«Евровидение-2017» — Россия берет Украину «на слабо»

Содержание
[-]

Юлия Самойлова — провокация Кремля

Наконец-то в Киеве оживилась подготовка к долгожданному шоу «воюющей страны» под условным названием «Евровидение».

После выбора представителя Украины на этом кончитном конкурсе — им стал исполнитель с бессмысленным набором латинских букв, очень известный в некоторых ритуальных кафе Житомира, — подготовка как-то затихла. Когда обрушился Шулявский мост, все активизировалось, но не надолго. И вот дождались: Россия определилась с тем, кого пошлет в «воюющую столицу воюющей державы».

Никто даже не обращает внимания на то, что ангар под названием «Международный выставочный центр» на Левобережной, где должен проходить европейский конкурс, находится в аварийном состоянии. Собаки облюбовали железный угол здания — коррозия, усталость металла, недостаточное финансирование, протестный уход команды топ-менеджеров, которые якобы организовывали «Евровидение». Это, согласитесь, не главное. Дороги в ямках? Даже смешно писать о подобных мелочах. Национальная особенность — как бы брусчатка. Плюс прекрасная защита от возможного вторжения путинских танков. Они увязнут на Троещине. Еще никто оттуда вовремя не выезжал. Проверено.

Весь Киев является большой декорацией к фильму «Сталкер» Тарковского: обрушенные здания, мусор, который свободно перемещается по центральным магистралям города, фасады домов, покрытые причудливыми трещинами. Кое-где на балконах сохранились национальные флаги, за два года превратившиеся в причудливые тряпки, лениво шевелящиеся на весеннем ветру.

Гостям столицы очень понравится. Благо в отелях появилась свежая поросль постмайданных тараканов, отличающихся особой устойчивостью к тапкам и пестицидам.

Как видим, руководство европейской столицы приложило все усилия для того, чтобы праздник трансвеститов, транссексуалов и других исполнителей прошел на высочайшем уровне. И тут, повторюсь, РФ определилась с тем, кого пошлет в самое пекло шоу. Это певица, прикованная к инвалидному креслу, Юлия Самойлова. Поймите меня правильно: я не знаю, чем руководствовалась российская сторона, когда принимала это решение. Подозреваю, что там надеялись на какие-то остатки сострадания у населения страны. И их надежды оправдались.

Первый вопрос, который стали обсуждать правильные европейцы в социальных сетях, заменяющих им разум: допустимо ли бить инвалидов? Не прошло и часа после появления информации о Юлии Самойловой. Оказывается, когда идет война, когда Путин своими танками ежедневно давит украинских патриотов в зоне АТО, никакие моральные нормы не действуют.

Мгновенно закипела организационная работа. Активисты, волонтеры, просто неравнодушные патриоты, страдающие от засилья советских праздников, мгновенно выяснили: Самойлова в 2015 году посещала зверски оккупированный Россией Крым. СБУ оперативно возбудила дело против «русской колясочницы» и есть практически стопроцентная вероятность того, что Самойлову внесут в черные списки. И это еще наиболее «человеколюбивый» вариант по отношению к российской исполнительнице. Если случится какое-то чудо и Самойловой позволят выступить 11 мая на «Евровидении», то размах «патриотического восстания» может поразить неокрепшее воображение гостей столицы.

В деле изобретения разнообразных способов унизить человеческое достоинство, цинично оскорбить нашим патриотам нет равных в мире. Облить краской, избить, заблокировать в аэропорту, сорвать даже саму возможность выступить — это все мы можем. Ничего не спасет: ни инвалидность, ни талант, ни то и другое.

Понимаете, сам смысл «Евровидения», которое проходит в Киеве, заключается в том, чтобы не пустить представителей России на конкурс. Это именно так, я ничего не преувеличиваю. Выделенные на проведение конкурса шестьсот миллионов гривен уже распилены до его проведения. Самый эпичный результат — ремонт вестибюля метро «Левобережная», который привел к пассажирскому коллапсу. Все. Зато «идеологическая составляющая» шоу имеет для психоделических патриотов гораздо большее значение. Судьба Самойловой предрешена. Уже даже есть «оправдания» будущего нападения на российскую исполнительницу: «агенты Путина, одетые в форму УПА (запрещенная в России организация — прим. ред.), забьют ее ногами на Андреевском спуске под камеры «Лайфньюс».

Надеяться на сострадание и какие-то остатки человечности в стране, где погромы и блокады являются наиболее естественными проявлениями «любви к нации», — это блеф. Тут вот народный депутат Билецкий во главе со своим «Азовом» лично задувает монтажной пеной банкоматы «российского финансового захватчика Сбербанка и призывает громить все отделения.

Сам факт выбора представителя РФ на «Евровидение» был расценен патриотами как провокация. Дескать, мы не виноваты, что они послали инвалида, нас спровоцировали. Гости столицы, а также зрители шоу могут в прямом эфире убедиться, что Киев — столица европейской державы, которая как раз переживает ренессанс Средневековья. Короче, РФ сама виновата, что подставила «девочку-инвалида». Но это ее не спасет, поскольку волонтеры, активисты и патриоты раскрыли коварный план Путина и полны решимости отстоять «гиднисть». Со всеми вытекающими последствиями.

Автор - Александр Зубченко

***

Комментарий: «Евровидение-2017» — Россия берет Украину «на слабо»

Почему прикованную к инвалидному креслу Юлию Самойлову отправляют на «Евровидение» в Киев. И почему Украина ее не пустит.

Политический характер решения Москвы относительно конкурса «Евровидение» в 2017 году был предрешен. Именно потому, что проходит он на территории страны, с которой идет война. Реши Россия бойкотировать конкурс или послать какого-нибудь одиозного артиста, вроде Кобзона — это было бы воспринято как политический демарш. Реши послать кого-нибудь максимально нейтрального — это трактовалось бы как мягкий вариант и попытка налаживания отношений. Но, следует признать, те, кто придумал отправить в Киев прикованную к инвалидному креслу Юлию Самойлову, умеют использовать ситуацию по максимуму.

Возможно, в их картине мира такое решение выглядит адекватным ответом на прошлогоднюю победу певицы Джамалы. Дескать, вы со своим участником спекулировали сложной, но легко считываемой комбинацией исторических событий и политических реалий, а мы проверим Европу на толерантность. Очевидно, что речь идет только о политике, поскольку о конкурсе песни давно и прочно забыли. Более того, теперь «Евровидение» даже не рассматривается как некие соревнования, спорт. Теперь это политика в чистом виде, и, собственно, сами выступления и даже финальное голосование — далеко не самые интересные части процесса.

Ситуация развивалась так: сначала в одном из телешоу на Первом канале, который в этом году ответственен за выбор участника от России и должен освещать сам конкурс, случается скандал с участием инвалида. Многие бросаются защищать его права от нетолерантных Владимира Познера и Ренаты Литвиновой. В стране, где у инвалидов нет практически никаких возможностей вести нормальную жизнь, у одного героя телешоу вдруг находится огромная армия защитников. Через несколько дней Первый канал выбирает колясочницу в качестве участника «Евровидения», и это выглядит как «работа над ошибками», в этом даже успевают рассмотреть символ изменения отношения к людям с ограниченными возможностями, если не в стране в целом, то хотя бы на телевидении, что для российских реалий почти равнозначно.

Некоторые увидели в этом даже какие-то проявления пресловутой «оттепели», которую нынче модно замечать в любых нелюдоедских событиях. Появляется и версия, согласно которой такой выбор сделан, чтобы обезоружить украинскую публику и СМИ: дескать, постесняются проявлять агрессию к инвалиду. Но уже через несколько часов становится известно, что у Юлии Самойловой могут возникнуть проблемы при въезде на Украину, поскольку она посещала аннексированный Крым. В этот момент невозможно было не удивиться совершенству зла и безграничности цинизма, заложенным в этот вариант.

Бьют на жалость

Справедливости ради стоит сказать, что среди более или менее известных российских артистов, которых Первый канал мог бы отправить на Евровидение, не так-то легко отыскать тех, кто за эти три года не побывал в Крыму. Даже условно альтернативный, популярный у значительной части либеральной интеллигенции Сергей Шнуров выступал со своим «Ленинградом» на фестивале в Севастополе. Но Шнурова, если его не впустят на Украину, и не дадут поучаствовать в каком-то там конкурсе, совсем не жалко, а вот Самойлову — очень. Эта история отлично продается публике, причем не только российской.

Вряд ли Украину и украинцев сильно волнует то, как этот конфликт будет использоваться для внутрироссийской пропаганды, — видели и не такое. Но глупо было бы ожидать, что столь привлекательная площадка как «Евровидение» не будет использована для эскалации антиукраинской пропаганды в Европе. «Девочка со страшным диагнозом, героически борющаяся с болезнью, вынуждена проститься с мечтой детства по воле украинской хунты. И за что же она так жестоко наказана? Всего лишь за то, что она когда-то спела пару песен о любви в Керчи» — вот какой основной сюжет готовится на ближайшие месяцы.

Нетонкая политика

Москва очевидно провоцирует Киев на жесткую реакцию, да его и провоцировать особо не надо: любой украинский политик сто пятьдесят раз подумает, прежде чем выступать в защиту российского участника «Евровидения». Возможности для маневра здесь чрезвычайно малы: пусти одного нарушителя — и уже не отобьешься от обвинений в измене Родине. Подталкивая Киев к жесткому решению, Кремль раскачивает ситуацию и на самой Украине, подогревая условно пророссийскую публику. Ситуация для Москвы выглядит выигрышно в любом случае: если вдруг СБУ не увидит в Юлии Самойловой угрозы национальной безопасности Украины и допустит ее въезд, это можно будет трактовать, как пусть и косвенное, но признание Крыма российским.

Украина, возможно, могла бы обратить эту ситуацию себе на пользу или, по меньшей мере, не проиграть. Для этого придется придумать какое-то тонкое решение, которое, с одной стороны, позволило бы российской участнице принять участие в конкурсе, а с другой — не привело бы к правительственному кризису или, не дай бог, беспорядкам. В конце концов, было бы желание, можно и отдельный закон о конкретном человеке принять, если нужно. Но в том и дело, что война — самое неподходящее время для тонких и изящных политических решений.

Автор - Александр Плющев


Об авторе
[-]

Автор: Александр Зубченко, Александр Плющев

Источник: inosmi.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.03.2017. Просмотров: 74

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta