Евросоюз пытается справиться с экономическими последствиями коронавируса

Содержание
[-]

***

Cамоизоляция кaк эффективное средство борьбы с коронавирусом

Врачи по всему миру говорят, что пока единственное эффективное средство борьбы с коронавирусом — самоизоляция. Вот только далеко не все могут себе ее позволить.

Допустим, программисты, бухгалтеры, преподаватели еще могут работать из дома. А что делать продавцам, курьерам, таксистам, работникам заводов и фабрик, которые не могут перейти на удаленку? Неудивительно, что выбирая между неочевидным риском болезни и вполне конкретной перспективой остаться без денег, многие выбирают первое. Экономические потери сейчас тоже распространяются со скоростью пандемии. Например, в одной маленькой Эстонии — продвинутой IT-стране — только за первую неделю карантинных мер безработица выросла на 4,6%. Уже понимая, что новый экономический кризис неизбежно будет посерьезнее 2008 года, правительства европейских стран принимают меры, чтобы хотя бы минимизировать его последствия. И эти меры настолько же беспрецедентные, как закрытие границ или всеобщий карантин.

В понедельник правительство Германии во главе с Ангелой Меркель, которая присутствовала на заседании в режиме онлайн-конференции (канцлер в воскресенье ушла на 14-дневную самоизоляцию после того, как у ее врача был выявлен коронавирус) одобрило обширный пакет антикризисных мер. 3,5 млрд евро предполагается срочно выделить на непосредственно борьбу с пандемией: закупку медицинского оборудования и защитных средств, создание новых коек интенсивной терапии, исследования в области поиска вакцины, а также на возвращение граждан Германии, застрявших в разных концах земли. Около 50 млрд правительство собирается потратить на поддержку граждан — в том числе, самозанятых лиц и оставшихся без работы. В частности, упрощен доступ к пособию по безработице, государство также берет на себя часть расходов при сокращении рабочего дня сотрудника.

Самые масштабные вливания — в бизнес. Государство «должно поддержать компании, в которых работает огромное количество мужчин и женщин, и которые вдруг остались без возможности вести бизнес», — заявил в пятницу министр финансов Олаф Шольц.

Для этих целей создается Фонд экономической стабильности (WSF), которому будет выделено 100 млрд евро: их государство планирует инвестировать в бизнес, оказавшийся на грани банкротства, в обмен на доли. Еще 400 млрд евро будет выделено через WSF в виде кредитных гарантий. Дополнительные 100 млрд евро будут также направлены на поддержку бизнеса в виде специальных программ государственного немецкого банка развития KfW. Нужды медицины, граждан и бизнеса кабинет министров предлагает покрыть, в том числе за счет новой задолженности в 156 млрд евро.  Для этого придется отказаться от так называемой политики «нулевой задолженности» — не наращивания госдолга  — которой правительство последовательно придерживалось с 2014 года. Кроме того, необходимо изменить закрепленный в Конституции «долговой тормоз», предполагающий, что размер госдолга не может превышать 0,35% ВВП. Сделать это можно только с согласия большинства депутатов бундестага и бундесрата — голосование намечено на 23 и 25 марта соответственно.

Германия — главный экономический локомотив Евросоюза, но менее крупные страны принимают такие же беспрецедентные меры, соразмерно своим возможностям.

Так, например, правительство Чехии пообещало компаниям полностью компенсировать больничные сотрудников, находящихся на домашнем карантине, а в некоторых отраслях — например, ресторанной и туристической, где практически все компании временно остановили работу — компенсировать до 80% зарплат. Таким образом государство мотивирует бизнес сохранить рабочие места даже во время вынужденного простоя. Кроме того, чешское правительство обещает на время карантина ежемесячные выплаты всем самозанятым гражданам, у которых есть дети в возрасте до 13 лет. Размер одной выплаты составит 14 000 крон (около 500 евро) в месяц.

Эстония выделила на борьбу с последствиями коронавируса 2 млрд евро — это 8% ВВП страны. В первую очередь, деньги направлены на помощь бизнесу. Здесь действует «принцип 30%»: претендовать на дотации смогут компании, сократившие оборот на 30% в связи с коронавирусом и вынужденные сократить зарплаты на 30%, либо уволить 30% сотрудников. Кроме того, пакет помощи предполагает налоговые льготы — выплаты по налоговым задолженностям могут быть отложены на срок до 18 месяцев. Отдельные решения принимаются на уровне самоуправлений: так, из-за перегрузки курьерских служб торговых сетей, мэрия Таллина пообещала организовать свою бесплатную службу доставки продуктов всем пожилым жителям города.

В Литве, где введен обязательный карантин, антикризисные меры предполагают, в том числе, поддержку индивидуальных предпринимателей и самозанятых лиц: государство обязуется выплачивать им по 257 евро в месяц в течение трех месяцев. Министерство энергетики объявило, что оплата коммунальных услуг может быть перенесена на длительный срок.

Самые большие льготы для бизнеса в рамках борьбы с эпидемией предусмотрены в Швеции: государство разрешило компаниям отложить все налоговые выплаты на год. По оценкам министерства финансов, это будет стоить государственному бюджету порядка 27 млрд евро.

Автор: Мария Епифанова

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/23/84471-investitsii-v-biznes-vyplaty-samozanyatym-nalogovye-kanikuly-evropa-pytaetsya-spravitsya-s-ekonomicheskimi-posledstviyami-koronavirusa

***

Борьба с коронавирусом: совместимы ли жесткие запреты с демократией?

Ограничения передвижения, свободы собраний и вероисповедания - в рамках борьбы с коронавирусом многие демократические страны предпринимают беспрецедентные шаги. Но насколько они легитимны?

Когда 23 января власти КНР полностью изолировали 11-миллионное население мегаполиса Ухань, в России и других странах смотрели на происходящее с недоумением. Тогда еще никто не предполагал, что спустя всего несколько недель эпидемия коронавируса с такой же силой обрушится на Европу и США.

На сегодняшний день из-за вспышки COVID-19 масштабные ограничения введены даже в таких огромных городах, как Нью-Йорк, Мадрид, Берлин и Москва. Быт европейцев и американцев определяют карантин, запреты и призывы оставаться дома. Многие теперь с завистью поглядывают на Китай, где жизнь медленно возвращается в привычное русло. В Ухане снова открываются магазины, а жителям города разрешили выезжать за его пределы.

Означает ли это, что авторитарные страны, готовые принимать жесткие ограничительные меры в сжатые сроки, справляются с эпидемиями вроде коронавируса более успешно? Член Австрийской академии наук, политолог Тамара Эхс так не считает. Она критикует авторитарные методы борьбы с коронавирусом даже несмотря на их кажущуюся эффективность. На ее взгляд, если бы Китай с самого начала не скрывал информацию о распространении вируса, в столь жестком карантине не было бы необходимости.

Могут ли карантинные меры ослабить демократию?

Тем не менее стремительное распространение заболевания вынуждает и демократические страны принимать чрезвычайные меры - к примеру, вводить ограничения на передвижение граждан, на свободу собраний и вероисповедания. 6 апреля вице-президент Еврокомиссии Вера Юрова отметила, что 20 стран ЕС в той или иной степени ограничили основные права своих граждан в ходе борьбы с коронавирусом. На взгляд Юровой, существует риск того, что такие шаги могут ослабить демократию.

Политолог Тамара Эхс, впрочем, отмечает, что серьезные ограничения свобод сами по себе отнюдь не всегда являются недемократичными. "Есть критерии, по которым можно определить, является ли мера оправданной: в частности, служит ли она цели борьбы с вирусом и была ли она введена с соблюдением надлежащих процессуальных норм", - поясняет эксперт. Таким образом, даже строгий карантин вполне может вписаться в рамки демократии.

Решения должны приниматься демократическим путем

Проблемы возникают лишь в том случае, если политики начинают злоупотреблять режимом ЧС и вводить законы в обход законодательной ветви власти. В качестве примера Тамара Эхс приводит так называемый "пасхальный указ", который намеревалось издать австрийское министерство здравоохранения. Новые правила позволили бы полицейским без предварительного уведомления проверять, не устраиваются ли в квартирах на Пасху большие семейные праздники.

Столь серьезное вмешательство в частную жизнь может быть разрешено даже в условиях демократии, однако для этого необходимо согласие парламента: единоличного решения Минздрава явно недостаточно, поясняет Эхс. Впрочем, после протестов со стороны оппозиции и гражданского общества от "пасхального указа" в Австрии все же решили отказаться.

Когда ожидается выход из локдауна?

При этом важно, чтобы меры властей по борьбе коронавирусом пользовались поддержкой со стороны гражданского общества, отмечает Тамара Эхс. В первые две недели после их принятия в австрийском публичном пространстве практически не было слышно критических замечаний. За последние несколько дней, однако, ситуация изменилась, и в СМИ все чаще начинают звучать критические голоса оппозиции, рассказывает эксперт.

В то же время наибольшая опасность кроется не в том, что демократические страны могут встать на путь авторитаризма, продолжает она: "Меня больше беспокоит то, что из-за страха перед коронавирусом граждане начинают еще больше надежд возлагать на сильных лидеров и соглашаются на дальнейшие ограничения своей свободы".

При этом любые меры, принятые правительством в рамках борьбы с коронавирусом, должны быть ограничены по времени. В Германии, к примеру, правительство Ангелы Меркель (Angela Merkel) до сих пор не определилось с датой начала отмены ограничений, и не представило стратегию выхода из локдауна. 7 апреля Немецкий совет по этике призвал политиков к открытой дискуссии на эту тему. В противном случае правительство рискует потерять доверие населения, подчеркнули в организации.

Авторы: Лиза Хенель, Александра Елкина

https://p.dw.com/p/3aiia

***

Вирус коммунизма бродит по Германии

В Германии наступает коммунизм! Как минимум на ближайшие три месяца.

  • За свет, газ, воду, телефон, интернет можно не платить вообще. За квартиру, офис, торговую площадь тоже.
  • Все потребительские и ипотечные кредиты уходят на «каникулы»: достаточно известить банк о своём трудном положении – и пауза.
  • Разрывать договора аренды запрещено. Выселять жильцов и компании категорически запрещено. Нельзя даже посылать наши знаменитые «манунги»- предупреждения. Домовладельцам и арендодателям исчезнувшие доходы компенсирует специальный фонд. Он же и даст им кредит на почти беспроцентных условиях.
  • Принудительно банкротить компании теперь запрещено. Уголовная ответственность управляющих за банкротство отменена.
  • Судебным приставам отказано в праве посещать жильё или офисы должников.
  • Всех работников частной компании, кроме гендиректора, можно передать на попечение государству: они будут год получать 60 до 67% от своего предыдущего Netto-дохода. Соцвыплаты по их зарплатам тоже берёт на себя государство.
  • При этом большинству жителей Германии на работу ходить не нужно. Более того, все, кто получает деньги по программе так называемой «сокращённой работы» (Kurzarbeit), смогут одновременно по-настоящему трудиться в сельском хозяйстве, логистических структурах, на производстве продуктов питания и других жизненно важных товаров: при этом, сколько бы они там ни получали, их «сокращёнка» не уменьшится. Такую же льготу предоставляют студентам, получающим стипендии.
  • Школьникам не надо посещать уроки. Студентам запрещены учебные заведения.
  • Налоговую декларацию сдавать пока не надо вообще никому.
  • Детские сады становятся бесплатными для всех детей с 1 апреля (по крайней мере в окружающей Берлин земле Бранденбург).
  • Художникам, поэтам, артистам, режиссёрам и просто самозанятым срочно выплатят по 5000 евро и отправят на «социал», но в особо щадящем режиме.
  • Социальная помощь, как и доплата от «социала» за квартиру, становятся доступны каждому. Отменяются проверки накоплений, имущества и доходов при регистрации человека в ведомстве и оценка размеров его жилья на соответствие нормам для получения пособия.
  • Банки получат «небесных манн» в таких размерах, что их пока боятся называть.

Автор: Арсений Каматозов

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25819&Itemid=13

***

 

ЕС из-за коронавируса впервые приостановил действие Пакта стабильности и роста в еврозоне

Совет Евросоюза по экономике и финансам поддержал предложение Еврокомиссии о временной приостановке действия Пакта стабильности и роста из-за пандемии коронавируса. Об этом говорится в сообщении совета.

Приостановка действия документа позволит властям делать дополнительные вливания в экономику. По мнению министров финансов стран ЕС, мера обеспечит необходимую гибкость для принятия решений по поводу поддержки систем здравоохранения стран и защиты граждан. «Пандемия COVID-19 привела к серьезному экономическому шоку, который уже оказывает существенное негативное влияние на Европейский Союз. Последствия для нашей экономики будут зависеть как от продолжительности пандемии, так и от мер, принимаемых национальными властями и на европейском уровне», — заявили в совете.

Пакт стабильности и роста был принят в 1997 году в Амстердаме. По нему страны ЕС обязаны соблюдать условия о том, что годовой дефицит бюджета не должен составлять более 3% ВВП, а национальный долг обязан быть меньше 60% валового продукта. Действие Пакта приостановили впервые.

Источник - https://novayagazeta.ru/news/2020/03/23/160042-es-iz-za-koronavirusa-vpervye-priostanovil-deystvie-pakta-stabilnosti-i-rosta-v-evrozone

***

Cпор о путях финансирования госдолга стран Евросоюза в период пандемии коронавируса

Между севером и югом еврозоны из-за коронавируса вновь вспыхнул давний спор о путях финансирования госдолга. Италия требует того, с чем всегда боролись евроскептики в Германии.

Это были не просто разногласия с Ангелой Меркель (Angela Merkel), это была "жесткая и откровенная конфронтация". Именно так премьер-министр Италии Джузеппе Конте описал в газетном интервью спор, разгоревшийся 26 марта в ходе шестичасовой видеоконференции между лидерами 27 стран-членов Евросоюза. Речь шла о том, как преодолевать социально-экономический кризис в ЕС, вызванный пандемией коронавируса. Прийти к согласию не удалось, поиск компромисса продолжится 7 апреля.

Совместные государственные облигации еврозоны: идее десять лет

Камнем преткновения стал вопрос об эмиссии никогда прежде не выпускавшихся совместных государственных облигаций (бондов) стран, перешедших на валюту евро - членов Европейского валютного союза (еврозоны). Сейчас такие долговые бумаги в СМИ для простоты стали называть "коронабондами". Вопрос, казалось бы, скорее технический, но на самом деле он сугубо политический. Спор об общеевропейских облигациях носит принципиальный характер - и имеет потенциал реально подорвать единство Евросоюза.

Спор этот идет уже десять лет, со времени долгового кризиса в еврозоне. Уже тогда предлагалось выпустить совместные гособлигации и направить полученные при их размещении деньги на поддержку Греции и других стран, оказавшихся на грани неплатежеспособности. Но идею отвергли и пошли по пути предоставления связанных с целым рядом условий адресных многомиллиардных пакетов помощи. А в 2012 году в еврозоне был создан постоянно действующий стабилизационный фонд - Европейский стабилизационный механизм (ESM).

И вот теперь, в условиях пандемии коронавируса и вызванного ей гигантского экономического ущерба, вновь встал вопрос о выпуске совместных долговых бумаг. Накануне видеосаммита 26 марта это потребовали в письме председателю Европейского Совета (по сути дела президенту ЕС) Шарлю Мишелю главы государств и правительств девяти стран еврозоны - Бельгии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Люксембурга, Португалии, Словении, Франции.

Государственный долг Италии - второй по величине в еврозоне

Принципиальным противником совместных бондов всегда была Германия, ее наиболее решительно поддерживают Австрия, Нидерланды, Финляндия, Эстония. Так что вполне закономерно, что "жесткая конфронтация" произошла именно между Ангелой Меркель и Джузеппе Конте. Это своего рода продолжение давнего спора "тевтонцев" и "латинцев"  , "протестантского севера" и "католического юга" Европы о путях хозяйствования и ведения финансовых дел.

Канцлер ФРГ представляет государство, считающееся самым надежным должником в Европе. Премьер-министр Италии отстаивает интересы той европейской страны, у которой в еврозоне самый высокий (после Греции) государственный долг к ВВП, в два с лишним раза превышающий принятые в ЕС нормы. Однако в данный момент именно она больше всего страдает от коронавируса.

Поэтому вполне закономерный интерес Италии состоит сейчас в том, чтобы заимствовать необходимые для восстановления экономики деньги на наиболее выгодных условиях. Страны-члены еврозоны финансируют свои бюджетные дефициты путем выпуска государственных облигаций, просто так "напечатать деньги" они не могут - этим занимается только Европейский центральный банк (ЕЦБ). Он уже объявил о программе скупки государственных и корпоративных облигаций из стран еврозоны на 750 миллиардов евро.

Международные инвесторы требуют за риск более высокий процент

И все же основными покупателями таких бумаг на фондовом рынке являются международные инвесторы, например, паевые инвестиционные и пенсионные фонды из разных стран. Чтобы они приобрели чьи-то гособлигации, эмитент должен предложить им привлекательный процент. Чем менее надежным считается должник, чем больше он уже закредитован, тем выше должен быть этот процент, чтобы компенсировать инвесторам риск невозврата вложенных денег.

Вот почему Италия, а также Испания, Франция и Греция особенно заинтересованы сейчас выпустить коронабонды вместе с Германией, Нидерландами и, скажем, Финляндией: в этом случае они смогут предлагать инвесторам меньший процент.

В свою очередь ФРГ и другим надежным должникам придется направлять больше денег своих налогоплательщиков на обслуживание этого совместного долга. Так что коронабонды с их "средним процентом по еврозоне" для одних были бы выгодны, а для других представляли бы дополнительную финансовую нагрузку. Причем в ситуации, когда та же Германия из-за коронавируса залезает в огромные долги ради поддержки  бизнеса.      

Опасность дефолта, если популисты откажутся платить по долгам 

Но основная проблема даже не в этом. Через определенное время, например, через 10 лет, коронабонды надо будет погашать, иными словами, возвращать инвесторам всю взятую у них в долг сумму. А что, если к этому времени одна из стран-участниц выпуска совместных гособлигаций откажется платить? Потому что в ней, к примеру, к власти пришли популисты или радикалы, обещавшие это своим избирателям.

В таком случае возвращать долги за эту страну придется всем остальным, ведь иначе они допустят дефолт и потеряют свой рейтинг как оказавшиеся неплатежеспособными. А что, если от погашения или даже просто обслуживания совместных облигаций откажутся сразу несколько стран?

Подобные опасения были еще на заре создания единой европейской валюты евро, а потому в ее основополагающих документах было четко прописано, что страны-участницы валютного союза не несут ответственности за долги друг друга. На этом принципе особенно настаивала именно Германия.

Партия "Альтернатива для Германии" может усилить свои позиции

Однако когда в еврозоне разразился долговой кризис, ФРГ пришлось-таки участвовать в многомиллиардных программах спасения Греции и других оказавшихся на грани банкротства стран, и часть немецких избирателей восприняла это как нарушение данного принципа. Это привело к возникновению в 2013 году правопопулистской "Альтернативы для Германии" (АдГ), начинавшей именно как партия евроскептиков - противников валюты евро и европейской интеграции.

Сейчас, в разгар борьбы с коронавирусом, рейтинг АдГ снизился, но если Ангела Меркель, которую сторонники этой партии ненавидят за прием беженцев в 2015 году, согласится теперь еще и на коронабонды, то позиции правых популистов в Германии могут вновь значительно укрепиться. И это в перспективе может стать не меньшей угрозой европейскому проекту, чем нынешнее фактически ультимативное требование Джузеппе Конти выпустить коронабонды.

Кстати, достаточно показательно, что итальянский премьер не подхватил предложение Берлина воспользоваться помощью созданного для подобных случаев ESM. Возможно потому, что стабфонд обычно связывает свою помощь с требованием экономических реформ и финансовой дисциплины, а также контролирует выполнение своих условий.

Немецкие экономисты призывают проявить солидарность

С другой стороны, когда как не в час большой беды проявлять европейскую солидарность? Весьма показательна в этой связи позиция семи известных немецких экономистов, в прошлом выступавших против общеевропейских облигаций. Теперь же они опубликовали заявление в пользу одноразовой эмиссии коронабондов на 1000 миллиардов евро (8% ВВП еврозоны) с длительным сроком погашения. Настал тот момент, пишут авторы, когда "сильные должны помочь слабым". 1 триллион евро был бы "убедительным сигналом сплоченности Европы в момент кризиса".

Один из подписантов, глава Института немецкой экономики (IW) в Кельне профессор Михаэль Хютер (Michael Hüther), считает коронабонды "лакмусовой бумажкой европейской солидарности". Если помощь, предупредил он, "в конце концов окажут китайцы или, возможно, русские, распад Европейского Союза, по моей оценке, необратим. Если мы не стабилизируем Европу, пропадут и наши рынки".

Автор: Андрей Гурков   

https://p.dw.com/p/3aNPP

***

Комментарий: Как 27 стран ЕС борются с одним вирусом

В середине марта, когда в Бельгии из-за коронавируса закрылись рестораны, бургомистр приморского курорта Кнокке жаловался, что его город поставлен в неравные конкурентные условия. Отдыхающие стали ездить обедать и ужинать в нидерландский Слёйс, который в пятнадцати километрах. Даже тревожные вести из Северной Италии еще не повлияли на образ жизни. Бургомистр тогда не знал, что через неделю о его убытках будет стыдно вспоминать на фоне обвала европейской экономики. Почему европейцы считают сформированную пандемией реальность временной и не собираются отказываться от взаимозависимости — рассказывает Александр Минеев из Брюсселя.

«Новая газета»: - Какие ограничительные меры принимаются в странах Евросоюза?

Александр Минеев: -  Сейчас бельгийцы на выходные не то что на море в Кнокке не могут попасть, но и отъехать без крайней надобности сколько-нибудь далеко от дома. В прошлое воскресенье я наблюдал, как полицейские патрули в парке замка Юльп за городской чертой Брюсселя штрафовали гулявшие компании. Прогулки разрешены, но лучше рядом с домом вдвоем или семьей, живущей под одной крышей. От остальных — не ближе полутора метров. Та же дистанция, что и в очереди в супермаркете, в трамвае и везде, где люди еще могут встречаться. И это в Европе, где давно забыли даже о государственных границах. Бельгийцы под угрозой штрафа не могут без веских причин выехать за пределы своей маленькой страны. Да и что за границей делать, если даже в Слёйсе уже не поужинать в рыбном ресторане?

Каждая страна ЕС придумала собственную стратегию сопротивления коронавирусу. Они сводятся к одним и тем же мерам изоляции — на уровне государств, городов, кварталов, школ, магазинов, семей, человеческих единиц. Только разными темпами по мере нарастания угрозы.

Перед властями сложная дилемма: С одной стороны, жизнь и здоровье людей, с другой — сохранение экономики ЕС. Это не эмираты Персидского залива. Единственный источник его богатства — мозги и руки людей, и они должны работать.

Правительство Нидерландов выбрало стратегию вынужденного реагирования. Не торопиться с радикальными мерами, растянуть по времени волну инфекции и попытаться достигнуть «группового иммунитета» — состояния общества, когда в нем так много людей с иммунитетом к данной инфекции, что и слабые имеют значительно меньший риск заболеть. Премьер-министр Рютте оговорился, что число зараженных не должно выходить из-под контроля, обещал, что кабинет будет ежедневно анализировать ситуацию и, соответственно, принимать меры. Школы, бары, рестораны, амстердамские бордели и «кофе-шопы» были закрыты еще с 16 марта (вскоре за бельгийскими).

В минувшее воскресенье правительство Нидерландов продлило до 1 июня запрет собираться в группы больше 100 человек. Сначала он был установлен 6 апреля. На тот момент в 16-миллионных Нидерландах официально было 4749 инфицированных. А число летальных исходов (213) сравнимо с показателем Германии, где население более 80 миллионов. Рютте не исключил, что всеобщая изоляция может стать следующим шагом в борьбе с распространением вируса, если действующие меры окажутся недостаточными. «Я надеюсь, что в этом нет необходимости», — сказал он. Правительство Великобритании, которое следовало примерно той же модели, сдалось раньше, жестко ограничив свободу передвижения.

В Бельгии режим строже, чем в Нидерландах. Внешне, кроме закрытых баров и ресторанов и уже сакраментального «правила полутора метров», мало что напрягает. Утром приходил рабочий, который красит фасад нашего дома. Он был один, и установленные раньше леса, которые мешают мне въехать в гараж, видимо, останутся до конца карантина. Стройка административного здания, которую видно из окна, продолжается, башенный кран вертится. Супермаркеты пережили мгновение пустых полок, банки работают, на бензоколонках ценники еще меньше, чем неделю назад, мусор вывозят. Большинство моих знакомых работают на удаленке, сидя дома. Но все равно как-то тоскливо и тревожно. Народ понимает, что придется затянуть пояса, отложить планы и жить хуже. Вопрос лишь — насколько.

В понедельник Совет ЕС прошел в форме видеоконференции, министры иностранных дел обсуждали кризис коронавируса и положение в Сирии, сидя в своих кабинетах в 27 столицах, а глава союзной дипломатии Жозеп Боррель председательствовал в почти пустом зале перед экраном, разделенным на квадраты по числу стран. Потом дипломаты, хватаясь за голову, рассказывали о «катастрофе». То связь пропадала, то с переводом были проблемы. Министры, не уверенные, что их слышно, скованно зачитывали заготовленные тексты и односложно отвечали на вопросы. Боррель на пресс-конференции (тоже, конечно, видео) дал понять, что не очень доволен. Так, мол, решения принимать нельзя. Но придется чаще проводить такие виртуальные встречи. Лично он предпочитает телефон. А глава МИД ФРГ Хайко Маас из Берлина, наоборот, высоко оценил новшество, а сбои системы назвал издержками обкатки.

Очередной саммит ЕС впервые пройдет тоже как видеоконференция. Отныне главы государств и правительств будут видеть друг друга не за овальным столом Европейского совета, а на экране монитора. Это отменяет проход каждого из них по ковровой дорожке вокруг огромного глобуса, а у нас, журналистов, отнимает возможность пообщаться с ними «на ногах». Все это лишает Брюссель наработанной атмосферы «столицы Европы», где каждый день происходят десятки совещаний, переговоров, сессий, форумов, визитов, торжественных церемоний, шумных уличных демонстраций и тихих кулуарных рандеву лоббистов… Теперь они все обречены общаться в виртуальной сети.

 - Есть ли общая для ЕС стратегия сопротивления коронавирусу, или каждая страна борется с этой напастью самостоятельно?

 - Евросоюз собран из стран с разным менталитетом, разным уровнем жизни и разными системами здравоохранения. Когда его создавали, в основу поставили принцип субсидиарности, то есть большинство задач решается на национальном уровне, и там у государств полный суверенитет. На союзном уровне — только то, что они договорились на него отдать. Поэтому нет всемогущего федерального центра.

В чрезвычайных ситуациях Брюссель координирует, куда и как направить ресурсы, предоставленные членами ЕС добровольно. Горят леса в Португалии и Испании — туда летят пожарные авиабригады из стран ЕС, где лесных пожаров пока нет. С коронавирусом это не прошло. Спрос на маски и аппараты искусственной вентиляции легких подскочил во всех странах союза, и их не хватило нигде.

Только когда первый шок прошел, и рынок стал пополняться, начали понемногу делиться. Впервые в ЕС создан общесоюзный запас защитных противоэпидемических средств. «Мы сейчас в ситуации, когда все члены союза столкнулись с огромным вызовом и их возможности помочь друг другу очень ограничены», — признал комиссар ЕС по кризисному управлению Ленарчич.

На союзном уровне Брюссель объявил об инвестиционных проектах и выделении денег нуждающимся странам и регионам из структурных фондов, о льготных кредитах Европейского инвестиционного банка.

Впервые приостановлено действие Пакта роста и стабильности 1997 года. Того самого, который обязывает страны ЕС удерживать дефицит бюджета не выше 3 % ВВП, а государственный долг — 60 % ВВП. Брюссель также ослабил правила, которые ограничивают государственную помощь бизнесу и тем самым обеспечивают чистоту конкуренции. И тотчас Франция, Германия, Италия, Португалия бросили миллиарды евро на кризисную поддержку своих предприятий. Правительства и брюссельские чиновники уверяют, что отступления от экономических устоев союза временные, и все вернется на место после преодоления кризиса.

А пока Европа учится жить во временной нормальности с ее «больше двух не собираться», «дистанцией в полтора метра», приветствиями без поцелуев, встречами без рукопожатий, пресс-конференциями по скайпу, внуками по ватсапу, работой, учебой и досугом в компьютере.

 - Помогают ли в странах Европы безработным, пенсионерам и просто бедным?

- Тем, кто работает, в том числе и удаленно, работодатель как платил, так и платит. Тем, кто заболел, оплачивают больничный. А вот когда предприятие объявляет о временном закрытии на карантин, трудовой договор с сотрудниками приостанавливается, вместо зарплаты они получают пособие от государства.

Министр по делам занятости Бельгии Натали Мюлль сказала, что, вероятно, число временно безработных в 11-миллионной стране будет около миллиона. Уже подано более 500 000 заявок и столько же ожидается в ближайшие дни. В основном это работники сферы общественного питания, продавцы, магазины которых закрылись, рабочие с остановленных предприятий... На что они будут жить? Ответ: пособие составит 70 % полной месячной зарплаты, если она не выше 2754,76 евро. Если зарабатывал больше, то все равно эта сумма будет базой для расчетов. Но из начисленного будет удержан подоходный. В итоге выходит максимум 1562,5 евро. Скажем прямо, очень немного по здешним расходам.

Занимаются этим фонды безработицы (профсоюзные или социальные), которые сейчас перегружены, но обещают уложиться в сроки. Чтобы не оставлять работников ни с чем во время процедуры, министр занятости объявила об авансе в размере 1450 евро. Основная нагрузка по пособиям ляжет на национальные бюджеты каждой страны.

 - Что для европейцев значит человеческая солидарность?

 - Песенные флешмобы, которые можно наблюдать во многих городах Европы, происходят и в Брюсселе. Жители больших домов выходят вечером на балконы и поют хором, чтобы выразить поддержку медицинским работникам, бойцам на переднем крае фронта, поблагодарить их.

Медикам сейчас трудно. В Бельгии волонтерское движение psy for med объединило несколько сотен психологов для бесплатных видеоконсультаций медицинским работникам. «Мы получаем много запросов, многим нужна срочная помощь психолога», — объясняет Фанни Вейтен, доктор психологических наук и инициатор движения. Врачи и медсестры, рассказала она на телеканале RTBF, работают с пациентами, которые в конце жизни не имеют возможности видеть своих близких, потому что изолированы в боксах. От этого — чувство крайней беспомощности у тех, кто за ними ухаживает. Медработники, подключившись к платформе psy for med, могут быстро назначить сеанс. Психологи обязуются предоставить как минимум четыре бесплатные консультации для каждого, кто свяжется с ними.

А студенты-юристы Брюссельского свободного университета, члены ассоциации Brussels Law School Consultancy, начинают в интернете бесплатные консультации на темы, связанные с коронавирусом. Клиентами могут быть компании и граждане. Получено уже много вопросов. Например, о правах на компенсацию за отмененные концерты или о тонкостях технической безработицы. «Солидарность сейчас в повестке дня, и мы решили временно сделать наши услуги бесплатными», — объясняет вице-президент ассоциации Кристоф Янссенс.

 - Как «европейский» интернет справляется с возросшими нагрузками?

 - Огромный пласт повседневной жизни переместился в интернет. Справится ли Сеть при нынешнем технологическом уровне? Комиссар ЕС по внутреннему рынку Тьерри Бретон в начале кризиса призвал потоковые платформы освободить пропускную способность, прежде всего для здравоохранения и дистанционного обучения школьников. Европейские операторы связи говорят, что до сих пор справлялись с ростом трафика данных, но есть опасения по поводу перегруженности, поскольку все больше людей работают дома.

На прошлой неделе Netflix, YouTube, Alphabet Inc, Amazon и Disney заявили, что добровольно понизят качество видео. На этой неделе к ним присоединился Facebook. «Чтобы предотвратить любую потенциальную перегрузку Сети, мы временно снизим скорость передачи битов для видео на Facebook и Instagram в Европе», — говорится в заявлении его представителя. Эта мера действует до тех пор, пока есть опасения коллапса в европейском интернете.

Прогнозы политических аналитиков сходятся в том, что Европа после коронавируса уже не вернется к прежнему состоянию. Но если кто-то понимает это как распад ЕС и расползание по суверенным квартирам, то это вряд ли. Даже если новые популистские элиты потянут, то молодежь и бизнес не дадут. Студенту бельгийского университета, познавшему программу «Эразм», трудно себе представить, что пространство его учебы и работы обрывается через пару сотен километров от дома у пограничного столба. Бизнес привык к единому рынку ЕС без таможенных границ и единой валюте.

Мой давний знакомый по Брюсселю бывший генсек НАТО и потом глава дипломатии ЕС Хавьер Солана, который сейчас у себя дома в Испании восстанавливается после коронавируса, написал в твите: «Эта пандемия должна заставить нас задуматься, насколько мы взаимозависимы, и заставить нас действовать соответственно каждый день».

Автор: Александр Минеев, cоб. корр. в Брюсселе

https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/26/84514-kak-27-stran-es-boryutsya-s-odnim-virusom


Об авторе
[-]

Автор: Мария Епифанова, Лиза Хенель, Александра Елкина, Александр Минеев, Арсений Каматозов, Андрей Гурков

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.03.2020. Просмотров: 51

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta