Еще раз о проблемах угольной и атомной энергетики Украины

Содержание
[-]

***

Страна ДТЭК: как непризнанная монополия вертит Украиной 

Государство имитирует войну с Ахметовым вместо ликвидации хотя бы “его” бизнеса. На самом деле покончить с монополией Ахметова и стоящего за ним Кремля в энергетическом секторе Украины - просто. Спросите у тысячи людей: Ахметов – монополист?

Знакомые с этим словом скажут "да". Но решения единственного уполномоченного органа – Антимонопольного комитета – о монополии ДТЭК речи нет. А значит, самая большая бизнес-империя, влияющая на доходы каждого домохозяйства и национальную безопасность, в глазах государства остается обычным субъектом хозяйствования, отмечает  LB.ua. Соответственно, регулируется одинаковыми для всех правилами, несет ответственность наравне со всеми и пользуется теми же правами, что и рядовой микро-бизнесмен. Владельцем вертикально-интегрированной группы ДТЭК является бизнесмен Ринат Ахметов (Формальным владельцем: Ринат Ахметов — миф - Аргумент). Самый богатый человек, контролирующий четверть ВВП страны (якобы - Аргумент).

ДТЭК должна была получить метку «монополист» от АМКУ еще в 2010-2012 годах. В этот период благодаря разрешениям Комитета и «правильной» приватизации группа получила контроль за 70% тепловой генерации и 80% добычи угля. Тогда ДТЭК получила разрешения АМКУ на приобретение контроля над предприятиями тепловой генерации: 

– ПАО «Захидэнерго» (решение 09.11.2011 № 661-р); 

– ПАО «Днепроэнерго» (решение 21.12.2011 № 778-р); 

а также крупнейшими областными энергоснабжающими компаниями: 

– ПАО «Киевэнерго» (решение 09.11.2011 № 662-р); 

– ПАО «Донецкоблэнерго» (решение 21.12.2011 № 779-р); 

– ПАО «Днепрооблэнерго» (решение 14.03.2012 № 167-р); 

а также угледобывающими предприятиями: 

– ОДО «Шахта «Белозерская» (решение 27.12.2011 № 815-р); 

– ГП «Добропольеуголь» (решение от 23.12.2010 № 704-р); 

– ГП «Ровенькиантрацит» (решение от 05.10.2011 № 568-р); 

– ГП «Свердловантрацит» (решение 05.10.2011 № 569-р). 

Также были приобретены угольные активы в РФ – в состав ДТЭК вошли ОАО «Шахтоуправление «Обуховское», ОАО «Донский антрацит» (решения от 06.06.2012 № 337-р и № 338-р). С тех пор свет и тепло в наших домах, как и цена за электричество, зависят не только от государства, но и менеджеров Ахметова. 

ДТЭК занимает особенно влиятельное место в энергосистеме Украины. Прежде всего, благодаря продуманной политике поглощений активов. Группа не пыталась собирать все подряд. Внимание сконцентрировалось на важнейших, без которых функционирование системы невозможно. А именно – маневровые мощности (теплоэлектростанции и уголь), которые, в отличие от того же «Энергоатома», позволяют прикрутить объем поставленного в энергосистему электричества, когда спрос падает, или докрутить – когда растет. 

Энергосистема Украины не будет работать без ТЭС и шахт ДТЭКа. И не важно, сколько атомных блоков будет функционировать и каким будет объем импорта. Последнее слово все равно будет оставаться за ДТЭКом. Такой подход позволил, инвестируя минимум, получать максимум власти и конвертировать ее в большие доходы. Когда группе (то есть стоящей за нею России и ее спецслужбам - Аргумент) нужно было надавить на государство, чтобы получить больше доходов, его энергоблоки внепланово выходили из строя, а на складах не хватало угля. 

Угрозой веерных отключений ДТЭК в 2016 году добилась принятия НКРЭКУ формулы расчета цены угля «Роттердам+», что повысило стоимость электричества. (Формула «Роттердам+» предусматривала оплату ДТЭКу расходов на транспортировку угля из портов Роттердама, хотя на самом деле этих расходов не было, потому что использовались угли исключительно украинской добычи. – А.З.). Так они перевели на население потери колебаний курса долларовых кредитов, полученных до 2014 года благодаря ошибкам их менеджмента. Вместе с ущербом от активов, утраченных на временно оккупированных территориях и поврежденных в результате боевых действий.

В 2020 году группа такими же методами добивалась повышения прайскепов (установленная ​​НКРЭКУ максимальная цена, по которой электроэнергию можно продавать бизнесу на украинском энергетическом рынке. – А.З.). И хотя этой цели не достигла, но получила другие профиты: начиная с закрытия дела «Роттердам+», заканчивая несколькими выгодными для другого бизнеса Ахметова решениями регулятора, Укрзализныци и ВР. 

Сегодня наблюдаем схожий сценарий. Энергоблоки выходят во внеплановый аварийный ремонт, на складах не хватает угля, а ДТЭК требует повысить цены на электроэнергию и разделить с ними расходы на «зеленый переход». Говорить, что это исключительно циничный шантаж – неправильно. Это микс: от привычки перекладывать риски бизнеса на потребителя и государство, расслабляющей менеджмент и плодящей еще больше ошибок, до необходимости иметь больше денег на содержание «политической машины», без которой невозможно контролировать четверть ВВП страны. 

Однако при любых условиях ДТЭК не могла бы так играть монопольными мышцами, если бы антимонопольные законы действовали на практике, а не только декларировались на бумаге. Сам факт признания ДТЭК монополистом существенно ограничил бы возможности для давления, дисциплинировал бы менеджмент и снизил аппетиты владельца. Так, если бы ДТЭК признали монополистом, то: 

– за злоупотребление монопольным положением компании грозило бы принудительное разделение от АМКУ; 

– штрафы за нарушение достигали бы миллиардов гривен, а не 1,7 млн, которые налагает НКРЭКУ; 

– АМКУ не давал бы им больше разрешений на приобретение новых активов; 

– от АМКУ применялось бы более строгое регулирование (поведенческие обязательства): что можно делать, чего нельзя, на что нужно согласование и какие практики нужно изменить; 

– государство должно было бы постоянно и строго мониторить деятельность компании; 

– любые ее дефектные действия рассматривались под углом антимонопольного законодательства. 

Понятно, что Ахметова такие перспективы не привлекают, ведь доходность и работа его бизнеса еще больше зависела бы от чиновников и политиков. Поэтому возможности группы и собственника пока успешно используются, чтобы не допустить признания монополии. 

Единственная за десятилетие попытка государства сделать это датирована 2015 годом. Тогда в АМКУ обратились “Укрэнерго” (из-за создания ДТЭК угроз национальной безопасности) и НКРЭКУ (из-за искусственного завышения цены угля и, как следствие, цены электричества). В ходе рассмотрения дела Комитет установил, что группа компаний ДТЭК вместе с ГП «НАЭК «Энергоатом» на рынке генерации электроэнергии имеют существенные рыночные доли; рыночная власть Группы компаний ДТЭК дополнительно усиливают ее вертикальную интеграцию (производственная цепочка, включающая добычу угля, генерацию, передачу и распределение электроэнергии и значительный объем потребления электроэнергии предприятиями, связанными отношениями контроля). При этом тогда, в 2015 году, ДТЭК добровольно было готово продать часть собственных активов, о чем официально сообщал. 

В 2016 году АМКУ должен был рассмотреть отчет об исследовании рынка электроэнергии и признать ДТЭК монополистом. Но текст отчета был достаточно сыр для того, чтобы выдержать судебные атаки дтековских юристов. А заседание сорвалось из-за сообщения о заминировании и эвакуации персонала Комитета. Второй попытки не было. И хотя в АМКУ оставалось дело о злоупотреблении ДТЭК монополией, было понятно, что будет двигаться оно в сторону «почему нет». Что и подтвердилось в декабре 2018 года, когда Комитет закрыл его с выводом, что ДТЭК – не монополист и не может злоупотреблять. 

АМКУ обосновал это так: в генерации ДТЭК нет рыночной власти, потому что цену и другие условия определяют чиновники; добытый уголь ДТЭК продает сама себе, это не рынок, а внутригрупповые транзакции, на которые монополии быть не может. И это вроде бы выглядит логично, если на вопрос “почему так?” отвечать, ориентируясь исключительно на теорию и не учитывая практику. Но подходы АМКУ к определению монополии «на прошлое» при расследовании нарушений отличаются от подходов «на будущее» при моделировании при предоставлении разрешений на новые приобретения. И если будущее АМКУ моделирует в большинстве своем на теории, то прошлое должно оценивать, основываясь и на практических аспектах. 

А практика «страны ДТЭК» такова, что, несмотря на полномочия регуляторов, группа, в том числе благодаря контролю за добычей угля, добивалась от государства своего. Цены и льготы, позволявшие удерживать первую позицию в Forbes. Ибо любая гипотетическая альтернатива была либо абсолютно невыполнимой, либо существенно более дорогой, в том числе благодаря дтековским виртуозам-лоббистам. Объективно государству ничего не мешало: 

– признать их монополистом и регулировать; 

– не давать разрешения на приобретение новых активов; 

– развивать добычу на государственных шахтах и ​​преодолевать коррупцию; 

– назначать профессиональных чиновников, которые не подвергались бы влиянию их лоббистов; 

– укреплять государственный энергосектор для конкурентного давления на ДТЭК; 

– принимать качественные законы и объединиться с европейской энергосистемой; 

– справедливо наказывать в разумные сроки и прочее. 

Но этого не делали. В том числе из-за зависимости этих шагов от политиков. А политиков – от телеканалов и денег лидера Forbes. Сегодня мы снова ходим по тому же кругу. Ничего из перечисленного не сделано. А непризнанную монополию ДТЭКа власти лечат (делают ли вид) «подорожниками» - просрочкой уплаты 3 млрд или декларативного закона о критической инфраструктуре. Ни один шаг власти за последние месяцы обострения отношений между Банковой и Ахметовым не будет иметь стойкого эффекта. Это как «глубокая обеспокоенность» в ответ на «вооруженную агрессию». Ни к чему, кроме увеличения давления и аппетитов, оно точно не приведет.

Автор Агия Загребельская, основательница «Лиги антитраста»;  опубликовано в издании  "LB.ua"

Источник - http://argumentua.com/stati/strana-dtek-kak-nepriznannaya-monopoliya-vertit-ukrainoi

*** 

Атомная энергетика: плюсы и минусы американской технологии для Украины 

"Энергоатом" и компания Westinghouse договорились построить два новых энергоблока на Хмельницкой АЭС. Атомщики спорят, какие именно реакторы уместнее строить. Эко-активисты указывают на риски избранной правительством стратегии.

В Украине "большое строительство" президента Владимира Зеленского очевидно расширяется теперь не только на дороги и социальную инфраструктуру, но и на атомную энергетику, отмечает издание "DW". Украинская национальная энергокомпания "Энергоатом" и американская Westinghouse несколько дней назад в Киеве подписали соглашение о строительстве двух новых атомных энергоблоков по технологии АР1000 на площадке Хмельницкой атомной станции (АЭС).

Таким образом, сделан первый шаг в направлении реализации меморандума между этими компаниями, который был подписан в августе в ходе визита президента Украины Владимира Зеленского в США. В документе предусмотрено, что в Украине кроме блоков на Хмельницкой АЭС планируется построить еще четыре блока по технологии Westinghouse АР1000 - по одному на всех украинских атомных электростанциях, а именно на Хмельницкой, Ровенской, Запорожской и Южно-Украинской АЭС. Общая стоимость проекта должна составлять 30 миллиардов долларов. 

"Мы изменили отношение к атомной генерации, государство считает атомную энергетику основой энергетики страны, - заявил в Киеве министр энергетики Украины Герман Галущенко. - Энергетический кризис, который сейчас происходит в Европе и мире, подталкивает к пониманию, что именно атомная энергетика - это наше декарбонизированное будущее". А глава НАЭК "Энергоатом" Петр Котин подчеркнул, что Украина ставит своей целью до 2040 года увеличить атомные мощности до 24 ГВт, то есть построить еще 14 новых атомных энергоблоков.

Новая атомная технология для Украины 

В настоящее время Украина эксплуатирует 15 энергоблоков, оснащенных водо-водяными энергетическими реакторами (ВВЭР) еще советской разработки. Их общая электрическая мощность составляет около 14 ГВт. На шести украинских энергоблоках используется топливо компании Westinghouse. Реакторы АР1000, разработанные Westinghouse, в Украине еще не эксплуатировались. 

AP1000 – это двухконтурный водо-водяной ядерный реактор с электрической мощностью свыше 1 ГВт, ставший первым реактором поколения III+, получивший сертификат Комиссии США по ядерному регулированию. Эксперты отмечают плюсы новой технологии, поскольку реактор AP1000 отличается своими пассивными системами безопасности, рекордно коротким сроком перегрузки топлива, а значит, высокой эффективностью, достигающей 90-92 процентов. При этом такой мощный реактор занимает относительно небольшую площадь. "Советские энергоблоки рано или поздно нам придется заменять. И уже сейчас нужно искать, чем их заменить. Это должны быть новые технологии. Поскольку, как ни крути, каждый второй киловатт электроэнергии в Украине произведен АЭС", - отмечает директор по исследованиям аналитического центра. Дикси Групп Роман Ницович. 

Тем временем в Westinghouse надеются на расширение заказов со стороны Украины. "Мы ждем того момента, когда реакторы АР1000 появятся здесь. Украина имеет большое количество вызовов в энергетике и постепенно должна вывести из эксплуатации реакторы российского типа и построить новые станции. Мы можем помочь развивать безуглеродные технологии и поддерживать высокие стандарты ядерной безопасности", - сказал в Киеве при подписании соглашения генеральный директор Westinghouse Патрик Фрагман, слова которого цитирует пресс-служба НАЭК "Энергоатом".

Целесообразнее ли малые модульные реакторы? 

В то же время даже среди атомщиков хватает критиков пути, избранного нынешним правительством Украины. К ним относится и член коллегии Государственной инспекции ядерного регулирования Украины Ольга Кошарная. По ее мнению, заменить существующие критически изношенные атомные энергоблоки целесообразно, но дополнительное увеличение количества атомных блоков, а соответственно и мощности неоправданно.

"У нас проблема не в мощностях, а в маневрировании этими мощностями, поскольку система не сбалансирована. Поэтому говорить о строительстве новых и таких крупных блоков - это не привязано ни к стратегии, ни к планам моделирующего потребления Укрэнерго, которое моделирует потребление электроэнергии, привязываясь к развитию экономики. Это просто дешевый пиар", - считает Кошарная. Она указывает, что сейчас Украине следовало бы сконцентрироваться на изучении экономической целесообразности и строительстве малых модульных реакторов мощностью 100 МВт, которые дадут большую маневренность для энергосистемы страны. 

Кошарная обратила внимание еще и на такой аспект. "Сама технология AP1000 хорошая. Но в Украине есть закон о рынке электроэнергии, где четко написано, что на все новые генерирующие мощности, независимо от вида генерации, должен проводиться конкурс. На эти генерации конкурс не проводили, а просто дали карт-бланш американцам, хотя есть также хорошие энергоблоки и в Южной Корее, во Франции", – говорит Кошарна.

Недостроенное хранилище ядерного топлива 

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко также считает, что потребности критически увеличивать в Украине количество и мощность атомных энергоблоков нет, поскольку это неоправданно и дорого. Ведь только на строительство двух атомных энергоблоков на Хмельницкой АЭС по технологии АР1000 потребуется примерно 10 миллиардов долларов. По его словам, деньги на строительство "Энергоатом" ссудит у американского Экспортно-импортного банка и украинцы должны будут отдавать кредит следующие 17 лет. 

"Я не вижу сейчас реальных финансовых механизмов, которые могли бы обеспечить это большое строительство. Закладывать эти инвестиции в тариф электроэнергии? Сейчас стоимость электроэнергии для украинцев не низкая и она будет еще и повышаться. Поэтому думаю, что этот проект еще надо очень серьезно анализировать перед тем, как начинать", – убежден Владимир Омельченко. Он отмечает, что "Энергоатому" следует сконцентрироваться на достройке Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива, построенного уже на 90 процентов, которое необходимо для надлежащего функционирования атомной энергетики Украины.

Экоактивисты: рискованная стратегия 

Пока атомщики спорят вокруг вопроса, какие именно атомные реакторы строить, критика планов украинского правительства прозвучала со стороны эко-активистов. "Намного лучше использовать деньги и время на энергоэффективность и развитие системы малых генераций", - считает, в частности, представитель общественной организации "Екодія" Александра Заика. Ранее эксперт немецкой общественной экологической организации Germanwatch Мартин Шен-Чанишвили (Martin Schön-Chanishvili) также выражал свой скепсис по усиленному развитию атомной энергетики в Украине. По его мнению, хотя атомную энергетику действительно теоретически можно использовать как замену электрогенерации из угля и газа, но для Украины, учитывая ряд до сих пор не решенных проблем, это выглядит как рискованная стратегия. "Речь идет в первую очередь о безопасности, средствах, зависимости от импорта ядерного топлива. Они (эти проблемы. - Ред.) отвечают классическим проблемам атомного сектора во всем мире, но в украинских условиях весят еще больше", - предостерег эксперт в разговоре с изданием "DW".

При этом, добавил Шен-Чанишвили, у Украины есть отличный потенциал в юго-восточной Европе относительно использования солнца, ветра и биомассы для генерации электрической и тепловой энергии. "Если бы я был на месте украинского правительства, я бы предпочел энергоэффективность и развитие возобновляемых источников энергии для полноценной энергетической трансформации. Это дешевле, проще и безопаснее", - уверен эксперт.

Автор Лилия Ржеутская,  опубликовано в издании  "DW"

Источник - http://argumentua.com/stati/atomnaya-energetika-plyusy-i-minusy-amerikanskoi-tekhnologii-dlya-ukrainy


Об авторе
[-]

Автор: Агия Загребельская, Лилия Ржеутская

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.12.2021. Просмотров: 54

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta