Евангелие от Маркса

Содержание
[-]

Евангелие от Маркса

В предисловии к новому изданию Коммунистического манифеста известный историк объясняет, почему он не потерял актуальности и в настоящее время.

Огромен человечий океан,

Ни края не сыскать ему, ни меры,

Но снова: «Пролетарии всех стран…»

Встает над ним как грозный символ веры.

Сергей Наровчатов

Казалось бы, что можно сказать нового о документе, изданном более 150 лет назад и прокомментированном тысячи, а может быть, десятки тысяч раз на языках практически всех народов мира? Но издательство Common Place выпустило новое издание Манифеста коммунистической партии, предисловие к которому написал выдающийся историк Эрик Хобсбаум, к сожалению, ныне покойный, автор многочисленных работ о «долгом XIX веке» и «коротком XX веке», охватывающих период от Великой Французской революции до 1991 года. То есть в значительной мере именно тот период, когда возникли, возвысились и потерпели поражение, по крайней мере на данный момент, идеи коммунизма. И Хобсбаум показал, что, хотя коммунизм как политическое учение, связанное с советской системой, потерпел поражение, многие идеи, высказанные основателями коммунизма в его основополагающем документе, не устарели.

Стоит вспомнить, что Манифест был написан Марксом и Энгельсом по просьбе Союза справедливых, организации радикальных рабочих социалистов-утопистов, который был, уже после принятия Манифеста, переименован в Союз коммунистов. Так получилось, что Манифест вышел в свет непосредственно перед революцией 1848 года, которая охватила практически всю Западную Европу и стала, казалось бы, первым подтверждением его пророчества о грядущей мировой пролетарской революции. Однако на сам документ в пылу революционного пожара тогда мало кто обратил внимание, и о нем снова вспомнили уже после создания Первого Интернационала в 1864 году, а особенно в ходе суда над лидерами Социал-демократической партии Германии в 1872 году, когда обвинение зачитало Манифест в зале суда как документ, подтверждающий подрывной характер партии. Ведь он провозглашал, что цели коммунистов «могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя».

С этих пор начались его новая история и победное шествие по миру. Хотя само название «коммунистическая партия» тогда не прижилось. Лидеры возникавших по всей Европе рабочих партий, куда в том числе вошли последователи Маркса и Энгельса, предпочитали называть свои партии рабочими и социал-демократическими. И только в 1918 году в России вождь русской революции предложил переименовать большевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии в Коммунистическую, поскольку считал, что именно это слово правильно отражает суть марксистского учения. После этого такие партии возникли практически во всех странах мира, коммунистическая идеология стала одной из самых влиятельных в истории человечества со времен распространения христианства и ислама, а Манифест стал одной из самых издаваемых в мире книг и как бы презентацией коммунистического движения, его целей, задач и перспектив. Хотя, думается, мало кто из адептов коммунизма критически вчитывался в этот текст, увлекаясь, скорее, афористическим его стилем. Ведь именно оттуда пришли слова о «призраке коммунизма», о том, что «история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов», «из всех классов, которые противостоят буржуазии, только пролетариат представляет собой действительно революционный класс», «рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет». И многое другое. И наконец, самые знаменитые слова: «Пусть господствующие классы содрогаются перед коммунистической революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

«В Манифесте, — пишет Хобсбаум, — было два сильных утверждения». Первое: капитализм, несмотря на его триумфальное шествие, которое не завершилось до настоящего времени, — преходящий способ производства, всего лишь еще одна стадия в истории человечества, которое пережило уже несколько вариантов экономической организации. Второе: тем не менее капитализм обречен на достаточно долгое существование, в ходе которого он не остановится, пока не преобразует весь мир. И мы тоже присутствуем при этом процессе. Как писали в Манифесте сами классики, «буржуазия не может существовать, не вызывая постоянных переворотов в орудиях производства… Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продукции гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться… Под страхом гибели заставляет принять буржуазный способ производства…» И даже знаменитое пророчество авторов Манифеста, которое в момент его написания казалось риторическим преувеличением, что капитализм разрушает традиционные социальные институты, в том числе семью, оказалось пророческим. Сегодня, как замечает Хобсбаум, около половины детей в странах Запада рождаются или воспитываются матерями-одиночками, а половина семей в больших городах состоит из одного человека.

Победоносное развитие капитализма, по мысли авторов Манифеста, породило его же могильщика — пролетариат. В конце концов он должен был уничтожить капитализм, на месте которого должна появиться ассоциация свободных людей, «в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Но, по мнению Хобсбаума, Манифест нельзя толковать детерминистски. Он указывает возможности, которые могут быть реализованы только благодаря политическому действию, только благодаря человеческой воле. Как в конце жизни сказал Энгельс: «Движение все, конечная цель — ничто».

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Механик

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.05.2014. Просмотров: 241

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta