Японский бизнес в России: деловые. структурные и технологические особенности

Содержание
[-]

***

«Японский бизнес очень консервативен»

Два года назад на должность операционного директора компании Suzuki в России была назначена Ирина Зеленцова.

В интервью «Эксперту» она рассказывает, в чем специфика работы в японской компании и почему продажи автомобилей Suzuki в РФ растут пятый год подряд.

Журнал «Эксперт»: Как Вы пришли работать в Suzuki Motor и как Вам удалось занять здесь одну из руководящих позиций?

Ирина Зеленцова: — В компанию Suzuki я пришла в 2008 году и развивалась здесь эволюционно, пройдя практически все ступени работы у дистрибьютора. Изначально я хотела работать на производстве, но судьба распорядилась иначе, я начала свою карьеру в отделе корпоративного планирования. Это было интересно, так как я была связующим звеном между российским дистрибьютором и японским менеджментом, мне посчастливилось узнать много интересных деталей работы, я могла развиваться вместе с компанией Suzuki в России. Занимаясь разными направлениями, такими как маркетинг, послепродажное обслуживание, логистика, я доросла до позиции операционного директора. Должность генерального директора у нас в компании традиционно закреплена за японцами, на этой должности они меняются достаточно часто, есть еще помощник генерального директора из Японии, и вот еще я — так выглядит управление Suzuki в России. Без ложной скромности скажу, что до меня такую позицию в компании не занимал никто, это новая страница бренда в РФ, в том числе с точки зрения организационной структуры. 

— Как компания Suzuki развивается в России? 

— Как и у всего автомобильного рынка у Suzuki в России были взлеты, падения, мы пережили несколько кризисов, сталкивались с затовариванием складов, потом их распродавали, минимизировали, как это было, например, в 2015 году. Но на протяжении последних четырех лет мы демонстрируем устойчивый рост продаж, по итогам прошлого года мы продали восемь тысяч автомобилей. Да, мы любим, когда в целом рынок растет, это позволяет нам увеличивать продажи вместе с ним, но вовсе не значит, что если рынок будет падать, то и Suzuki будет сокращать продажи, и наоборот. У Suzuki нет своего производства в России, мы стопроцентно импортный бренд, государство нас не поддерживает. И это позволяет нам рассчитывать только на себя, мы четко все планируем, понимаем, какими возможностями располагаем.

 — Почему Suzuki решила не создавать своего производства в России? 

— Это бизнес и ничего, кроме бизнеса, — расчеты, сколько потребуется инвестиций и отдача от них. Чтобы окупить инвестиции в производство, нужны продажи в сотни тысяч автомобилей в год, чего в России сейчас, к сожалению, у нашего бренда нет. Нужен также высокий уровень локализации. Кроме того, государство на данный момент уже не столь активно поддерживает внутреннее производство, не так широко заключаются специнвестконтракты. Поэтому сегодня автомобили Suzuki для российского рынка поступают с заводов Японии и Венгрии, для нас это прозрачная и хорошо прогнозируемая схема, и пока она для нас приоритетна. 

В чем особенность позиционирования Suzuki в России? 

— ДНК бренда Suzuki — это проходимые надежные автомобили, мы не отступаем от этой парадигмы. Несколько лет назад у нас были компактные модели Swift и Splash, к примеру, но сейчас мы сосредоточены на продвижении проходимых автомобилей — это модели Vitara, SX4, Jimny, которые одинаково комфортны как в городе, так и вне условий мегаполиса. Мы позиционируем наши машины как надежные, удобные, комфортные. Наши покупатели — это представители среднего класса, прагматичные и практичные люди, которые могут легко рассчитать стоимость владения автомобилем. Все знают, что Suzuki не ломаются. Владельцу нужно только проходить регулярное техобслуживание. К тому же наши машины экономичные. Например, я езжу на Suzuki Vitara 1,6 и по маршруту Москва — Санкт-Петербург доезжаю с одной заправкой. 

Как меняется российский автомобильный рынок и предпочтения на нем российских потребителей? 

— Российский рынок, безусловно, имеет большие перспективы, он является частью европейского рынка. По сравнению с прошлым годом продажи новых авто в РФ продемонстрируют рост. Хочется отметить, что в последнее время в России заметно повышение спроса на более технологичные автомобили. И трудно сказать, какова здесь первопричина — бренды, которые предлагают новые технологии и меняют сознание людей, или в первую очередь клиенты меняют свои запросы в сторону новых функций. Мы помним, что, когда выводился на рынок турбированный мотор, все хватались за голову и говорили, что надо держаться от таких технологий подальше, такие двигатели, мол, ненадежные и ломаются. Но сейчас турбодвигатели есть в том числе у нас — это мотор 1,4 литра Boosterjet. Впервые такие моторы были установлены на модели Suzuki Vitara в 2016 году. И надо сказать, что за пять лет эксплуатации турбодвигатели зарекомендовали себя с лучшей стороны, при этом они более экономичные, динамичные. И, как мы видим, надежные. Сейчас идет движение в сторону электромобилей, в России такие машины, может быть, оправдают себя в больших городах, но посмотрим, как будет для них развиваться инфраструктура, заправочные станции. Наша компания готовится к возможному росту спроса на них, мы встраиваемся в том числе в новые электрические технологии. 

Каким образом Suzuki развивает свой модельный ряд? В свое время многие поклонники марки были разочарованы уходом большой Grand Vitara, а позже Vitara стала меньше, чем SX4, хотя раньше было наоборот. С чем это связано? И возможно ли возвращение на российский рынок компактных Swift или Splash? 

— Соглашусь, что переход от Grand Vitara к Vitara был болезненным. Но до сих пор Vitara — это проходимый автомобиль с большим багажником, высоким дорожным просветом, надежными атмосферным или турбированным моторами. Тот факт, что модель SX4 стала чуть больше, — это дань времени, перераспределение ролей, ориентир на новый тип покупателей. Но при этом Suzuki остаются проходимыми автомобилями, оборудованными интеллектуальной системой полного привода. Например, когда мы обновляли модель Jimny, все переживали, будет ли он рамным. И мы оставили в этой машине рамную конструкцию кузова, так как понимаем, что это важно для клиента, который видит, что такой автомобиль — настоящий Suzuki. И спрос на Jimny не утихает на протяжении последних лет — например, в России эта машина в последнее время постоянно в дефиците. Что же касается Splash и Swift, то Splash уже снят с производства, а вот Swift — потрясающая машина, мы бы очень хотели вернуть ее на российский рынок. Новый Swift получил еще более высокую управляемость, это хороший автомобиль для города, для молодежи. Но здесь мы упираемся в сложный для нас вопрос ценообразования. Сейчас мы ведем с производителем диалог, чтобы предложить покупателю Swift в нормальной комплектации по доступной цене, и надеемся на успех этих переговоров. 

Глобально в мировом автопроме нынешние времена — это эпоха альянсов слияний и поглощений. Компания Suzuki одна из немногих, которая гордо сохраняет свою независимость. В 2009 году было анонсировано о синергии с немецкой Volkswagen Group, но позже этот процесс был остановлен. Почему Suzuki остается независимой, в чем преимущества и недостатки такой стратегии? 

— Не стоит воспринимать Suzuki как компанию, работающую в некоей изоляции. У нас много проектов сотрудничества с другими концернами — в частности, мы осуществляем активное взаимодействие с Toyota. В современном мире сотрудничество и альянсы необходимы для оптимизации инвестиций в разработки и новые технологии, которые довольно дорогостоящие. Здесь нужна и важна взаимопомощь, кто обладает компетенциями, может помочь другим. Но в целом особенность Suzuki заключается в том, что это семейный бренд, как, впрочем, и некоторые другие японские компании. Семья Сузуки до сих пор входит в совет директоров, участвует в руководстве предприятием. А избегая тесных альянсов, мы сохраняем свою самобытность. Но, повторюсь, при этом мы не боимся сотрудничества с другими автопроизводителями и охотно идем на коллаборацию с другими участниками авторынка. 

Мировой автопром сейчас сильно страдает от дефицита полупроводников. Ощущаете ли Вы эту проблему на себе? 

— Глобально наша компания выпускает не такие большие объемы продукции, поэтому поначалу дефицит чипов нас не затрагивал. Но стоит признать, что это сложная проблема, и сейчас мы переживаем острую фазу ее развития. С производством модели Jimny на японском заводе в настоящее время проблем нет, а вот в работе завода в Венгрии, где выпускаются Vitara и SX4, есть перебои. Конечно, не выпущенные в срок автомобили — это неполученная выгода. Но с другой стороны, возникший дефицит машин играет на руку автопроизводителям. Все опасались, что пандемия закончится для автомобильных компаний переполненными складами. Но сейчас машин, наоборот, не хватает, покупатель их ждет, не требует больших скидок. Было бы хуже, если бы рынок был перенасыщен и все сидели бы с переполненными складами. 

В чем заключается специфика работы в японской компании? 

— Японский бизнес очень консервативен, он характеризуется более долгой цепочкой принятия решений. В России мы нацелены на результат, нам важен прежде всего он. Но у японцев другая ментальность, у них другое мировоззрение, имеющее корни еще в религиозных взглядах. Для японцев имеет большое значение процесс, как он организован, что на него влияет. С точки зрения японца, важно быть уверенным, что мы сделали все возможные шаги, чтобы усовершенствовать процесс работы. С этим связана кажущаяся на первый взгляд медлительность принятия решений японцев, которая имеет свои минусы и плюсы. Японец лучше потратит больше времени на обдумывание, зато принятое решение будет взвешенным, его не нужно будет менять или отменять.

— Что Вы думаете о развитии японских технологий в России и о будущем японских товаров на российском рынке?

— Японские технологии давно снискали уважение российских потребителей. У нас любят японскую технику, высокотехнологичные продукты и решения, в том числе автомобили. У японцев много и других качественных товаров, например хорошая косметика, бытовая химия, успешно продаются японские бренды одежды, в том числе в России. Японцев иногда удивляет, почему российские потребители любят размах, почему они хотят большие автомобили, при том что места для парковок в городах не так много и бензин не такой дешевый. Японцы также отмечают, как быстро меняются потребности российских покупателей, как охотно они воспринимают новые, в частности цифровые, решения и охотно ими пользуются. Например, на российском рынке быстро развиваются онлайн-продажи, а в автомобилях востребовано подключение разных гаджетов. В России высоко ценятся надежные и практичные японские автомобили нашей марки. Клиенты уверены в качестве продукции и оказываемых услугах в официальных дилерских центрах. Мы постоянно на связи, делая все возможное, чтобы семья Suzuki ширилась и крепла. В ближайшем будущем и дальше бренд Suzuki планирует наращивать свое присутствие на российском автомобильном рынке. В текущем году мы уже перевыполнили показатели прошлого года и останавливаться на этом не собираемся.

Источник - https://expert.ru/expert/2021/49/yaponskiy-biznes-ochen-konservativen/

***

«Структура нашей торговли скоро сильно изменится»

В русле глобальной декарбонизации Япония надеется на перспективы взаимодействия с Россией в сфере водородной энергетики, технологий улавливания углекислого газа.

Об этом рассказывает Масами Иидзима, президент Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО).

Журнал «Эксперт»: - Как вы оцениваете развитие российско-японского экономического сотрудничества за последний год? Как на взаимодействие японских и российских компаний повиляла пандемия?

Масами Иидзима: — За всю историю российско-японских торговых отношений общий объем импорта и экспорта между Японией и Россией достиг пиковой отметки (34,8 миллиарда долларов) в 2013 году, после чего под влиянием экономических санкций и пандемии нового коронавируса COVID-19 этот показатель стал колебаться, демонстрируя то падение, то рост. В 2020 году в связи с резким ростом заболеваемости COVID-19 и ограничением в передвижении людей и товаров деловая и торговая активность между Японией и Россией вынужденно оказалась в ситуации временного застоя. По этой причине внешнеторговый оборот сократился по сравнению с прошлым годом на 22,8 процента. В частности, экспорт из Японии в Россию снизился на 18,2 процента, а импорт из России в Японию резко упал — на 25,2 процента. Так что можно сделать вывод, что пандемия оказала большое влияние на торговлю между нашими странами. Однако несмотря на то, что товарооборот между Японией и Россией значительно сократился в период с марта по август 2020 года, далее наблюдается уверенная тенденция к восстановлению. В период с января по август 2021 года показатели российско-японской торговли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросли на 23,2 процента (экспорт из Японии — на 41,5 процента, импорт в Японию — на 13,7 процента). Я искренне надеюсь, что пандемия скоро закончится и торговля и бизнес между нашими странами вернутся к нормальному состоянию. 

— В каких отраслях в последнее время идет наиболее интенсивное взаимодействие японских и российских компаний? Как в последнее годы меняется соотношение этих отраслей? 

— Традиционным товаром японского экспорта в Россию являются автомобили (53,8 процента японского экспорта в РФ в 2020 году), а основным объектом импорта из России в Японию — ископаемое топливо, такое как нефть, СПГ и уголь (59,5 процента общего российского импорта в Японию в 2020 году), и подобная структура торговли с преобладанием автомобилей и ископаемого топлива не меняется уже больше двадцати лет. И в области инвестиций в центре тоже находятся автомобильный и нефтегазовый сектор. Что касается автомобилестроения, за последние пятнадцать лет в Санкт-Петербурге, Калуге и в Тольятти были построены заводы по производству японских автомобилей и комплектующих. В области нефтегазовой промышленности помимо проектов по освоению нефтегазовых месторождений на шельфе Сахалина, реализация которых была начата в 1990-е годы («Сахалин-1» и «Сахалин-2»), в 2019 году японские компании приняли участие в проекте «Арктик СПГ — 2» в Арктической зоне. С другой стороны, в связи с глобальной тенденцией последних лет к декарбонизации в будущем прогнозируется снижение объемов продаж бензиновых автомобилей и падение спроса на нефть и уголь. Есть вероятность, что это окажет влияние на торговлю между Японией и Россией, ее структура сильно изменится. Поэтому, мне кажется, экономические круги России и Японии должны прилагать совместные усилия по осуществлению диверсификации торговли и бизнеса, серьезно учитывая подобные тенденции. 

В ближайшем будущем и в долгосрочной перспективе какие направления российско-японского сотрудничества вам кажутся наиболее значимыми и почему? 

— В целях осуществления диверсификации бизнеса между Японией и Россией мы обращаем внимание на три отрасли: во-первых, это здравоохранение, во-вторых, цифровые технологии, в-третьих, «зеленая» экономика и декарбонизация. Надеемся, что деловое сотрудничество между нашими странами в дальнейшем будет развиваться именно по этим направлениям. В связи с текущей пандемией коронавируса в сфере здравоохранения происходит переоценка важности международного сотрудничества в вопросах противодействия инфекционным заболеваниям и профилактического лечения, и здесь и Япония, и Россия не являются исключением. Медицина и здравоохранение стояли на первом месте в «Плане сотрудничества из 8 пунктов», который был предложен в мае 2016 года тогдашним премьер-министром Синдзо Абэ президенту Владимиру Путину, и обеим нашим странам необходимо продолжать развитие сотрудничества в этой сфере. 

Безусловно, огромной задачей, стоящей перед мировой экономикой в двадцать первом веке, является то, как мы сможем добиться инноваций в сфере цифровизации и как сможем использовать это для экономического роста. В области цифровых технологий уже достигнуто межправительственное соглашение между Японией и Россией о развитии сотрудничества. В настоящее время осуществляется сотрудничество в области цифровых технологий с Россией через фонд «Сколково», но предстоит сделать гораздо больше. 

В области «зеленой» экономики и декарбонизации тенденция к отказу от угольных источников энергии активно набирает обороты. В октябре 2020 года бывший премьер-министр Ёсихидэ Суга заявил о стремлении к реализации программы углеродной нейтральности к 2050 году и поставил целью снижение объема парниковых газов до 2030 года на 46 процентов по сравнению с 2013 годом. Для достижения подобной цели активные меры должны принять и японские экономические круги. В России президент Владимир Путин в своем послании к Федеральному собранию в 2021 году тоже заявил о стремлении активно принимать меры по данному вопросу. В Японии часто высказываются надежды на сотрудничество с Россией в сферах деятельности, связанных с водородом, аммиаком и технологиями улавливания, утилизации и хранения углекислого газа (CCUS). Кроме того, и в Японии, и в России традиционно важная роль отводится творческой и культурной деятельности, что позволяет мне выразить надежду на появление в будущем интересных проектов сотрудничества между нашими странами в сфере креативных индустрий, например в создании контента, такого как игры, анимация и кино, а также дизайн и мода. 

Какие значимые и интересные примеры японско-российского экономического сотрудничества можно привести? 

— Давайте я приведу примеры проектов, которые осуществляются между нашими странами, в трех вышеназванных отраслях: здравоохранение, цифровые технологии, «зеленая» экономика и декарбонизация. В области здравоохранения во Владивостоке уже работают диагностический и реабилитационный центры, которые были учреждены японской больницей, а в Хабаровске в настоящее время японская компания совместно с РЖД строит Российско-японский центр превентивной медицины и диагностики, который должен открыть свои двери в 2022 году. В 2020 году российско-японское совместное предприятие на основе созданных каждой стороной технологий разработало и произвело наборы для быстрого тестирования на COVID-19, в результате чего было реализовано 15 миллионов таких наборов в 17 странах, начиная с России. Кроме того, имеется пример японских инвестиций в крупную российскую фармацевтическую компанию, есть успешные примеры создания совместных предприятий с японскими производителями медицинского оборудования. 

В области цифровых технологий в последние несколько лет Японская ассоциация по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО) при поддержке фонда «Сколково» и новосибирского Академгородка активно знакомит японский бизнес с российскими стартапами, проводятся питчинги (Reverse Pitch), во время которых японские компании получают предложения от российских стартапов. В результате постепенно увеличивается число российских IT-компаний, которые создают бизнес в Японии, в первую очередь в сфере разработки ПО в области образования. Кроме того, что касается сотрудничества в сфере цифровых технологий, российский автопроизводитель собирается работать с японскими компаниями над запуском услуг по подписке на автомобили. 

В области «зеленой» экономики в Камчатском крае и Республике Саха (Якутия) реализуются проекты по ветроэнергетике с участием японских компаний. Кроме того, в контексте декарбонизации в марте 2021 года в Японии был впервые продан «углеродно-нейтральный СПГ» на основе СПГ, производимого в рамках проекта «Сахалин-2» (путем компенсации углеродных выбросов, образующихся в процессе горения при добыче СПГ, углеродным кредитом, имеющимся у японской компании). В дальнейшем надежды возлагаются и на сотрудничество в области водородной энергии, и уже проводятся различные мероприятия по взаимному ознакомлению с потенциалом, которым обладают Япония и Россия в этой сфере. 

Что можно сказать о деятельности ассоциации РОТОБО в России, на что вы делаете упор? С кем в России вы сотрудничаете и каковы планы вашего развития на ближайшее время? 

— РОТОБО осуществляет разнообразную деятельность, направленную на укрепление и активизацию торговых и деловых отношений между Японией и Россией. Три основных направления этой деятельности — это организация деловых конференций и форумов, участие в выставочных мероприятиях, предоставление экономической информации. В области организации деловых конференций и форумов с 2015 года мы ежегодно проводим мероприятия «Бизнес-диалог Россия — Япония» в рамках Петербургского международного экономического форума и «Круглый стол Россия — Япония» в рамках Восточного экономического форума. Оба эти мероприятия проводятся совместно с Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия» и Российско-японским деловым советом, которые являются нашими партнерами. Кроме того, в 2019 году мы отправили делегацию бизнесменов из Японии на форум «Открытые инновации» в Сколково и организовали несколько сессий, связанных с Японией, в рамках данного мероприятия. РОТОБО неоднократно организовывала японские павильоны на российских выставках: в 2017 году на международной промышленной выставке «Иннопром» в Екатеринбурге (совместно с Японской организацией по развитию внешней торговли, ДЖЕТРО), а в 2019‒2020 годах — на бьюти-выставке Intercharm в Москве, в ходе которой российской аудитории была представлена разнообразная японская косметическая продукция. Что касается предоставления экономической информации, наша ассоциация публикует ежемесячный журнал, посвященный современной экономике России, мы также издаем краткую электронную версию этого журнала. Таким образом, мы распространяем информацию о современном состоянии экономики, промышленности и бизнеса в России среди японских компаний — членов РОТОБО (в настоящее время их около ста).

Помимо этого РОТОБО активно занимается проектами по обмену с российскими регионами. С начала пандемии коронавируса по причине различных ограничений все мероприятия в основном проводятся в режиме онлайн, но это не помешало нам провести в 2020‒2021 годах торгово-инвестиционные онлайн-семинары с Республикой Башкортостан, Хабаровским краем, Курганской, Рязанской, Самарской и Московской областями. Буквально в ноябре этого года мы провели еще два таких семинара: с агломерацией Санкт-Петербурга и Ленинградской области и с Амурской областью. На них мы представили японским компаниям экономический и инвестиционный потенциал этих российских регионов. Японская ассоциация по торговле с Россией и новыми независимыми государствами готова продолжать свою деятельность по оказанию поддержки российскому и японскому бизнесу. С 1991 года у нас работает представительство в Москве, и по всем вопросам и предложениям, связанным с нашей деятельностью, можно обращаться в наш московский офис.

Источник - https://expert.ru/expert/2021/49/struktura-nashey-torgovli-skoro-silno-izmenitsya/


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Грамматчиков

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.12.2021. Просмотров: 28

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta