и серьёзным риском. СДПГ, по прогнозам, набирает 18%, и гонка за второе место обещает быть напряжённой.

СвДПГ обрела новую силу и может получить 12% голосов. Главе либералов Кристиану Линднеру (Christian Lindner) и сейчас предстоит сыграть важную роль. 4 года назад его нежелание поступиться принципами привело к затяжному формированию и развалу несостоявшейся «чёрно-жёлто-зелёной» коалиции, вместо неё с опозданием заступила на новый срок большая «чёрно-красная». В 2021 году без либералов будет не обойтись и в «чёрно-красно-жёлтой» коалиции «Германия», и в «чёрно-жёлто-зелёной» «Ямайке» – останется возможен только весьма необычный и уже потому маловероятный альянс консерваторов, социал-демократов и экологистов. Линднер не скрывает собственных амбиций занять пост министра финансов, и в случае трёх-, а то и четырёхсторонних переговоров он сможет сам выбирать партнёра, которым станет та партия, что сделает лучшее предложение СвДПГ.

Сейчас гарантировать можно лишь неучастие в будущих коалиционных переговорах «Альтернативы для Германии». Правые популисты попадут в Бундестаг, но останутся в оппозиции – попытки сотрудничать с АдГ приведут любую другую партию к полной потере доверия избирателей, тем более что сама «Альтернатива» за 4 года перешла на ещё более радикальные позиции, как бы ни пыталась скрыть их под гражданской маской. Левая партия также стабильно проходит в Бундестаг и могла бы принять участие в создании «красно-красно-зелёной» коалиции – такой же, что управляет Берлином, но на федеральном уровне такое решение – крайняя мера для СДПГ, к тому же сейчас оно едва допустимо математически.

Вопреки нехватке личной популярности Армина Лашета, положение консерваторов по сравнению с майским успехом «Зелёных» всё же стабилизировалось. Возможно, «чёрным» достанутся около 30% голосов, и новый союз будет заключён между ХДС, ХСС и «Зелёными» с премьер-министром Северного Рейна-Вестфалии в роли канцлера. Предвыборные планы консерваторов и экологистов не настолько далеки, чтобы не сесть за стол переговоров. Сам Лашет не называет «чёрно-зелёную» коалицию предпочтительным вариантом – но и никакую другую. Вообще вопрос будущих комбинаций основные кандидаты старательно обходят, хотя избирателю явно хотелось бы знать заранее, кто станет прицепом к тем лидерам, которым они отдадут свой голос.

Автор Пётр Левский

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28280&Itemid=13


Об авторе
[-]

Автор: Кристоф Хассельбах, Наталья Позднякова, Андрей Гурков, Константэн Крысаков, Пётр Левский

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.08.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta