Взять то, что плохо лежит на глобусе

Содержание
[-]

Взять то, что плохо лежит на глобусе

Присоединение Крымского полуострова к России открыло новую фазу в мировой политике. Пока Запад пытается выработать согласованный ответ на действия Москвы, другие игроки стараются выжать максимум из новой, крайне нестабильной ситуации.

Венгрия засматривается на Закарпатье

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в первой же своей речи после очередного вступления на пост заявил, что венграм, проживающим на территории Украины, нужно предоставить «право на культурную автономию», а заодно и второе — венгерское — гражданство.

Всего венгров на Украине около 200 тыс. человек — в процентном отношении это совсем немного. Но дальше интереснее: подавляющее большинство из них, порядка 185 тыс., живет в приграничной Закарпатской области, и это уже 12,5% местного населения. И наконец, в Береговском районе, непосредственно примыкающем к Венгрии, венгров подавляющее большинство — 76,3%. А это уже дает определенные основания для разговоров о возможном «воссоединении».

Предыстория вопроса насчитывает не одно столетие. Венгры освоили эти земли еще в Средневековье, впоследствии они оказались под контролем Османской империи, а потом империи Габсбургов. В XIX веке, когда Венгрия была выделена в отдельное королевство в составе единой с Австрией империи, Закарпатье стало его частью. Однако после Первой мировой войны от Венгрии были отторгнуты две трети территории, на которых проживало около 3 млн этнических венгров.

Именно к этому разделу многие десятилетия апеллировали националистически настроенные венгерские политики, мягкий вариант риторики которых подхватил и нынешний глава венгерского правительства. Виктор Орбан —– enfant terrible европейской политики, который из лидера гайдаровского типа, четко следовавшего всем рецептам МВФ, превратился чуть ли не в главного европейского национал-консерватора, борющегося против нелегальной иммиграции и евробюрократии за традиционные ценности и «историческую справедливость».

Любопытно, что буквально через несколько дней после крымского референдума в Будапеште состоялась манифестация националистов, требовавших вернуть Закарпатье Венгрии. Орбан все эти месяцы отмалчивался. А теперь громыхнул со своим заявлением.

Возможно, политик ждал реакции Запада на присоединение Крыма к России. Запад отреагировал вяло. И Орбан решил начать зондировать почву. Тем более что тема «разделенного народа» весьма популярна и среди венгерских избирателей.

Апеллировав в крымском случае, среди прочего, к «историческому праву», Россия открыла ящик Пандоры, Запад не нашелся, как решительно, быстро и эффективно отреагировать, и теперь можно не сомневаться, что эта тема будет всплывать снова и снова в самых разных случаях. Как минимум известно о массовом оформлении румынского гражданства жителями украинской Северной Буковины.

Крым в Шотландии и Каталонии

Отстаивая право Крыма на референдум о независимости, российские политики то и дело приводили пример аналогичного голосования в Шотландии, намеченного на 18 сентября нынешнего года. Именно оно сулило стать едва ли не главным политическим событием десятилетия, пока Украина не начала переживать нынешние пертурбации.

Европейские и американские политики отвечали на все эти аргументы тем, что в отличие от Крыма Шотландия получила добро на свой плебисцит от официального Лондона. Однако главный проводник идеи шотландской независимости первый министр региона Алекс Салмонд уже успел сослаться на крымский опыт, похвалив президента Путина за то, что тот «вернул российскому народу чувство собственного достоинства».

Очевидно, что крымские события окажут определенное влияние на сепаратистское движение в Европе. Однако не до конца ясно, какое именно. Дело в том, что если шотландскому референдуму, похоже, ничего не угрожает, то голосование в Каталонии, которое должно было состояться 9 ноября 2014 года, уже отменено испанским парламентом. На что каталонский премьер Артуро Мас заявил, что регион со своего пути не свернет, и уверил сограждан, что власти сделают все, дабы найти возможность провести голосование в назначенный день.

Тот факт, что шотландский референдум никто, судя по всему, отменять не собирается, не должен вводить в заблуждение. Дело в том, что, по всем последним опросам, почти половина избирателей собирается проголосовать против независимости и лишь чуть более 35% — за нее. Цифра остается неизменной уже несколько месяцев. Так что опасности тут особой нет, хотя Евросоюз устами главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу предупреждал: он сильно сомневается, что независимую Шотландию примут в состав единой Европы. Ну, на всякий случай.

В Каталонии другая ситуация: регион относительно богат и не зависит от центра, скорее наоборот, от него зависит испанский бюджет. Не допустить сецессии — важная задача, поскольку в таком случае открываются большие перспективы для пересмотра статуса других территорий.

К слову, Украина и Испания связаны не только через Крым и Каталонию. Сегодняшние события в Донецке и Луганске могут перерасти в политическую гражданскую войну, когда борются главным образом не этнические группы или религиозные конфессии, а люди, разделенные по политическим взглядам. Последний раз Европа видела такое именно в Испании, в 1930-е.

Китай действует тихой сапой

Тем временем в другой части мира, в Азии, обострился один из старейших территориальных конфликтов — вокруг Парасельских островов, на которые претендуют Китай, Вьетнам, да и другие страны региона. Китаисты уверены, что КНР решилась на эскалацию ситуации, видя, что внимание всего мира сегодня приковано к событиям в Крыму, и даже вялые протесты Госдепартамента США не дают обмануться: Вашингтону сейчас куда важнее разобраться с происходящим на востоке Европы.

А случилось вот что: китайцы попытались установить буровую вышку для добычи нефти в районе Парасельских островов, что в Южно-Китайском море; в дело вмешался флот Вьетнама, который считает острова своими; произошло несколько стычек. После этого во Вьетнаме прошла серия антикитайских выступлений, в результате которых было арестовано свыше тысячи человек, а Китай начал эвакуацию из страны своих граждан.

История конфликта уходит корнями в 1970-е, когда КНР захватила Парасельские острова, однако китайская победа не была признана ни Вьетнамом, ни другими странами мира. В начале 1990-х в районе островов были обнаружены залежи нефти, и вот теперь Китай, довольно сильно нуждающийся в энергоресурсах, собрался эти залежи освоить вопреки недовольству правительств стран региона. Показательно: на решительные действия Китай пошел ровно после Крыма, воспользовавшись незатейливой логикой «сможешь — возьми».

Чем закончится китайский нефтяной блицкриг, пока неясно. Наверняка он обсуждался, в частности, Пекином и Москвой, в том числе в ходе визита Владимира Путина в Пекин. Возможно, от России в обмен на поддержку в украинском вопросе, пусть даже сдержанную, и выгодные газовые контракты попросят оказать давление на ее традиционных союзников во Вьетнаме. С другой стороны, Вашингтон может попробовать объединить страны региона против Китая и тем самым усилить свое влияние в Юго-Восточной Азии. Более того, на волне антикитайских настроений вполне могут подняться оппозиционные силы внутри стран региона, которые жестко оппонируют правительствам, привыкшим работать в условиях международного статус-кво.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Карцев

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.06.2014. Просмотров: 204

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta