Европейские экономические новости, май 2021

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Европейские экономические новости, май 2021  

***

Девиз Евросоюза – «социальная Европа»

На саммите ЕС приняты важные решения в решении социальных задач в ближайшее десятилетие.

К 2030-му году уровень занятости должен достичь 78%, не менее 60% взрослого населения будет проходить курсы повышения квалификации, а число людей, живущих на пороге бедности планируется снизить на 15 млн человек. Цифровизация и переход на зеленую экономику диктуют необходимость создания привлекательных и перспективных рабочих мест и поддержания высокой квалификации работающих. Большую роль в этом должен сыграть 750-миллиардный фонд восстановления экономики, – отметила председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Уже в июне Еврокомиссия начнет привлекать кредиты на рынке капитала для финансирования фонда восстановления. Возвращение на прежние позиции внутреннего рынка и восстановление свободы передвижения дадут экономике мощный толчок.

Цель Евросоюза – нулевое загрязнение воздуха, воды и почвы

Еврокомиссия приняла в мае план действий под названием «На пути к нулевому загрязнению воздуха, воды и почвы». Согласно плану, к 2030-му году предполагается:

– улучшить качество воздуха, чтобы снизить количество преждевременных смертей от загрязнения воздуха на 55%;

– уменьшить сброс мусора и пластиковых отходов в океан на 50%, загрязнение микропластиком – на 30%;

– сократить использование пестицидов на 50%;

– уменьшить на 30% число людей, страдающих от избыточного транспортного шума;

– сократить объемы отходов на 50%.

Для этого будут пересмотрены стандарты качества воздуха, воды и почвы и пересмотрено большинство законов ЕС об отходах. 

«Светофор» Евросоюза показывает одним зеленый, другим – красный

На переговорах глав МИД стран ЕС принято решение начать переговоры с Албанией и Северной Македонией об их вступлении в Союз. До февраля 2019 года палки в колеса македонцев вставляли греки из-за разногласий по поводу названия страны. Прошлой весной разгорелись страсти между Болгарией и Северной Македонией по поводу языка и истории. Наконец, всё как будто улеглось, и глава европейской дипломатии Жозеп Баррель выразил надежду, что в ближайшее время Евросовет обозначит рамки переговоров, и можно будет созывать межправительственную конференцию.

А вот в отношении Турции Еврокомиссия предложила приостановить переговоры о вступлении этой страны в ЕС. В отчете Европарламента говорится, что отношения между Турцией и ЕС сейчас находятся на историческом минимуме. Чрезмерное сосредоточение власти в руках президента Эрдогана, внешняя политика Турции в отношении Греции и Кипра, ее вовлеченность в конфликты в Нагорном Карабахе, Сирии и Ливии – всё это не вписывается в рамки ценностей и норм Союза. Турция в своем привычном ключе «а-ля Эрдоган» отвергла все пункты отчета и заявила, что Евросоюз много теряет, не принимая ее в свои ряды.

 Трое в одной лодке

Украина, Грузия и Молдова подписали договор о создании формата «Ассоциированное трио» (меморандум о взаимопонимании). Все три страны имеют особый статус ассоциированных партнеров в отношениях с ЕС и рассчитывают, что новая инициатива позволит эффективнее двигаться в направлении европейской интеграции. Три основных элемента «Ассоциированного трио» – структурирование консультаций по европейской интеграции между дипломатическими ведомствами, совместные дипломатические инициативы в диалоге с институтами ЕС и странами-членами Союза, а также координация позиций в рамках «Восточного партнерства». Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба сказал: «Этот документ подчеркивает наше намерение гарантировать европейскую перспективу для наших государств и амбиции получить членство в ЕС».

Официальный представитель Еврокомиссии Петер Стано выразил отношение ЕС к этой инициативе: «Европейский Союз признает европейские стремления и европейский выбор ассоциированных партнеров – Грузии, Молдовы и Украины. Эти страны являются близкими соседями ЕС и партнерами в рамках Восточного партнерства. Все наши соседи – суверенные и независимые. Мы уважаем их выбор, приоритеты внешней политики и стратегические цели, в частности подписание между ними меморандума по усилению сотрудничества в области европейской интеграции».

Проект PESCO пополнился третьими странами

Проект PESCO – это стратегическая платформа, обеспечивающая быстрое и беспрепятственное перемещение войск по всем странам ЕС любыми видами транспорта. В нем участвуют 25 стран ЕС (кроме Дании и Мальты). В ноябре было принято решение допускать к участию на определенных условиях третьи страны. И вот на сайте Совета ЕС появилось сообщение шефа дипломатии Евросоюза Жозепа Барреля: «Совет одобрил участие США, Канады и Норвегии в проектах PESCO по вопросам военной мобильности. Их опыт будет способствовать улучшению военной мобильности в пределах ЕС и вне его. Это область общих приоритетов и общих интересов в наших трансатлантических отношениях. Это сделает оборону ЕС более эффективной и будет способствовать укреплению нашей безопасности».

Трудная судьба соглашения ЕС и Китая

С 2013 года Евросоюз и Китай вели переговоры об инвестиционном соглашении. В декабре прошлого года появилась надежда, что договор вот-вот будет согласован, во всяком случае, договоренность об основных моментах этого соглашения была достигнута. Но уже через три месяца состоялся «обмен ударами»: в марте ЕС ввел санкции против ряда чиновников провинции Синьцзянь за преследование уйгурского меньшинства, а Китай не замедлил с ответом, введя примерно симметричные санкции против политиков и ученых из стран Европы. В Евросоюзе со вздохом объявили: дальнейшее обсуждение инвестиционного соглашения будет заморожено, поскольку в таких условиях оно нецелесообразно. Это на самом деле так, поскольку соблюдение правил международного сотрудничества является важным моментом соглашения – это и ситуация с правами человека, и использование принудительного труда. Кроме того, соглашение предусматривает прозрачность государственных субсидий китайских компаний, прекращение принудительного трансфера технологий и других, как выразилась Урсула фон дер Ляйен, «спорных китайских практик». С трудом представляется, как Китай откажется от своих «спорных практик». Принудительный трансфер технологий, когда в обмен на создание совместного предприятия (СП) и открытия для продукции китайского рынка Поднебесная требует, чтобы СП получало полное владение технологиями производства – это один из столпов «китайского чуда».

Выйдет ли Шотландия из Соединенного Королевства?

Региональные выборы в Шотландии принесли победу шотландской национальной партии (SNP), получившей 64 мандата из 129-ти. Без калькулятора видно, что до парламентского большинства SNP не хватило одного (!) мандата. Ожидается, что в правящую коалицию националисты пригласят «зеленых» (8 мандатов), с которыми у них давний консенсус по главному вопросу их повестки дня – проведению референдума о выходе из состава Соединенного Королевства.

Первый такой референдум состоялся в 2014-м году и закончился с результатом 45:55% не в пользу сепаратистов. Тогда же была достигнута договоренность между Лондоном и Эдинбургом, что тема закрыта минимум на одно поколение. Но пришел 2016-й год и плебисцит о брекзите, на котором две трети шотландцев голосовали против расставания с Евросоюзом. Ситуация поменялась на 180 градусов: если раньше шотландцы опасались, что их в случае отделения не примут в ЕС, теперь их от Евросоюза отделили силой против их желания. У сепаратистов появилось и моральное право требовать плебисцита о самостоятельности, и юридические основания отказаться от прежних соглашений. Это вдохновило Стерджен после победы на выборах заявиить: выбор народа дает нам мандат на проведение нового плебисцита, и мы подготовим его к концу 2023-го года.

Вот только вопрос: а что делать с армией, валютой, обеспечением безопасности границ? Нужна ли Евросоюзу будет Шотландия со всеми этими проблемами?

Автор: Кротов А.

http://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/6/274/10420/evropejskie-novosti-maj-2021#deteils

***

Европа созрела для ответа на экспансию Китая

Глобальное соперничество либерального Запада и авторитарной КНР обостряется, и теперь ЕС будет действовать вместе с США.

В мае Европарламент приостановил ратификацию инвестиционного соглашения с Китаем, в июне противодействие КНР станет главной темой саммита Большой семерки в Великобритании. Европа вслед за Америкой явно ужесточает подход к взаимоотношениям с Пекином.

Какая страна является важнейшим рынком сбыта для ключевой отрасли немецкой экономики – автомобилестроения? Китай. Какая страна стала в кризисном 2020 году в пятый раз подряд крупнейшим внешнеэкономическим партнером Германии? Китай. В какую страну немецкий экспорт растет сейчас наиболее быстрыми темпами? В Китай. Фирмы какой страны вошли в трудных условиях прошлого года в тройку важнейших иностранных инвесторов в немецкую экономику? Китая.

Отпор КНР – главная тема саммита G7

На таком вот фоне немецкие депутаты Европейского парламента решительно поддержали в мае приостановку ратификации инвестиционного соглашения между ЕС и КНР из-за санкций Пекина против европейских политиков, а канцлер ФРГ Ангела Меркель 11-13 июня поедет в Англию на первый после пандемии очный саммит Большой семерки (G7), где основной темой станет совместное противодействие ведущих западных государств Китаю (и России).

Что же получается: немецкие политики режут курицу, несущую золотые яйца? В отличие от США, которые еще при президенте Бараке Обаме взяли курс на сдерживание глобальной экспансии Китая, Германия и в целом Евросоюз до самого последнего времени избегали в этом вопросе однозначного позиционирования. Это во многом связано с двумя факторами. ЕС никогда не воспринимал себя, как США, в роли мирового политического, технологического и тем более военного лидера, а потому менее остро ощутил всё более очевидную претензию на эту роль коммунистической КНР.

К тому же у европейских стран, особенно у Германии, сложился иной характер торгово-экономических отношений с Китаем, чем у США. Если Америка превратилась в главный рынок сбыта для всевозможных изготовленных в Китае товаров, растеряла значительную часть своего индустриального потенциала и получила гигантский дефицит в двустороннем торговом балансе, то Европа сумела остаться крупным поставщиком промышленной продукции в КНР и одновременно привлекла значительные китайские инвестиции в жизненно важные для себя сферы.

Огромный рынок икрупный инвестор

Наиболее наглядно это видно как раз на примере Германии. Ведь еще одной ключевой отраслью экономики ФРГ, наряду с автопромом, является производство промышленного оборудования. Поэтому мало кто так выиграл от стремительного наращивания индустриального потенциала КНР, как немецкие машиностроители. А растущее благосостояние китайского населения обеспечило стремительное увеличение спроса на всевозможные изготовленные в Европе, особенно во Франции и Италии, потребительские товары – одежду, обувь, косметику, вино, деликатесы. В свою очередь, китайские инвестиции весьма способствовали экономическому развитию некоторых стран ЕС, в том числе в трудные для них времена. Особенно наглядный пример: китайские вложения в порт Пирея, которые помогли Греции справиться с острейшим долговым кризисом и экономической депрессией. Деньги из КНР пошли также на модернизацию и расширение портов в Италии и Португалии. 

А в данный момент немецкий и в целом европейский автопром при помощи инвестиций из Китая решает одну из своих острейших проблем. Дело в том, что в отрасли идет ускоренный переход на выпуск электромобилей, но их важнейший элемент, аккумуляторные батареи, приходится везти из Азии или США, поскольку в Европе их пока производят крайне мало. Поэтому ЕС стимулирует развертывание производства этих высокотехнологичных комплектующих на своей территории, и сейчас китайские фирмы именно в Германии сооружают или готовятся строить сразу четыре крупных завода: под Эрфуртом (Тюрингия), в Биттерфельде-Вольфене (Саксония-Анхальт), в Хойсвайлере и Юберхеррне (Саарская область). Так что если раньше ФРГ переносила производство в Китай, то в данном случае трансфер новейших технологий осуществляется оттуда сюда, причем идет в структурно слабые регионы.

Чем опасны китайские деньги

Долгое время Германия на политическом уровне всячески поощряла развитие экономических отношений с КНР. Достаточно сказать, что за годы своего канцлерства Ангела Меркель совершила 12 официальных визитов в КНР. И вот теперь она же поедет на саммит G7 в Англию, чтобы решать там, как коллективному Западу давать отпор Китаю. Причем сделать это главной темой встречи предложил ее хозяин, британский премьер Борис Джонсон, хотя в минувшем десятилетии китайские фирмы наиболее активно инвестировали в Европе, наряду с Германией, именно в Англии, а в британских университетах учится огромное количество китайских студентов.

Но почему европейские политики столь резко активизировались в этом вопросе именно в 2021 году? На самом деле настороженность по поводу экспансии Китая нарастала уже несколько лет, поскольку становилось всё более очевидным, что китайские государственные и даже формально частные компании скупают западные фирмы, руководствуясь не столько логикой развития своего бизнеса, сколько стратегическими планами правящей в Пекине коммунистической партии, которая нацелилась на достижение технологического лидерства в мире.

Для Германии самым громким тревожным звоночком стала покупка китайцами в 2016 году производителя промышленных роботов из Аугсбурга Kuka: вдруг пришло осознание того, что возникла реальная опасность потерять контроль над ключевыми технологиями Индустрии 4.0 (четвертой промышленной революции), с которой немецкие машиностроители связывают особые надежды. Поэтому в 2017 году правительство ФРГ усложнило приобретение стратегических активов компаниями из стран, не входящих в ЕС, и в 2018 году Берлин не допустил продажу китайцам оператора магистральных линий электропередачи и высокоспециализированной станкостроительной фирмы.

Системный характерконкуренции с Китаем

В январе 2019 года важнейшая организация германского бизнеса, Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI), выступила с программным документом по поводу отношений с КНР, в котором сформулировала основополагающий тезис: Китай одновременно и партнер, и конкурент, причем особый – системный. Иными словами, китайцы конкурируют с европейцами не так, как это делают американцы, японцы и другие приверженцы либеральной западной модели открытой рыночной экономики. Авторитарный коммунистический режим в Пекине злоупотребляет международными правилами свободной торговли, чтобы укреплять свою модель подконтрольной государству экономики (госкапитализма) и распространять ее по всему миру.

С каждым годом в европейский столицах всё больше убеждались в том, что к отношениям с Китаем надо подходить именно с точки зрения глобального противостояния мировоззренческих систем. Тягостное впечатление от того, что китайский лидер Си Цзиньпин в 2018 году обеспечил себе пожизненное правление, усугубилось другими тревожными фактами и тенденциями. Это и жесткое подавление демократического движения в Гонконге, и фактический отказ Пекина от гарантированного им в свое время принципа «одна страна – две системы». Это массовые репрессии против уйгуров, которых бросают в концлагеря по этническим и религиозным причинам. Это неоколониальные методы подчинения стран Африки и Азии, которые КНР целенаправленно загоняет в долговую зависимость. Это массовая слежка за собственным населением с помощью новейших цифровых технологий. 

Немаловажную роль, думается, сыграло и то, как китайские коммунисты сначала упорно замалчивали вспышку коронавируса в Ухани, а затем всячески препятствовали расследованию ее причин и упорно отрицают свою хотя бы частичную ответственность за пандемию Covid-19, обернувшуюся огромной бедой для всей планеты.

Джо Байден вновь объединяет Запад

Однако поворотным моментом стало избрание президентом США Джо Байдена. Его предшественник Дональд Трамп действовал против Китая весьма жестко, но в основном протекционистскими методами – с помощью заградительных таможенных пошлин и импортных квот, да к тому же в одиночку, без союзников. Более того, немецким автостроителям он, к примеру, тоже грозил пошлинами. В результате Евросоюз в определенной мере оказался межу молотом и наковальней.

Джо Байден частично продолжит протекционистскую политику в отношении КНР, однако упор явно сделает на более эффективные инструменты, прежде всего – на стимулирование всесторонней модернизации американской экономики, на развитие инфраструктуры и поддержку инноваций. А вот от изоляционизма новый президент США решительно отказался, и его приезд в Европу на саммит G7 должен будет продемонстрировать, что страны Запада вновь выступают как ближайшие союзники во внешней политике, в том числе и в противостоянии с Китаем.

При этом Вашингтон не будет требовать от Евросоюза выбора по принципу «мы или они», заверил в мае в Брюсселе госсекретарь США Энтони Блинкен. Так что Германия и ЕС продолжат сотрудничество с Китаем во всех сферах, где это целесообразно. Но одновременно они будут крепить экономические связи с Америкой и целенаправленно сближаться с другими крупными перспективными партнерами. Первый шаг уже сделан: в мае решено возобновить прерванные в 2013 году переговоры о создании одной из крупнейших в мире зон свободной торговли – между ЕС и Индией, страной с населением в 1,4 миллиарда человек.          

Источник - «Курс консалтинг» (Кёльн)

http://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/6/174/10416/evropa-sozrela-dlja-otveta-na-jekspansiju-kitaja


Дата публикации: 09.06.2021
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 75
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta