ЕС больше не хочет принимать беженцев? Что изменилось за 5 лет

Содержание
[-]

На турецко-греческой границе скопились тысячи беженцев и мигрантов, стремящихся в ЕС

Между тем Евросоюз пытается не допустить повторения ситуации 2015 года. Что изменилось за это время?

"Мы справимся", - заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) в августе 2015 года на фоне растущего числа мигрантов, прибывавших в ЕС. Вскоре после этого, 4 сентября, в течение нескольких недель беженцы, мигранты и лица, стремившиеся получить убежище в Евросоюзе, начали массово въезжать в Германию через Венгрию и Австрию.

В ответ на критику в свой адрес из-за открытия на короткое время немецкой границы для мигрантов, добравшихся до Европы по так называемому "балканскому маршруту", Меркель тогда сказала: "Если мы сейчас должны будем извиняться за то, что в критической ситуации проявили свое дружелюбие, то это больше не моя страна".

Что изменилось в ЕС в отношении к беженцам за 5 лет

Сегодня звучат совсем другие слова. Ситуация 2015 года, когда в Европу прибыло почти миллион беженцев и мигрантов, не должна повториться. Таков сейчас лейтмотив заявлений правительства ФРГ. "Потери контроля над ситуацией", как это произошло в 2015-м, нельзя допустить, подчеркивает сейчас канцлер Меркель.

На фоне событий на турецко-греческой границе, где находятся тысячи беженцев, которые хотят попасть на территорию ЕС, Меркель говорит о "тупике", в котором оказались эти люди. Критической ситуации, похожей на ту, что возникла в 2015 году на вокзале в Будапеште, где собрались тысячи беженцев, канцлер, судя по всему, не видит.

Что изменилось в ЕС за эти 5 лет? Сегодня, в отличие от 2015-го, Евросоюз уделяет гораздо больше внимания укреплению своих внешних границ. Главы государств и правительств стран-членов ЕС снова и снова повторяют, что необходимо сделать так, чтобы беженцы не смогли пересекать границу. На саммите в июне 2018 года укрепление и защита внешних границ ЕС было провозглашено совместной целью миграционной политики.

Поэтому закрытие Грецией границы с Турцией является последовательным шагом. Глава фракции христианско-демократических партий в Европарламенте Манфред Вебер (Manfred Weber) считает правомерными применение силы греческой стороной, направленное на то, чтобы беженцы не смогли пересечь границу Греции и тем самым внешнюю границу ЕС.

Граница ЕС должна быть защищена

"Внешняя граница должна быть защищена", - сообщил Вебер в интервью немецкому общественно-правовому телеканалу ARD. По его словам, если беженцы забрасывают камнями полицейских и пограничников, то ответное применение слезоточивого газа правомерно. В том, что на границе Турции и Греции сложилась такая ситуация, виноват президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, потому что он позволил доставлять беженцев на автобусах к границе, считает Манфред Вебер.

Это позволяет провести параллель с сентябрем 2015 года, когда венгерский премьер-министр Виктор Орбан разрешил доставлять беженцев на автобусах к границе Венгрии с Австрией, тем самым Германия и Австрия оказались в ситуации цугцванга. В 2020 году президент Турции Эрдоган использует беженцев как средство политического давления.

Но сегодня в ответ поступает иная реакция, чем в 2015 году: нельзя терять контроль над ситуацией. Граница должна быть закрыта. Греческое правительство даже на время исключило возможность для лиц, прибывших в страну, подавать прошения о предоставлении убежища. Верховный комиссар ООН по делам беженцев раскритиковал такие меры и счел их нарушением европейского права и ряда конвенций.

В ЕС нет согласия во вопросу распределения беженцев

Летом 2015 года страны-члены ЕС большинством голосов приняли решение распределять беженцев и мигрантов согласно квотам. Но это соглашение так по-настоящему и не было выполнено. Венгрия и еще три государства Евросоюза проголосовали против. Пять лет спустя мнение большинства стран-членов ЕС изменилось. Они выступают против долгосрочного введения квот - такого, на котором настаивают Италия и Греция, страны, вынужденные первыми принимать большое количество нелегальных мигрантов.

Еще летом 2015 года в ЕС должны были пройти реформы в сфере миграционной политики. Необходимо было внести изменения в так называемое Дублинское соглашение. Оно предусматривает, что первая страна, в которой оказывались мигранты после пересечения внешней границы ЕС, должна нести ответственность за регистрацию, получение убежища или за депортацию нелегалов. Канцлер ФРГ тогда назвала документ неактуальным. Сегодня об этом не может быть и речи. Некоторые формулировки Дублинского соглашения за пять лет были уточнены, но, в принципе, ничего в нем не изменилось.

Это означает, что за всех беженцев и мигрантов, неважно - на материке или островах, и в 2020 году ответственность несет Греция, как первая страна, куда они прибывают, оказавшись на территории ЕС. Афины уже на протяжении нескольких лет, и сейчас особенно, не справляются с большим числом беженцев и мигрантов. Но другие страны-члены ЕС не соглашаются распределять их между собой.

"Это не греческая, это европейская проблема", - комментирует ситуацию председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen). Но ее заявление воспринимается как пустые слова на фоне проводимой ЕС политики в течения пяти последних лет. Требуемые Еврокомиссией изменения Дублинского соглашения, касающиеся процедуры предоставления убежища и системы распределения беженцев, страны-члены ЕС постоянно отвергают. Происходившее в Идомени на границе Греции и Македонии зимой 2016 года, как и лагере для беженцев во французском Кале, хорошо иллюстрирует сохраняющуюся проблему.

ЕС намерен укреплять и защищать свои границы

"Необходимо считаться с тем, что люди не хотят принимать новых беженцев и мигрантов", - неофициально признавал высокопоставленный немецкий политик в Брюсселе еще несколько лет назад. Его слова не радуют. Но это правда. И политики должны это учитывать. Успех правых популистов на выборах в ЕС в последние годы - тому доказательство. Между тем и социал-демократы, и "зеленые", и либералы высказываются за то, чтобы защитить границы ЕС и не потерять контроль над ситуацией.

Как и в 2015 году, сейчас страны ЕС пытаются переложить проблему с беженцами на плечи кого-нибудь другого. Как это сделали Греция, Хорватия, Словения, Италия, Венгрия, Австрия и другие, пять лет назад просто пропустившие беженцев через свою территорию, не регистрируя их - вопреки Дублинскому соглашению. Конечно, с тех пор были приняты разные меры для того, чтобы процесс предоставления убежища начинался в той стране, куда впервые попадает беженец, оказавшись на территории ЕС, чтобы таким образом предотвратить неконтролируемый въезд в Евросоюз.

Но сегодня все это функционирует лишь частично. По данным Евростата, в третьем квартале 2019 года самое большое число прошений о предоставлении убежища от сирийских, афганских, а теперь еще и венесуэльских граждан было подано в Германии и Франции. Хотя эти страны не являются первыми, куда прибыли просители убежища, оказавшись на территории ЕС, а значит, и не должны нести за них ответственность.

С 2015 по 2020 годы ЕС разработал разные модели того, как принимать решение о предоставлении убежища или о депортации. Но ни одна из них не была воплощена в жизнь. Действовало лишь соглашение между ЕС и Турции по беженцам. Анкара согласилась принимать беженцев с территории ЕС обратно. За это Евросоюз пообещал ей финансовую помощь на 6 млрд евро.

Эта концепция, с точки зрения ЕС, хорошо работала до конца февраля текущего года. Но что делать теперь, когда президент Турции больше не хочет соблюдать договоренность с ЕС? И сейчас, как в 2015-м, решение необходимо принимать в срочном порядке, как это сделала за пару часов канцлер Меркель, уступив давлению Венгрии и поддавшись уговорам Австрии. Чтобы было принято решение, должна возникнуть критическая ситуация. Это и сегодня опять необходимо?

Авторы: Бернд Ригерт, Наталья Позднякова   

https://p.dw.com/p/3YsAV

***

Беженцы на границе Турции и Греции хотят в ЕС. А чего хочет Эрдоган?

Ситуация с беженцами на турецко-греческой границе заставляет Евросоюз срочно принимать решение. Чего требует Эрдоган и чего хочет ЕС? Ответы на эти и другие вопросы - у DW.

Президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану раньше редко приходилось сталкиваться с таким серьезным  испытанием, как сейчас. Его внешнеполитическая активность на севере Сирии, в провинции Идлиб, привела к военному противостоянию с войсками режима Асада и поддерживающей его Россией. В результате чего уже погибли многие турецкие солдаты.

В ближайшие недели 4 млн сирийцев с севера страны могут оказаться на турецко-греческой границе, стремясь попасть на территорию Евросоюза. Своим высказыванием в адрес сирийских беженцев о том, что "двери открыты", и они могут бежать из Турции в ЕС, Эрдоган положил начало новому потоку мигрантов в Евросоюз.

На что рассчитывает Эрдоган?

За этим шагом президента Турции скрывается точный расчет. Во-первых, внимание турецкой общественности теперь сфокусировано на границе с Грецией, куда стремятся беженцы, а не на границе с Сирией, где гибнут турецкие солдаты. Своим крайне спорным шагом - разрешить сирийцам пересечь турецкую границу в направлении ЕС, Эрдоган подогревает националистические настроения в стране, которые и без того широко распространены в турецком обществе.

Во-вторых, Эрдоган надеется, что оказывая давление на ЕС, он заставит Брюссель поторопиться выполнить новые условия Анкары. Одно из них состоит в том, что союзники по НАТО должны помочь в усилении турецкой противовоздушной обороны. А страны ЕС - повлиять на Россию, чтобы добиться перемирия на севере Сирии. Другой целью Эрдогана является согласие Евросоюза на создание так называемых "зон безопасности" на севере Сирии.

Президент Эрдоган указывает и на то, что соглашение ЕС и Турции по беженцам, заключенное в марте 2016 года, предусматривает лишь 6 млрд евро в качестве финансовой помощи Анкаре. По данным же турецкого правительства, на цели в рамках миграционной политики страны уже было потрачено около 40 млрд евро. Эрдоган упоминает о том, что ЕС должен был бы дополнительно предоставить Турции миллиард евро. Но на самом деле его запросы гораздо выше. "Мы больше не хотим этих денег", - бравирует президент Турции в надежде заставить ЕС пойти на свои условия и пересмотреть соглашение по беженцам. 

Справедливы ли финансовые требования Эрдогана?

Страны ЕС не хотят повторения миграционного кризиса, который разразился в 2015 году. Поэтому в марте 2016 года между Турцией и ЕС было подписано соглашение о беженцах. Согласно ему, мигранты, которые нелегально попадают в Грецию, должны быть отправлены в Турцию. За это Анкара получает от ЕС финансовую помощь.

Но нынешнее соглашение более эффективно и выгодно для ЕС, чем для Турции. В то время как в 18 стран ЕС за эти годы прибыли 25 000  беженцев, Турция приняла у себя более 3,5 млн беженцев. Турецкое правительство указывает на то, что страны ЕС, вопреки соглашению, приняли гораздо меньше мигрантов, чем Турция.

Анкара предъявляет и другой аргумент: в период с 2016 по 2019 годы, согласно договоренностям, ЕС должен был перечислить Турции 6 млрд евро. По данным Еврокомиссии, до февраля 2020 года было выделено на различные проекты в рамках миграционной политики 4,7 млрд евро, Турция получила из этой суммы 3,2 млрд евро.

Будут ли запросы Эрдогана удовлетворены?

Турция хочет, чтобы ЕС оказал давление на Россию с целью добиться перемирия в Сирии. Но попытки канцлера ФРГ Ангелы Меркель (Angela Merkel) и президента Франции Эмманюэля Макрона повлиять на президента России Владимира Путина пока безуспешны. На уровне ЕС, правда, велись дискуссии о санкциях в отношении РФ, но насколько они могут быть эффективны - большой вопрос. Как показал конфликт в Украине, санкции ЕС не заставили Россию отказаться от политики экспансии в Крыму и Донбассе.

Выплаты обещанных Турции денег задерживаются в связи с тем, что у стран ЕС растет недоверие к Анкаре из-за ухудшающегося положения в области демократии, прав человека и свободы слова. Кроме того, звучит критика, что деньги, которые ЕС выделяет в виде помощи сирийским беженцам, оказываются в распоряжении правительства Эрдогана, а не гуманитарных организаций.

Что может сделать ЕС?

Брюссель пытается найти дипломатическое решение, чтобы урегулировать кризис на турецко-греческой границе. С одной стороны, ЕС пытается демонстрировать солидарность с Грецией, укрепляя свои внешние границы и таким образом заставляя Эрдогана соблюдать соглашение по беженцам. С другой, Брюссель старается сохранить интенсивные дипломатические отношения с Анкарой.

Евросоюз хочет, чтобы Турция взяла под контроль ситуацию на границе с Грецией, где происходят столкновения между беженцами и полицией с пограничниками. С этой целью верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель вместе с комиссаром ЕС по вопросам кризисного управления Янешем Ленарчичем посетит Турцию. 6 марта представители стран Евросоюза соберутся в Загребе в рамках экстренного совещания совета ЕС по внешней политике.

Анкара требует пересмотреть соглашение по беженцам. Сделать это будет сложно, поскольку обе стороны выдвигают новые требования. Турция хочет больше финансовой помощи. ЕС говорит о необходимости в рамках этой помощи предоставлять деньги Идлибу и перечислять их напрямую гуманитарным организациям.

Что будет делать Германия?

Избежать повторения миграционного кризиса 2015 года - таков приоритет канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Ситуация на греческо- турецкой границе привела к нарушению соглашения по беженцам между ЕС и Турцией. Канцлер ФРГ, как ни один другой политик, настаивает на его дальнейшем соблюдении.

Соглашение по беженцам федеральное правительство Германии оценивает как абсолютный успех, на что указывает и то, как часто Меркель хвалила усилия Турции по выполнению этой договоренности. Ангела Меркель обещает Анкаре дополнительную финансовую помощь для урегулирования ситуации в Идлибе. Берлин пытается убедить Эрдогана и дальше сотрудничать в вопросах миграционной политики.

Авторы: Дегер Акал, Наталья Позднякова   

https://p.dw.com/p/3YqWw

***

Комментарий: Второе нашествие

Новая напасть движется на Европу. Вслед за китайскими убийственными «микробами» идут толпы отчаявшихся беженцев из турецких лагерей. И это не зараза, которую можно и нужно уничтожить. Это несчастные, исстрадавшиеся, в основном молодые люди, которых превращают в орду, в нашествие, в новую чуму.

Их миллионы. Только в Турции около 4 миллионов. Они много лет живут в ужасных условиях, в палаточных городках, на скудном турецком пансионе, без надежды и сострадания. Многие из них – поднятые гражданской войной сирийцы, но немалая часть этих миллионов – афганцы, иракцы, африканцы. Устремившись за лучшей жизнью на Запад, они оказались в турецком капкане. Но теперь их гонят и из него. Представьте себе отчаяние людей, лишённых и такого убогого дома, каким была для них палаточная Турция.

В чём их беда? В том, что они оказались в плохое время в плохом месте. В чём их вина? В том, что они хотят жить.

Я знаю, что скажут многие: почему за наш счёт? У меня нет ответа. Но я не пожелал бы и своим недругам даже на сутки оказаться в положении этих гонимых и ненавидимых.

«Границы Турции с Евросоюзом пересекло более 76 тысяч мигрантов», – сообщил глава турецкого МВД Сулейман Сойлу (Süleyman Soylu) в Twitter. Эта цифра была достигнута к утру воскресенья. К утру вторника их уже, по словам того же министра, 130 000. Беженцы покидают страну через город Эдирне в северо-западной европейской части страны на границе с Грецией, в 20 км от границы с Болгарией. Они скапливаются в приграничной зоне уже на территории ЕС, собираясь уйти в прорыв на Запад, как только он образуется. В то же время в Сирии в воскресенье началось турецкое наступление, обещанное Эрдоганом на прошлой неделе.

О чём, собственно, идёт речь в этой жестокой и тёмной игре? Эрдоган говорит Путину: оставь нас с Асадом один на один. Вот так он пересказал свой субботний телефонный разговор с Трампом. «Я сказал Путину: отойдите в сторону и оставьте нас с режимом один на один. Они не смогли сказать нам, что отойдут. И знаете, мы не можем понять, в чём заключаются цели России»…

Если Путин последовал бы просьбе своего врага-друга, Дамаск потерпел бы быстрое поражение от турецкого экспедиционного корпуса под Идлибом, а Турция смогла бы легко откусить большой кусок Сирии вдоль своей границы, создать там на деньги ЕС лагеря беженцев и контролируемую серую зону.

Но если Путин уступит нажиму Эрдогана, Москва упустит всё, что «наработала» в Сирии и на Востоке за 5 лет. В глазах Асада и других восточных деспотий Кремль потеряет всякую ценность в роли патрона.

Да и в воображении Эрдогана тоже. Россию вдавят назад в тот тюбик, в котором она обитала до начала сирийской операции, и ничем, кроме как словом «крах», такой вариант не опишешь. Из этого ясно, что Кремль не может уйти с поля сирийских боёв, даже если бы очень захотел.

В прошлое воскресенье утром Эрдоган отдал войскам приказ о наступлении. Качество турецкой армии хорошо известно, но у Асада армии нет вообще: есть малоуправляемые отряды его полевых командиров, малочисленные российские войска, упорные иранцы, российские наёмники и над всем этим – военно-космические силы РФ. Конечно, российская авиация не страдает излишней избирательностью, её принцип прост: в кого попали, тот и террорист. Но турецкие колонны сейчас – слишком большая и неповоротливая цель, чтоб по ней промахнуться. Атака, с которой начался новый уровень конфликта, когда под огнём российских ВКС погибли или были ранены около 100 турецких военных, тому пример.

Отступить Эрдоган тоже не может и по той же причине, что его московский контрагент.

Его атака на Европу беженцами – это что-то вроде отчаянного крика: спасите! Беда в том, что спасать Эрдогана в Европе некому. Канцлер Меркель, если объективно, отошла от дел. Её преемница вообще растворилась, в партии идёт неприкрытая война за лидерство, но она не завершится раньше конца апреля, когда партсъезд определится с выбором.

О Лондоне мы говорить не будем. Париж мало что может «один и без ансамбля». НАТО как раз занят крупнейшими в своей новой истории учениями: дороги на востоке Германии забиты танкерами и танковозами, в Польшу движется армада в 40 000 человек, две трети из них – американцы. Учения продлятся до лета, и штаб-квартира Союза зациклена на них до последней капли внимания. И ещё давайте не забывать о вирусе. Многие политики Европы в связи с ним переживают что-то типа панической атаки: лекарств от неё нет, надо ждать, когда пройдёт психоз или уйдут психованные. Представить себе сейчас согласованные действия со стороны крупных европейских столиц, как это было в 2015−2016, когда Эрдогана принуждали задержать у себя беженцев, не сможет и оптимист в розовых очках.

Всё это значит, что Грецию, Болгарию, Хорватию, а за ними Венгрию, Словакию оставляют один на один с миллионной армией разъярённых мусульман, подгоняемых турецкими штыками на Запад. Повторяется ужастик 2015 года, когда пограничники на периметре ЕС могут остановить нашествие только огнём на поражение. Но кто решится отдать такой приказ в 2020 году? Да и не прикажет ли в ответ Эрдоган своим войскам открыть стрельбу по возвращенцам?

Всё ли так плохо, как я рисую? Нет, конечно. Будет гораздо хуже. Ситуация с турецкими беженцами напоминает коронавирусную: Европа ещё не чихнула, а уже обделалась. Лет 20 назад мы бы едва обратили на уханьского бандита внимание. В 80-е, когда извергся Чернобыль, европейцы практически не заметили его: никто не стал скупать маски или противогазы, бежать от радиоактивного облака и расточать панику налево и направо. Тогда европейцы ещё были жестоковыйными: десятилетия жизни под стволами советских танков и прицелом термоядерных бомб выработали в них (мы были ещё по другую сторону прицела) иммунитет и стойкость к угрозам.

Сейчас этого нет и в помине. Нет и лидеров, способных проявить безжалостную волю, готовых жертвовать жизнью десятков тысяч ради благополучия миллионов. Я даже представить не могу, откуда бы взялся новый Черчилль, способный открыто предложить согражданам лишь «кровь, пот и слёзы». И сколько такой лидер продержался бы у власти? Но я и далёк от сценариев «заката Европы». Мы всё ещё обладаем одним непревзойдённым оружием: мы чертовски богаты! И значит, выход один: утопить Эрдогана в деньгах. Тем более что он, с восточной прямотой, не скрывает своих желаний. Вот его публичная цитата:

«Я позвонил Меркель, она сказала, что деньги готовы. А я ей сказал, что ваши деньги не доходят до нас. Если вы не дадите нам обещанные деньги, тогда мы отправим этих беженцев к вам… Я ей сказал, почему же вы не отправляете нам деньги напрямую? Я ведь пытаюсь решить вопрос с практичной стороны и в вашу пользу… Помогите, сказал я ей. Вы же обещали. Нет. В общем, как вы понимаете, им нельзя доверять… Мы будем решать этот вопрос сами…». Придётся платить. Мы, к примеру, истратили на спасение той же Греции 300 миллиардов? За треть этих средств турки на руках внесут сирийцев обратно в лагеря и будут их там лелеять… года два-три. А мы пока ещё заработаем.

Автор: Арсений Каматозов

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25690&Itemid=13


Об авторе
[-]

Автор: Бернд Ригерт, Дегер Акал, Наталья Позднякова, Арсений Каматозов

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.03.2020. Просмотров: 43

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta