Европейский блок может столкнуться одновременно с двумя кризисами: политическим и экономическим

Содержание
[-]

Ситуация в ЕС может измениться кардинальным образом 

Выборы в Европейский парламент, запланированные на май 2019 года, будут проходить на фоне малоприятных событий, включая противостояние между ЕС и популистским правительством Италии из-за дефицита итальянского бюджета, а также победы ксенофобских сил, укрепившихся в странах Вышеградской группы. Кризис, с которым столкнулись традиционные центристские партии, играющие важную роль в поддержании общеевропейского консенсуса, все еще не преодолен.

Однако на фоне продолжающегося экономического спада ЕС предвыборный дискурс может существенно измениться, пишет Лукреция Рейхлин в статье для издания Project Syndicate. Еще несколько месяцев назад все говорили о том, что экономический кризис закончился. Преобладание подобных оптимистических настроений привело к тому, что жители Европейского союза переключили свое внимание с экономических вопросов на другие, такие как кризис беженцев и безопасность. Противоречия, которые порождают вопросы, связанные с беженцами и безопасностью, угрожают политической стабильности и подрывают консенсус в европейском блоке.

Однако рост ВВП в еврозоне продолжает замедляться с момента своего пика в четвертом квартале 2017 года. Продолжающееся ослабление экономики еврозоны, включая даже Германию, рост ВВП которой сократился в третьем квартале 2018 года, не сулит ЕС ничего хорошего. В результате европейский блок может столкнуться одновременно с двумя кризисами: политическим и экономическим.

Очевидный вопрос заключается в том, почему в еврозоне ослабевает процесс экономического восстановления, даже несмотря на весьма благоприятную экспансионистскую денежно-кредитную политику. Фактически, если окажется, что экономический рост уже достигнул своего пика, это будет означать, что потенциальные темпы экономического роста еврозоны составляют около 1%. Данные темпы роста составляют около 50% докризисных показателей. Также стоит учесть, что общий уровень безработицы составляет около 8%.

Вялый экономический рост еврозоны указывает на старые и новые структурные проблемы, связанные с высоким уровнем задолженности в некоторых странах, внешними потрясениями, негативно повлиявшими на спрос, а также с тем, что ЕС не смог полностью преодолеть последствия последнего кризиса. Другими словами, ЕС сталкивается с проблемами в сфере потенциального экономического роста, а также с негативными циклическими силами. В отношении последних ЕС должен срочно предпринять ответные меры, поскольку, если в ближайшем будущем экономика еврозоны столкнется с рецессией, это приведет к потере политических инструментов, которые могли бы исправить ситуацию.

Несмотря на то, что в настоящий момент в распоряжении ЕС есть более эффективные инструменты управления кризисными ситуациями, чем в период рецессии 2011 года, их еще предстоит доработать. Более того, у Европейского центрального банка может оказаться меньше шансов на то, что он сможет использовать денежно-кредитную политику для резкой активизации экономики: процентные ставки уже на нуле, а новая программа по покупке активов неизбежно приведет к противоречивым последствиям.

При этом крайне важно избежать повторения ошибки, допущенной в 2009 году, когда европейские лидеры провели быструю фискальную консолидацию до того, как процесс восстановления достиг устойчивых результатов. Однако, чтобы вновь противодействовать циклическому замедлению экономики, потребуется больше стимулов.

Тем не менее новая рецессия еще больше разделит рынки по национальным границам, одновременно укрепив взаимосвязь между риском неплатежеспособности суверенного государства и рисками, с которыми могут столкнуться банки. Большинство стран будет обладать ограниченными возможностями для реализации антициклической фискальной политики из-за существующих правил ЕС в отношении государственного долга.

Кроме того, учитывая отсутствие каких-либо общеевропейских фискальных возможностей, в ЕС просто нет специального института или механизма, который мог бы задействовать налогово-бюджетное стимулирование в рамках всего блока в целом. Маловероятно, что необходимые реформы в данной сфере будут проведены в течение ближайших месяцев. Однако это не означает, что на фоне продолжающегося экономического спада европейские лидеры не должны выработать общей политической позиции на одном из бесчисленных официальных или неофициальных совещаний глав государств и министров финансов. Важно то, что координация действий в рамках ЕС, направленная на то, чтобы снизить вероятность возникновения долговых кризисов в экономически слабых европейских государствах, может привести к восстановлению взаимного доверия между европейскими странами, которого в Европе сейчас не хватает. Это может привести к тому, что страны, такие как Италия, взявшие на вооружение тактику агрессивного противостояния властям ЕС, могут от нее отказаться.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2527394.html

***

Приложение. Европа не сможет себя защитить без России и Турции, хотя PESCO попытаются увести на север

Министры обороны стран Европейского союза сделали на днях еще один маленький шаг по меркам большой политики, но который является гигантским скачком в рамках укрепления европейской защиты, известной как PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны).

На встрече в Брюсселе они согласовали 17 новых проектов. В дополнение к ним есть также договоренность о расширении командного центра для проведения совместных военных операций, который в будущем будет отвечать не только за проведение учебных миссий, как в Мали и Сомали, но и борьбу с контрабандой на Средиземном море. «Это шаги на пути к единой европейской армии», — отметила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.

Несмотря на то, что в PESCO пока не очень верят в самой Европе, настороженно воспринимают в НАТО и над инициативой европейцев постоянно издевается американский президент Дональд Трамп, проект начинает постепенно обрастать плотью и кровью. И на этом этапе очень важно грамотно сформировать его «скелет», чтобы «младенец» не вырос с искривленным позвоночником. Сотрудничество сегодня активно продвигают две страны — Франция и Германия, причем Париж в первую очередь. Учитывая, что французы наиболее активны в военном плане за пределами ЕС, европейским политикам необходимо внимательно следить за тем, что доносится из Елисейского дворца. Особенно немцам, чтобы не получилось так, что Берлин в перспективе будет оплачивать внешнеполитические авантюры Франции в Африке и на Ближнем Востоке, а чем они заканчиваются — мы все видим на примере Ливии.

Как замечает по этому поводу хорватский портал Advance, комментируя выступление французского президента Эммануэля Макрона в немецком бундестаге, «что такое «согласованная» внешняя политика, о которой говорил Макрон? Речь идет о миролюбивой политике, которая воспользуется силами нового Европейского союза, чтобы завершить трагические войны в Сирии, Йемене и других регионах, или новая более компактная Европа превратится в сверхнового мирового гегемона, который империалистическими методами будет насаждать по всему миру демократию и «европейские ценности»? Мы не ждем прямого ответа от Макрона на эти вопросы, однако он должен предоставить нам больше информации». Однако в то же самое время южное направление по факту является главной зоной внимания Евросоюза. Ведь на севере континенту ничего не угрожает, что бы ни говорили Польша и республики Прибалтики, поэтому регион Балтийского моря не нуждается в дополнительном укреплении.

Иное дело — Средиземноморско-Черноморский регион. Одна только нелегальная перевозка беженцев по морям крайне дорого обходится ЕС, создавая расколы в стремящемся сохранить единство союзе, не говоря уже о провоцировании напряженности в обществах стран, куда стремятся попасть мигранты. Это первое. Второе связано с энергетическими проектами, которые сегодня реализуют Россия и Азербайджан (а к ним могут подтянуться в перспективе и другие страны, в том числе самого ЕС) по обеспечению Европы газом и нефтью. Этот вопрос напрямую становится связанным с проблемами обеспечения стабильности в точках прохождения маршрутов и сопряженных с ними. Не случайно, оценивая окончание строительства морского участка газопровода «Турецкий поток», который по второй нитке будет через Турцию передавать газ в Европу, профессор Университета изящных искусств имени Мимара Синана Ильяс Кемалоглу замечает: «После претворения «Турецкого потока» в жизнь «Западный маршрут» не будет использоваться. Когда между Россией и Украиной возникали проблемы, нас каждую зиму мучил вопрос, прекратится ли подача газа, присвоит ли Украина газ. Это волновало не только нас, но и страны Европы. Впредь у нас не будет такого беспокойства. Теперь мы не будем беспокоиться о том, прервется ли подача газа, когда между Россией и Украиной будут проблемы. Мы также получаем природный газ из Ирана, но, как известно, Тегеран переживает проблемы с США. Поэтому Вашингтон оказывает давление на другие страны с тем, чтобы они не сотрудничали с Ираном. Мы, может быть, продолжим покупать газ у Тегерана, но в любом случае благодаря «Турецкому потоку» у нас, можно сказать, будут более сильные позиции».

Отсюда третье. На южном направлении для европейской оборонной инициативы критически важным становится как собственная интеграция в рамках противодействия попыткам американцев дестабилизировать Иран, что грозит большим конфликтом в зоне, новой волной беженцев в Европу и срывом поставок энергоносителей, так и стратегическое сотрудничество со странами-партнерами. В первую очередь Россией и Турцией, которая уже выражает озабоченность перспективой быть исключенной от взаимодействия с PESCO, после чего Анкара останется в НАТО один на один с Вашингтоном. Кстати, похоже, важность южного направления в PESCO понимают. Не случайно вопреки попыткам помешать со стороны Лондона министры обороны приняли решение о создании «Объединенной европейской школы разведки», которая будет отвечать за подготовку будущих специалистов и базироваться в Греции с подключением Кипра, что бельгийская газета L'Echo называет «наиболее символичным проектом» и шагом «в направлении Европейского союза обороны».

Безусловно, на этом пути ЕС придется преодолеть немало трудностей. Будут мешать различные американские «агенты влияния». Польша и республики Прибалтики вместе с Великобританией и, возможно, некоторыми скандинавскими странами захотят увести PESCO на север ради решения своих узких местнических интересов. Однако главная интрига для Европы сегодня рождается на юге.

Станислав Стремидловский

https://regnum.ru/news/polit/2523189.html


Об авторе
[-]

Автор: Максим Исаев, Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.12.2018. Просмотров: 367

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta