Встреча Президентa России Владимира Путина с Президентом Беларуси Александром Лукашенко в июле 2021 года

Содержание
[-]

В Константиновском дворце состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко

В ходе переговоров лидеры подвели итоги дискуссии, ранее имевшей место в рамках комиссии высокого уровня с участием российских и белорусских представителей и глав правительств двух стран. Выработаны шаги по работе в сфере таможенного, налогового регулирования, энергетики. Достигнута договорённость об объёмах кредитной поддержки в связи с налоговым манёвром в России. Президенты обстоятельно обменялись мнениями по международной обстановке и региональным проблемам.

* * *

В.Путин: Уважаемый Александр Григорьевич!

Мы, как и договаривались в прошлый раз, встречаемся после того, как Правительства поработали – прежде всего в сфере экономики. У нас действуют и комиссии высокого уровня, которые занимаются этими вопросами.

Я хотел бы в начале нашей встречи отметить, что Республика Беларусь – я сейчас не говорю про наши планы дальнейшего строительства Союзного государства – в целом остаётся для нас большим и надёжным партнёром в сфере экономики. Обращаю внимание на то, что товарооборот в прошлом году, мы уже с Вами это обсуждали, немножко припал из-за коронавирусной инфекции – где-то на 17 процентов. В этом году за первые четыре-пять месяцев он значительно вырос – на 37 с лишним процентов. Это хороший показатель.

Надо сказать, что, несмотря на коронавирус, на другие «инфекции», в том числе связанные с внешними вызовами – я имею в виду всякие санкционные события, – Республика [Беларусь] обслуживает все кредиты. Более того, мне только что Правительство доложило, на 2,5 процента сократился внешний долг Республики Беларусь, на 0,5 миллиарда, то есть в этом смысле Беларусь – надёжный, стабильный партнёр. Золотовалютные резервы превышают значительно уровень, необходимый для обслуживания внешнеторговых операций.

Почему-то немного у вас – может быть, из-за ковида – припало, я посмотрел, сельхозпроизводство – на один с небольшим процента, но промышленное производство выросло более чем на 16 процентов. Это очень хороший показатель, имея в виду и нашу глубокую кооперацию в сфере промышленности. Надеюсь, что производственные связи, которые мы сохранили ещё со времён Советского Союза и развивали в последние годы, – всё это имеет позитивный эффект как для экономики России, так и для экономики Белоруссии.

Александр Григорьевич, мы можем подвести с Вами сегодня в ходе встречи некоторые итоги того, что было наработано Правительством, – Правительство, как уже сказал, докладывало и вчера, и сегодня с утра ещё справки читал, – и посмотреть, по каким направлениям, как мы должны двигаться дальше.

А.Лукашенко: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я вижу, Вы очень сильно погрузились в экономику Белоруссии, абсолютно точно назвали цифры. Отрадно, что наш товарооборот растёт, несмотря ни на какие – постеснялись, наверное, это сказать – вирусы, как Вы сказали, извне по отношению к Белоруссии и России. Всё-таки Вы правы были, я не очень-то верил в это, что так получится, что любые санкции – это возможности, и что с тех пор как Россия прежде всего попала под так называемые, иначе не скажешь, санкции, вы всё-таки импортозамещение провели солидное, особенно в сельском хозяйстве. Сейчас, спустя два-три года, это видно, это очевидный факт.

Естественно, наша экономика очень серьёзно привязана к российской экономике. Если Вы помните, конечно, помните, мы сохранили многие кооперационные отношения с Россией и не пошли тем путём, как другие республики, особенно наша южная республика. Мы не рвали связи. Поэтому сохранили вообще всю промышленность, а кое-где и добавили – тоже благодаря инвестициям Российской Федерации.

Да, в финансовом отношении нам всегда было непросто, Вы же понимаете почему, и здесь поддержка была очень серьёзная со стороны России. Но мы свято стараемся выполнять свои обязательства по кредитам, которые выданы, и будем их выполнять, чего бы нам ни стоило. Мы, попав под очередную волну, четвёртую уже, санкций – или уже пятую, я уже сбился со счёта, – мы всё-таки действительно диверсифицируемся. Сейчас Вы точно видите наши отношения с «коллективным Западом»: мы ведь немного с ними торговали, особенно с Европейским союзом. Они ввели против МАЗа и БелАЗа санкции, а торговля этих предприятий с Европейским союзом – сколько бы Вы думали? – 3,3 миллиона долларов, а другого предприятия – 4 миллиона долларов. Поэтому мы работаем на своих рынках, как это было издревле, можно сказать. И благодаря этому, что мы не порвали эти связи, нам удаётся в это очень сложное время как-то карабкаться в экономике.

Дело даже не только, как Вы очень точно сказали, в «вирусах» извне, этих санкциях, а дело в том, что ведь мировая экономика здорово припала. Вы это на «Прямой линии» отмечали. И все эти накаты, которые идут и по ценообразованию, – конечно, все страны подвержены этому влиянию, даже в Китае инфляция небывалая, с их точки зрения. Поэтому мы выдержим. Но главное, как я вижу сейчас да и Вы тоже, – это безопасность наших государств. Этому надо всё внимание уделять. Как бы они нас ни убаюкивали, мы видим, что поступили в своё время правильно, уделяя внимание обороне нашего государства и безопасности. Я тоже Вам многое расскажу, что происходит. Динамика бешеная, каждый день что-то меняется.

И самое главное, если в общем говорить, Владимир Владимирович, – мы всё время, и тогда с Вами обсуждали, – какой будет следующий этап в Белоруссии этой так называемой цветной революции, или мятежа, – с мятежа всё началось. С мятежа они перешли к индивидуальному террору. Я уже информировал Вас по некоторым вопросам, и каждые сутки есть развитие, индивидуальный террор против тех людей, которые говорили откровенно, против тех людей, которые выступали за государство и государственность. Сейчас уже на депутатов перешли. И мерзавцы подбирают время, атакуя жильё – [жильё] депутатов я имею в виду – одного из лидеров среди депутатов крупной партии, когда дети дома. Понимаете, дети дома. Пытаются надавить, запугать. Но, я думаю, это дело времени, мы их всех вычислим и найдём, и привлечём к ответственности, притом в серьёзной форме.

И очень активно сейчас начали работу по всем этим НКО, НПО, так называемым западным СМИ, которые тут демократию нам дарили, а фактически насаждали и не демократию, а вот этот террор. Поэтому, если Вы, а Вы, конечно, информированы и видите, что происходит, Вы должны понимать, что мы просто не можем иначе. Потому что эти мерзопакостные полторы тысячи НКО, НПО – полторы тысячи, оказывается, разных там фондов и прочее… Чем они занимались – понятно, они финансировались извне, а мы всё думали: ну ладно, это же демократия, давайте будем говорить, давайте будем сотрудничать. Ну вот и получили соответствующие результаты.

Но всё равно, Владимир Владимирович, это для нас не катастрофа. Террор этот и прочее – мы справимся. Главное – это экономика. И если мы выдержим этот экономический удар уже вместе с Россией… Они же против России санкции постоянно продлевают, вводят и прочее. Я думаю, мы, как я когда-то Вам говорил, – нечего нам по этому поводу париться, мы всё-таки экономикам уделяем больше внимания, чем в Советском Союзе, на людей смотрим больше. Мы выдержим. Даже не выдержим, мы будем развиваться, это не вопрос. Сегодня не получится у них монополизировать международную повестку и надавить на нас, не получится. Мир изменился, мир совершенно другой. Но мы своими мозгами должны жить. Все друзья нам хороши, но мы своими мозгами должны жить, как у нас это и получалось.

И спасибо Вам за приглашение. Я думал: приеду, хоть немножко от этой жары отойду. А у вас, оказывается, она такая же, как и у нас.

В.Путин: 30 градусов.

А.Лукашенко: У нас сейчас до 36. Я под Смоленском, дома сейчас, я из дома летел к Вам – 50 минут, 700 километров всего лишь.

Источник - http://kremlin.ru/events/president/news/66185

***

Минск и Москва могли найти общий подход по беженцам, стремящимся в Европу

Руководитель Белоруссии Александр Лукашенко на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге заверил, что никогда и не собирался уходить от России на Запад. Он пообещал расплачиваться по кредитам и пожаловался на террор, организованный общественными активистами и прозападными СМИ.

Визит Александра Лукашенко в Санкт-Петербург и встреча с Владимиром Путиным оказались неожиданностью для местной общественности. Пресс-служба Лукашенко сообщила о нем, только когда его самолет готовился к взлету. Позже уточнила, что договоренность о визите была достигнута во время телефонного разговора 1 июля, а пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков обратил внимание на то, что встреча не была срочной, «президенты общаются часто», поэтому и «не сделали специального анонса». Согласно официальной повестке, предметом обсуждения были вопросы «российско-белорусского торгово-экономического взаимодействия, обмен мнениями по международным делам и обсуждение попыток коллективного Запада дальше раскачивать ситуацию в Беларуси, меры по противодействию этому».

Из той информации о содержании переговоров известно, что Александр Лукашенко заверил Владимира Путина в безальтернативности геополитического выбора Белоруссии, верности союзническим отношениям и осознании того, насколько существенной всегда была поддержка России. «Естественно, что наша экономика очень серьезно привязана к российской экономике... мы сохранили многие кооперационные отношения с Россией, мы не пошли таким путем, как другие республики, особенно наша южная республика. Мы не рвали связи, поэтому сохранили всю промышленность, а кое-где и добавили благодаря инвестициям Российской Федерации, – сказал он. – В финансовом отношении нам всегда было непросто, и здесь поддержка была очень серьезная со стороны России, но мы свято стараемся выполнять свои обязательства по кредитам, которые выданы, и будем их выполнять, чего бы это ни стоило».

Напомним, что еще недавно внешнеэкономическая политика официального Минска состояла в диверсификации по формуле 30:30:30, где пропорционально представлены рынки России, Европы и остальных стран. Александр Лукашенко сказал: «Попав под очередную волну санкций, мы диверсифицируемся». Однако не уточнил, что понимается под диверсификацией в Минске сейчас. «Благо, что мы немного с ними и торговали», – сказал он о торговых отношениях с ЕС, который является вторым по значимости торговым партнером Белоруссии: туда поступает 25% белорусского экспорта (в Россию – около 40%), что по итогам 2020 года составляло 5,5 млрд долл. Александр Лукашенко пообещал, что Белоруссия санкционное давление выдержит: «Любые санкции – это возможности. С тех пор как Россия попала под санкции, вы все-таки импортозамещение провели солидное».

Сейчас, по словам Лукашенко, главное – «это безопасность государства». «Как бы они нас ни убаюкивали, мы видим, что в свое время поступили правильно, уделяя внимание обороне нашего государства и безопасности», – отметил он. При этом враги активизируются с «бешеной динамикой», преподнося каждый день что-то новое. Придерживаясь мнения, что в Белоруссии продолжается то ли мятеж, то ли цветная революция, Лукашенко сообщил, что ее организаторы перешли на новый этап – индивидуальный террор против людей, которые активно поддерживают государство. Очевидно, он имел в виду две истории, недавно рассказанные государственными каналами, – о планах неких мятежников отрезать язык государственному пропагандисту Григорию Азаренку и о покушении на депутата от ЛДПБ Олега Гайдукевича (ему в дом якобы бросили «коктейли Молотова»). Впрочем, ни в первом, ни во втором случае никто не пострадал, что дает основания местным экспертам говорить о постановочности этих покушений самими властями.

Как следовало из дальнейшего рассуждения Александра Лукашенко, организаторами террора в стране стали общественные организации и независимые СМИ, зачистка которых сейчас идет (см. «НГ» от 09.07.21 и 12.07.21). «Очень активно сейчас начали работу по всем этим НКО, НПО, так называемым западным СМИ, которые тут демократию нам дарили, а фактически насаждали и не демократию, а вот этот террор, – рассказал он свою версию происходящего в Белоруссии. – Эти мерзопакостные полторы тысячи НКО, НПО – полторы тысячи, оказывается, разных там фондов и прочее… Чем они занимались – понятно, они финансировались извне, а мы все думали: ну ладно, это же демократия, давайте будем говорить, давайте будем сотрудничать. Ну вот и получили соответствующие результаты». Он заверил, что с террором, как и с санкциями, справится.

Как и по итогам прошлых встреч, эксперты и общественность Белоруссии полагают, что самые важные вопросы остались за кадром публичного освещения. Местные аналитики не исключают, что речь на встрече шла и о неприятном для Лукашенко вопросе контролируемого транзита власти через конституционную реформу. В Минске снова высказывают предположения, что с этим Москва его поторапливает. Также высказывается мнение, что Лукашенко и Путин могли обсуждать вопросы управления потоками нелегальной миграции на литовско-белорусской границе. Тема актуальна и для России. Она внимательно следит за происходящим в Афганистане, где сейчас большой потенциал для усиления этих потоков. «Белорусским властям не терпится наказать ЕС за недооценку вклада в борьбу с нелегальной миграцией и в целом за его позицию и санкции. А Кремль не прочь посодействовать миграционному кризису на восточных границах ЕС. И в конечном итоге был бы рад вдарить по принципиальной позиции Евросоюза по Беларуси и заставить ЕС договариваться с Минском, а то еще и платить круглую сумму за активное содействие в решении миграционных проблем, – пишет по этому поводу в своем аккаунте в социальной сети политолог Андрей Елисеев. – То есть ЕС через введение секторальных санкций пытается увеличить расходы Кремля на содержание Беларуси. А Кремль через инструмент нелегальной миграции может пытаться переложить бремя расходов на ЕС. Пинг-понг».

«Интенсивные визиты Лукашенко в Россию, регулярные созвоны с Путиным и приезды высоких посланцев из Москвы в Беларусь свидетельствуют о постепенном переходе республики под внешнее управление. Российские власти как бы оценивают, на каком этапе находится их стратегия по подчинению страны», – прокомментировал встречу политолог Павел Усов. По его мнению, Лукашенко «превращается в технического руководителя, тюремщика нации, который вынужден обновлять свою легитимность, участвуя в ритуальных встречах». На самом деле России на данном этапе интересно размещение новых военных объектов на территории Белоруссии, продвижение политической интеграции, приватизация ключевых предприятий страны и дальнейшее усиление напряженности с Западом вплоть до разрыва дипломатических отношений, считает он.

Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-07-13/5_8197_belorussia.html

***

Почему Александр Лукашенко не может долго обходиться без Владимира Путина

13 июля президент России Владимир Путин принял в Константиновском дворце в Петербурге президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Специальный корреспондент Андрей Колесников констатирует, что два президента встречаются так часто, как, может, никто ни с кем не встречался, и, желая выяснить, почему так, приходит к попутному выводу: конституционная реформа Белоруссии и лично Александру Лукашенко пока не грозит. Владимир Путин и Александр Лукашенко стали встречаться совсем уж подозрительно часто. Для того чтобы произнести это, уже не нужно быть кухонным конспирологом. Достаточно быть просто конспирологом. Да, что-то происходит. Многочасовые встречи без толку превращаются во встречи с многозначительно отложенным толком.

При этом еще недавно Александр Лукашенко прямо говорил, что Союзного государства нет и быть не может. Теперь, видимо, оно опять появляется — на своих собственных руинах. К тому же такая встреча могла продемонстрировать, что на фоне безнадежно распадающихся семейных связей с Украиной (статья Владимира Путина, судя по реакции на Украине, этому поспособствовала) братский народ у России все-таки есть. Владимир Путин, принявший Александра Лукашенко на этот раз в Петербурге (президент Белоруссии у трапа самолета делано изумлялся жаркой погоде в Северной столице:

У вас еще терпимо… У нас невыносимо…»

И неужели он не понимал, что весь день будет истолковываться с этими словами прежде всего политически?.. А что, слишком велик соблазн…), давал понять, впрочем, что ничего такого и что встреча плановая:

— Мы, как и договаривались в прошлый раз, встречаемся после того, как правительства поработали — прежде всего в сфере экономики. У нас действуют и комиссии высокого уровня, которые занимаются этими вопросами. Если в прошлый раз в Сочи что-то решили и нужно было проработать и доработать эти решения правительствам России и Белоруссии, то теперь, когда они поработали, очевидно, что после встречи двух президентов в Петербурге следовало уже ждать каких-то решений наконец?

— Я хотел бы в начале нашей встречи отметить,— продолжал господин Путин,— что Республика Беларусь — я сейчас не говорю про наши планы дальнейшего строительства Союзного государства (российский президент от этой идеи, справедливости ради, и раньше не отказывался.— А. К.) — в целом остается для нас большим и надежным партнером в сфере экономики. Обращаю внимание на то, что товарооборот в прошлом году, мы уже с вами это обсуждали, немножко припал из-за коронавирусной инфекции — где-то на 17% (А можно хоть однажды не сказать при встрече с главой другого государства про растущий / падающий товарооборот? Нет, нельзя.— А. К.). В этом году за первые четыре-пять месяцев он значительно вырос — на 37 с лишним процентов! Это хороший показатель.

Тут в речи Владимира Путина возникла дерзкая метафора, моментально принятая к длительному, а скорее всего, постоянному использованию президентом Белоруссии:

— Надо сказать, что, несмотря на коронавирус, на другие «инфекции», в том числе связанные с внешними вызовами, я имею в виду всякие санкционные события, Республика Беларусь обслуживает все кредиты. Более того, мне только что правительство доложило, на 2,5% сократился внешний долг Республики Беларусь, на 0,5 млрд (долларов.— “Ъ”), то есть в этом смысле Беларусь — надежный, стабильный партнер. Золотовалютные резервы превышают значительно уровень, необходимый для обслуживания внешнеторговых операций.

Надо либо очень сильно и бескорыстно любить самого Александра Лукашенко (это сомнительно), либо все-таки чего-то от него еще ждать, чтобы так ревниво стоять на страже интересов Белоруссии и защищать ее от любых невзгод, давая понять всем в Европе и мире: эти еще пошумят…

— Почему-то немного у вас… может быть, из-за ковида… припало,— озабоченно произнес Владимир Путин,— я посмотрел, сельхозпроизводство — на один с небольшим процента, но промышленное производство выросло более чем на 16%!

Александр Лукашенко смотрел на коллегу, казалось, удивленно: и откуда все знает? Было даже впечатление, что он сам этого всего не знал:

— Я вижу, вы очень сильно погрузились в экономику Белоруссии. Отрадно, что наш товарооборот растет, несмотря ни на какие — постеснялись, наверное, это сказать! — вирусы, как вы сказали, извне по отношению к Белоруссии и России! Александр Лукашенко старался делать Владимиру Путину изощренные комплименты — с одной стороны, неявные, с другой — такие, чтоб Владимиру Путину становилось радостно:

— Все-таки вы правы были… я не очень-то верил в это, что так получится… что любые санкции — это возможности и что с тех пор как Россия прежде всего попала под так называемые, иначе не скажешь, санкции, вы все-таки импортозамещение провели солидное, особенно в сельском хозяйстве! Сейчас, спустя два-три года, это видно, это очевидный факт! Александр Лукашенко тронул сразу две точки G, особо чувствительные для Владимира Путина: санкции для нас это новые возможности и сельское хозяйство приносит нам больше денег, чем оружейный экспорт… А потому что никто, может, не говорил столько с Владимиром Путиным, как этот человек,— запойно, по многу часов подряд…

— Естественно,— продолжал господин Лукашенко,— наша экономика очень серьезно привязана к российской экономике. Если вы помните, конечно, помните, мы сохранили многие кооперационные отношения с Россией и не пошли тем путем, как другие республики, особенно наша южная республика (как Владимир Путин не называет по имени господина Навального, так Александр Лукашенко — Украину.— А. К.). Мы не рвали связи! Поэтому сохранили вообще всю промышленность, а кое-где и добавили — тоже благодаря инвестициям Российской Федерации!

После пятичасовых переговоров президенты договорились, что цена на российский газ для Белоруссии, которая в 2021 году казалась Александру Лукашенко несправедливой, останется в 2022-м на прежнем уровне. Но все же не будет индексирована (это, кажется, называется «компромисс».— А. К.). Так Александр Лукашенко развивал мысли, изложенные в статье Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев».

— Мы, попав под очередную волну, четвертую уже, санкций, или уже пятую, я уже сбился со счета… мы все-таки действительно диверсифицируемся! — сообщил Александр Лукашенко.— Сейчас вы точно видите наши отношения с «коллективным Западом»: мы ведь немного с ними торговали, особенно с Европейским Советским (судя по выражению лица Александра Лукашенко, он не считал сейчас, что оговорился.— А. К.) союзом. Они ввели против МАЗа и БелАЗа санкции, а торговля этих предприятий с Европейским союзом — сколько бы вы думали? — $3,3 млн, а другого предприятия — $4 млн (то есть очень мало ЕС покупал знаменитых белорусских машин.— А. К.). Поэтому мы работаем на своих рынках, как это было издревле (про Россию с некоторых пор только такими исконно древнерусскими словами и следует выражаться.— А. К.), можно сказать! И благодаря этому, что мы не порвали эти связи, нам удается в это очень сложное время как-то карабкаться в экономике!

Последнее выражение опять было очень точным.

— Дело даже не только, как вы… сказали, в «вирусах» извне, этих санкциях, а дело в том, что ведь мировая экономика здорово припала! — рассказал белорусский президент российскому.— Вы это на «прямой линии» отмечали (не только Владимир Путин знакомился с материалами перед встречей; на самом деле, уверен, Александр Лукашенко и саму «прямую линию» смотрел в прямом эфире.— А. К.). И все эти накаты, которые идут и по ценообразованию… Конечно, все страны подвержены этому влиянию, даже в Китае инфляция небывалая…— он помедлил, поняв, видимо, что это перебор, и добавил: — С их точки зрения!.. Поэтому мы выдержим.

Вывод был неожиданным, но предсказуемым:

— Но главное, как я вижу сейчас, да и вы тоже,— это безопасность наших государств! — произнес президент Белоруссии. И это была действительно одна из веских причин, почему Владимир Путин так активно сейчас завоевывает внимание Александра Лукашенко (до сих пор было наоборот.—А. К.).

— Этому надо все внимание уделять! — снова в верном месте воскликнул господин Лукашенко.— Как бы они (НАТО тоже по имени не зовем.— А. К.) нас ни убаюкивали, мы видим, что поступили в свое время правильно, уделяя внимание обороне нашего государства и безопасности. Я тоже вам многое расскажу, что происходит. Динамика бешеная, каждый день что-то меняется! Похоже, Владимир Путин еще очень многого не знает. Слишком многого.

— И самое главное, если в общем говорить, Владимир Владимирович (то есть было главное, а теперь самое главное, но теперь уже лично для Александра Лукашенко.— А. К.)… Мы все время… обсуждали, какой будет следующий этап в Белоруссии этой так называемой цветной революции, или мятежа… С мятежа все началось… Летние и осенние всенародные протесты он смело называл теперь мятежом.

— С мятежа они перешли к индивидуальному террору! — объяснил Александр Лукашенко.— Я уже информировал вас по некоторым вопросам, и каждые сутки есть развитие! Индивидуальный террор против тех людей, которые говорили откровенно, против тех людей, которые выступали за государство и государственность! Сейчас уже на депутатов перешли! И мерзавцы подбирают время, атакуя жилье депутатов… Я имею в виду одного из лидеров среди депутатов крупной партии. Когда дети дома! Понимаете, дети дома! Против детей нечего было сказать. Александр Лукашенко понимал по крайней мере, что Владимир Путин не тот человек, который будет говорить против детей. Поэтому сказал про детей два раза.

Речь между тем шла об инциденте двухдневной давности с лидером Либерально-демократической партии Белоруссии Олегом Гайдукевичем (боролся на президентских выборах с Александром Лукашенко, потом снялся в его пользу и стал его доверенным лицом). Кто-то подбросил в окно его квартиры три бутылки с зажигательной смесью (одна взорвалась). Осталось выяснить, кто подбросил.

— Пытаются надавить, запугать! (Александру Лукашенко только автомата в руках сейчас не хватало.— А. К.) Но, я думаю, это дело времени, мы их всех вычислим и найдем и привлечем к ответственности, притом в серьезной форме! Президент Белоруссии вообще перестал стесняться и начал называть вещи своими именами:

— И очень активно сейчас начали работу по всем этим НКО, НПО, так называемым западным СМИ, которые тут демократию нам дарили, а фактически насаждали и не демократию, а вот этот террор! Поэтому если вы, а вы, конечно, информированы и видите, что происходит, вы должны понимать, что мы просто не можем иначе (то есть заранее просил его понять: в конце концов сам Владимир Путин с этой проблемой разобрался же.— А. К.)! Потому что эти мерзопакостные полторы тысячи НКО, НПО… Полторы тысячи, оказывается, разных там фондов и прочее!..

Чем они занимались — понятно, они финансировались извне, а мы все думали: ну ладно, это же демократия, давайте будем говорить, давайте будем сотрудничать!.. Ну вот и получили соответствующие результаты. Очевидно, что скоро ни одного не будет. Причем никто, и прежде всего Владимир Путин, не вспоминал теперь даже про конституционную реформу в Белоруссии (а она уже должна быть по идее готова, а то и проведена). Нет, видимо, не сейчас. Сейчас слишком много внешних и внутренних врагов. Надо вместе держать оборону и снаружи, и изнутри.

— Но все равно, Владимир Владимирович, это для нас не катастрофа! — заверил Александр Лукашенко.— Террор этот и прочее — мы справимся! Главное — это экономика (это уже даже после главного и самого главного.— А. К.)! И если мы выдержим этот экономический удар уже вместе с Россией… Они же против России санкции постоянно продлевают, вводят и прочее!

Я думаю, мы, как я когда-то вам говорил, нечего нам по этому поводу париться, мы все-таки экономикам уделяем больше внимания, чем в Советском Союзе, на людей смотрим больше!

Мы выдержим! Даже не выдержим, мы будем развиваться, это не вопрос!

Владимиру Путину надо только держаться Александра Лукашенко.

Автор Андрей Колесников

https://www.kommersant.ru/doc/4899640?from=other_read

***

Внезапный визит: что Лукашенко хочет от Путина на этот раз?

Реализация договора о создании Союзного государства по-прежнему искусственно тормозится. Минск изначально перевёл интеграционный диалог на меркантильную основу и в нынешней ситуации не желает сделать адекватного предложения Москве в обмен на её поддержку.

Пока пресс-службы президентов Белоруссии и России упражняются в позиционировании внезапного вылета Александра Лукашенко в Санкт-Петербург на встречу с Владимиром Путиным как якобы заурядного явления, наблюдатели ищут ответ на закономерный вопрос: какими обстоятельствами вызвана спешка с личной встречей на высшем уровне?

Вряд ли Лукашенко внезапно вылетел в Санкт-Петербург, чтобы лично пожаловаться президенту России на «мерзопакостные 1,5 тыс. НКО», которые сам же и взращивал в процессе внутриполитической «белорусизации» и антироссийской внешнеполитической «многовекторности». На фоне белорусского государственного терроризма жалобы на некие силы, которые якобы «перешли к индивидуальному террору», выглядят нелепо. Публике предложено довольствоваться такими новостями переговоров, истинная повестка которых скрыта.

Лукашенко всегда предпочитал решать серьёзные проблемы на высшем уровне, не доверяя механизмам, принятым в современных европейских демократиях. Он выстроил белорусскую политическую систему таким образом, что без его участия не решается ни один важный вопрос — будь то вопрос сельского хозяйства или транспортного сообщения с другими странами. Поэтому альтернатива личной встрече на высшем уровне — это долгие переговоры и согласования по пресловутому «испорченному телефону».

 

Во время нынешней встречи перечень тем может быть не столь широк, учитывая внезапность визита и кратковременность переговоров. Скорее всего, у Владимира Путина есть ответ на вопрос Александра Лукашенко.

Очевидно и то, что руководитель другой части недостроенного Союзного государства с ограниченной легитимностью под давлением Запада привёз в Константиновский дворец предложения, которые могли бы заинтересовать президента России. Именно в Москве находится источник внешней поддержки пресловутого «режима Лукашенко», за счёт которой он до сих пор держится. Лукашенко очень беспокоят западные санкции. Он желает, чтобы Россия могла компенсировать официальному Минску убытки — несмотря на то, что официальный Минск никогда ничем подобным в отношении России не занимался. Более того, Лукашенко всячески демонстрировал «многовекторность», которая в предыдущее десятилетие вылилась в откровенный «разворот на Запад».

Показательным стал 2014 год, когда Лукашенко не только отказался признавать воссоединение Крыма с Россией, но и решительно поддержал правительство киевских мятежников. В том же году Запад ввёл санкции против России, на что Москва ответила своими санкциями. Союзное государство тогда продемонстрировало полную несостоятельность. Лукашенко решительно отказался участвовать в ответных санкциях России, ссылаясь на то, что никто ему убытков не компенсирует. Осенью того же 2014 года Лукашенко с большим энтузиазмом анонсировал создание белорусского продовольственного офшора, который до сих пор насыщает российский рынок пресловутой «санкционкой» из ЕС и других стран.

Москва, однако, никогда не вела себя в отношениях с Белоруссией так, как официальный Минск позволял себе выстраивать отношения с Россией. Многие воспринимают это не как норму, а как слабость, провоцирующую «выбивать» новые уступки, новые кредиты и иные формы помощи «стратегическому партнёру», называющему себя при этом союзником. В обмен на оказание помощи Лукашенко под предлогом оказания помощи Белоруссии российский лидер может актуализировать проблему реализации подписанного в 1999 году договора о создании Союзного государства России и Белоруссии. Лукашенко сорвал подписание пакета «дорожных карт» экономической интеграции в формате союза в 2019 году. Под разными предлогами он затягивает их согласование и вывод на подписание в этом году.

Однако у договора о Союзном государстве, который Александр Лукашенко подписал ещё с Борисом Ельциным, есть и другие измерения. Именно потому, что на них фактически наложено вето, Лукашенко ограничен в манёвре. Он может реанимировать пресловутые пять пилотных проектов промышленной интеграции, однако поезд давно ушёл и вряд ли они сильно заинтересуют Москву.

Единственное адекватное предложение, которое Лукашенко может сделать Путину в нынешней ситуации — полностью и без волокиты реализовать договор, подписанный почти четверть века назад. Тогда объединение России и Белоруссии выйдет на качественно новый этап и уже не потребует «ручного управления» для решения многих вопросов двусторонней или многосторонней повестки. Кроме того, реализация гуманитарного измерения союзной интеграции поможет официальному Минску наконец-то признать территориальную целостность Российской Федерации, а Александру Лукашенко — выполнить свои обещания.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3320803.html


Об авторе
[-]

Автор: Антон Ходасевич, Андрей Колесников, Сергей Артёменко

Источник: kremlin.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.07.2021. Просмотров: 24

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta