Евроармия в Европейском союзе: быть или не быть?

Содержание
[-]

Часть 1. Проект создания Евроармии: этапы реализации 

Дискуссии вокруг идеи создания объединенных вооруженных сил Европы параллельно с войсками НАТО идут еще с начала 50-х годов прошлого века и не утихают по сей день.

После создания в 1992 году Европейского Союза в рамках его деятельности на сегодня принято большое количество различных документов, направленных на укрепление оборонного потенциала стран Евросоюза и их отдельных военно-политических структур. В настоящее время в рамках Евросоюза существуют различные формы взаимодействия вооруженных сил государств-членов как на межправительственном уровне, так и на уровне различных институциональных структур Евросоюза. Больше всего дискуссий вызывает вопрос о целесообразности создания объединенных вооруженных сил Европы, так называемой Евроармии. Эти дискуссии приобрели особую актуальность и остроту после того, как Россия дерзко и безнаказанно возбудила Будапештский меморандум от 5 декабря 1994 года, осуществив аннексию Крыма и оккупацию части украинской территории в Донбассе, раздувая пожар войны в центре Европы. Учитывая эту опасную ситуацию, лидеры ведущих европейских стран, прежде всего Франции и Германии, все больше склоняются к необходимости укрепления оборонного потенциала Евросоюза параллельно с укреплением потенциала НАТО. Угрозу европейской безопасности представляет также исламский экстремизм и терроризм, который привел к усилению потока сотен тысяч беженцев и нелегальных мигрантов в страны ЕС из нестабильных стран Ближнего Востока и Африки. Собственные вооруженные силы необходимы ЕС также для проведения операций по принуждению к миру на территории тех стран, где бушуют военные конфликты и где у Европы есть экономические и политические интересы. Сегодня попытки стран Евросоюза усилить свой оборонный потенциал путем создания Евроармии параллельно с НАТО можно рассматривать как попытку иметь дополнительные возможности давления на те государства, агрессивные действия которых подрывают европейской безопасности.

После агрессии России против Украины лидеры стран Евросоюза поняли, что мир вокруг Европы становится все менее безопасным, а глобальная система мироустройства дает сбои, поэтому недостаточно обладать только одной «мягкой силой» (soft power), приходится укреплять и «жесткую силу» ( hard power). А поскольку «жесткая сила» НАТО не совсем пригодна для реагирования на локальные вооруженные конфликты небольшого масштаба и малой интенсивности, то по замыслу военных стратегов Евросоюза, свою уникальную и незаменимую роль в них могла бы играть более мобильная и оперативная будущая евроармии.

Военная политика Европейского Союза определяет цели, задачи и алгоритм совместной деятельности стран ЕС в военной сфере вне рамок НАТО, но по согласованию с Альянсом. Идея общеевропейской системы безопасности возникла еще до основания НАТО. В 1948 году Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция заключили Брюссельский пакт о создании Западноевропейского союза, направленного на сдерживание и противодействие советской экспансии, который формально просуществовал до 2011 года. Практически сразу после создания НАТО в 1949 году лидеры европейских государств начали обсуждать необходимость и возможность формирования Объединенных вооруженных сил Европы (ОВСЕ) параллельно с НАТО. С тех пор инициаторами проекта создания ОВСЕ были и остаются Франция и Германия.

Лондон, как основной союзник США в Европе, всегда поддерживал позицию Вашингтона в вопросах военной политики Евросоюза и активно критиковал инициативы по созданию ОЗСЕ, подчеркивая безальтернативности НАТО в качестве глобальной военной организации западного мира и призывая к четкому разделению функций между НАТО и европейскими вооруженными силами. По мнению представителей британских властей, создание ОЗСЕ составило бы конкуренцию НАТО и в итоге ослабило бы боеспособность Альянса.

Вопрос целесообразности создания ОЗСЕ рассматривался европейскими странами на различных уровнях в течение последних 25 лет. В феврале 1992 года был подписан Маастрихтский договор ЕС, который положил начало формированию Европейского Союза и его военной политики. Принципы развития военно-политического сотрудничества стран ЕС были сформулированы в концепции Общей внешней политики и безопасности (ОВПБ), которая предусматривала оформления оборонной политики ЕС с целью создания совместных сил обороны.

В 1993 году на основе франко-германской бригады был создан «Еврокорпус» быстрого реагирования (Eurocorps), личный состав которого в случае необходимости мог быть увеличен с 5 до 50 тыс. Военнослужащих из Франции, Германии, Испании, Бельгии и Люксембурга. По мнению некоторых экспертов, именно «Еврокорпус» может стать основой формирования будущих ОЗСЕ.

В мае 1995 года Франция, Италия, Испания и Португалия договорились о создании Европейских оперативных сил быстрого реагирования (European Operational Rapid Force, Eurofor) для выполнения гуманитарных и миротворческих миссий в средиземноморском регионе. В настоящее время эти силы принимали и принимают участие более чем в 30 миротворческих миссиях преимущественно в Африке и Азии. В 1995 году была создана франко-британская Европейская авиационная группа (European Air Group, EAG) для содействия сотрудничеству британских и французских ВВС в операциях в регионе Персидского залива и на Балканах. В 1997 году к группе присоединились Бельгия, Италия, Испания, Германия и Нидерланды. В 1995 году были созданы Европейские морские силы (Euromarfor, EMF) с участием ВМС Франции, Италии, Португалии и Испании с целью осуществления таких операций как морской контроль, гуманитарные миссии и миротворческие операции в Средиземноморском бассейне.

Амстердамский договор ЕС 1997 продемонстрировал решимость Евросоюза играть самостоятельную роль на международной арене. Согласно этому договору, в случае соответствующего решения Европейского Совета предусматривалась сотрудничество стран ЕС в формировании общей оборонной политики, в военном планировании и реагировании на кризисы, участие в миротворческих операциях, а также в сфере совместного производства вооружений и военной техники (ВВТ). Осенью 1998 года были обнародованы основы Европейской политики безопасности и обороны (ЕПБО), в рамках которой 12 декабря 1999 на Хельсинской конференции ЕС была представлена ​​концепция Сил быстрого реагирования ЕС (The EU Rapid Reaction Force, RRF) и соответствующих структур военно-политического управления и планирования. При этом была признана прерогатива ООН при принятии решений о начале миротворческих операций. Данный проект был поддержан Вашингтонским саммитом НАТО в апреле 1999 года.

В 2004 году был утвержден принципиально новый подход к организации и функционированию вооруженных сил ЕС, заключался в формировании небольших мобильных подразделений на уровне усиленного батальона численностью до 1,5 тыс. Военнослужащих, названных «боевыми группами» (Battle Groups). Всего до 2007 года предполагалось формирование 6-10 таких групп. «Боевые группы» могли создаваться одной страной-членом ЕС, или совместно несколькими странами, при взаимодействии с Силами быстрого реагирования НАТО (NATO Respon

26 сентября с. г. в своем выступлении в университете Сорбонна в Париже президент Франции Эммануэль Макрона изложил свое видение дальнейшего развития Европы, отметив, что Европейский Союз нуждается в «культуры общей стратегии», чтобы коллективно действовать на международной арене. Он заявил, что «в начале следующего десятилетия Европа должна иметь общие силы быстрого реагирования, единственный оборонный бюджет и общую доктрину для действий». Е. Макрона также призвал к созданию Европейской академии по разведке для улучшения борьбы с терроризмом, совместных сил гражданской защиты от стихийных бедствий и полиции для защиты границ ЕС.

16 сентября 2016 Франция и Германия на неформальном саммите лидеров Евросоюза в Братиславе представили план создания «общей военной силы стран ЕС на уровне НАТО по оборонным потенциалом». 23 ноября 2016 Европейский парламент принял резолюцию о реализации Совместной политики безопасности и обороны (СПБО), содержащий положения о формировании в рамках Евросоюза военно-политической структуры для реализации коллективной обороны. В этом документе, в частности предлагалось создать многонациональное европейскую армию с целью военного реагирования на кризисные ситуации, гибридные угрозы и терроризм, представляющие угрозу для европейской безопасности. Однако 14 ноября 2016 на встрече глав МИД и военных ведомств стран-членов Евросоюза был одобрен план по имплементации новой Стратегии политики безопасности и обороны, не предусматривает создание единой европейской армии.

Процесс усиления оборонной политики ЕС в течение 2017 развивался достаточно динамично. 16 февраля с. г.. Европарламент поддержал резолюцию о создании объединенных вооруженных сил ЕС. В июне с. г. в Брюсселе был создан Центр планирования и управления военными операциями Евросоюза с целью консультирования генштабов ВС стран, в которых имеют место вооруженные конфликты.

В начале июня Еврокомиссия предложила для обсуждения документ о перспективах политики ЕС в сфере безопасности и обороны и, в частности, об усилении оборонительных возможностей Европы на период до 2025 года. Документ содержит конкретные предложения по созданию Европейского фонда обороны, ориентированного на повышение расходов государств-членов, выделяемых на совместную оборону. Комментируя этот документ, вице-президент Еврокомиссии, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Могерини отметила, что «Европейский Союз может помочь государствам-членам развивать военные возможности и более эффективно инвестировать в оборону. Мы прошли важный путь менее чем за год, и мы намерены продолжать в том же темпе ».

Выступая 9 июня с. г. в Праге на конференции ЕС высокого уровня по вопросам обороны и безопасности, президент Еврокомиссии Ж-К. Юнкер заявил: «Евросоюз не может больше использовать свое уважение к НАТО в качестве удобного алиби, чтобы отрицать необходимость наращивания собственных усилий в сфере обороны». По его словам, весь Евросоюз в целом тратит на оборону вдвое меньше, чем США, но даже при этом он добивается лишь 15% эффективности своих оборонных расходов.

13 сентября с. . президент Еврокомиссии Ж-К. Юнкер выступил в Европарламенте с ежегодным обращением «О положении Союза», в котором объявил о начале глубокой реформы ЕС согласно поданному Еврокомиссией в марте с. г.. «Белой книгой» о будущем Европы, содержит пять сценариев того, как может выглядеть ЕС в 2025 году. В частности, Ж-К. Юнкер предложил до 2025 года создать «полноценный Европейский оборонный союз». К конца 2017 года года Евросоюз намерен ввести в действие так называемое «Постоянное структурное сотрудничество» (Permanent Structured Cooperation, PESCO) стран-членов ЕС в военно-политической сфере. Государства ЕС, присоединяются к соглашению о PESCO, должны отвечать определенным критериям и брать на себя обязательства в оборонной сфере. 

Взаимодействие между НАТО и ЕС в оборонной сфере 

Одним из аргументов сторонников создания ОЗСЕ является утверждение о том, что НАТО является достаточно сложной бюрократической структурой, все решения в которой принимаются на основе консенсуса после длительных обсуждений и консультаций среди стран-членов. Если хотя бы одна страна из 29 стран-членов выступает против принятия определенного решения, то оно не принимается. Такая абсолютная демократия в некоторых ситуациях может доходить до абсурда. Например, по данным на 2016 год, самый маленький член НАТО Люксембург, численность армии которого составляет 900 человек (легкий батальон), а военный бюджет - 0550000000 долл., Может ветировать предложения мощного члена НАТО - США, численность ВС которых составляет 1, 4 млн военных и около 700 тыс. гражданских служащих, а военный бюджет - 619 млрд долл. Это абсолютно неприемлемо в случае возникновения критической ситуации на европейском континенте, когда страны ЕС должны немедленно реагировать и принимать решения на применение своих вооруженных сил для выполнения локальных задач, касающихся только стран Европы. Но на практике, почти всегда «меньшие братья по оружию» прислушиваются к мнению «больших братьев». Сегодня к усилению централизации в Евросоюзе призывает президент Еврокомиссии Ж-К. Юнкер. Так, в своем выступлении 13 сентября с. г. в Европарламенте он предложил при принятии некоторых внешнеполитических решений отказаться от принципа консенсуса и утверждать их квалифицированным большинством.

Одна из проблем функционирования НАТО заключается в том, что европейские партнеры США не очень охотно поднимают военные расходы до 2% от ВВП и США вынуждены обеспечивать около 70% бюджета НАТО дает повод некоторым антиамерикански настроенным политологам и экспертам утверждать, что НАТО - это проект США, к которому они «пристегнули» Канаду и европейские страны. По данным НАТО, в 2017 году только в 5 из 29 стран-участниц НАТО военные расходы в 2017 году составляют более 2% национального ВВП - это США (3,5%), Великобритания (2,1%), Греция (2, 3%), Польша (2,0%) и Эстония (2,14%). В 2017 году только одна Румыния войдет в число стран, которые достигли установленных НАТО 2% ВВП. В феврале 2017 глава Пентагона Джеймс Маттис заявил, что США могут сократить свои обязательства перед ЕС, если европейские партнеры не увеличат свой вклад в НАТО и свои военные расходы до 2%.

Общеизвестно, что бюджет НАТО - это совокупный оборонный бюджет его 29 стран-членов. В 2017 году он составил почти 946 млрд долл., При этом военный бюджет США составлял более двух третей общего объема бюджета НАТО - 619 млрд долл. Таким образом, военный бюджет 28 стран НАТО (без США) составил в 2017 году 327 млрд долл., Что примерно на 40 млрд долл. больше совокупного военного бюджета Китая и РФ в 2016 году (соответственно - 215 и 69 млрд долл.).

В настоящее время Евросоюз и НАТО имеют общие структуры для проведения взаимного информирования, консультаций и совместных заседаний на уровне представителей военных и оборонных ведомств, министров иностранных дел и послов. Осуществляются регулярные контакты между офицерами Международного секретариата НАТО и Военного штаба ЕС. Признавая за НАТО ведущую роль в поддержании безопасности в Европе и мире, ЕС получил право доступа к органам военного планирования НАТО, включая доступ к штабу Главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе в г.. Монс (Бельгия).

Что касается доступа ЕС к военным ресурсам НАТО для проведения операций войск ЕС, то этот вопрос регулируется в соответствии с общей Декларации НАТО и ЕС по Европейской политики безопасности и обороны, подписанного 16 декабря 2002. НАТО и Европейский Союз активно взаимодействуют в вопросе предотвращения и урегулирования кризисов и конфликтов как в Европе, так и за ее пределами в рамках международного проекта «Комплексный подход в урегулировании кризисов и операций», основное содержание которого заключается в эффективном применении набора военных и невоенных ресурсов. Важным условием эффективного взаимодействия между НАТО и ЕС в военно-политической сфере является исключение дублирования совместных действий. По мнению многих экспертов всего может возникнуть проблем и путаницы при распределении функций и задач НАТО и ОВСЕ.

В настоящее время руководство блока НАТО не видит противоречий между укреплением обороны Евросоюза и сильным Альянсом. 27 сентября 2016, в рамках встречи с главами министерств обороны стран-членов ЕС в Братиславе, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил: «Я приветствую дебаты, которые сейчас происходят вокруг вопроса об усилении европейской обороны и европейского оборонного сотрудничества, потому что нет противоречия между сильной европейской обороной и сильным НАТО, одно укрепляет другое ». По его словам, только прозрачный и открытый диалог между ЕС и НАТО поможет избежать дублирования.

Сторонники безальтернативности НАТО и они же противники создания ОЗСЕ настаивают, что только НАТО может быть наиболее эффективным инструментом сдерживания агрессивного курса России, а сторонники создания ОВСЕ параллельно с НАТО, указывают на то, что ответственность за защиту стран ЕС от России непосредственно лежит на странах Европы, поэтому нужно создавать именно европейскую армию. Вашингтон проявляет определенное беспокойство по европейской оборонной инициативы, опасаясь несогласованности и смешивания военно-политических функций НАТО и ЕС, уменьшение финансовых взносов европейских государств по программам НАТО, возникновения противоречий и несогласованности между США и Евросоюзом в процессе осуществления операций военного и миротворческого характера. По мнению некоторых американских экспертов, создание ОЗСЕ негативно отразится на эффективности и боеспособности НАТО.

Некоторые американские аналитики видят в проекте ОВСЕ прежде всего попытку уменьшить влияние Вашингтона в Европе, поэтому, на их взгляд, идея создания ОВСЕ противоречит интересам НАТО и США. К мнению американских коллег присоединяется ряд украинских экспертов и среди них профессор Г. М. Перепелица, который в интервью газете «День» от 23 ноября 2016 заявил: «пока существует НАТО - самостоятельный оборонительный союз ЕС не имеет никакой перспективы». Однако, по нашему мнению, после выхода Великобритании из Евросоюза открываются новые возможности для реализации совместных оборонных проектов в Европе, поскольку Лондон уже потерял право ветировать решения в этой сфере.

 ***

Часть 2. ОПК стран Европейского Союза 

Мощности оборонно-промышленного комплекса (ОПК) страны Евросоюза сегодня практически полностью удовлетворяют потребности национальных вооруженных сил и наверняка могли бы удовлетворить потребности ОВСЕ в случае их создания. С середины 90-х годов прошлого века в ЕС начала развиваться интеграция и кооперация в сфере ОПК. В настоящее время в структуре ОПК Евросоюза насчитывается около 800 фирм, в которых занято более 600 тыс. Сотрудников. Кроме этого, в сфере оборонного производства функционирует около 80 тыс. Фирм-субподрядчиков, в которых занято не менее 1 млн работников.

12 ноября 1996 министры обороны Великобритании, Франции, Германии и Италии основали Организацию общего вооружения (The Organisation for Joint Armament Cooperation, OCCAR), правовой статус которой был достигнут только в январе 2001 года, когда парламенты четырех стран-основательниц ратифицировали Конвенцию OCCAR. Бельгия и Испания присоединились к этой организации соответственно в 2003 и 2005 годах. Другие государства могут участвовать в программах OCCAR, не становясь государствами-членами. В рамках OCCAR предприятия ОПК стран ЕС сотрудничают в сфере исследований и технологий, гармонизации военных требований, безопасности информации и сохранения интеллектуальных прав.

Ключевую роль в консолидации ОПК стран ЕС играет созданное в 2004 году Европейское оборонное агентство (European Defense Agency). Основными направлениями его деятельности определены: развитие оборонного потенциала; содействие европейскому сотрудничеству в области вооружения; создание конкурентоспособного европейского рынка ВВТ; повышение эффективности европейских оборонных исследований и технологий. По данным Европарламента, в странах ЕС существует около 50 крупных компаний ОПК. В 2016 году они произвели вооружений на сумму около 100 млрд евро. В течение 1995-2016 гг. Страны-члены ЕС совместно разработали различные виды обычных вооружений. В настоящее время в странах Евросоюза производится 170 различных типов вооружений, 17 типов танков, 15 типов БТР и БМП, 29 типов боевых кораблей, 20 типов боевых самолетов, а также несколько десятков разновидностей вертолетов. Однако это не мешает европейским предприятиям ОПК сотрудничать с зарубежными партнерами. Так, США поставляют в страны ЕС двигатели для военных кораблей, участвующих в совместной разработке малозаметных истребителей-бомбардировщиков 5-го поколения JSF F-35. Доля американских ВВТ на европейском рынке составляет 18%.

К выходу из Евросоюза предприятия ОПК Великобритании разработали атомные подводные лодки типа Astute и к 2030 году планировали усилить ВМС стран ЕС авианосцами класса Elisabeth и боевыми кораблями типа 26 Destroyer, а сухопутные силы - боевыми машинами пехоты по программе FRES. На британскую компанию BAE Systems приходится 40% закупки вооружений для сухопутных войск в Европе. Поставки израильских ВВТ в страны ЕС на сегодня составляют около 1/5 всего импорта ВВТ странами ЕС, а в перспективе составят 1/3.

В конце 2016 года на плане по обороне и безопасности, утвержденном Советом ЕС было заложено формирование Европейского оборонного фонда (European Defence Fund, EDF), финансирование из которого будет направляться на совместные инновационные разработки стран Евросоюза в оборонной сфере, а также на совместные закупки новой военной техники. Финансовая поддержка будет предоставляться тем проектам ОПК, в реализации которых будут участвовать не менее трех европейских компаний. По некоторым данным, в 2017 году Европейский Союз выделит на «военные инновации» 90 млн евро, а к 2020 году эта сумма возрастет уже к 1500000000 долл., что позволит создать до конца текущего десятилетия 3-5 прототипов новых сугубо европейских систем вооружений. Начиная с 2020 года запланирован ежегодный объем финансирования фонда составит 5500000000 евро. Некоторые эксперты считают, что массированное вливание бюджетных средств в европейский ОПК может стать инструментом стимулирования европейской экономики в целом. 

ВТС между Украиной и странами Запада 

После прекращения военно-технического сотрудничества в августе 2015 году между Украиной и РФ, наше государство наращивает сотрудничество в сфере ОПК с США, Канадой и странами Евросоюза. Этому способствует рост расходов на нужды безопасности и обороны Украины в течение последних трех лет - с 90 млрд грн. в 2015 году до 130 млрд грн. в 2017 году и согласно проекту госбюджета-2018 - до 165 млрд грн. По прогнозам правительства, в 2019 году этот показатель составит 175 млрд грн, а в 2020 году - 187 млрд грн. На сегодня госконцерн «Укроборонпром» объединяет 105 предприятий ОПК, на которых работают сотни тысяч квалифицированных инженеров, техников и рабочих. На этих предприятиях европейские партнеры могли бы разместить совместное с украинскими компаниями производство ВВТ. В настоящее время предприятия «Укроборонпрома» сотрудничают с 20 странами.

Одним из перспективных направлений развития ВТС между Украиной и восточноевропейскими странами-членами НАТО модернизация старой советской военной техники без использования комплектующих и запчастей российского производства, в чем предприятия украинского ОПК достигли значительного прогресса. Украина могла бы размещать западную электронику на продукции отечественного ОПК, а также развернуть центры эксплуатации западной военной техники на своей территории. Наша страна готова сотрудничать с европейскими странами в разработке самолета дальнего радиолокационного обнаружения на базе отечественного Ан-148, а также в ремонте и модернизации старых советских зенитно-ракетных комплексов. За три с половиной года «гибридной войны» на Донбассе Украина накопила уникальный опыт, который можно было бы совместить с технологическими возможностями западных компаний.

Чтобы успешное сотрудничество с предприятиями ОПК Европы, предприятиям украинского ОПК следует открыть свои представительства в странах Евросоюза, а также пройти процедуру сертификации изделий на соответствие стандартам Альянса. Без соответствия украинских ВВТ этим стандартам их продажа в страны Европы практически невозможен. А Украине есть что предложить Западу. Например, украинская бронетехника, транспортная авиация, ракетное вооружение, а также радиолокационное оборудование по своим характеристикам ничем не уступают западным образцам. Но для стран НАТО, куда входят лидеры мирового экспорта вооружений, Украина интересна прежде всего как рынок, но не как поставщик ВВТ. С другой стороны, достаточно развит украинский ОПК позволяет на 70-80% обеспечивать сектор безопасности и обороны Украины современными ВВТ, дает Украине основания рассчитывать на партнерские отношения с западным ОПК.

В начале 2017 «Укроборонпром» обнародовал планы по переводу к 2018 году всего объема производства украинских ВВТ на стандарты НАТО, а это значит, что возврат к ВТС с Россией уже не может. Однако как ни странно, президент России В. Путин считает возможным «вернуться к кооперации с нашими украинскими партнерами в сфере ВПК, важно только, чтобы были созданы для этого соответствующие условия». Об этом он заявил в своем выступлении 25 апреля с. г. на выездном заседании Военно-промышленной комиссии РФ в Рыбинске. Под «соответствующими условиями» В. Путин наверняка имел в виду реставрацию пророссийской власти в Украине. Но не дождется. 

Проект Евроармии и украинско-российская конфронтация 

С началом агрессии России против Украины весной 2014 обсуждения идеи создания ОВСЕ значительно активизировалось как в различных структурах Евросоюза, так и на уровне отдельных стран, особенно в Германии и Франции, которые являются участниками «нормандского формата» на переговорах по урегулированию ситуации на Донбассе. В период вооруженного конфликта на Донбассе рядом государств-членов ЕС и НАТО Украина была предоставлена ​​значительная военно-техническое и военно-политическая помощь и поддержка. В частности, с весны 2014 начались поставки материально-технической и гуманитарной помощи, были направлены тренировочные миссии для подготовки кадров ВСУ, Национальной гвардии, Государственной пограничной службы и Национальной полиции Украины. Польша, Великобритания, Турция, Словакия, Норвегия, Франция, Нидерланды, Испания, Чехия, Албания, Литва, Латвия, Швейцария и Дания предоставили Украине суммарную военно-техническую помощь на сумму около 16 млн долл. Канада предоставила помощь на сумму 24 млн долл.

Страны, не входящие в ЕС и НАТО, Китай и Австралия предоставили суммарную помощь на сумму около 10 млн долл. Наибольшую помощь Украине предоставила Япония. Общий пакет помощи Украине со стороны Японии в декабря 2016 года достиг 2 млрд долл. Значительная часть этой суммы направлена ​​на укрепление обороноспособности Вооруженных сил Украины. По состоянию на 2016 год единственным государством, поставляла в Украину элементы летальных вооружений, была Литва, которая поставила 60 пулеметов КПВТ и 86 пулеметов ДШК, а также около 150 тонн боеприпасов. В период 2014-2017 гг. В подготовке украинских военнослужащих и специалистов приняли участие инструкторы из США, Канады, Великобритании, Германии, Франции, Швеции, Польши, Литвы и Эстонии.

В период с 2014 по 2016 гг. В США оказали помощь Украине на сумму более 600 млн долл., Из них 111 млн долл. на поставку нелетального снаряжения, оборудования и военной техники. 19 сентября с. г.. Сенат Конгресса США одобрил выделение 500 млн долл. (Около 13 млрд грн.) Для поддержки Украины в сфере безопасности и обороны. Согласно этому законопроекту США впервые поставят Украины летальные вооружение оборонного характера, в частности противотанковые комплексы FGM-148 Javelin, приборы противовоздушной обороны и наблюдения, военно-морские противоминные средства и корабли береговой охраны. Кроме того, предполагается, что украинские военные смогут проходить реабилитацию в американских медицинских учреждениях.

Президент Украины П. Порошенко, в этот день принимал участие в работе 72-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, отметил, что предоставление Украине оборонительного вооружения не остановит российскую оккупацию в Донбассе, но сможет сохранить жизнь многим украинским солдатам и «повысить стоимость "возможной широкомасштабной российской агрессии против Украины.

Мы часто слышим заявления еврочиновников различных уровней о том, что вопрос о вступлении Украины в НАТО преждевременно, поскольку, мол, ни Украина, ни само НАТО к этому сегодня не готовы и вряд ли будут готовы в ближайшие 5-7 лет и более. Так, 3 марта 2016 в своем выступлении на 14-х чтениях имени Норберта Шмельцера глава Европейской комиссии Ж-К. Юнкер заявил, что Украина не сможет в ближайшие 20-25 лет стать членом Евросоюза и НАТО. Подобные заявления мы слышим довольно часто, однако, украинцы - терпеливый народ и такие заявления западных политиков нас отнюдь не смущают. Никто и ничто нас уже не свернет с пути евроатлантической евроинтеграции. Ситуация в мире меняется очень быстро. Мало кто из европейских политиков мог предвидеть 4 года назад, что Россия аннексирует Крым и оккупирует часть украинской территории на Донбассе.

В этой ситуации возникает вопрос: если высшее руководство Евросоюза определяет зону ответственности будущей Евроармии в радиусе 4 тыс. Км от границ Евросоюза, то можно надеяться, что территория всей Украины попадет в эту зону. К тому же во многих документах НАТО и Евросоюза зафиксировано, что главная задача НАТО и будущей Евроармии заключается в том, чтобы защитить прежде всего Европу. Хотелось бы напомнить при этом стратегам НАТО и Евросоюза, географический центр европейского континента находится в районе города Рахова на Западной Украине.

Мы были бы очень благодарны нашим европейским партнерам, если бы они помогли нам провести небольшую спецоперацию - вернуть контроль украинских пограничников над 410-километровой участком российско-украинской границы в районе Донбасса. Если граница с Россией будет надежно закрыт, то кризисная ситуация в Донбассе будет быстро урегулирована, поскольку прекратятся поставки российских вооружений и боеприпасов пророссийским сепаратистам и террористам, руками которых Россия ведет свою прокси-войну против Украины. Если же наши западные партнеры не намерены при взаимодействии с украинскими вооруженными силами защищать Украину, опасаясь риска столкновения с Россией, то о какой тогда «европейской безопасности» вообще может идти речь? Какой смысл тогда имеют слова президента Еврокомиссии Ж-К. Юнкера, сказанные им в марте 2015 года в интервью немецкой газете Die Welt о том, что «единственная армия ЕС могла бы служить сдерживающим фактором, полезным во время кризиса в Украине, и в будущем защитить от угрозы военного вторжения страны, которые не входят в НАТО и в Евросоюз »?

К сожалению, мы являемся свидетелями того, что за резонансными заявлениями некоторых европейских топ-политиков зачастую не происходит никаких реальных действий. И мы очень печальный пример, когда 5 декабря 1994 в Будапеште великими державами был подписан «Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия», который Россия безнаказанно возбудила в 2014 году и нарушает до сих пор, раздувая пожар войны в центре Европы.

В проекте создания ОВСЕ большинство российских экспертов не усматривают «ничего хорошего» для интересов России на европейском континенте, поскольку, по их мнению, основной целью Евроармии будет не Африка, а Россия и соседние с ней страны, в которых компактно проживает значительное количество этнических русских. Российские эксперты считают, что все осложняется тем, что Евросоюз, в отличие от НАТО, не связанный с РФ никакими, даже чисто формальными «разграничительной» соглашениями в военной сфере. К тому же, сегодня атмосфера в отношениях между странами ЕС и РФ не способствует достижению каких-либо соглашений и договоренностей в военно-политической сфере. Российские эксперты также «опасаются», что в случае начала полноценного функционирования ОВСЕ, в странах Восточной Европы могут появиться военные базы Евросоюза без каких-либо сложных согласований с НАТО. Но при этом они почему-то «забывают», что сегодня вдоль западных границ Украины Москва уже сосредоточила сотни тысяч российских войск и именно Россия впервые после окончания Второй мировой войны аннексировала часть суверенного европейского государства - Украины, и уже более трех лет ведет против нее боевые действия в оккупированных ею районах Донбасса. 

Выводы 

Агрессия России против Украины активизировала и ускорила процесс формирования общей оборонной политики ЕС вне рамок НАТО. Усиление оборонного потенциала стран Евросоюза отвечает национальным интересам Украины, особенно в условиях политической и военной конфронтации с Россией, в которой большинство европейских стран являются союзниками и партнерами Украины. В случае создания ОВСЕ возможности Украины в сфере военно-технического сотрудничества со странами ЕС еще больше расширятся кроме его наращивания с НАТО. Однако мы не можем ждать до 2025 года, когда, по словам Ж-К. Юнкера, будет создан «полноценный Европейский оборонный союз», поэтому Украине стоит сотрудничать в военно-технической сфере с отдельными странами Евросоюза уже сегодня.

ОВСЕ никогда не смогут стать альтернативой НАТО хотя бы потому, что совокупный военный бюджет стран Евросоюза вряд ли когда-нибудь достигнет уровня военного бюджета США. А самое главное - ядерный потенциал США вряд ли когда-нибудь будет превзойден странами Евросоюза, которые никогда до этого не стремились и стараться не будут, надеясь на мощную «ядерный зонтик» США.

ОВСЕ вполне могут дополнять НАТО на региональном и локальном уровне, в частности в формате миротворческих операций, в то время как НАТО было и останется военной силой глобального уровня, прежде всего главным фактором сдерживания в мировом масштабе. Руководство НАТО и США не видят угрозы для своих интересов от оборонных проектов Евросоюза, поскольку они служат дополнением роли НАТО на европейском континенте. Сильная европейская политика безопасности и обороны будет способствовать дальнейшему укреплению НАТО.

На начальном этапе создания ОВСЕ могут участвовать не более 5-6 ведущих государств Евросоюза, прежде всего ФРГ и Франция. Хотелось бы надеяться, что это будут объединении вооруженные силы не только стран Евросоюза, но и стран всей Европы, что позволило бы Украине принимать в них участие, тем более, что такой прецедент уже есть в формате Литовско-польско-украинской международной миротворческой бригады (LitPolUkrBrig), созданной в сентябре 2014 года, поскольку Литва и Польша являются членами Евросоюза и НАТО. С другой стороны, LitPolUkrBrig могла бы стать основой будущих объединенных вооруженных сил стран-членов Балто-Черноморского союза в случае его создания.

На наш взгляд, подразделения европейских миротворцев имеют больше шансов выполнить миротворческую миссию на Донбассе, чем миротворцы ООН, поскольку Россия никогда не согласится на установку миротворцами ООН по контролю над 410-километровой участком российско-украинской границы, используя право «вето» в СБ ООН. Если же миротворцы будут введены в Донбассе по решению Европейского Совета и согласно мандату ОБСЕ, то Россия не сможет помешать реализации этого решения.


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.11.2017. Просмотров: 48

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta