Един ли в России наш народ и кто такой — русский?

Содержание
[-]

Итоги опроса о национализме в стране

Быть националистом — это хорошо или плохо? А житель России — националист? Эти и схожие вопросы задаёт себе большинство наших соотечественников, чему подтверждение — ажиотажный интерес к опросу ИА REGNUM про национализм в России, в котором всего за две недели приняли участие 105 053 читателя.

Основа любой псевдоисторической мифологии — убеждение в исключительности своего народа и в особой несправедливости по отношению к нему со стороны более мощных соседей по общему дому. Это отчётливо видно из истории и последних лет Советского Союза и первых десятилетий новой России, не говоря уж об известных событиях в сопредельных странах. Поднятый на щит список невзгод, по логике его составителей, должен компенсировать неизбежный при объявлении независимости разрыв экономических связей и технологических цепочек. И попутно обеспечить внешнюю поддержку в надежде на силовое взыскание компенсаций у бывшего «угнетателя», что стало уже своего рода классикой жанра. Поэтому самоощущение народов России в плане её стабильности исключительно важно. Что же показал наш опрос?

Среди участников опроса большинство — русские, далее следуют татары, украинцы, белорусы, армяне, чеченцы, азербайджанцы. К другим национальностям отнесли себя 8% наших респондентов. К самым же многонациональным территориям России следует отнести Северо-Кавказский, Дальневосточный, Приволжский и Сибирский федеральные округа, ситуация в которых как объектах наиболее вероятных устремлений сепаратистов и их покровителей должна рассматриваться наиболее пристально.

Большинство респондентов (41%) считает жителей России единым народом. С тем, что речь идет только о союзе разных народов, но не о едином народе, согласны 29% опрошенных, и почти 16% видят разобщенность между народами нашей страны. То есть сомневающихся в том, что народ у нас один, большинство — 45%. Что, впрочем, не отвергает самого единства народов России, вовсе не предполагающего тотальной ассимиляции, в которой нас пытаются обвинить иностранные правозащитные организации со скрытым финансированием и их отечественные «стипендиаты».

В том, что жителей России можно назвать единым народом, больше прочих респондентов уверены даже не русские (43%), а татары (47%). Респонденты этих двух национальностей по прочим вариантам ответов вообще практически созвучны друг другу. Среди остальных соотношение качественно такое же, правда, с гораздо более скромными пропорциями. Так, в том, что жители России — один народ, вобравший в себя разные этносы, уверены 39% принявших участие в опросе белорусов, 36% армян, 35% азербайджанцев и 29% респондентов, представляющих иные наши народы. При этом среди всех них доля считающих нас одним народом превышает число тех, для кого Россия — союз разных народов. Те, кто считает, что народы наши разобщены, почти среди всех названных групп находятся в меньшинстве: их от 13% среди русских и татар до 24−25% среди азербайджанцев и украинцев соответственно.

Среди участвовавших в опросе чеченцев мнения о том, что все мы представляем один народ, придерживается лишь пятая часть, 23% считают, что мы — союз народов, а почти половина — 49% — указывает на разобщённость народов России, в том числе — и внутри них самих. Такое мнение заметно выделяется на фоне представителей прочих народов и явно связано с известными трагическими событиями, которые начались 25 лет назад с подачи новых властей «свободной» России.

На разобщённость народов также указывают и респонденты из Чукотского АО (52% — лидеры антирейтинга), обошедшие чеченцев (42%), опрошенных из Ингушетии (39%), Еврейской АО (32%) и Карачаево-Черкесии (27%). С причинами попробуем разобраться ниже.

Особняком стоят представители других наших народов, где мнение о разобщённости с несущественным преимуществом выходит на первое место: таких 31% против упомянутой выше доли в 29%, считающих россиян одном народом, и 28% считающих Россию союзом народов, в соответствии с текстом государственного гимна.

Однонаправленные ответы на основополагающий для нашей страны и культуры вопрос разделились довольно радикально. В том, что русские — только национальность, уверена лишь треть самих русских респондентов, составляющих большинство среди опрошенных. Что (помимо отсутствия приверженности национализму) может указывать и на кризис самоидентификации, свойственный народу, находящемуся в активной завершающей фазе взаимной ассимиляции.

В том, что русскость означает скорее гражданство, культурную общность, да и состояние души, уверены 63% опрошенных, причем среди русских так думают две трети. Среди белорусов сторонников таких мнений — 68%, украинцев — 63%, татар — 58%, армян — 54% и азербайджанцев — 48%. У представителей этих народов культурная и прочая общность в определении русскости доминирует с двукратным преимуществом.

Татары склонны считать русских отдельной национальностью в большей степени (38%), чем сами русские (34%), это же мнение разделяют армяне (43%) и азербайджанцы (46%). Среди представителей других народов в «русской национальности» русских уверена доля респондентов в 34,5%, что соответствует медианному значению, а признают русскость основой гражданской и культурной общности более половины — 54% опрошенных.

Опять же особняком стоят чеченцы, 43% которых считают русских отдельной национальностью, а почти столько же (41%) полагают, что слово «русский» — это синоним нашей общности. Среди чеченцев также максимальна доля не определившихся — 16%, на втором месте в рейтинге затруднившихся следуют украинцы (8%).

Мнение чеченцев отчасти схоже с данными опроса по Северо-Кавказскому федеральному округу, где 46% (максимум по округам) склонно считать русских скорее народом, отдавая, впрочем, преимущество культурно-государственной общности на русской основе (так думает практически половина). Но ближе всего чеченское мнение позиции респондентов из стран Закавказья (49% — «русский — национальность», 45% — «русский — общность»). Ощущение русской общности минимально среди принявших участие в опросе жителей Ингушетии (четверть из них), Дагестана (ровно треть) и Чечни (тоже треть, что меньше), а также Карачаево-Черкесии, где доли сторонников «русской общности» и такой же национальности почти выравниваются (49,2% к 50,8%).

Мнение в целом по опросу даёт основания для не вполне здорового, но всё-таки оптимизма. Так, количество не считающих свой народ угнетённым (62%) практически в два раза выше наблюдающих гнёт и несправедливость к соплеменникам (32%). Но сначала о хорошем.

Наиболее довольны отношением к своему народу армяне (соотношение равно 7), татары (4,6) и белорусы (4,2). Удовлетворённость, близкую к средней (соотношение 2), показали азербайджанцы, украинцы (2,1), русские (1,9) и представители других народов (1,7).

Три четверти опрошенных на вопрос этот стройно и однонаправленно ответили в доброжелательном ключе. Кстати, женщины уделяют национальному вопросу несколько больше внимания («за» — 70%, тогда как у мужчин — 75%). Чуть ниже медианного значения находятся показатели респондентов детородного возраста — от 18 до 40 лет, но и среди них 70% относятся к браку с представителем/представительницей другого народа положительно. А вот наивысшей отметки позитивное отношение к межнациональным бракам достигает в пенсионном возрасте — 80%.

Зависимость от вероисповедания опрошенных тоже имеется, хоть и не меняет общей картины: православные несколько позитивнее настроены по данному вопросу (три четверти — «за», 15% — «против»), чем мусульмане, среди которых почти две трети за межнациональные браки, а почти четверть — против. Что объясняется и большей традиционностью мусульманских семей, и мощным давлением на отечественную исламскую общину со стороны зарубежных религиозных центров, которому она противостоит.

Из всех опрошенных наибольший позитив к межнациональным бракам проявили белорусы, украинцы и армяне (82%, 80% и 75% соответственно). А минимальный — чеченцы: единственные, среди которых противников таких браков (48%) больше, чем сторонников (44%). Схожее распределение долей мнений и по Чеченской Республике (50,5% — «против», 42% — «за»). Радикальнее расхождение только на Чукотке (48% «против»), 40 — «за». В соседней Чечне Ингушетии позитив (46%) уже превосходит негатив (ровно треть мнений). А вот татары, русские и представители других народов показали практически идентичный результат (73−74% — «за», около 16% — против).

«Поскреби русского — найдёшь татарина», гласит русская народная поговорка. Сторонникам этнической чистоты стоит лишний раз вспомнить/посчитать своих предков: все ли из них были «правильного» происхождения? И с удовлетворением отметим: да, «инородцы» в моём роду (ведь так, бабушка?) всё-таки были. Или таки нет?

Совсем не удивило, с учетом уже приведенных выше данных, почти двукратное превышение доли чеченцев, уверенных в своей моноэтничности (52%), над теми из них, кто знает о наличии у себя предков иной национальности (30%). Совершенно неожиданно другое: следующими за чеченцами в условном рейтинге моноэтничности следуют русские, с соотношением в 1,4 раза в пользу «несмешанных» предков.

У всех прочих национальностей и групп — соотношение в пользу родственников из числа представителей разных народов. Среди принявших участие в опросе татар таковое соотношение максимально и почти троекратно, среди азербайджанцев и украинцев — 2,4, среди армян — 2,1, среди белорусов — 1,9, и среди прочих наших братьев иных национальностей — 2,3.

По моноэтничности (совсем не обязательно именно русской) из федеральных округов на первом месте стоит Центральный ФО (с соотношением в 1,5), за ним идут Москва (1,3), Северо-Западный (1,1) и Дальневосточный (1) округа. В остальных многонациональность происхождения преобладает: в Северо-Кавказском и Сибирском округах — всего в 1,1 раза, в Уральском и Южном — в 1,25 раза, в Приволжском — в 1,3 раза.

Из субъектов РФ на первом месте по моноэтничности стоит Чечня, за ней идут Ивановская и Ярославская области, после которых расположились Ингушетия, Рязанская, Воронежская и Тамбовская области (рассмотрены субъекты Федерации, в которых моноэтничность, по данным опроса, определена в 50% и более). Наиболее многонациональными по своему происхождению оказались респонденты из Башкирии: их втрое больше, чем моноэтничных. Высокий показатель (с соотношением 2,6) также в Удмуртии и Северной Осетии (соотношение 2,6).

Анализ по возрастным группам выявил интересный факт: многонациональность происхождения превышает мононациональность начиная с 51-летнего возраста и старше. Среди тех, кто моложе, доминирует моноэтничность, которая растёт с убыванием возраста и достигает максимума в группе 18−30 летних (в 1,8 раза!). Правда, среди школьников соотношение меньше (1,3 раза), но и неинформированность их о своём происхождении катастрофически велика (39% против 30% среди 18−30-летних).

Хотя почти 29% опрошенных с национальной нетерпимостью никогда не сталкивались, а большинство — 47% — были свидетелями или даже участниками конфликтов, которые лишь казались межнациональными, а на поверку были бытовыми или же с использованием национальности как предлога. Тем не менее почти четверть опрошенных были либо свидетелями, либо непосредственными участниками конфликта на национальной почве, что очень много.

29% русских и татарских респондентов никогда не сталкивались с проявлениями национальной неприязни. Больше — 35% — только у белорусов. Максимальная же доля участников либо свидетелей межнациональных конфликтов — среди чеченцев (55%). 27% чеченских респондентов сообщили об участии, прямом или косвенном, в межнациональных конфликтах, а 28% сообщили от имевшей место в отношении них дискриминации. Очень часто сталкивались с национальными конфликтами армяне и азербайджанцы (по 42%), причём 11% как тех, так и других, напрямую участвовали в межнациональных конфликтах либо лично их наблюдали. Опять же армяне и азербайджанцы пожаловались на дискриминацию, причем снова в равной степени (по 31%). Была ли та дискриминация реальной либо в качестве таковой люди восприняли вездесущую нелепицу и несправедливость наших реалий — сказать сложно. В целом максимального значения показатели по дискриминации и участию в национальных конфликтах достигли именно у жителей Северо-Кавказского (36%) и Южного (26%) федеральных округов и Москвы (тоже 26%). А минимальное — у жителей Уральского, Приволжского (по 21%) и Сибирского (22%) округов.

Бывает, что на вопрос о собственной принадлежности можно ответить, выбирая лишь из двух вариантов. Нам куда? И какой путь мы выбираем? Об этом — следующий, последний вопрос.

Национализм считали бы возможной идеологической основой решения накопившихся проблем лишь 15,4% опрошенных, из них 4,3% назвали себя националистами уверенно и однозначно, а 73% респондентов этот путь отвергают (51% — однозначно и бесповоротно).

Максимальное неприятие национализма из принявших участие в опросе продемонстрировали татары (85%), армяне и азербайджанцы (по 84%), а минимальное — чеченцы, из которых 29% заявили себя в той или иной мере сторонниками национализма, а 21% напрямую назвали себя националистами. Что в десять раз (!) больше, чем среди татар, и в пять раз больше, чем среди русских.

По однонаправленным же ответам получается, что национализм отвергают 72% русских, склоняются к национализму 16%. Среди украинцев соотношение составляет 76% к 15%, а среди белорусов 76% к 13%. Меньше всего сторонников национализма среди татар (6,9% поддерживают его в целом, а однозначно — только 2,1%), армян (9,7% всего и 4,3% — однозначно) и азербайджанцев (9,6% всего и 4,9% — однозначно).

Примечательно, что анализ данных по федеральным округам даёт иную картину, в которой Северный Кавказ вместе с Приволжским ФО выходят на первое место по неприятию национализма (по 78%), а лидером националистических настроений становятся Москва (18%), Дальневосточный и Центральный округа (по 16%). Более детальный анализ по субъектам Федерации показывает, что однозначными лидерами по национализму являются Чечня и Чукотский АО, 28% опрошенных их которого назвали себя однозначными сторонниками национализма. За ними следует Сахалинская и Магаданская области (по 21%), а также Еврейская АО, из которой 19% опрошенных признали себя националистами (8% — убеждёнными и однозначными).

По непопулярности национализма лидируют Тува, Северная Осетия и Дагестан (по 87%), а также Татария с Башкирией (по 84%), Чувашия (83%), Ингушетия (82%), Курская, Смоленская области и Бурятия (по 81%). То есть, кроме Чечни, весь Северный Кавказ склонности к национализму не имеет. Что в том числе убедительно сопровождается распределением мнений мусульман, 86% которых против национализма, и только 7,7% к нему склоняются, а считают себя националистами лишь 2,5%. Среди православных распределение мнений получилось идентичным мнению русских: 73% против национализма, а 16% склоняются к нему.

В целом нетерпимость к национализму растёт с возрастом: от 64% среди школьников до 80% среди пенсионеров. Видна и зависимость от уровня образования: с 63% у граждан с неоконченным средним до 75% с высшим.

Судя по опросу, национализм для подавляющего большинства наших сограждан неприемлем, жители многонациональной страны себя националистами не считают и считать не хотят. Это понятно, исходя из исторических реалий; вероятно, те, кто считали себя жесткими националистами, просто не добрались до наших дней, будучи подвергнуты острой критике со стороны более терпимых соседей еще в Средневековье. Иными словами, националисты не выжили. Что стоит учесть и не раскачивать лодку в этом направлении.

Автор: Елисей Поллстер

https://regnum.ru/news/society/2818412.html

***

Комментарий: Русские по Конституции и по жизни

Чтобы быть русским, совсем не нужно особых конституционных установок. Национальная идентичность определяется факторами этногенеза, в ряду которых на первом месте стоят культура с языком и религией, история, обычаи, территория обитания, этническая принадлежность, и только потом характерные внешние признаки. Но идентичность эта не абсолютная и не навязывается кем-то кому-то, а является итогом эволюции народов и личным выбором.

Как говорят нынче в сетях и на центральных каналах ТВ, русский вопрос опять в тренде. А с открывшимся обсуждением поправок в Конституцию РФ он стал одним из главных и даже очень популярным, если не сказать выгодным, среди политиков разного уровня. Речь идет о том, чтобы закрепить в Конституции особый статус русских как государствообразующей нации или народа. А то, дескать, об этом забыли, и русских как бы и нет — это несправедливо. Нынешним политикам и законодателям внести такую поправку несложно. Одни это сделают из искренних благородных побуждений, а другие — с затаенной разрушительной целью, просчитывая ее последствия. Публичного обсуждения самих последствий пока нет, и благое намерение может стать непоправимым злом.

Причина возникновения самой русской темы в политике связана, видимо, с русофобией — инструментом политического давления на РФ и химерой страха во внутренней политике заклятых партнеров, а также бывших союзников. Так уж и у нас теперь принято — о евреях либо ничего, либо хорошо, а о русских только в ключе великодержавного шовинизма. В ответ соответствующая реакция: русские националисты обвиняют евреев во всех бедах, евреи учат русских толерантности, не русские оппоненты поднимают на смех русских, которые сами разорили свою империю, и тут же против русских выдвигают свои обвинения в развале общего государства. Так и живем.

Если затрагивается национальная тема вообще, то она строится на вульгаризмах, а не на правовых определениях. Таковых просто нет, и вместо них используются революционные установки и термины начала ХХ века, в которых преобладает расовый смысл в понятии нации наравне с понятием народ. Это крайне опасно для Российской Федерации. И эту опасность некие активисты хотят закрепить в Конституции?

Позиция русского обывателя

Я — русский. Я говорю по-русски и избегаю всяких модных словечек из чужого языка типа тренд-бренд-девайс-гаджет-мерчендайзер, хотя знаю и другие языки. Я придерживаюсь православной культуры, в которой меня воспитали в советское время, а сама православная культура, которую я воспринимал, тогда жила в старших поколениях, и она не сильно изменилась после революции. При этом с большим уважением и интересом отношусь к культуре всех народов без исключения. А их только в России около двухсот.

Меня воспитывали благородные люди разной культуры и вероисповедания, не противопоставляя одни народы другим. От них я усвоил смысл жизни. Под их влиянием к совершеннолетию я уже имел навыки по нескольким рабочим специальностям, и труд был для меня не только средством к существованию, но и способом выражения тех качеств, которые были заложены в моем характере моими родителями и наставниками — бывшими фронтовиками и мастерами своего дела. У меня всегда была цель в жизни, которой я упорно добивался, и старался не отстать от сверстников, быть похожим на состоявшихся профессионалов.

Различал ли я окружавших меня людей и друзей по национальности, как сейчас говорят, с выгодой для себя или в поисках каких-то привилегий? Нигде и никогда. Но, как русский человек, ориентировался на высокие идеалы и не терпел унижения. Таких же подбирал себе друзей, независимо от национальности. Хотя сам идеалом не был и грешил, как все. Высокомерием не страдал.

Так сложилась судьба, что пришлось пожить в разных регионах Советского Союза. Из этого и от общения с людьми я получил особый опыт русской жизни. Русские люди сами по себе немного разные. У сибиряков, уральцев, северян, москвичей, казачества, горожан и селян сформировались свои особые черты русской культуры. Они формировались под влиянием культуры местных народов и условий проживания — климатических и исторических.

О советских республиках и говорить не приходится. Русские не только оказывали влияние на культуру местных народов, не подавляя ее, но и сами перенимали черты их культуры. Это закон эволюции и взаимного культурного обогащения. Вспомните об этом хотя бы тогда, когда будете кушать шашлык или плов.

Никогда мне в голову не приходило каким-то способом или через какой-то закон выпячивать свою русскость. Я просто был русским. Даже там, где кто-то провоцировал конфликты на почве ксенофобии.

Да и русофобии не было. Она появилась в перестройку, когда вдруг крикливо заговорили о строительстве на обломках СССР демократического правового государства социальной направленности. Как в Америке. Когда активисты перестройки громили советскую историю и проклинали свою Родину — СССР.

Сам я интересуюсь историей и считаю, что у потомков нет права судить своих предков. Еще неизвестно, каких дров наломают потомки. Историю надо воспринимать такой, какая она есть, и осознавать связь событий и времен. А Россию надо любить такой, какой она была, есть и будет.  Сегодня все народы Российской Федерации представлены в ООН единой русской нацией. При Брежневе было заявлено о формировании единой общности советского народа как нации. Но дальше дело не пошло.

Так же все государства представляют в ООН единую нацию, несмотря на свой разнородный этнический состав. И только в России существует терминологический абсурд — многонациональное государство или нация, как лексическое наследие из риторики революционного прошлого. Простому русскому обывателю такие тонкости непонятны, и он наверняка будет склонен обрести привилегированное положение, если оно будет закреплено в Конституции. А как тогда быть другим народам? Объявлять суверенитет и тоже называть себя государствообразующей нацией? Сам по себе новый термин политологии государствообразующая нация абсолютно некорректный.

Уроки истории

История учит, что ничему не учит. Но уроки преподает она суровые.

Первый урок, который приходит на память, это конституция СССР. В ней была особая 6-я статья, которая закрепляла статус КПСС как руководящей и направляющей силы в государственном строительстве. И что в результате? Помогла статья основного закона сохранению государства каким-то образом? Наоборот, эта статья вызвала острые споры с отрицанием героики советской истории

Сначала статья была отменена в пользу многопартийности и плюрализма мнений вместо государственной идеологии. Потом генсек КПСС стал президентом СССР с большими полномочиями. Началась перестройка с ускорением, которая привела к развалу государства. После танковых стрельб по Верховному Совету была принята нынешняя Конституция РФ, которую собираются снова править.

Но хуже всего то, что антисоветская пропаганда сделала из «руководящей и направляющей силы» главного козла отпущения, свалив на нее всю вину за беспощадно критикуемое советское прошлое. По логике вещей, антисоветизм быстро перерос в русофобию. На великороссов националисты в бывших советских республиках возложили всю ответственность за имперскую и советскую историю. Русские стали виноваты во всем.

Что происходит теперь? А теперь на место «руководящей и направляющей силы» в Конституцию РФ предлагают вписать русскую нацию. Это при том, что РФ провозглашается «демократическим правовым государством с социальной ориентацией и равными правами граждан независимо от национальной принадлежности и вероисповедания». Сразу же возникает вопрос, а по каким признакам существующее законодательство России определяет национальность? Без такого определения вводить поправку об особом статусе русского народа нельзя. Потому что далее последуют другие вопросы: о национальной идее, национальном достоянии и о равенстве наций. А еще дальше — о национальном самоопределении.

Нельзя забывать и о том, что в остальном мире мы, граждане России, все являемся по международным законам и правилам русскими, независимо от этнического происхождения. Что в этом контексте даст предлагаемая поправка к Конституции русским и нерусским гражданам? И что получат в качестве повода для своих провокаций наши недруги?

Второй урок преподает нам Украина. Там власть решила укрепить независимость и нацию через украинство, как обособленное и уникальное национальное формирование или движение. В итоге к власти пришли нацисты под флагом украинского национализма и радикального патриотизма. Украинское государство стало разваливаться в процессе приватизации, то есть дележа госсобственности между «истинными украинцами и не совсем украинцами», и стремления украинцев в Европу, как будто Украина сформировалась вне Европы.

Этот фактор использовал Запад в своей глобальной политике как против России, так и против самой Украины — то есть против русских в западноевропейском понимании. Украинская нация по всем признакам не сложилась. Теперь и государство находится на грани распада по территориально-этническим признакам. Гражданская война на Донбассе подогревается радикалами той самой «украинской государствообразующей нации», объявленной таковой законодательно после провозглашения независимости Украины. Украина — это зеркало России, в которое надо российским политикам регулярно заглядывать и делать выводы для себя.

Третий урок — это война в Чечне. Спекулятивный в политическом смысле закон от 27 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов», который не исполнялся должным образом, послужил одним из стимулов чеченского сепаратизма с провозглашением независимости республики Ичкерия. Таким образом, в декабре 1994 года ельцинская реабилитация обернулась на деле войсковой операцией «по восстановлению конституционного порядка», которая привела к большим жертвам «равноправных граждан».

Конфликт подогревался Западом и исламскими экстремистскими организациями Арабского Востока, Турцией. По сути, велась война против РФ за счет чеченцев, обреченных на самоуничтожение. Второй ее этап под названием контр-террористической операции КТО был уже результатом прямого иностранного вмешательства во внутренний конфликт, который закончился лишь в 2009 году выводом федеральных войск с территории Чечни. А что с законом о реабилитации? Он повис в воздухе и до сих пор обсуждается в Чечне как актуальный.

Такова цена и результат необдуманных благих намерений в политике и популизма в борьбе за власть или против нее. Институты Сороса и Госдепа внимательно следят за подобными процессами в России и стимулируют их, чтобы использовать в своих целях. Им снится русский майдан и «революция русского достоинства» с одним конечным результатом — распадом РФ. Поэтому не стоит удивляться, когда так называемые соросята из либеральной оппозиции вдруг перестают протестовать против конституционных поправок, и начинают поддерживать сам процесс в целом, требуя не простого их обсуждения, а всероссийского референдума. Поправка о статусе русского народа — большой для них подарок.

Хочешь быть русским — будь им

Чтобы быть русским, совсем не нужно особых конституционных установок. Национальная идентичность определяется факторами этногенеза, в ряду которых на первом месте стоят культура с языком и религией, история, обычаи, территория обитания, этническая принадлежность и только потом характерные внешние признаки. Но идентичность эта не абсолютная и не навязывается кем-то кому-то, а является итогом эволюции народов и личным выбором.

В современном мире национальность и гражданство имеют одинаковый смысл. Термин нация в Европе существует немногим больше двухсот лет. До него примерно то же смысловое значение имели подданство и вероисповедание. А у некоторых народов — родоплеменная общность или архаичный трайбализм, которые в наше время имеют место быть у малых народов и в африканских странах — бывших европейских колониях. Пережитки трайбализма злонамеренно или по невежеству внедряют в сознание народов, включая и русский народ, всякого рода авантюристы от политики. Раньше это делали колониальные власти в политических интригах.

В советское время такие факторы, как культура народов, язык и история, имели особое значение в системе образования, организации жизни и внутренней политике. В каждой республике СССР развивались национальный театр, народное искусство, литература. Республиканские киностудии создавали кинофильмы всех жанров с национальным колоритом и образом своих героев.

Не только в каждой республике, но и в каждом регионе работали художественные, танцевальные и музыкальные коллективы со своим самобытным репертуаром и яркими исполнительскими особенностями. Больше всего, конечно, было русских с широким представлением культуры всех народов. Они гастролировали по всему Союзу с огромным успехом, а за рубежом не имели равных. Где все это теперь?

Культуру с высоким искусством, русскую в первую очередь, вытеснил шоу-бизнес на западный манер и поделки под Голливуд. Шоу-бизнес в переводе означает коммерческое зрелище и ничего больше. Зато есть Министерство культуры Российской Федерации, управляющее некоторой федеральной недвижимостью своего профиля и выступающее в качестве спонсора-инвестора-продюсера (!) свободного творчества на свой собственный бюрократический вкус.

Русский язык не только засоряется американо-английским сленгом, но и искажается его грамматика. Слова драйв, волонтер, клининг, девелопер, сервис и тьма других англо-американизмов звучат со всех сторон, наполняют рекламу и вытесняют из русского языка вполне современные русские слова движение, доброволец, уборка и очистка, распространитель и поставщик, обслуживание и т. д. Вывески частных, а порой и государственных предприятий даже в русской столице Москве написаны на иностранный манер, хотя и кириллицей. Речь чиновников, сенаторов и спикеров изобилует выражениями типа траектория реализации, трек развития, таргетирование инвестиций… О хитах и блокбастерах и говорить не хочется. Невольно на этом фоне напрашивается вопрос, а в суверенной ли России мы живем?

Между тем отказ от родного языка и культуры своего народа со стороны расценивается как проявление малодушия, самоуничижения и комплекса неполноценности. Никакими статьями конституции этот порок не победить. Язык отражает образ мышления и наполнение жизни смыслом. В таком случае, в чем этот смысл? Если мы, русские, не уважаем себя, то в мире конкуренции вряд ли кто-то будет уважать нас.

Чтобы изменить самоидентификацию в общественном, массовом сознании, как способе господства над народами, в первую очередь атакуются их история, язык и культура, деформируется образ будущего и разрушается преемственность поколений. Это было сделано не только в годы перестройки с СССР, а затем с РФ и другими республиками. Такие атаки были всегда. Недостаточной в разное время была защита от них. Деидеологизация и безграничная гласность разрушили её почти полностью.

Имитируя цивилизованную демократию, активисты реформ и многие политики, коммерсанты и ученые притворяются американцами, как раньше элита имперской России копировала французов, немцев, англичан от камзолов с париками до великосветских манер и языка. Над трудолюбием русского народа всегда возвышалось корыстолюбивое и спесивое чиновничество. В своем отечестве не было пророков, и предпочтение отдавалось чужим мудрецам. Это тоже уроки нашей истории.

Безусловно, есть законы эволюции и этногенеза, которые объективны. В процессе эволюции ассимилируются народы и языки, некоторые исчезают навсегда. Но процессы эти не скоротечные и не направлены против самих себя. Россия — страна с богатой культурой и историей. Это уникальное объединение народов. Западные стратеги стремятся Россию расчленить, расколоть на куски, о чем западные политики высказывались и высказываются прямо. Есть у нас и своя внутренняя смердяковщина. Зачем же им помогать? А вот восстановить многое утраченное в перестройку культурное наследие народов, включая русский народ, крайне необходимо. Для этого нужны не поправки в Конституцию, а солидарная политическая воля народов и их элиты. Хочешь быть русским? Будь им на деле!

Автор: Григорий Ванин

https://regnum.ru/news/polit/2871100.html


Об авторе
[-]

Автор: Елисей Поллстер, Григорий Ванин

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.02.2020. Просмотров: 75

Комментарии
[-]
 busba | 16.03.2020, 04:45 #
Don't be discouraged Anyone can enjoy  >>>  slotxo
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta