«Евровидение-2021»: коронавирус, борьба за права, ожидание перемен

Содержание
[-]

Встала и пошла

К «Евровидению» принято относиться скептически, считается, что больших артистов там давно уже нет и хорошей музыки тоже. Просто потому что это конкурс не музыкальный, а телевизионный, эстрадный.

Там все не по-настоящему, все как бы. Планка сознательно занижена. Интересная музыка, настоящее искусство, честное высказывание — не тот продукт, который потребляет массовая телеаудитория. Он ей просто не нужен. «Любит народ наш всякое говно», как пел Летов. И другие народы любят примерно то же, только в более красивой обертке. Скепсис оправдан, но и на телевидении иногда, крайне редко бывают моменты истины. Такой момент мы и видели на «Евровидении-2021». А причина проста: пандемия, десятки войн, идущих в мире прямо сейчас, массовые протесты, крах экономики — вещи, которые не в силах игнорировать индустрия телевещания, их рано или поздно замечают даже те, кто всю жизнь пел о солнце, девушках и успехе.

Все это видно и слышно сразу, даже по музыке. Обычное «Евровидение» — пластиковый европоп, который не меняется уже лет 20-30, меняются только технологии и элементы шоу. Все похоже друг на друга, одинаково стерильно, бездушно. Основные жанры — страстная баллада и нечто рэпообразное, как правило с вкраплением этники. Исключения единичны. На «Евровидении-2021» мы слышали все вышеперечисленное, но и блюз, и шансон, и даже рок, а это отход от стандарта. Более того, именно с рок-композицией итальянская группа Maneskin заняла первое место.

Обычное «Евровидение» — обязательный кордебалет на сцене, громоздкие постановки, горы льда, клубы дыма, как на концертах «Арии». «Евровидение-2021» — большинство номеров аскетичны, минималистичны, осмысленны. Но самое поразительное — эти люди пытаются нам что-то сказать! Я выписал цитаты из песен, даже по ним видно, что люди всерьез задумались. Hooverphonic (Бельгия) поет о человеке не на своем месте. Jendrik (Германия) — о ненависти, которая разлита вокруг. Maneskin (Италия) — о том, что «они» не такие, как «мы». The Roop (Литва) — о танцах в одиночестве во время карантина. Жангю Макрой (Нидерланды): «Это не конец, это рождение новой эры». И там же: «Меня не сломать!»

О несломленности, стойкости, борьбе — примерно половина всех выступлений. Борьба — лейтмотив «Евровидения-2021» и вообще дня сегодняшнего. Борются все — с болезнью, с невниманием и неуспехом, за свои права, за власть, против власти. Не говоря уже о внешних врагах. Кто-нибудь задавался вопросом: а сколько воюющих стран среди участников «Евровидения?». Не номинально, фактически. Давайте считать. Израиль, Россия, Азербайджан, Украина. Не так уж мало. Добавим сюда Францию, где периодически происходят теракты. Италию, где год назад умерших от коронавируса хоронили тысячами. Германию, где протесты против ковидных ограничений приняли массовый характер.

В общем, есть поводы для тревоги, и эта тревога чувствуется даже в самых гламурных песнях. Еще одна тема — беженцы, перемещенные лица и просто эмигранты. Таких, рожденных в одной стране, а выступающих за другую, в этот раз очень много, больше, чем обычно. Думаете, у них мало проблем? Среди них — уроженка Душанбе Манижа, которой последние месяцы публично отказывают в праве петь песню о русской женщине. Лучшей рекламы для Европы придумать трудно. Ведь одно дело голосовать за певицу из страны, где идут политические репрессии, а совсем другое — за певицу, которая подвергается нападкам националистов и женофобов. В итоге — исключительно радушный прием, девятое место и 11 миллионов просмотров на ютубе. Это тоже победа.

Тема сильной женщины, ее веры в себя для Европы не нова, это тренд. Как минимум еще две участницы пели о том же самом — мальтийка и азербайджанка. Интересно другое: из двух слов «сильная женщина» акцент у Манижи на первом. Вслушайтесь в текст: «встала и пошла», «борются», «зарубите на носу», «не сломать меня». Ведущие Первого канала не зря сравнили ее с Цоем. Его «Ты должен быть сильным, ты должен сказать: руки прочь, прочь от меня!» звучит, как феминистский лозунг образца 2021 года. Примерно это и спела Манижа, только на новый лад.

Кстати, о Первом канале, который послал Манижу на этот конкурс. Я читал немало конспирологических версий на этот счет. Удивляются, как госпропаганда могла допустить, что у Манижи в шоу лозунги, похожие на те, с которыми выходят на митинги. Что видеоряд состоит из фотографий женщин оппозиционных взглядов. И это поддерживает главный провластный канал, рупор Кремля? Нас обманывают? В чем здесь подвох? Михаил Козырев справедливо отметил сходство постановки ее шоу с постановкой Олимпиадой в Сочи. И постановщик тот же — Андрей Сычев. Он же режиссер «Голоса», шоу Валерии «К солнцу» и многих подобных проектов.

Многие считают, что все это — хитрый замысел Эрнста. Что протестный месседж Манижы должен сработать в итоге на государство. Что Эрнст хочет за ее счет улучшить репутацию своего канала, который говорит вещи, прямо противоположные тем, о которых поет Манижа. Много и других конспирологических версий. Я думаю, все проще. Руководство нашего телевидения почувствовало в воздухе то, что уже нельзя игнорировать, если хочешь, чтобы тебя смотрели. Это вынужденная ситуация, им просто деваться некуда.

То же и с «Евровидением». Рождение новой эры, о которой спели голландцы, чувствуют все. И далеко не все испытывают по этому поводу оптимизм. Запахло чем-то давно знакомым, тем, от чего мы долгие годы закрывались гаджетами и откупались деньгами. Ощущение, что из уютного нефтяного застоя мы провалились даже не в девяностые, а сразу в восьмидесятые. С крутыми американскими копами на экране, дублированными гнусавым голосом Гоблина, со Сталлоне из «Рокки», с песней Status Quo In The Army Now. Помните? «Stand up and fight!», «Вставай и дерись!». Ее почти дословно повторила Манижа: «Встала и пошла!». Ключевые слова: борьба, тревога, сила, независимость, перемены. Все это выплеснулось там, где не ждали — на замшелом конкурсе телевизионной эстрады для домохозяек. И если уж там это видно и слышно, значит, котел кипит, его разрывает, он может взорваться в любой момент.

Автор Ян Шенкман, обозреватель

https://novayagazeta.ru/articles/2021/05/23/vstala-i-poshla

***

Приложение. Италия победила на "Евровидении" благодаря хард-року и гламурному протесту

Победа Maneskin не стала сенсацией. Гламурные рокеры были фаворитом букмекеров. Они почувствовали нерв времени. Своим результатом могут быть довольны Go_A и Манижа, но не Германия.

Этого "Евровидения" Европа ждала два года. И рок-группа Maneskin - победительница нынешнего конкурса - лучше других выплеснула ту энергию и разочарование, которые скопились за время пандемии, особенно у молодых людей. Сделали это трое парней и одна девушка из Maneskin с композицией "Zitti e buoni" стильно, аутентично и профессионально.

Ведь и по итогам голосования жюри итальянцы были на высоком, четвертом месте. Но победу им обеспечили зрители. Участники группы - дети XXI века. Один из его трендов - андрогинность - их визитная карточка. Не плыть по течению, не бояться ломать сложившиеся устои, не быть тихими и паиньками (zitti e buoni) - об этом пели рокеры со сцены "Евровидения".

Оставаться собой - лейтмотив "Евровидения"

Оставаться самими собой, несмотря ни на что - девиз не только Maneskin, но и Манижи. По словам певицы, многие говорили ей, что с песней на русском языке "Russian woman" она не выйдет из полуфинала, но в итоге Манижа заняла девятое место. В Европе не осталось мало-мальски авторитетного издания, которое бы не рассказало о волне ненависти, захлестнувшей после победы Манижи в национальном отборе не только соцсети в России. Верность 29-летней исполнительницы самой себе, ее открытость, важность тем, о которых она поет, были оценены и профессиональным жюри, и зрителями во многих странах.

Больше оснований для радости может быть у украинского коллектива Go_A. Ведь телезрители дали украинцам второе место, оценив "Shum" выше, чем французский шансон. Экзотичный, но очень современный микс из фолка и техно пришелся в этот субботний вечер по душе многим в Европе. Go_A по праву могут быть довольны пятым местом в общем зачете, а организаторы "Евровидения" - тем, что, судя по зрительскому голосованию, у конкурса есть многочисленная молодежная аудитория. Номера, которые набрали сто баллов и выше - Италии, Украины, Франции, Финляндии, Исландии, Литвы, Швейцарии и России, - больше по вкусу молодежи.

Праздник французского языка на конкурсе

Однако именно голосование жюри (не будем принимать во внимание болгаро-греческо-молдавские особенности нынешнего голосования или уже не первый год - российско-украинского) дает возможность воздать должное исполнителям с красивыми песнями и великолепными вокальными данными. Такие прозвучали на конкурсе на французском языке. После драматического исполнения "Voila", с которой Барбара Прави заняла второе место, ее по праву можно назвать преемницей легендарной Эдит Пиаф. А Джон Мухерремай из Швейцарии, выступающий под сценическим псевдонимом Gjion's Tears и занявший третье место, продемонстрировал уникальные возможности своего голоса с балладой "Tout l'univers". И Барбара Прави, и Gjion's Tears могли бы стать победителями "Евровидения", но не в этом году.

В этом году в первой десятке оказались сразу две композиции в стиле хард-рок. Однако баттл с Maneskin финская группа Blind Channel проиграла, заняв шестое место. "Dark Side" финнов оказалась менее аутентичной и новаторской. В ней можно было уловить схожесть с композициями Linkin Park.

Фавориты оставались фаворитами

Остались в первой десятке и фавориты прошлогоднего, отмененного из-за пандемии, конкурса - стильные фрики Daði og Gagnamagnið из Исландии и The Roop из Литвы, на четвертом и восьмом местах соответственно. Трудно представить себе разочарование исландцев, которые два года готовились к выходу на сцену в Роттердаме. Из-за положительного теста на ковид у одного из музыкантов они вынуждены были остаться в карантине и следить по телевизору, как восторженно публика в зале принимала запись репетиции номера "10 years".

Не меньшее разочарование, судя по выражению лица, постигло 18-летнюю Дестини из Мальты. Седьмого места ей было явно мало. Победительница детского "Евровидения-2015" очень хотела выиграть и во взрослом конкурсе. Зато десятому месту была рада Стефания, выступавшая за Грецию. Ее номер можно отнести к категории "Симпатичные молодые женщины в облегающих нарядах или почти без них, используя технику и различные трюки, поют песни, под которые танцуют".

Конкурс во время пандемии

Но выступление Стефании было лучше, чем у других исполнителей, представивших в Роттердаме композиции схожей категории: Натальи Гордиенко из Молдовы (13-е место), сербского трио Hurricane (15-е место), Елены Цагрину от Кипра (16-е место), а также участниц из Израиля, Азербайджана и Сан-Марино. Впрочем, какое "Евровидение" без таких номеров? Пока это приносит места лучше, чем очередное, второе подряд предпоследнее, место Германии.

У Йендрика, представлявшего в Роттердаме Германию, явно не было повода пить шампанское, хотя он и не унывал после оглашения результатов. Итальянцы же откупорили шампанское и в зале, и на пресс-конференции после финала. Солист группы Дамиано Давид то и дело попивал из горла, как настоящий рокер. Вряд ли его стоит осуждать за это. Его благодарность организаторам за то, что во времена пандемии им удалось провести "Евровидение" с публикой в зале, прозвучала очень честно и искренне.

Автор Андрей Бреннер

https://p.dw.com/p/3tpDc

***

В финале 65-го конкурса эстрадной песни Россия показала худший результат за 10 лет

Россия участвует в конкурсе европейской песни с 1994 года, и зрители уже привыкли, что совсем плохо представитель нашей страны выступить не может, ведь была и победа в 2008 году, и четыре вторых по количеству набранных баллов результата.

России традиционно помогало голосование по географическому принципу, но даже после 2014 года, когда у страны возникли большие проблемы с репутацией, нам все же удавалось показывать класс. Достаточно вспомнить второе место Полины Гагариной в 2015 году и затем два третьих места Сергея Лазарева, в 2016 и 2019 годах. В прошлом году, по общему мнению, победа была у нас практически в кармане. Наконец нашлась группа с хорошим чутьем, которая уже имела успех на Западе и понимала механизмы создания поп-хита. Little Big могли победить в 2020-м, но конкурс отменили из-за пандемии. А в 2021 Little Big ехать на «Евровидение» отказались. Внятных объяснений на этот счет не было, а вот повод волноваться появился.

Худшие результаты Россия показывает на «Евровидении», когда кто-то из телевизионных боссов решает, что настало время не просто сыграть, но выступить с посланием, обозначить повестку. Самым прискорбным был случай с Юлией Самойловой, певицей с физическими особенностями, которая стала фактически объектом политических манипуляций. В 2017 году ее, как артиста, незаконно посещавшего Крым, не пустили на «Евровидение» киевские власти, а в 2018 она поехала в Лиссабон с песней, которая не принесла ей баллов, необходимых для прохода в финал. Такое с Россией случилось впервые.

В 2021 Россия снова решила отправить на «Евровидение» особое послание. Певица Манижа поехала на конкурс с песней в защиту женщин, причем русских — она называлась «Russian Woman». И песня, и ее сценическое решение оказались нагромождением мелодий, словесных фигур и визуальных образов, которые были так или иначе связаны с ролью женщин в обществе. Образ женской судьбы как «поля из огня» Манижа комментировала в песне на русском и английском языках, используя среднеазиатские струнные, балканские духовые, русский распев и, конечно, рэп — без него никуда.

Надо сказать, что Манижа получила не только высокие оценки от дружественных стран (высшая — 12 баллов от Азербайджана), но и достучалась с этой песней до аудитории стран, которых ничто геополитическое с Россией не связывает. Так, хозяйка конкурса Голландия во время зрительского голосования поставила России 8 баллов из 12 возможных, а Франция, одна из стран-фаворитов нынешнего конкурса,— целых 10. Но результат конкурса определялся по сумме баллов, которые отдали стране телезрители и профессиональные жюри. В итоге у России 204 балла и девятое место.

Редкие высокие оценки ничего не стоят, как и заклинания ведущих трансляции на «Первом канале» о том, что «мы в десятке». На «Евровидении» есть только одно призовое место — первое. А девятое — это ноль. Такой же ноль, как у стран-основательниц конкурса,— Испании, Великобритании и Германии, несмотря на то, что эти страны получили от зрителей ноль голосов в буквальном смысле, а Россия — 100 (остальные — от жюри). Девятое место — это хуже, чем у Дины Гариповой в 2013 и сестер Толмачевых в 2014, а их сейчас никто не вспомнит, потому что это были стандартные конкурсные номера без претензий на «месседж».

Обидно было проиграть и украинской группе Go_A, стартовые позиции которой были на этом конкурсе сравнимы с исходными данными Манижи — современная аранжировка, национальный колорит, родной язык и яростная вокалистка на переднем плане. Украина оказалась на пятом месте, и по количеству баллов превзошла Россию более чем в три раза.

Самое грустное — не то, что Манижа не совершила чуда в Европе. Это не только ее провал, но и провал всей готовившей номер команды. Грустно то, что она — очень хорошая вокалистка, которую постоянно уносит в сторону от музыки в какую-то громкую общественную деятельность. Она боролась против «навязанных идеалов красоты», сотрудничала со всеми большими благотворительными фондами, выпускала приложение для жертв домашнего насилия, а в 2020 году ее назначили послом доброй воли Агентства по делам беженцев ООН. Имя Манижи на слуху, и специалисты ее ценят очень высоко. Но большого хита в России, песни, которая звучала бы «из каждого утюга», в ее активе пока не было. С таким медийным капиталом, с таким количеством авансов — уже пора бы.

Автор Борис Барабанов

https://www.kommersant.ru/doc/4825716#id2058931


Об авторе
[-]

Автор: Ян Шенкман, Aндрей Бреннер, Борис Барабанов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 23.05.2021. Просмотров: 54

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta