Взаимоотношения Китая и России в контексте российской военной агрессии против Украины

Содержание
[-]

Взаимоотношения Китая и России в контексте российской военной агрессии против Украины

Одним из главных факторов воздействия на Москву во время ее военной агрессии против Украины есть давление США и ЕС на Россию, которое увеличивается и уже имеет определенные негативные последствия для Российской Федерации.

Это, в первую очередь, политико-экономические санкции: международная изоляция, перекрытие доступа к западным кредитам и технологиям, блокирование работы российских компаний и банков на американском и европейском рынках, персональные ограничения широкого круга лиц, определяющих политику на украинском направлении.

Россия же делает попытки найти такого нового партера, который бы помог ей компенсировать потери от фактического разрыва отношений с США и Европейским Союзом. Такими партнерами она считает в первую очередь КНР и другие страны из так называемого «третьего мира» (преимущественно Азиатско-Тихоокеанского региона). Якобы они могут оказать помощь России в реализации ее стратегии переориентации с запада на восток, о чем активно ведутся разговоры в последнее время. Причем, она возлагает большие надежды именно на Китай, как на вторую после США страну в мире по экономическому потенциалу, придерживающуюся независимой внешней и внутренней политики.

Например, в политической сфере Россия традиционно рассчитывает, что Китай поддержит российскую позицию в СБ ООН, в т. ч. и по украинскому вопросу. Кстати, именно пытаясь противодействовать Западу, Россия инициировала создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) при участии КНР и других стран, которые Москва считает одновременно своими союзниками и потенциальными противниками США.

В частности, российское руководство очень заинтересовано в сотрудничестве с КНР в торгово-экономических и инвестиционных вопросах. Делается акцент на энергетические проекты, предусматривающие увеличение объемов поставок российской нефти и газа в Китай. Основными такими проектами являются сооружение газопроводов «Сила Сибири» (Восточная Сибирь — КНР) и «Алтай» (Западная Сибирь — КНР). Россия преподносит их как средство «диверсификации ее экспортных возможностей», а также «инструмент влияния на ЕС» (в плане возможной переориентации газовых потоков из Европы на Китай).

Россияне особенно пытаются углубить взаимодействие с Китаем в вопросах мировой и региональной безопасности. Поэтому инициировали консультации с КНР, а также учения по антитеррористической тематике, как на двухстороннем уровне, так и в рамках ШОС.

Все свои шаги россияне сопровождают масштабной информационной кампанией, демонстрирующей «успехи стратегического партнерства между двумя странами». Особенно это заметно, начиная с весны с. г., когда обострились отношения между Российской Федерацией и США, НАТО и ЕС в украинском вопросе. Например, в качестве свидетельства о «провале попыток международной изоляции РФ» преподносятся контакты России и КНР на самом высоком государственном уровне, в т. ч. визиты В. Путина в Пекин в мае и ноябре с. г., а также-председателя Государственного совета КНР (премьер-министра) Ли Кецяна в Москву в ноябре с. г.

Российские СМИ в один голос утверждали, что все эти визиты «имеют исторический характер», «демонстрируют прорыв в отношениях сторон» и «завершились подписанием многомиллиардных контрактов» в торгово-экономической и инвестиционной сферах. Сообщалось также о «решении большинства проблем» в отрасли энергетического сотрудничества двух стран, включительно с принятием окончательных решений по сооружению вышеупомянутых газопроводов, а также определением цены на российский газ для КНР.

Таким образом, можно поверить российской пропаганде, как ей поверило большинство граждан Российской Федерации, чистосердечно воспринимающих Китай в роли «стратегического партнера» России.

***

Правда, реальное состояние дел далеко от желаемого. Так, Пекин поддержал позицию Москвы в отношении большинства конфликтов в разных регионах мира, в т. ч. в бывшей Югославии, Афганистане, Ираке, Египте, Ливии и Сирии. Но он совсем иначе отреагировал на ситуацию, сложившуюся вокруг Украины, а именно — фактически отказался принять сторону России, поддержав территориальную целостность нашего государства. Это продемонстрировала позиция Председателя КНР Си Цзиньпина во время саммита «Большой двадцатки» в ноябре с. г. в Австралии, когда он, вместе с лидерами других ведущих стран мира, открыто критиковал В. Путина из-за военной агрессии России против Украины.

Более того, в то время, когда Россия стремится разрушить украинскую экономику, Китай поддерживает Украину в рамках реализации широкого спектра совместных инвестиционных проектов, в первую очередь в отраслях сельского хозяйства и оборонной промышленности.

В частности, в период с января по август с. г. Украина экспортировала в КНР свыше 3,5 млн. тонн кукурузы, что в полтора раза больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Увеличен также экспорт в Китай и другой сельскохозяйственной продукции, что позволило ощутимо компенсировать Украине потери на российском рынке.

 

В сентябре с. г. состоялось четвертое заседание подкомиссии по вопросам сотрудничества между КНР и Украиной в сельскохозяйственной отрасли, где были озвучены намерения сторон увеличить объемы взаимного товарооборота до 1 млрд. долл. США в течение года (в 2013 году составил 700 млн. долл. США). При этом Китай и Украина отметили честный, открытый и взаимовыгодный характер двухсторонних торгово-экономических отношений.

Укрепляются китайско-украинские связи и в военно-технической сфере. Например, продолжается подготовка к запуску совместного производства авиационных двигателей АИ-322 и АИ-322Ф. По словам президента китайской авиационной корпорации AVIC Лин Цзумина, китайская сторона готова к широкому сотрудничеству с Украиной в этом и других вопросах.

Позитивный характер китайско-украинских отношений засвидетельствован также в обзоре Министерства коммерции (внешней торговли) КНР «Перспективы развития китайско-украинских торгово-экономических связей», обнародованном в сентябре с. г., где китайская сторона выражает свою уверенность в возможностях Украины в кратчайшие сроки справиться со своими проблемами.

Совсем иначе складываются сейчас торгово-экономические связи КНР с Россией. Так, вопреки громким заявлениям российской стороны о «прорыве в достижениях» в данной сфере, Пекин с Москвой, как и до этого, ведут обычную торговлю без какого-либо двухстороннего «особенного сотрудничества».

КНР, например, отказалась инвестировать 25 млрд. долл. США в российский проект газопровода «Сила Сибири». К тому же фактически не решен вопрос сооружения газопровода «Алтай». Еще не определена окончательная стоимость российского газа для КНР, при том, что Россия по существу согласилась с убыточным для себя уровнем ценовых предложений. Сегодня Китай фактически кредитует на российской территории лишь свои проекты, дающие непосредственные и быстрые выгоды КНР.

Кстати, учитывая санкции США и ЕС против российских банков, некоторые финансовые учреждения КНР отказываются обслуживать финансовые операции совместных российско-китайских предприятий, в т. ч. выдвигая требования о закрытии счетов.

Об увеличивающемся недоверии Китая к России пишется и в официальных китайских СМИ, которые фактически излагают позицию китайского руководства. В частности, в конце ноября с. г. центральная газета КНР «Женьминь жибао» распространила откровенно негативную оценку состояния российской экономики и перспектив ее развития. Эксперты полагают, что это открытый совет китайскому бизнесу воздержаться от сотрудничества с Российской Федерацией.

Есть также расхождения между Россией и КНР и в других важных вопросах. Так, вопреки желанию Кремля, Китай вовсе не намерен прибегать к антизападной политике или создавать с Россией антиамериканские или антиевропейские союзы. Напротив, именно США и ЕС являются главными стратегическими партнерами Китая в политической, экономической и безопасностной сферах.

По существу, новая модель мирового уклада без участия России была определена в июне 2013 года на встрече в Вашингтоне Президента США Б. Обамы и Председателя КНР Си Цзиньпина. Они отказались от конфронтации между своими странами, а также договорились активизировать и расширить диалоги на всех уровнях. Впоследствии эти решения были конкретизированы во время очередных встреч высоких должностных лиц обеих стран, в т. ч. в ходе визита Б. Обамы в КНР в ноябре с. г. в рамках его участия в саммите АТЕС.

Достаточно показательными являются также объемы сотрудничества между Китаем, США и ЕС в торгово-экономической и инвестиционной отраслях, которые более чем в двадцать раз превышают аналогичные показатели сотрудничества между КНР и Россией.

Не оправдало надежд России и создание ШОС. Вместо «анти-НАТО», как это планировалось Российской Федерацией, на сегодняшний день Шанхайская организация сотрудничества превратилась в эффективный инструмент КНР по укреплению китайского присутствия в странах Центральной Азии, которые Москва считает «сферой своего исключительного влияния». Так, инвестиционные, энергетические и транспортные проекты КНР во всех пяти странах региона уже привели к подрыву экономической и политической базы региональных инициатив Российской Федерации.

В первую очередь это касается Казахстана, имеющего в роли члена Таможенного и предстоящего Евразийского экономического союза не менее, а то и более тесные торгово-экономические связи с КНР. При этом объемы китайских инвестиций в казахстанскую экономику уже на порядок превысили размеры финансовых вкладов Российской Федерации. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношениях Китая с другими странами Центральной Азии и, в целом, бывшего СССР.

Проще говоря, КНР вытесняет Россию из постсоветского пространства и делает это намного агрессивнее и эффективнее, чем США и Европейский Союз. Даже Беларусь — ближайший союзник России — очень активно развивает отношения с Китаем, рассматривая его в качестве альтернативы Российской Федерации. Этим же КНР фактически тормозит все интеграционные инициативы Москвы на территории бывшего СССР, в т. ч. и по созданию Евразийского Союза как главного геополитического проекта Кремля и лично В. Путина. При этом китайские эксперты открыто признают факт несоответствия данного проекта интересам КНР.

Кстати, Россия и Китай являются прямыми конкурентами в вопросе проведения новых транспортных коридоров из Азиатско-Тихоокеанского региона и Центральной Азии в Европу. В частности, такую конкуренцию составляют: с одной стороны — планы России по развитию Транссибирской магистрали и Северного морского пути, а с другой — мероприятия КНР по воссозданию так называемого «Нового Шелкового пути». В этой связи аннексия Крыма Россией сорвала украинско-китайское соглашение о сооружении Китаем глубоководного порта возле Евпатории как части его трансконтинентального проекта, что никоим образом не прибавило Пекину симпатий к Москве.

***

Хотя в отношениях между Россией и КНР есть и более серьезные проблемы. Так, невзирая на получение в свое распоряжение ряда островов на Амуре вблизи г. Хабаровск (в 2004 году), Китай не отказался от территориальных претензий к Российской Федерации. Причем, такие претензии касаются не только отдельных пограничных территорий, но и всей Восточной Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, где сосредоточены огромные природные ресурсы.

Китай уже активно реализует планы «освоения» российских территорий путем их бесконтрольного заселения своими гражданами. Этот вопрос приобретает критический характер для России в условиях резкой диспропорции демографических потенциалов РФ и КНР в пользу китайской стороны, особенно в восточных регионах Российской Федерации. Так, если на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока РФ проживает не более 5-7 млн. человек, то в соседних провинциях Китая — свыше 100 млн.

Москва обеспокоена этим обстоятельством и пытается усилить группировку российских войск на востоке страны, а также нарастить масштабы военных маневров и учений. Как пример, в сентябре с. г. прошли стратегические командно-штабные учения «Восток-2014», в которых принимали участие 155 тыс. военнослужащих, 8 тыс. единиц боевой техники, свыше 630 летательных аппаратов и 80 военных кораблей, а также самолеты стратегической авиации Ту-95МС и новые оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер».

На такие шаги РФ соответственно отреагировало руководство КНР, со своей стороны усилившее военную активность на российском направлении. В частности, в сентябре-октябре с. г. были проведены масштабные мероприятия оперативной и боевой подготовки Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК) в Шеньянском (пограничном с Россией) военном округе КНР. Кроме того, рассматриваются планы по передислокации отдельных частей НОАК к китайско-российской границе. Исходя из этого, последовательно сокращаются масштабы военного сотрудничества между Россией и КНР как на двухстороннем уровне, так и в рамках ШОС.

Причина такого состояния дел — прагматизм Китая, исповедующего исключительно собственные интересы и вовсе не собирающегося им изменять на требование Российской Федерации и ее антизападной истерии. Так, в отличие от России, КНР не имеет никаких реальных противоречий с США, НАТО и ЕС, за исключением отдельных вопросов, как правило, решающихся в рамках конструктивного диалога сторон. Аналогично западные страны и международные организации относятся к Китаю, который в любом случае не рассматривается ими как угроза их безопасности, а скорее всего — как фактор сдерживания экспансионистской политики Российской Федерации.

Что же касается России, то она является для КНР лишь поставщиком природных ресурсов, рынком сбыта китайской продукции широкого потребления, а также объектом демографической экспансии, которая вскоре может обернуться и китайской аннексией российских территорий. Повод для этого уже дает военная агрессия Москвы против Украины. Эта агрессия, с одной стороны, заметно ослабляет Россию из-за западных санкций, а с другой — демонстрирует КНР как нужно действовать, в случае необходимости.

Все это и определяет политику Китая в отношении Российской Федерации, в т. ч. в рамках переговоров по энергетическим вопросам. Так, КНР отказывается от «стратегических» связей с Россией и кредитования ее экономики, отлично осознавая, что политическая и экономическая ситуация в РФ стремительно, просто-таки катастрофически ухудшается, что вскоре обеспечит Китаю бесплатный доступ к российским природным ресурсам. А это для него намного выгоднее, чем денежные расходы в поддержку амбиций Москвы. И поэтому вполне очевидно, что КНР участвует в кампании США и ЕС по развалу российской экономики, рассчитывая вскоре на свое участие в разделе России.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Борифен Интел, Киев, Украина

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.12.2014. Просмотров: 296

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta