Война на украинской шахматной доске. О некоторых итогах 2015 года на территории Донбасса и Крыма

Содержание
[-]

Война на украинской шахматной доске. О некоторых итогах 2015 года 

«Война является продолжением политики другими средствами». Карл фон Клаузевиц

***

Надо откровенно признать: мы еще не стали игроком в этой партии, но все еще имеем шанс перестать быть пешкой.

***

Уходит в историю 2015 год. Он стал закономерным продолжением года революции, аннексии Крыма и агрессии РФ на Донбассе. Он запомнится как год, обнаживший наши болезни, увечье и несостоятельность государственной системы, поднял наши эмоции, надежды и страхи на невиданный уровень, сделал очевидной инфантильность масс и развеял миф о скором «светлом» будущем. И все же он достоин того, чтобы его проводить. Спокойно, вдумчиво и, по возможности, без лжи. Ведь невозможно жить ложью, какой бы приятной для наших ушей она не была. Поэтому спокойно и честно вспомним, каким он был, 2015 год.

Начинался он с ежедневных военных сводок о ситуации в Донецком аэропорту. С кадров, на которых защитники аэропорта осуществляли ротации под наблюдением боевиков, и очередной эскалации, поскольку сепаратисты никогда не скрывали своих намерений отобрать аэропорт, несмотря на «договоренности».

Стороны, каждая своим способом, «готовятся» к проанонсированной февральской встрече глав государств — участников нормандской четверки. Россияне не жалеют сотен жизней для расширения оккупированных территорий. Украинская стратегия — реактивная и пассивная, направленная на усиление образа «жертвы агрессии» и формальное соблюдение перемирия, которого не существует. Минские протоколы, которые спасли Украину в сентябре 2014 года, остаются альфой и омегой нашей политики.

Наиболее ожесточенные атаки начались 15 января. Боевики используют перемирие и работу Совместного центра контроля и координации прекращения огня для захвата инициативы на этом участке фронта. Разрушена диспетчерская башня, которая была глазами нашей артиллерии. 16 января ситуация становится критической. Каждый конвой к ДАПу становится рулеткой, возрастают потери, киборги оказываются смертельно уставшими бойцами, которые погибают от вражеского огня прямой наводкой.

В ночь с 16 на 17 января ВСУ начинают контратаку, которую координирует лично Начгенштаба Муженко, и которая… не приносит успеха: часть танков «не заводится», подразделения не выполняют поставленные задачи, в тылу кричат о «всепропало». После тяжелых боев 21 января украинская армия вынуждена была покинуть почти полностью разрушенные помещения нового терминала. Тем не менее, линия столкновения и сегодня проходит по территории аэропорта (за взлетно-посадочной полосой).

За все время обороны аэропорта, продолжавшейся 242 дня, Украина потеряла до 200 воинов. По сводным данным от украинских пресс-служб (МО, ГШ, СНБО, АП), за время боев за Донецкий аэропорт должна была бы погибнуть чуть ли не половина личного состава российской армии и мужского населения оккупированных территорий призывного возраста, что является довольно сомнительным пропагандистским ходом. Рупоры сепаратистов также не остаются в долгу и заявляют, как минимум, о 600 погибших украинцах. Фактом является то, что во время лобовых атак на аэропорт соотношение потерь достигало 1/5-10, поскольку сепаратистам приходилось идти в атаку по ровной, прострелеваемой местности. Таким же фактом остается полная открытость для вражеского артиллерийского огня «дороги жизни» до Нового терминала, проходившей по взлетно-посадочной полосе, в декабре 2014-го — январе 2015 года.

Дебальцевская дуга

На этом зимняя кампания не завершается. Аппетит агрессора возрастает, и его марионетка — Захарченко — заявляет, что вернет контроль над Дебальцевым. Россия поддерживает эти утверждения прямыми поставками оружия, боеприпасов, «добровольцев», амнистированных зеков и т.п. Основной удар ожидаемо направляется в район горловины «Дебальцевской дуги».

С 26 января продолжаются непрерывные атаки танков, диверсионных групп и пехоты в направлении Горловка-Углегорск и Калиновка, а с севера — на Логвиново. 29 января начинаются бои за Углегорск. 5 февраля город пал. После потери Углегорска и высот вокруг него единственная трасса, по которой осуществляется снабжение группировки в Дебальцево (трасса М03) оказывается под вражеским огнем. Из Дебальцева эвакуируют мирных граждан, для чего 6 февраля достигнуто соглашение о создании «зеленого коридора».

9 февраля россияне захватили Логвиново, перекрыв трассу М03. Однако под контролем ВСУ остаются полевые дороги, по которым осуществляется поставка/эвакуация в ночное время.

При таких обстоятельствах, вечером 11 февраля в Минске началась встреча нормандской четверки на высшем уровне. 12 февраля — подписаны вторые Минские договоренности, в которых говорилось о прекращении огня с 00:00 15 февраля. К этому времени ситуацию в Дебальцеве должны были, по словам Путина, «прояснить эксперты». В качестве экспертов он привлекает механизированные части, укомплектованные бурятами, и российский спецназ ГРУ и силы спецопераций. Как и во время боев за аэропорт, россияне нагнетают на Украине панические настроения, делаются вбросы информации об огромных потерях. Диссонанс только усиливается на фоне официальных заявлений президента о мире, достигнутом в Минске. Часть подразделений покидает позиции и отходит без приказа, россияне накапливают силы в горловине дуги. При таких обстоятельствах, в ночь с 17 на 18 февраля отдается приказ об организованном выходе украинских частей из Дебальцева. Всю ночь подразделения прорываются с боем. Россияне заполняют инфопространство данным о тысячах погибших и пленных. Украине срочно нужен позитив — президент вылетает на фронт, и комбриг 128-й, оставшийся с солдатами во время, отчасти, хаотического прорыва, получает звание Героя.

На этот раз потери ВСУ просто невозможно замалчивать. Уже 20 февраля официально говорят о 179 погибших во время прорыва, судьба 81 бойца неизвестна, 110 — попали в плен. И это честные и своевременные цифры о цене прорыва. Кроме того, под Дебальцевым потеряна треть всей техники привлеченных частей (вышла из строя, подбита, порой — брошена). Россияне радостно снимают оставленные украинцами склады с боеприпасами и даже американские контрбатарейные радары малого радиуса действия. Таким было начало этого года на фронте.

Злой Минск

Крайне негативная динамика хода боевых действий стала главной причиной подписания кабальных для Украины условий «комплекса мер по выполнению условий Минских договоренностей» 12 февраля. И в военной, и в дипломатической компоненте Россия закрепляет достигнутый успех:

  1. Москва получила возможность диктовать свои условия изменений к Конституции Украины, поскольку при децентрализации особенности отдельных районов Донецкой и Луганской областей должны быть согласованы с сепаратистами (п.11 соглашений).
  2. Кремль получил возможность провести выборы на оккупированных территориях и обязал Украину признать результаты этих выборов (п. 4 и 9).
  3. Россия не взяла на себя никаких обязательств в отношении вывода войск, поскольку присутствие россиян на Донбассе нормандская «тройка» официально не признает.
  4. Контроль над государственной границей Украины может быть возвращен Киеву лишь после всеобъемлющего политического урегулирования, то есть… никогда (п. 9).

Такую цену заплатила Украина за инфантильность общества и популизм политиков, обещавших «завершить АТО в пять дней». Введенные после аннексии Крыма экономические санкции против России, как единственный ответ агрессору от Запада, производят на украинцев гнетущее впечатление. Пока это все, на что согласны гаранты нашего суверенитета, которым мы в 1994 году отдали третий по мощности ядерный потенциал в мире.

Но… Бесспорным является факт, что ВСУ выиграли время для перегруппировки и усиления обороны. Уже 26 февраля 2015 года Украина начала отвод тяжелого вооружения от линии разграничения, однако единичные обстрелы и столкновения продолжаются на всех участках фронта. Горячее всего — возле аэропорта, под Горловкой, Счастьем и в Широкине, на котором пробуют отработать схему «демилитаризации». Традиционно, каждая из сторон понимает договоренности на свой лад, поэтому из демилитаризации ничего не получается. В течение марта — мая количество обстрелов постоянно растет, датами возобновления активных боевых действий называется то 9 мая, то 22 июня.

Армия зарывается в землю и в борьбу с «аватарами», которые в условиях «ни войны, ни мира» утратили всякую мотивацию к службе. Порой нам может поСчастливиться с большой буквы.

Именно под Счастьем 16 мая во время боя с ДРГ противника взяты в плен спецназовцы: капитан ВС РФ Ерофеев Евгений Владимирович и сержант-контрактник ВС РФ Александров Александр Анатольевич. Оба — из 3-й отдельной гвардейской бригады специального назначения (г. Тольятти). Это не первый и не последний такой случай, однако он выделяется среди других тем, что получил огласку усилиями волонтеров. Русские своих не бросают, и генерал-майор РФ Игорь Конашенков дает такой комментарий: «Захваченные СБУ в Луганской области граждане России Александр Александров и Евгений Ерофеев на момент своего задержания 17 мая не были военнослужащими Вооруженных Сил РФ. Мы проверили информацию украинской стороны: эти ребята раньше действительно проходили службу в одном из соединений ВС РФ и имеют военную подготовку».

Александров и Ерофеев все еще находятся под следствием, но полны оптимизма и надежд на скорый обмен, поскольку общей практикой в борьбе с терроризмом на Украине является массовый обмен задержанных сепаратистов на наших пленных воинов.

Россия продолжает нагнетать ситуацию и принуждать Украину к миру на ее условиях. Только за май месяц она перебрасывает на Украину 40 танков, 15 РСЗО, 15 САУ, 50 ББМ, 130 грузовиков, 2 эшелона с боеприпасами и деньги, деньги, деньги. Деньги и матценности беспощадно разворовываются вождями люмпенов, и война — это лучший способ замести следы. На рассвете 3 июня сепаратисты попытались осуществить лобовую атаку на позиции возле Марьинки. С четырех часов утра они использовали 152 и 122 мм артиллерию, танки, РСЗО и минометы. Украинская артиллерия начала отвечать ближе к обеду, поскольку была отведена по условиям перемирия. Однако, судя по ходу событий, атака не была внезапной. Позиции в Марьинке были хорошо подготовлены, резервы были начеку. Захватив передовой блок-пост, враг не смог продвинуться дальше. Вторая волна россиян оказалась под прицельным огнем украинской артиллерии. После скоординированной контратаки блокпост в Марьинке возвращен под контроль Украины.

11 июля «Правый сектор» (украинская националистическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.) прервал летнюю информационную сиесту украинцев разборками в Мукачеве. Делится рынок контрабанды через границу. Застрелен один из братков нардепа Ланьо, погибли двое «патриотов» в ПС, ранены четверо милиционеров, сожжены три машины, гранатометы и станковые пулеметы в центре Европы. ПС уходит в горы, где их так и не находят. Если организаторы имели замысел показать импотентность правоохранительной и антитеррористической системы на Украине — им это удалось на 100%.

10 августа состоялся бой 72-й бригады, усиленной тем же ПС, под Старогнатовкой. На этом участке боевики намеревались расширить плацдарм на правом берегу р. Кальмиус, что создавало угрозу нашей обороне. Учитывая информационное сопровождение боя (украинские позиции обстреливают, нападают — мы идем в контратаку — нападение отражено — мы заняли важные высоты), на присутствие штурмовых подразделений ПС, слаженную работу артиллерии — это была еще одна заранее продуманная и реализованная операция ГШ. Плюс хорошая работа сил информационных операций ВСУ.

Международное давление на Украину относительно имплементации Минских договоренностей (ведь другого плана у Украины нет) усиливается. Госсекретарь США Нуланд лично убеждает парламентариев и контролирует голосование изменений в Конституцию в первом чтении 31 августа (в том числе, относительно предоставления оккупированному Донбассу особого статуса). Из толпы под парламентом в правоохранителей полетела боевая граната. Трое погибших нацгвардейцев, десятки раненых. Это четкий сигнал, что внутриполитическая стабильность — недостижимая мечта для Украины.

Крым и Донбасс — деньги не пахнут

В разгар боев с Россией под Саур-Могилой, Иловайском и Луганским аэропортом, в августе-сентябре 2014 г. Верховная рада принимает, а президент подписывает Закон Украины «О создании свободной экономической зоны «Крым» и об особенностях осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины» (далее — Закон «О СЭЗ Крым»).

Формально, авторы законопроекта решают »вопрос об эвакуации граждан и бизнеса с оккупированных территорий». На практике — создают легальные механизмы торговли с агрессором. Это разительно диссонирует с громкими политическими заявлениями (Верховная рада раз пять объявляла Россию агрессором) и историческими прецедентами (Британский закон 1914 года «О торговле с агрессором», например, вводил уголовную ответственность для особо предприимчивых лиц, которые хотели торговать с Кайзером). Закон о торговле с Крымом действует и по сей день (последние изменения были внесены 9 октября с.г.). Видимо, есть сложности с вывозом имущества предприятий, схожие с продажей Липецкой кондитерской фабрики. Препятствия, для противодействия которым крымские татары объявили блокаду Крыма в сентябре 2015 года. Ее энергетическая составляющая, кстати, была чрезвычайно эффективной, пока Украина 8 декабря не включила ветку «Каховская — Титан» по просьбе Фирташа.

Торговля с Донбассом — еще один впечатляющий пример системной коррупции. Временный порядок пересечения линии разграничения определяет основаниями для запрета проезда грузового транспорта «подозрения относительно финансирования терроризма». При этом поборы с абсолютно всех товаров, которые продаются на территориях ЛДНР, пополняют копилку террористов. Решения о предоставлении разрешений принимаются в ручном режиме, грузы с продуктами для армий ЛДНР оформляются как гуманитарный груз, а стоимость проезда одной фуры через «свои» блокпосты может достигать 10 тысяч долларов.

В июле 2015 г. при участии президента принимается решение о создании мобильных групп по борьбе с контрабандой, в состав которых вошли волонтеры. После нескольких громких случаев задержания и уничтожения грузов, 2 сентября в районе г. Счастье (с. Лопаскино) одна из мобильных групп попала в засаду. В результате подрыва мины наведенного действия (МОН) погибли два человека, шестеро ранены. Официально нам сказали, что группа попала в засаду вражеской ДРГ. Результаты расследования неизвестны. Деятельность мобильных групп де-факто прекращена.

Сирийский гамбит

Дальше была Генеральная ассамблея ООН 28-29 сентября 2015 года. Выступления и громкие заявления с трибуны, переговоры за кулисами (Обама-Путин). Очевидно, что консенсуса относительно Украины и урегулирования на Ближнем Востоке достигнуто не было. Сразу после встречи, 29 сентября США заявили о том, что предоставят Украине системы контрбатарейной борьбы дальнего радиуса действия на 20 миллионов долларов.

На следующий день Совет Федерации РФ дал разрешение на использование Вооруженных сил России за рубежом. Якобы Башар Асад официальным письмом обратился к России за помощью. Якобы до этого российских военных у Асада не было. Авиаудары по позициям экстремистов» начались в тот же день, однако оказалось, что противники Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.) имеют глубокие разногласия в дефиниции «экстремизма». Россия бомбит прежде всего оппозиционные к Асаду группировки, которые поддерживают США, Турция и Саудовская Аравия.

Ошарашенный Вашингтон в официальной риторике дает понять, что он четко разделяет вопросы Украины и Сирии. И что Украина никогда не будет разменной монетой для договоренностей по Сирии. Однако Россия кровью своих солдат раздвигает рамки переговоров. Она добилась того, что фокус внимания сместился от «Украина-Крым» до «Сирия-беженцы-Украина-Донбасс».

В очередной раз взяв на вооружение западный жупел борьбы с исламским терроризмом, Путин удвоил ставку и начал собственную рискованную игру. Тактически в этом он выиграл. Стратегически — втянул Россию в еще одну долгую авантюру.

Париж и норманны

Как результат, в октябре в Париже во время встречи на высшем уровне руководители государств — членов нормандской четверки изменения Минских условий даже не обсуждают.

Стороны вышли за рамки буквы февральского соглашения только в части сроков проведения местных выборов на Донбассе. В п.9 Минска было опосредованно указано, что политическое урегулирование и выборы на оккупированных территориях должны были завершиться не позднее конца 2015 года. Именно к выборам и «всеобъемлющему политическому урегулированию» привязана дата восстановления Украиной контроля за границей. Фактически, этот пункт был единственным, где боевики были ограничены конкретными сроками. В Париже решили, что лучше пойти навстречу Москве и подвинуть сроки, а не признавать соглашение недействительным.

7 октября Павел Климкин с трибуны Верховной Рады заявил, что выборы на Донбассе состоятся только после вывода российских войск и техники. Очень хочется в это верить, однако, подчеркну, что, во-первых, Ангела Меркель и Франсуа Оланд не видят российских войск на Донбассе. Чтобы не входить в клинч с Россией, в официальных заявлениях они используют эвфемизм «иностранные войска на территории Украины». Во-вторых, на пресс-конференции после Парижской встречи Оланд прямо сказал, что вывод войск состоится только после признания ОБСЕ результатов выборов. В-третьих, в тексте Минска никаких конкретных сроков вывода войск не установлено (п.10). В-четвертых, присутствия россиян не признает Путин и представители оккупаций, поэтому выводить нечего, и тут никакого консенсуса достигнуто не было.

К сожалению, Украине не удалось сломать логику Минских договоренностей, заложенную россиянами. Ее суть достаточно проста: сначала Украина признает и закрепляет в Конституции и законах статус «республик» и их органы власти, армию-»Народную милицию», суды и прокуратуру; Европа через ОБСЕ легитимизирует результаты путем признания выборов на Донбассе; и только после этого Россия все равно НЕ выведет войска, потому что их там нет, и будет продолжать «трансграничное сотрудничество» и шантаж Украины.

Зато Украина, показывая свою миролюбивость, уже 3 октября начала отвод вооружения калибром до 100 мм.

13 октября был обнародован отчет Совета безопасности Нидерландов относительно катастрофы самолета рейса MH17 17 июля 2014 года: самолет сбит ракетой ЗРК «Бук» с контролируемой сепаратистами территории, виновных должно определить продолжающееся криминальное расследование. Между строками отчета понятно, что подозреваемый один, и зовут его Владимир Путин.

Осеннее обострение

«Нами зафиксировано несколько признаков, свидетельствующих о том, что осуществляется подготовка к наступательным действиям. Я скажу больше. Там постоянно находятся разного ранга военные начальники, например, из Генерального штаба, 12-го резерва командования ВС РФ. Это постоянная основа», — заявил 19 ноября начальник управления ГУР МО Вадим Скибицкий.

К информационному нагнетанию подключаются традиционные агенты влияния России. Медведчук, представляющий Украину в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы, 18 ноября заявляет, что именно Киев «так и не перешел к выполнению политической составляющей Минских соглашений».

С одной стороны, на Украину осуществляется информационно-дипломатическое давление относительно невыполнения условий Минска (например, согласования с представителями оккупаций конституционной реформы — см. п.11). С другой — до зубов вооруженная гибридная армия на Донбассе усиливает обстрелы и атаки, и мы имеем потери на фронте.

«Миролюбивая оппозиция» кричит об «услышать Данбас», ура-патриоты — «дайте нам оружие — нет сил терпеть». Классические качели для расшатывания ситуации наподобие уже испытанных: «на Майдане изнасиловали и убили беременную студентку», «фашисты распяли и съели беркутовца-пацифиста, отца шестерых несовершеннолетних детей».

Давление усиливается потому, что:

  1. Украина заняла жесткую позицию на переговорах политической группы в Минске: сначала вывод войск и восстановление контроля за границей — а потом выборы.
  2. На очереди — голосование в Верховной раде изменений в Конституцию в части особого статуса оккупированных территорий.

Однако Великой войны не будет. Она не нужна России, поскольку Украина соглашается на уступки и каждый раз худшие условия даже после локальных поражений от гибридной армии оккупаций ЛДНР (Иловайск, Дебальцево). Россия не сможет объяснить миру настолько откровенную агрессию против Украины, а своему плебсу — потери. Следовательно, в ближайшее время военная составляющая предусматривает лишь ограниченные действия сепаратистов — все остальное должна сделать политическая дестабилизация.

В то же время комплексное военное, дипломатическое, экономическое и информационное давление на Украину будет усиливаться. Его цель — реализация Минска в российской интерпретации.

Итак, какие из всего этого имеем выводы?

Военная безопасность

И Стратегия национальной безопасности Украины, и Военная доктрина четко определили главного врага Украины и направления отражения агрессии на концептуальном уровне. Детализации на уровне программ и ведомственных планов действий пока нет.

В течение прошлого года Украина восстанавливала боеспособность армии и в результате имеет возможность отразить угрозу, но только со стороны сепаратистов. Через призыв и мобилизацию прошли 210 тыс. лиц, что составляет мощный резерв ВСУ.

Вместе с тем, полноценное российское вторжение или перспектива реконкисты оккупированных территорий остаются кошмаром для ГШ и Главнокомандующего. Экономически и технологически уровень развития российских ВС для нас является недостижимым в ближайшие годы.

Системных, кардинальных кадровых или управленческих изменений в армии не произошло. Профессиональный костяк сержантов и старшин так и остается мечтой. Штабная работа в бригадах и батальонах построена по старому советскому образцу и является неэффективной. Количество учений и практической подготовки возрастает, однако отстает от стандартов боеспособных армий.

Противодействие разведывательно-подрывной деятельности агрессора

Страну удалось удержать от распространения гражданского противостояния. Но, несмотря на статистические достижения в контрразведывательной и антитеррористической деятельности, отечественная контрразведка политически ограничена в проведении активных операций на оккупированных территориях, что значительно ограничивает ее эффективность. Кроме того, ярмом на шее у всех правоохранителей остается тотальная коррупция, процветающая на фронте.

Донбасс и Крым становятся Клондайком для коррупционеров

Крупному украинскому бизнесу плевать на «страну-резидента», но этот же бизнес прямо определяет украинскую политику. Торговля с Крымом и Донбассом регулируется олигархами в ручном режиме и процветает. Все поборы, собранные на территории ЛДНР, используются для дальнейшего обогащения террористов и финансирования армий сепаратистов. При пересечении «линии разграничения» созданы легальные коррупционные схемы.

Можем только верить в перспективу и необратимость процессов, связанных с созданием НАБУ, Национального агентства по противодействию коррупции, пакетом антикоррупционных мер. Пока ситуация катастрофическая.

Разведка

Наблюдаем активную работу и рост эффективности армейской разведки и спецназа на фоне полной импотентности СВР. Армейцы ставят амбициозные задачи по развертыванию партизанского движения в Крыму и Донбассе, но это является непосильной задачей без реальной и понятной для населения перспективы возвращения оккупированных территорий.

Политико-дипломатические достижения

Экономические санкции Запада против агрессора были неубедительны на фоне драконовских условий Кремля к Украине. Признание выборов на оккупированных территориях по сценарию Москвы и внесение изменений в Конституцию Украины имеют все шансы подорвать внутреннюю стабильность в Украине и на 100% переносят конфликт во внутриполитическую плоскость. Сегодня Минские договоренности содержат четкие требования к Украине и бессрочные абстракции к оккупантам. Шансов НАРУШИТЬ договоренности становится все больше именно у Украины, а помощь Запада все чаще напоминает принуждение к примирению.

Тем не менее, под конец года у Украины появился реальный шанс выскользнуть из минской удавки. Тянуть время, каждый раз подтверждая недоговороспособность Москвы, осуществлять реформы и развивать армию. В очередной раз доказывать нелегитимность объявленных в ЛДНР выборов (их же нельзя переносить без конца). Ни при каких обстоятельствах и ни под каким соусом «особого Закона Украины» не соглашаться на проведение выборов на подконтрольном Кремлю Донбассе. Доказать, что Минск не работает именно из-за позиции России. Не вносить особый статус «самоуправления» Донбасса в Конституцию Украины… Выдержать давление и добиться нового мира.

Объективно, в 2015 году мы не стали глобальным игроком в мировой партии, шахматная доска которой проходит по Украине. Но все еще имеем шанс перестать быть пешкой на своей территории.

 


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Полевой

Источник: inosmi.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.12.2015. Просмотров: 241

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta