Встряска пандемией заставила европейцев поверить в союз

Содержание
[-]

***

Никто не умрет в одиночку

Коронавирус нанес coup de grâce (удар милосердия) по Европейскому союзу, уже без того подорванному экономическим, долговым и миграционным кризисами, противоречиями между севером и югом, подъемом правых националистов и Брекситом — это общее место в политологических прогнозах недавнего времени.

На экранах телевизоров — иллюстрирующие картинки: хаотичное закрытие шенгенских границ, брюссельские конторы, опустевшие из-за карантина, борьба за самолеты с грузом масок из Китая, триумфальный автопробег российской военной колонны под триколорами по автострадам Италии на помощь медикам Бергамо и слезы благодарных итальянцев, не дождавшихся помощи от европейских союзников…

Пандемия COVID-19, реакция на нее и последствия стали тяжелейшим ударом по ЕС. Но не привели к его развалу. Даже наоборот — подтолкнули к усилению европейской интеграции. Европейский совет по международным отношениям (ECFR) опросил более 11 000 граждан в девяти странах Европы (Болгарии, Дании, Франции, Германии, Италии, Польши, Португалии, Испании и Швеции), на которые приходится более двух третей населения ЕС и союзного ВВП. Опрос был проведен в конце апреля — начале мая, когда большинство стран — членов ЕС только-только готовились выйти из локдауна.

Дальнейшие события только подтвердили выявленные тенденции. Шенгенские границы постепенно открылись, и если на некоторых остались ограничения, то только по эпидемиологическим причинам (вирус пока с нами!). Лидеры стран ЕС обсуждают проекты расширенного семилетнего союзного бюджета и плана восстановления на общую сумму в 2 триллиона 364 миллиарда евро. Эти деньги частично Еврокомиссия займет под собственные гарантии на финансовых рынках, а частично страны — члены Союза добровольно выделят Брюсселю. И поручат распоряжаться программами, грантами и займами.

Но вернемся к опросу, который зафиксировал срез общественного мнения примерно на начало мая. Люди во всех охваченных им странах считают, что Евросоюз плохо справился с реакцией на COVID-19.

Большинство респондентов заявили, что ЕС не принял вызов.

Но интереснее ответ на вопрос: «Кризис показал, что надо больше сотрудничать в ЕС или европейская интеграция зашла слишком далеко?» Мнения разделились в пропорции 63/18 в целом по охваченным странам ЕС, в Португалии — даже 91/5, в наиболее пострадавших от эпидемии Испании и Италии — соответственно 80/9 и 77/14, а минимальные соотношения во Франции — 52/22 и в Швеции — 51/20. То есть ЕС действовал плохо, не проявил себя, но большинство опрошенных во всех странах говорят, что теперь они тверже убеждены в необходимости дальнейшего укрепления сотрудничества в ЕС, чем до пандемии. Потому что в одиночку странам не по силам справиться с подобным шоком и тем более преодолеть его последствия.

Видимо, настоящий вирус помог вылечиться от политического вируса евроскептицизма. Популисты отступают. Опросы показывают, что подавляющее большинство людей хочет большего сотрудничества внутри ЕС, и что эти избиратели распределились по всему Союзу — северу, югу, востоку и западу. Опросы доковидовского 2019 года показывали обратную корреляцию между доверием национальным правительствам и доверием к институтам ЕС. В этом году после пика эпидемии было не так. Похоже, европейцы согласились со словами канцлера Ангелы Меркель, что «у национального государства нет будущего в одиночестве». Кризис создал у них ощущение одиночества их государств в мире, который становится все более опасным.

Об этом свидетельствуют ответы на вопрос, кто извне больше помог их стране в кризисный момент. Мнение «никто» преобладает во всех этих странах (от 22 % до 30 %). На втором месте у поляков — ЕС (30/17), у скандинавов и испанцев — международные организации, у итальянцев — Китай (28/25). США — на последнем месте, в большинстве случаев — всего 1 %. Обрушение имиджа Соединенных Штатов в глазах многих европейцев разительно. Более 70 % датчан и португальцев говорят, что их восприятие Америки ухудшилось, им вторят 68 % французов, 65 % немцев, 64 % испанцев. Не только от негативного отношения к внешней политике Трампа. США раскололись в своем реагировании на COVID-19. Если этот внутренний хаос затянется, многие европейцы могут увидеть в Америке сломленного гиганта, которому нельзя поручить защиту западного мира.

При опросе в 2019 году европейцы предпочли такой ЕС, который достаточного силен, чтобы его не заставляли выбирать сторону в конфликте, но в конечном счете принимает сторону США среди любых других союзников. Сегодня доверие к Америке Трампа исчезло. Для большинства европейских избирателей США в лучшем случае друг в хорошую погоду, Китай — системный конкурент, а Россия многим гражданам ЕС представляется относительно маргинальной.

В двух из девяти стран, охваченных опросом, отношение к России отличается от «среднестатистического»: в Болгарии и Италии. Четверть опрошенных болгар сказали, что стали относиться к России лучше. Это больше, чем тех, кто стал относиться хуже. Но при значительной симпатии к России — и в меньшей степени к Китаю — болгары в первую очередь считают ЕС главным источником своего прогресса.

Можно было бы предположить, что после чрезвычайной ситуации, когда, как считают итальянцы, ЕС их подвел, они могут по-прежнему рассматривать Китай и Россию в качестве основных источников поддержки. Но это не так. Согласно исследованию ECFR, 22 % итальянцев ожидают в период экономического восстановления получить больше поддержки от ЕС, чем откуда-то еще. По сравнению с 16 % от Китая и 5 % от России.

По геополитическим взглядам авторы исследования разделили опрошенных на три больших группы. Первые, сторонники опоры на собственные силы, полагают, что в эпоху «после ковида» геополитика будет такой же, как в ХIX веке, когда каждая европейская нация была самостоятельной. Таких — 29 %. Вторые, их 15 % — «солдаты новой холодной войны» — думают, что все будет напоминать ХХ век. То есть биполярный мир с Америкой как лидером свободного мира и Китаем — лидером автократической оси, в которую входят такие государства, как Россия и Иран. Наконец, третья и самая большая группа (42 %) — это «регионалисты», сторонники «стратегического суверенитета». По их мнению, ХХI век станет эпохой блоков и регионов, и ЕС будет действовать как единый блок.

Бывшие националисты начинают понимать, что их государства могут быть суверенными только в составе европейского блока. Разочарованные глобалисты засомневались в том, что мечта о многостороннем мире под глобальным управлением может сбыться при Трампе, Си и Путине.

Европейцы меньше могут полагаться на глобальное решение для построения мира, в каком они хотят жить. Поэтому решили реализовать свою утопию на отдельно взятой территории ЕС. Судя по послековидным опросам, растет поддержка «европейской» повестки дня: «зеленого курса», возобновляемой энергетики, цифровой экономики.

Правительства ЕС и институты в Брюсселе осознали, что коронавирус создал возможность для коллективных действий в Европе. Представленный в мае франко-германский план восстановления и трансформации, который обрел конкретные контуры и готовится к утверждению в Европейском совете, может стать началом нового жизненно важного этапа европейской истории.

Автор Александр Минеев, cоб. корр. в Брюсселе

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/14/86266-nikto-ne-umret-v-odinochku

***

Приложение. Когда страны объединяются: Судьба Евросоюзa в эпоху коронавируса

«Новая» публикует главу из новой книги, посвященной «цивилизации коронавируса», готовящейся к печати. Работа Виталия Шклярова и Анджей Беловранина «Мир, поставленный на паузу» выходит в издательства Corpus.

По идее, бороться с пандемией вместе должно быть проще. Самый могучий союз государств на нашей планете сейчас — Европейский. Помог ли он реально своим членам? Премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что Евросоюз как проект в результате коронавирусного кризиса может потерпеть неудачу: «Если мы не используем возможность вдохнуть новую жизнь в Европейский проект, риск краха реален».

Однако эту жесткую критику со стороны итальянского премьера можно объяснить тем, что ЕС в очередной раз отказался выпускать евробонды, которые в нынешних условиях прозвали «коронабондами». Суть этих бумаг в том, чтобы сделать государственные долги каждой из стран Евросоюза общим долгом, который все страны будут выплачивать солидарно. Логично, что за такую меру всеми руками выступает именно Италия (у которой долг самый большой после Греции, разорившейся во время ипотечного кризиса 2007–2008 годов). А против — Германия, которая со своими долгами справляется лучше всех.

Италия: «Мы тут задолжали, помогите, заплатите часть долга за нас».

Германия: «С какого перепугу мы должны платить за вас, если вы не умеете в экономику? ЕС — это все‑таки союз партнеров, а не единый соцлагерь».

Так и не могут договориться.

Спор этот сам по себе старый, ему уже десять лет — ведется как раз с прошлого кризиса. Так что и коронавирус, и евросотрудничество тут на четырнадцатом месте, а на первом — деньги и политика. Так все‑таки есть польза от Евросоюза в период кризиса или никакой? Зависит от того, что называть пользой. И — что называть Евросоюзом. Например, еще в конце января 2020 года Еврокомиссия из Брюсселя задала государствам-членам вопрос: как у вас дела вообще? Готовы вы к коронавирусу, если что? Как у вас с медицинскими припасами, достаточно ли масок и прочих ИВЛ?

И вот что интересно! Все государства-члены как одно ответили: да, у нас все окей! Запасов завались, врачей девать некуда, нам ничего не надо, кочумаем дальше.

А через пару недель началось в Италии, и далее — везде. И оказалось, что ни‑ чего не хватает! То есть получается, что Евросоюз как чиновничья структура пытался предупредить кризис. Честно делал свое дело. Но Евросоюз как совокупность государств на это беспокойство наплевал в стиле шапкозакидательства: авось ничего не будет. Когда грянул нынешний кризис, ЕС решил помочь тем, у кого все плохо с медицинскими запасами. Объявил конкурс. Но и закупиться‑то толком оказалось негде:

все страны, которые маски производят, сами же их теперь и закупают в полном объеме для собственных нужд. И помощь в крайнем случае быстрее направить из страны в страну, чем через вторые руки, то есть через ЕС.

Европейский союз — это не очередной батенька-заступник, который сидит где‑то на облаке и оттуда может в случае чего подогреть манной небесной. Это союз тех самых стран, каждая из которых испытывает трудности сама по себе. И если страны дурят, то ЕС им ничем помочь не сможет. То же самое с планами выхода из кризиса. В разных странах ЕС эпидемия развивается по‑разному. Кто‑то справляется вполне хорошо, вроде Норвегии или Австрии, и уже начинает потихоньку приоткрывать бизнесы. Но в Италии, Испании, Франции на середину апреля еще ничего не понятно. ЕС предложил разработать дорожную карту по выходу из карантина — для всех стран вместе и каждой в отдельности. Где и что последовательно открывать: магазины, школы, музеи, границы, — чтобы никто вдруг не напортачил.

Но пока пришлось отозвать инициативу: те страны, в которых все плохо, утверждают, что если сейчас ЕС заговорит о «стратегии выхода», то им своих граждан на самоизоляции удерживать будет еще сложнее. Пока что получается, что Евросоюз для борьбы с пандемией практически бесполезен. Значит ли это, что он бесполезен вообще? Нет, потому что создавался он для «мирных» времен, в которые прекрасно работает. Одна общеевропейская валюта дорогого стоит! Не говоря уже о едином таможенном пространстве.

Значит ли это, что ЕС всегда будет бесполезен в ситуации кризиса? Вот это действительно интересный вопрос! В нынешнем виде структуры ЕС мало что могут. Логичный вывод: после окончания кризиса пересмотреть всю затею и дать ЕС больше полномочий на случай кризисных ситуаций. Однако это может превратить Евросоюз в того самого надгосударственного монстра, которого так боятся его критики. Получим, мол, новый соцлагерь — и конец демократии. В том числе по этой причине из ЕС решила выйти Великобритания. Так что риск есть.

Как в итоге поступят страны-участницы, станут ли усиливать свой союз на случай следующего кризиса или решат оставить как есть? Скорее второе, но будем посмотреть.

Кстати, интересно, что вопрос выхода Британии из ЕС из‑за пандемии отложен. Не в последнюю очередь потому, что главные переговорщики с обеих сторон, Дэвид Фрост и Мишель Барнье, сами заболели коронавирусом. До 1 июля необходимо было решить, будет ли переходный период продлен. Что было бы логично в нынешних условиях. Но вот проблема: Борис Джонсон внес в закон о выходе из ЕС пункт о том, что переходный период продлевать нельзя. Видимо, придется нарушить!

Потому что если Британия покинет ЕС 1 января 2021 года, не дорешав до конца все вопросы, то рухнут многие торговые связи, нарушатся цепочки поставок, что чревато еще одним кризисом, на сей раз совершенно искусственным. Конечно, в связи с пандемией вновь будет обсуждаться и роль ООН. И конечно, опять будут звучать обвинения в «импотентности» и «устарелости» этой организации. Мол, со своей работой не справляется, призвать к порядку никого не может, помочь никому — тоже. Но эти обвинения будут так же бессмысленны, как и в отношении Евросоюза. Если ООН будет принимать более жесткие и смелые решения, то в конце концов превратится в мирового жандарма. Того самого, появления которого все так боятся. Вернее, многие страны мечтают иметь этого жандарма на своей стороне, но не хотят оказаться на стороне его противников. ООН — это сумма стран, существующих на нашей планете. Среднее по больнице. Какие страны, такая и ООН.

Неужели вы всерьез хотите, чтобы появилось мировое правительство — только для того, чтобы помочь нам бороться с кризисами?

Древние говорили: «До бога высоко, до царя далеко». Так вот, до императора человечества вообще будет не дотянуться, даже самой длинной палкой-копалкой. ООН после пандемии не изменится. Останется импотентной и изжившей себя структурой. И очень хорошо!

Заметим: история знает положительные примеры объединения против эпидемий даже враждующих государств. В 1959 году на сессии ВОЗ вирусолог из СССР Виктор Жданов внезапно предложил ни больше ни меньше объявить мировую войну вирусу оспы и ликвидировать его на всем земном шаре. Тогда смелый проект остался без должного внимания, но только до того момента, пока черная оспа не посетила в 1960 году Москву. Оказалось, что старые прививки у многих почему‑то не действуют, было много смертей, паника, аврал. Правда, штаб под личным руководством Хрущева сумел сработать на опережение: строжайший карантин, 7 миллионов жителей столицы были привиты всего за пару недель, вспышка погашена. Но после этого натерпевшийся страха СССР резко проникся идеей победы над коварным вирусом, выделил и врачей, и средства. Другие страны поддержали, ВОЗ радостно взялась за дело, которое заняло всего десять лет. Несмотря ни на какую холодную войну, сотрудничество состоялось, и вирус был‑таки уничтожен на всей Земле. В 1976 году зарегистрирован последний заболевший, а в 1980‑м ВОЗ объявила, что прививать детей от оспы нигде в мире больше не надо!

Авторы Виталий Шкляров и Анджей Беловранин

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/05/86154-kogda-strany-ob-edinyayutsya

***

Дополнение. Переговоры на саммите ЕС 17 – 20 июля

На повестке дня встречи - бюджет ЕС на предстоящие семь лет и создание фонда для борьбы с последствиями пандемии. Канцлер ФРГ Ангела Меркель отметила, что разногласия между участниками встречи весьма велики.

"Различия в позициях сторон весьма и весьма велики, поэтому я не могу прогнозировать, достигнем ли мы результата и на этот раз", - сказала она перед началом встречи. Агентство epd отмечает, что на федеральном канцлере сейчас лежит особая ответственность, поскольку Германия с 1 июля занимает по ротации пост председателя Евросоюза. Президент Франции Эмманюэль Макрон описал ситуацию как "беспрецедентный кризис в здравоохранении, экономике и социальной сфере". Глава Елисейского дворца пообещал сделать все возможное для достижения компромисса вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель (Angela Merkel) и председателем Европейского совета Шарлем Мишелем. Выработка единой позиции позволит приступить к восстановлению экономики и выстроить новую независимость в технологическом, промышленном и экологическом аспектах, подчеркнул президент Франции, выразив осторожную уверенность в успехе саммита.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) назвала день открытия саммита днем огромной важности. Она отметила, что речь идет не только о преодолении кризиса, но и о модернизации ЕС, о цифровизации и о заключении "большой сделки" о переориентировании экономики и общества на усиленную защиту экологии и устойчивое развитие. На первой со времени начала пандемии коронавируса физической встрече глав государств и правительств 27 стран ЕС будет обсуждаться, в числе прочего, бюджет Евросоюза на ближайшие семь лет (среднесрочное планирование) и создание фонда для борьбы с экономическими последствиями пандемии. Председатель Совета ЕС Шарль Мишель предложил одобрить бюджет Евросоюза в объеме 1,075 трлн евро и выделить 750 млрд евро на создание фонда. Участники саммита далеки от единства по вопросам о распределении финансового бремени.

Автор Сергей Ромашенко

https://p.dw.com/p/3fUr5

***

Утром европейские ценности — вечером европейские деньги

Саммит ЕС затянулся из-за разногласий о размерах и условиях распределения фондов на восстановление после пандемии,

Организаторы первого после начала пандемии COVID-19 саммита Евросоюза сделали все для того, чтобы защитить здоровье глав государств и правительств 27 стран, слетевшихся в Брюссель. Строгий регламент ношения масок, запрет рукопожатий, сокращение свиты почти втрое, непрерывная дезинфекция помещений дворца «Европа»… Но главными угрозами их здоровью скорее могут стать переутомление и нервный стресс. Совещание в верхах началось в пятницу утром, продолжалось в субботу, рабочее воскресенье продлилось до утра понедельника, и потом переговоры возобновились в понедельник вечером. Цена вопросов, для обсуждения которых лидеры стран ЕС собрались в Брюсселе, — 1 триллион 74 миллиарда евро семилетнего союзного бюджета и 750 миллиардов евро специального фонда послекризисного восстановления.

Бенефициары программ развития ЕС и субсидий фермерам (Франция, Италия и Испания, а также Польша и другие восточные члены союза), хотят, чтобы бюджет был больше предложенного Брюсселем проекта. Малые, но богатые северные страны («бережливая пятерка» — Нидерланды, Австрия, Дания, Швеция и Финляндия), настаивают на его сокращении. Специальный фонд из занятых на рынке денег Брюссель предлагает раздать наиболее пострадавшим странам — 500 миллиардов в виде грантов, то есть даром, и 250 миллиардов в виде кредитов. С такой пропорцией согласно большинство, кроме «бережливых», которые хотят сократить безвозмездную часть. «Бережливые» к тому же отстаивают свою скидку взноса в союзный бюджет, которая им полагается как «чистым» донорам. Этого же хочет и Германия.

Упорство, с которым национальные лидеры стремились, бросая вызов ковиду, собраться непременно сейчас и заседали дни и ночи, объяснялось тем, что после летних каникул кончается принятый ранее пакет срочных мер помощи государствам, бизнесу и работникам на общую сумму 540 миллиардов евро.

Неожиданно в центре спора о семилетнем бюджете и грантах оказались верховенство права и демократические ценности. Еще до прибытия в Брюссель премьер-министр Венгрии Виктор Орбан пригрозил наложить вето на весь долгосрочный финансовый пакет, если в нем будет упомянут принцип распределения европейских денег в зависимости от соблюдения страной верховенства права. Против этого принципа, предложенного Брюсселем при поддержке большинства стран ЕС, выступил и глава правительства Польши Матеуш Моравецкий.

Орбан слывет в ЕС авторитарным правителем и националистом, а Венгрия с начала 2018 года находится под колпаком расследования Европарламентом и Советом ЕС в связи с нарушениями демократических принципов — таких, как академическая свобода, свобода выражения мнений и независимость судебной системы, включая права судей. Будапешт саботировал решения ЕС во время миграционного кризиса 2015 года. Примерно такие же претензии у законодателей ЕС к внутренней политике Варшавы. Они видят ухудшение ситуации в Польше с точки зрения функционирования законодательной и избирательной системы, независимости судебных органов и прав судей, а также защиты основных прав. По статье 7 Договора ЕС обеим странам грозят санкции вплоть до приостановки голоса в Совете ЕС.

«Мы не хотели бы возвращаться домой без решения для Европы», — заявил Орбан журналистам в воскресенье, выходя после рабочего ужина. Он сказал, что все лидеры сознают, насколько серьезна экономическая ситуация, учитывая пандемию и возможную ее вторую волну, и сделка по смягчению последствий «является обязательной». На самом ужине, когда обсуждалось распределение бюджета, вспыхнула публичная перепалка между ним и премьер-министром Нидерландов Марком Рютте, который выделился как радикальный и бескомпромиссный лидер «бережливой пятерки». Рютте заговорил о связи между выдачей фондов ЕС и верховенством права, имея в виду страны с правыми популистскими правительствами, которые уходят от демократического правления.

Орбан не выдержал:

— Я не знаю, по какой личной причине премьер-министр Нидерландов ненавидит меня или Венгрию, но он так резко нападает и ясно дает понять, что Венгрия, по его мнению, не уважает верховенство права (…) должна быть наказана материально.

— Мы здесь не для того, чтобы потом приезжать в гости на дни рождения друг к другу, — парировал голландец.

— Мы здесь для того, чтобы делать бизнес для собственной страны. Мы все профессионалы.

Рютте уже давно известен как европейский «мостостроитель», но в эти выходные его жесткая переговорная позиция, по мнению многих, задержала сделку. Он и его союзники настаивают на том, чтобы раздача союзных денег была увязана с реформами рынка труда и пенсионными реформами, и чтобы был некий «тормоз», позволяющий странам ЕС контролировать и, при необходимости, останавливать проекты, оплачиваемые из фонда восстановления.

«Да, прекрасно, что страны будут получать гранты на восстановление, но что я отвечу людям в Нидерландах, когда они спросят, на что потрачены их деньги в других странах?», — рассуждал он во время ночной беседы с журналистами возле своей гостиницы.

Другие считают, что внутренняя политика и экономические приоритеты — это области национального суверенитета. «Он не может просить нас проводить конкретные реформы, — сказал премьер-министр Италии Джузеппе Конте. — Как только (помощь) будет одобрена, каждая страна представит свои предложения (об ее использовании)».

Но Рютте упрямо твердит: «Сначала обязательства реформ, потом деньги, причем с правом союзного контроля и приостановки выплат». Он также уверен, что ЕС — это союз европейских ценностей. Вступая в него, страны обязуются соответствовать стандартам.

Возражая северным «бережливым», многие говорят, что богатые члены ЕС и так получают огромные выгоды от единого союзного рынка. Могут немножко и уступить. «ЕС был основан на предположении, что вы можете доверять друг другу в духе добросовестного сотрудничества, — написал в своем твиттере премьер-министр Словении Янез Янша. — Этот тип доверия есть причина того, что страны открыли свои границы и рынки и создали единый рынок. Его преимущества в значительной степени перевешивают взносы в MFF (семилетний бюджет ЕС)».

Автор Александр Минеев, соб. корр. «Новой», Брюссель

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/20/86338-utrom-evropeyskie-tsennosti-vecherom-evropeyskie-dengi

***

ЕС согласовал крупнейший бюджетный и финансовый пакет в истории 

Утвержденный на саммите в Брюсселе пакет включает 1,8 трлн евро. Из них 1074 млрд евро выделяются в рамках семилетнего бюджетного плана, еще 750 млрд евро - наполнение программы экономического восстановления.

Страны ЕС согласовали самый крупный бюджетный и финансовый пакет в своей истории. Об этом сообщил во вторник, 21 июля, председатель Европейского совета Шарль Мишель по итогам четырехдневного саммита в Брюсселе.

"Мы сделали это!" - написал он в Twitter.

Лидеры 27 стран Евросоюза одобрили фонд восстановления экономик государств сообщества под названием "ЕС нового поколения". Пакет включает 1,8 трлн евро - из них 1074 млрд будут выделены в рамках бюджетного плана на предстоящие семь лет, еще 750 млрд евро - это наполнение программы по инвестиционной поддержке и экономическому восстановлению от последствий пандемии. Финансовый пакет призван остановить мощный финансовый спад в ЕС и поддержать внутренний рынок Евросоюза. Кроме того, средства пойдут на поддержку цифровой экономики и переводе ее в формат, более способствующий защите климата.

Впервые в истории общие долги ЕС

Для этих целей впервые в истории предусмотрены серьезные заимствования на финансовых рынках от лица всего Евросоюза, которые в последующие годы должны будут погашаться совместными усилиями всех стран ЕС. В понедельник, 20 июля, государствам удалось достичь договоренностей на этот счет. Так, "бережливая четверка" в составе Австрии, Нидерландов, Дании и Швеции согласилась поддержать политику займов. В ответ Германия, Франция, Италия и Испания снизили объемы безвозмездных грантов наиболее пострадавшим от пандемии странам с 500 до 390 млрд евро. При этом средства, привлекаемые в виде кредитов, составят 360 млрд евро.

Проекты для финансирования в рамках фонда должны предоставляться правительствами государств Евросоюза на утверждение Еврокомиссии и Совету ЕС. При этом не менее 30 процентов от выделяемых каждой из стран сообщества субсидий и кредитов должны идти на проекты, которые благоприятно отразятся на состоянии окружающей среды и будут приближать сообщество к созданию к 2050 году экономики с нулевыми углеродными выбросами.

Привязка к соблюдению ценностей ЕС

Участникам самита удалось также договориться об увязке выплат из казны ЕС с соблюдением стандартов правового государства и базовых европейских ценностей. Против такого решения изначально выступали Венгрия и Польша, но в результате удалось достичь компромиссного решения, которое поддержало большинство 27 стран-членов Евросоюза. Однако в трактовке этого компромисса проявились новые разногласия. Так, венгерские СМИ, в частности, сообщили, что саммит стал победой премьер-министра Виктора Орбана. А польское агенство PAP со ссылкой на правительственные источники сообщило, что привязка финансовых выплат к соблюдению верховенства права отменена.

Европейская комиссия возбудила в 2017 году штрафную процедуру против Польши, предъявив ей обвинения в неуважении европейских ценностей и нарушении принципов правового государства. В 2018 году подобная процедура возбуждена Европарламентом также в отношении Венгрии. В апреле 2020 года Еврокомиссия инициировала новое расследование в отношении Польши из-за реформы судебной системы в этой стране. От Варшавы требуют приведения ее в соответствие со стандартами ЕС.

Автор Екатерина Венкина

https://p.dw.com/p/3fd7x

***

Мнение эксперта: ВВП Великобритании упал на 2,2% — рекорд за 40 лет

МВФ прогнозирует падение британской экономики в этом году более чем на 10%. Это больше, чем в США и Германии, но меньше, чем в некоторых других европейских странах.

Государство уже направило более 160 миллиардов фунтов на спасение экономики от последствий COVID-19. С апреля по май объем заимствований вырос до 103,7 млрд фунтов, госдолг превысил ВВП впервые с 1963 года. Газета «Файнэншл Таймс» оценивает рост государственных займов до конца года в 350 млрд фунтов стерлингов, дефицит, скорее всего, достигнет 18% национального дохода (что, согласно подсчетам газеты, почти в два раза превышает дефицит в период глобального финансового кризиса 2008–2009 годов). Так, на первом этапе кризиса (с марта) государство субсидировало работодателям 80% фондов зарплаты, чтобы сохранить рабочие места и отправить работников в оплачиваемые отпуска. Этим воспользовались свыше 9 млн человек (население Британии — почти 67 млн), так что в конце мая безработица была все еще ниже 4%.

Британия постепенно выходит из локдауна, а субсидии правительства рассчитаны до октября, так что безработица может существенно вырасти (по некоторым оценкам — до 9 млн человек). На этой неделе канцлер казначейства Великобритании Риши Сунак объявил о начале второго этапа преодоления последствий пандемии в экономике и создания новых рабочих мест. План будет стоить казне примерно 30 млрд фунтов стерлингов (более 2,6 трлн рублей). Как сформулировал канцлер, обращаясь к бизнесу, «если вы будете стоять за работников, мы будем стоять за вас». «Файнэншл Таймс» называет «смесь надежды и честности» фирменным стилем министра финансов Сунака. Он обещал, что каждое предприятие получит 1000 фунтов стерлингов за каждого работника, который вернется из вынужденного отпуска и сохранит место до января. Таким образом, сумма государственных выплат может превысить 9 млрд фунтов стерлингов.

Для гостиничного бизнеса и туристического сектора, особенно сильно пострадавших из-за карантинных ограничений, будет снижен налог на добавленную стоимость (с 20 до 5%) в течение шести месяцев, что обойдется казне в 4 млрд фунтов стерлингов.

3 млрд фунтов стерлингов будет выделено на повышение энергоэффективности домов, муниципальных и общественных зданий и другие «зеленые» проекты. Модернизация домов с лучшей теплоизоляцией, более высокими стандартами остекления и дверей, а также другие относительно простые меры также создадут потенциально, по некоторым оценкам, десятки, если не сотни тысяч рабочих мест.

2 млрд правительство потратит на шестимесячную схему предоставления субсидированных рабочих мест (до 300 тысяч) людям в возрасте 16–25 лет.

5,6 млрд фунтов стерлингов правительство вложит в инфраструктурные изменения, анонсированные на прошлой неделе премьер-министром Борисом Джонсоном, а также окажет экстренную помощь театрам, галереям и музеям в размере 1,57 млрд фунтов.

При в целом благоприятных откликах в прессе программа вызвала существенные замечания. Бизнес разочарован тем, что целевая помощь направлена на гостиничный и туристический бизнес, игнорируя ущерб, для, например, розничной торговли и производства. Бизнес-группы, сообщает «Файнэншл Таймс», ищут расширения существующих схем спасения, включая займы при поддержке государства, помощь в снижении ставок и гранты для бизнеса. «Стране обещали новый курс, а предложили поесть за полцены» — цитирует британский ежедневник «Ивнинг Стандарт» представителей малого бизнеса.

Недовольны и «зеленые», которые критикуют объемы экологического финансирования Великобритании (3 млрд фунтов стерлингов), сравнивая его с инвестициями Германии (36 млрд) и Франции (13,5 млрд), а также с предвыборными обещаниями собственно тори в 9,2 млрд фунтов. Об этом подробно пишет «Гардиан». Но Сунак не собирается останавливаться, он признал, что осенняя корректировка бюджета и расходов станет большим экономическим событием, направленным на восстановление экономики. «Наш план о рабочих местах — не последний акт. По правде говоря, работа только началась», — убеждал канцлер.

Молодой проникновенный Риши Сунак с подвижным тонким лицом и трогательной речью о сопричастности и единстве — которую он подкрепил солидными цифрами господдержки — выглядел убедительно. Удастся ли успокоить британцев молодому канцлеру — время покажет. Тут одного умения обращаться с цифрами не хватит. Не менее важно — сумеет ли он разговаривать с людьми, сумеет ли он уверить их, что «хотя впереди нас ждут трудности, никто не останется без надежды», — как он сказал в палате общин. А вопрос доверия в ситуации кризиса — чуть ли не самый важный. Внушать надежду — теперь его работа, потому что на судьбу экономики в любой стране влияют, конечно, политики, но определяют судьбу страны и экономики — люди. Без надежды у них не получится.

Автор Евгения Диллендорф, собственный корреспондент «Новой» в Великобритании

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/13/86260-spasti-ekonomiku


Об авторе
[-]

Автор: Александр Минеев, Виталий Шкляров, Анджей Беловранин, Сергей Ромашенко, Екатерина Венкина, Евгения Диллендорф

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.07.2020. Просмотров: 52

Комментарии
[-]
 asv | 16.09.2020, 05:21 #
This is the first time an active forum is about 먹튀검증 It's really informative" related to this forum. 먹튀검증 And 스포츠중계 also seem to be good because they are related. I'm also very interested in 꽁머니 안전놀이터 I plan to write a forum related to 토토사이트 later.Before that, you can first check the related materials on my site. site name is 안전놀이터 happy to 꽁머니
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta