Военно-политическая обстановка в странах Ближнего Востока и Северной Африки в июле 2017 года

Содержание
[-]

Аналитический обзор за июль 2017 года

В течение июля на Ближнем Востоке и в Северной Африке сохранялась напряженная и нестабильная обстановка.

На наш взгляд, наиболее резонансные события и процессы наблюдались вокруг Катара, в Турции, Сирии, Ираке и Ливии. «Катарский кризис» пока лишь усугубляется и нет никаких признаков, свидетельствующих о его возможном решении в ближайшем будущем. Визит президента Турции Р. Эрдогана в КСА, Кувейт и Катар с посреднической миссией также не дал ожидаемых положительных результатов. В самой Турции 15 июля отмечалась годовщина подавления военного мятежа в основном путем усиления репрессий против сотен тысяч подозреваемых в причастности к нему. В Сирии продолжались боевые действия между правительственными войсками и вооруженной оппозицией и боевиками ИГИЛ с непосредственным участием подразделений ВС США, России и Турции. В Ираке с одной стороны завершилась операция по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ, а с другой — назревает конфронтация между центральным правительством и руководством Иракского Курдистана, настаивающем на проведении референдума о его независимости. В Ливии без особого успеха прошел очередной раунд переговоров между Ф. Сараджем и Х. Хафтаром на фоне освобождения одного из сыновей М. Каддафи Сейфа аль-Ислама, что свидетельствует об усилении влияния в стране прокаддафских политических сил.

Ближний Восток и Северная Африка

КАТАР

Продолжение «катарского кризиса». Несмотря на многочисленные попытки посредничества в конфликте между Катаром и четырьмя арабскими государствами (КСА, ОАЭ, АРЕ и Бахрейном), выход из него пока не просматривается. 5 июля истек срок для ответа Катара на список из 13 ультимативных требований, предъявленный эмирату «арабской четверкой» 22 июня для выхода из кризиса и восстановления отношений. Ещё до истечения этого срока, 3 июля, Катар направил официальный ответ по дипломатическим каналам Кувейту, выполняющему роль посредника в кризисе между «антикатарской коалицией» и Дохой. По некоторым данным, в своем ответе Катар пообещал арабским странам понизить уровень дипломатических отношений с Ираном, однако исключил возможность закрытия турецкой военной базы в эмирате. На требование закрыть телеканал «Аль-Джазира» катарские власти предложили прекратить вещание других арабских телеканалов, таких как «Аль-Арабия» и «Аль-Хадас», студии которых находятся в ОАЭ.

7 июля «антикатарская коалиция» в своем заявлении обвинила Катар в срыве урегулирования «катарского кризиса» и подчеркнула, что неуступчивость Катара лишь подтверждает его тесные связи с террористами. В заявлении «четверки» также содержатся угрозы в адрес Катара: «Мы предпримем все необходимые меры политического, экономического и законодательного характера для того, чтобы обеспечить свои права, безопасность и стабильность, чтобы защитить наши интересы от агрессивной политики руководства Катара».

Глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель-Рахман Аль Тани назвал оскорбительными требования, выдвинутые четырьмя странами к Дохе, отметив при этом, что «Катар готов принять участие в переговорах при условии уважения нашего суверенитета». По мнению катарского министра, требования «четверки» нереальны и невыполнимы. При этом он отметил, что «эмират не боится саудовских угроз и готов к противостоянию, если до этого дойдет».

5 июля в Каире состоялось совещание глав внешнеполитических ведомств АРЕ, КСА, ОАЭ и Бахрейна, по итогам которого было выражено сожаление, что на свои требования «четверка» получила от Катара отрицательный ответ. В то же время было заявлено, что Катар является неотъемлемой частью региона Персидского залива и арабского мира в целом. «Четверка» подтвердила свои прежние требования к Дохе, но пока не спешит с ужесточением санкций против Катара, хотя 7 июля Египет запретил катарским судам входить в порты зоны Суэцкого канала.

Война компроматов. По данным ряда экспертов, спецслужбы АРЕ вместе с коллегами из КСА, ОАЭ и Бахрейна в настоящее время активизировали работу по сбору «компромата» на Катар, то есть, документальных данных о «спонсировании Катаром террористической деятельности». Это решение было принято 5 июля с. г. в Каире во время секретной встречи глав спецслужб стран арабской «четверки». Целью этой работы является создание «Черной книги» о подрывной деятельности Катара в различных частях мира с использованием «исламского фактора». Причем эта книга предназначена не для всех западных партнеров, а только для спецслужб США, Великобритании, Франции и ФРГ. В Каире надеются, что собранный «компромат» о действиях Катара убедит западных союзников в необходимости принятия жестких мер в отношении Дохи. По мнению российского востоковеда Юрия Щегловина, это «очень наивно», поскольку США и страны Евросоюза формируют свою международную политику вообще и ближневосточную, в частности, «исходя из своих геополитических интересов, а не каких-то разоблачительных документальных материалов». При этом Ю. Щегловин считает, что Египту, КСА и ОАЭ можно предъявить различные факты их прямого вмешательства во внутренние дела Ливии, Сирии, Йемена и других стран. И эту работу, очевидно, без особого труда могли бы выполнить спецслужбы Катара, Турции и Ирана, а обнародовать документы, обличающие КСА, ОАЭ и АРЕ можно через телеканал «Аль-Джазира», передачи которого смотрят во всем мире.

Усилия «четверки» по международной изоляции Катара и его блокаде были фактически полностью проигнорированы международным сообществом. 4 июля СБ ООН отказался обсуждать бойкот Катара. 27 июля министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель-Рахман Аль Тани на встрече с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем обвинил арабскую «четверку» в нарушении международного права. По его словам, «кампания блокады, развязанная против Катара, представляет собой цепь нарушений международного права». Он также отметил, что ООН является «правильной площадкой» для решения проблем, вызвавших кризис.

Позиция США. По мнению многих наблюдателей, американская администрация не проявляет особого желания быть слишком втянутой в урегулирование «катарского кризиса», очевидно надеясь на то, что страны ССАГПЗ справятся с ним самостоятельно. Вашингтон только взял на себя роль наблюдателя и арбитра. После визита в Украину, в рамках челночной дипломатии 10–13 июля, Р. Тиллерсон совершил серию визитов в Турцию и страны Персидского залива, чтобы помочь государствам региона разрешить «катарский конфликт». По итогам этого турне он выразил надежду на то, что Катар и четыре арабские страны смогут урегулировать конфликт без помощи посредников. 10 июля на встрече в Эль-Кувейте представители США, Великобритании и Кувейта призвали Катар и четыре арабские страны к диалогу для скорейшего урегулирования кризиса.

11 июля во время визита Р. Тиллерсона в Доху США и Катар подписали меморандум о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма. Катар стал первой страной в регионе Персидского залива, подписавшей подобный документ. В Вашингтоне считают, что подписанный с Катаром меморандум «является достаточной гарантией неучастия Дохи в сфере возможного спонсирования терроризма». При этом Р. Тиллерсон явно поддержал Катар, заявив, что все требования к Дохе со стороны «четверки» являются «абсолютно неприемлемыми с точки зрения их исполнения и не могут быть условием для достижения компромисса». Однако, КСА, ОАЭ, Египет и Бахрейн отказались снять санкции с Катара. 11 июля Катар объявил о возможном выходе из ССАГПЗ в том случае, если арабские государства не откажутся от своих требований.

12 июля Р. Тиллерсон провел в Джидде консультации с главами МИД арабской «четверки». По сообщениям СМИ, итоги этих переговоров «не дают надежды на достижение какого-либо прогресса на пути разрешения межарабского конфликта». В Джидде Р. Тиллерсон провел также двусторонние встречи со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром, наследным принцем и министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом и был принят королем Сальманом бен Абдель-Азизом ас-Саудом. Стороны обсудили вопросы противодействия терроризму, в том числе его финансированию, а также двусторонние отношения. 13 июля Р. Тиллерсон вновь посетил Доху, где встретился с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани. Госсекретарь США и эмир Катара заявили, что считают прямые переговоры четырех арабских стран с Катаром необходимым шагом для разрешения ситуации вокруг эмирата. Глава Пентагона Дж. Мэттис отметил 14 июля, что, несмотря на имеющиеся противоречия между Катаром и арабской «четверкой», никакого негативного воздействия на операции США в регионе не было и нет, и США не намерены искать альтернативу американской базе ВВС эль-Удейд в Катаре, которая, по его словам, «продолжает функционировать круглосуточно в обычном режиме».

Эволюция «катарского кризиса» свидетельствует о том, что стороны пока не готовы пойти на компромисс и в ближайшем будущем данный кризис вряд ли будет разрешен. Возможности «арабской четверки» склонить Катар «к раскаянию и повиновению» весьма ограничены. По нашему мнению, предпринятый «четверкой» политический бойкот и введение торгово-экономического эмбарго практически не скажется на жизнеспособности Катара, поскольку в общем объеме катарской торговли часть всех арабских государств Персидского залива составляет всего 8 %. А на поставки катарского СПГ за рубеж, главного источника доходов Катара, эмбарго «четверки» повлиять не в состоянии. Иран и Турция вполне обеспечивают Катар продуктами питания и товарами первой необходимости, а США не допустят против него каких-либо силовых действий.

ТУРЦИЯ

Визит Р. Эрдогана в КСА, Кувейт и Катар. 23 и 24 июля президент Турции Р. Эрдоган совершил визит в три арабские страны Персидского залива — Саудовскую Аравию, Кувейт и Катар, где обсудил со своими коллегами кризис в Катаре, другие региональные проблемы, а также ситуацию в Сирии, Ираке, Йемене и Ливии. Р. Эрдогана сопровождали его супруга Эмине, начальник Генштаба Хулуси Акар, глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр экономики Нихат Зейбекчи, министр энергетики и природных ресурсов Берат Албайрак, министр национальной обороны Нуреттин Джаникли и глава Управления национальной разведки Хакан Фидан.

В ходе визита в Джидду Р. Эрдоган провел переговоры с королем КСА Сальманом бен Абдель-Азизом ас-Саудом и наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом. В Кувейте президент Турции встретился с эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмадом аль-Джабиром ас-Сабахом, а в Дохе — с эмиром Катара шейхом Тамимом бен Хамадом Аль Тани. Переговоры президента Турции с эмиром Катара проходили в закрытом для журналистов режиме и длились более 2,5 часов. По завершении двусторонних переговоров на высшем уровне консультации продолжились в расширенном составе при участии министров двух стран.

На протяжении многих лет Турция поддерживала активные политические и экономические отношения с Катаром. Объем катарских инвестиций в Турцию составляет около 20 млрд долл. За последние два месяца в Турцию поступило около 600 млн долл. катарских инвестиций. Общий объем торгового оборота между Турцией и Катаром в 2016 году составил по катарским данным 916 млн долл., а по турецким — 710 млн долл. В июле 2016 года после попытки военного переворота в Турции Катар направил в Анкару 150 солдат для символической поддержки Р. Эрдогана. В настоящее время в Катаре находится единственная военная база Турции в Персидском заливе, на которой вскоре будет размещено около 5 тыс. турецких военнослужащих «с целью поддержания стабильности в регионе». В идеологическом плане Катар и Турция позиционируют себя как государства, которые отстаивают сравнительно либеральный ислам. В суннитских странах Анкара и Доха поддерживают движение «Братьев-мусульман», пытаясь создать противовес ваххабизму — государственной религии Саудовской Аравии.

Несмотря на свою солидарность Турции с Катаром, Анкара, тем не менее, намерена сохранить дружеские отношения с КСА, ОАЭ и другими арабскими странами Персидского залива, а также нормальные отношения с Ираном. До сих пор Турция пытается балансировать между Ираном и Саудовской Аравией и в определенной мере ей это пока удается. Во всяком случае, нет никаких оснований называть Турцию союзником Саудии в её конфронтации с Ираном. Несмотря на историческое соперничество между Анкарой и Эр-Риядом за главенство в суннитском мире, обеим страны пока удается преодолевать разногласия с целью сотрудничества на многих направлениях. На протяжении последних нескольких лет поддержание стабильности обменного курса турецкой лиры к доллару зависит от поступающих из Саудии «горячих денег» — краткосрочных финансовых вложений. В 2016 году товарооборот между Турцией и КСА составил около 5 млрд долл., при этом турецкий экспорт в КСА — 3,2 млрд долл., а импорт из королевства — 1,8 млрд долл.

В ходе своего тура по странам Персидского залива Р. Эрдоган не посетил ОАЭ, что объясняется напряженными отношениями, сложившимися между двумя странами в последние годы. Особенно эти отношения усложнились после военного переворота в Египте в июле 2013 года, поскольку Турция и Катар поддержали руководителя египетских «Братьев-мусульман» Мохаммеда Мурси, занявшего пост президента в результате демократических выборов, а ОАЭ и Саудовская Аравия через год поддержали военный переворот во главе с министром обороны, нынешним президентом Египта Абдель-Фаттахом ас-Сиси. Кроме Египта, ОАЭ конкурируют с Турцией во многих регионах от Сомали до Балканских стран. В турецких СМИ появилась информация о том, что ОАЭ оказывали финансовую поддержку в организации военного переворота в Турции 15 июля 2016 года. Так, колумнист турецкой газеты Yeni Şafak Мехмет Аджет утверждает, что спонсором неудавшейся попытки госпереворота в Турции были власти ОАЭ, которые якобы выделили для этого 3 млрд долл. С другой стороны, Эмиратам «не нравятся» нормальные, добрососедские отношения Турции с Ираном. Визит министра иностранных дел ОАЭ Абдаллы бен Заеда аль-Нахайяна в Армению 17–19 июля, в ходе которого он посетил мемориал жертв геноцида армян 1915 года и возложил к нему цветы, также вызвал возмущение в официальных кругах Анкары. Недавний визит главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу в ОАЭ с целью преодоления разногласий между Анкарой и Абу-Даби оказался безрезультатным.

Соглашение между РФ и ТР о поставках ЗРК С-400. 25 июля президент ТР Р. Эрдоган, выступая на заседании парламентской фракции правящей «Партии справедливости и развития», объявил, что Россия и Турция якобы подписали окончательное соглашение о поставках зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-400 «Триумф» (по классификации НАТО — SA-21 Growler) производства российского концерна «Алмаз-Антей». При этом, по словам Р. Эрдогана, соглашение предусматривает их совместное производство в будущем. Впрочем, Кремль пока не подтвердил и не опроверг это заявление турецкого президента. Однако, ранее гендиректор «Ростеха» С. Чемезов сообщил, что Москва и Анкара решили только технические вопросы по контракту о поставках С-400. По его словам, окончательное решение должны принять правительства двух стран, при этом Россия не намерена размещать производство С-400 в Турции. Необходимо отметить, что ранее США также решительно отклонили запрос Турции о передаче технологий производства ЗРК Patriot. По мнению некоторых обозревателей, приобретение Турцией ЗРК С-400 станет ее ответом на поставки американского оружия сирийским курдам и другие действиям США в Сирии, вызывающие неприятие и недовольство со стороны Анкары.

По информации агентства Bloomberg, стоимость сделки составит 2,5 млрд долл. Согласно предварительной договоренности, Турция в течение года получит две батареи С-400. Этот ЗРК позволяет сбивать самолеты стратегической и тактической авиации, баллистические ракеты и гиперзвуковые цели на дальности до 400 км. Радиолокационные средства ЗРС обеспечивают обнаружение воздушных целей на дальности до 600 км. Зенитные управляемые ракеты могут поражать аэродинамические цели на высотах до 27 км, а баллистические цели — до 25 км. ЗРК С-400 принят на вооружение в России в апреле 2007 года. Весной 2015 года первым покупателем С-400 стал Китай, закупивший ещё в 1993 году ЗРК С-300ПМУ-1.

Ранее в Пентагоне, озабоченном желанием Анкары приобрести российские ЗРК С-400, потребовали объяснить этот шаг. 14 июля глава Пентагона Дж. Мэттис предостерег Турцию, что в случае использования российских С-400, у турецких военных могут возникнуть проблемы технического характера, поскольку российский ЗРК С-400 «никогда не будет совместим с системами ПВО НАТО». Вместе с тем, Дж. Мэттис отметил, что приобретение российского ЗРК С-400 — это суверенное право Турции. Позже глава Объединённого комитета начальников штабов Дж. Данфорд заявил, что «покупка Турцией ЗРК С-400 у России вызвала бы обеспокоенность в Вашингтоне». На это Р. Эрдоган ответил, что его страна пошла на такой шаг, «поскольку годами не может осуществить подобное с США». При этом он отметил, что «Греция уже давно использует российские ЗРК С-300 и никаких проблем с совместимостью у ее военных нет».

Следует отметить, что тендер на закупку ЗРК большой дальности для системы ПВО на сумму 4 млрд долл. был объявлен Турцией ещё в 2009 году. Победителем в сентябре 2013 года стала китайская компания CPMIEC, предложившая Турции зенитную систему HQ-9, которая представляла собой переработку российской системы С-300ПМУ-1. В качестве основного конкурентного преимущества турецкая сторона тогда назвала небольшие стоимость HQ-9 и сроки поставки, а также передачу технологий производства. Решение о заключении контракта объемом 3,4 млрд долл. на поставку 12 зенитных ракетных дивизионов было принято в сентябре 2013 года. Примечательно, что за полгода до этого, в феврале 2013 года, США наложили санкции на китайскую компанию CPMIEC за сотрудничество с Ираном, Северной Кореей и Сирией. Решение Турции тогда вызвало жесткое давление со стороны ее союзников по НАТО, в результате чего в ноябре 2015 года итоги тендера были отменены. Не исключено, что такая же судьба может постичь и турецко-российскую сделку о поставках ЗРК С-400 тем более, что в марте 2017 года США ввели санкции в отношении «Рособоронэкспорта» и семи других российских организаций, инкриминировав им передачу технологий и продажу оружия Тегерану, Дамаску и Пхеньяну.

Скорее всего, что Турция не имеет серьёзного намерения покупать ЗРК С-400, а лишь демонстрирует НАТО свою самостоятельность в принятии стратегических решений в ответ на неуступчивость Вашингтона по многим вопросам. Пока нет достаточных оснований рассматривать сообщение Р. Эрдогана о покупке российского ЗРК С-400 как окончательно принятое решение. До сих пор нет информации о количестве ЗРК, их цене и сроках поставки. Не исключено также, что Турция воздержится покупать как ЗРК С-400 у России, так и ЗРК Patriot у США, и попытается разработать отечественные комплексы ПРО с помощью консорциума EUROSAM, о чем уже более года ведутся переговоры с Францией и Италией.

Первая годовщина военного путча. 15 июля в первую годовщину попытки военного переворота президент Турции Р. Эрдоган открыл в Анкаре памятник жертвам мятежа. Во время того противостояния погибло 246 турецких граждан, кроме путчистов, и более 2 тыс. получили ранения. В связи с годовщиной военного переворота многие турецкие издания опубликовали последние данные об итогах введения в стране чрезвычайного положения. По данным Министерства юстиции, по обвинению в причастности к перевороту было арестовано в общей сложности 50,5 тыс. человек, в отношении 170 тыс. человек ведутся судебные разбирательства. Издание Turkey Purge сообщило, что 138 тыс. человек были уволены с работы, 118 тыс. задержаны и 56 тыс. арестованы. Закрыты более двух тысяч школ и университетов, 150 СМИ, уволены с работы 8270 ученых, преподавателей, 4425 судей и прокуроров, арестованы 269 журналистов. В стране осталось не более 5 % независимых или оппозиционных СМИ.

Несмотря на критику Запада действий турецких властей в условиях чрезвычайного положения, парламент Турции 17 июля вновь продлил его режим еще на три месяца. Отвечая на эту критику, президент Р. Эрдоган в опубликованной в газете The Guardian статье написал: «Предотвращение попытки переворота стало поворотным моментом в истории турецкой демократии, но, к сожалению, некоторые западные правительства и организации вместо того, чтобы поддержать турецкий народ, который продемонстрировал солидарность против попытки переворота, предпочли занять выжидательную позицию. Их лицемерие и двойные стандарты глубоко обеспокоили турецкий народ, который пожертвовал всем ради свободы».

В соответствии с постановлением № 692 правительство Турции приняло решение об увольнении из государственных учреждений в общей сложности еще 7348 человек. В частности, всего за день до первой годовщины неудавшегося путча правительство решило отстранить от занимаемых должностей 418 сотрудников Министерства юстиции, 551 в Управлении по делам религии, 45 служащих Министерства иностранных дел, 2303 сотрудника Генерального управления безопасности и 1486 сотрудников Министерства внутренних дел. Турецкая прокуратура выдала также ордера на арест 43 человек, работающих в администрации премьер-министра, на основании подозрения об их связях с религиозным движением проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США. По такому же обвинению выданы ордера на задержание 105 работников сферы информационных технологий и 52 сотрудников Научно-технологического исследовательского совета Турции (TÜBİTAK). Только за последнюю неделю июля полиция задержала более 830 человек, подозреваемых в связях с Ф. Гюленом. Наряду с этим, за эту же неделю арестовано 213 человек, подозреваемых в сотрудничестве с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана.

По данным Министерства обороны Турции, начиная с 15 июля 2016 года из турецких ВС (TSK) было уволено 7655 военнослужащих. После попытки государственного переворота своих должностей лишились 150 генералов и адмиралов, а также 4287 офицеров. Командование Сухопутными войсками Турции уволило со службы 7 генералов, 2538 офицеров, 1 тыс. сержантов, 1 тыс. военнослужащих спецподразделений и контрактников. В ВМС Турции были сняты с занимаемых должностей 31 адмирал, 646 офицеров, 368 мичманов, 30 военнослужащих спецподразделений и контрактников. В турецких ВВС под сокращение попали 32 генерала, 1103 офицера, 536 сержантов, 55 военнослужащих спецподразделений, контрактников и рядовых, а также 26 человек технического персонала. За период с июля 2016 г. по июль 2017 г. численность высшего командного состава ВС Турции сократилась на 40 %. При этом число генералов и адмиралов в ВС Турции сократилось с 326 до 196. Для заполнения кадрового вакуума в ВС Турции было резко увеличено количество абитуриентов, изъявивших желание поступить в военные училища.

СИРИЯ

Переговоры в Женеве. 10–14 июля в Женеве прошел 7-й раунд межсирийских переговоров по урегулированию конфликта в Сирии при посредничестве спецпредставителя генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. По его словам, на встрече «не было прорывов, но наблюдался продолжающийся прогресс и никто не покинул переговоры». С. де Мистура отметил, что «как сирийское правительство, так и оппозиция подчёркивали своё участие в борьбе с группировками террористов, определёнными Советом Безопасности ООН». В ходе переговоров обсуждался документ «Non-paper» из 12 пунктов, посвященный будущему устройству Сирии. Этот документ находится в свободном доступе на сайте ООН. В ходе 7-го раунда переговоров обговаривались три первых пункта документа — об уважении суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности Сирии, о невмешательстве во внутренние дела Сирии, а также о том, что Сирия должна оставаться светским государством. На переговорах была достигнута договоренность о возможном создании единой делегации трех групп сирийской оппозиции: «эр-риядской», «московской» и «каирской». Указанные группы оппозиции проведут консультации по вопросу объединения уже в ближайшее время. Очередной раунд межсирийских переговоров в Женеве (Женева-8) состоится в начале сентября с. г., где могут начаться первые прямые переговоры между делегациями правительства Сирии и оппозиции.

Боевые действия правительственных войск САР. По данным российской и турецкой частей совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение июля было зафиксировано более 300 таких нарушений, наиболее часто в провинциях Дамаск, Дераа и Латакия. В течение июля в различных районах Сирии правительственные войска и союзные им силы продолжали боевые действия против вооруженных формирований ИГИЛ и других террористических группировок. В начале июля в провинции Хомс сирийская армия и ополченцы вернули контроль государства над нефтяным месторождением Эль-Хейль в 50 км к северо-востоку от Пальмиры, а также над нефтяными месторождениями в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор.

19 и 20 июля правительственные войска продвинулись на юго-западе провинции Ракка, установив контроль над несколькими сотнями квадратных километров в пустыне Аль-Бадия и вышли на рубеж в 50 км от границы с провинцией Дейр эз-Зор. В провинции Дамаск сирийская армия вела бои с силами террористов в Восточной Гуте. Правительственные силы вытеснили проамериканских боевиков с обширной территории на северо-востоке провинции Эс-Сувейда и на востоке провинции Дамаск. Бои велись также в провинциях Хама, Эль-Кунейтра и Латакия.

В средине июля в районе Восточной Гуты провинции Дамаск правительственные войска продолжали бои с формированиями группировки «Тахрир аш-Шам» за районы Айн Терма и Джобар. Хотя Восточная Гута и входит в одну из зон деэскалации, установленных в мае с. г. Россией, Турцией и Ираном, однако боевые действия в этом районе не прекращаются, так как стороны не могут или не хотят договориться о механизмах контроля за режимом прекращения огня. 9 июля в провинции Эль-Кунейтра правительственные силы атаковали позиции формирований группировки «Тахрир аш-Шам». 11 июля в провинции Эс-Сувейда сирийские войска очистили от боевиков 300 кв. км ее территории, освободив несколько населенных пунктов. Несколько полевых командиров ИГИЛ признали факт гибели главаря этой организации Абу Бакра аль-Багдади, о чем ранее ходили неподтвержденные слухи. Хотя достоверных сведений об этом до сих пор нет.

Боевые действия военного контингента РФ. По сообщениям Минобороны РФ, в течение июля стратегические бомбардировщики Ту-95МС несколько раз наносили удары новейшими крылатыми ракетами Х-101 по объектам ИГИЛ в провинциях Хама и Хомс. При этом отмечалось, что ракетоносцы взлетали с авиабазы «Энгельс» в Саратовской области РФ и совершали перелет в воздушное пространство Сирии с дозаправкой в воздухе. Удары ракетами Х-101 наносились с дальности около 1000 км. Действия бомбардировщиков прикрывали истребители Су-30СМ, базирующиеся на авиабазе «Хмеймим».

В течение июля самолеты ВКС России, используя данные размещенного в Багдаде координационного центра, наносили удары по целям группировок ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра» преимущественно в провинциях Дейр эз-Зор, Хама, Хомс и Дамаск. В районе Дейр эз-Зор российские ВКС стремились ослабить натиск боевиков ИГИЛ на осажденные гарнизоны правительственных войск в южных кварталах провинциального центра и на авиабазе, находящейся поблизости города. 13 июля на востоке провинции Хама зафиксировано прибытие российских военнослужащих из Сил специальных операций РФ, находящихся в боевых порядках сирийских войск для оказания, в частности, помощи в ведении тактической разведки. 11 июля стало известно о гибели в Сирии российского военного советника в звании капитана, попавшего под минометный обстрел боевиков. По официальным данным, количество российских военнослужащих, погибших в Сирии, по состоянию на 15 июля 2017 г. составило 33 человека.

14 июля Госдума России ратифицировала протокол к соглашению о размещении подразделений ВКС РФ в Сирии. По словам заместителя министра обороны РФ Н. Панкова, «срок действия соглашения и протокола — 49 лет с возможностью дальнейшего продления на 25-летние периоды». По данным китайских источников, в ближайшее время ВКС РФ планируют разместить дополнительные авиационные подразделения на одной из авиационных баз в провинции Хомс. Командование ВС РФ решило дополнительно передислоцировать в Сирию истребители Су-27СМ3 и Су-35С, вертолеты Ми-28 и Ка-52, а также дивизион зенитно-ракетной системы С-400 и дивизион буксируемых гаубиц. По мнению китайских военных обозревателей, сирийский вооруженный конфликт — это возможность для ВС РФ испытать в боевых условиях как традиционную военную технику, так и новейшие образцы.

Китайские обозреватели полагают, что наращивание военного присутствия РФ и США на территории Сирии со временем может стать причиной прямого военного противостояния между российскими и американскими войсками. При этом отмечается, что для российской стороны достижение паритета с США в масштабах военного присутствия в Сирии требует «неимоверных усилий и материальных затрат».

Боевые действия турецких войск. В течение июля протурецкие формирования вели боевые действия на севере провинции Алеппо против курдских отрядов. 13 июля в этот район прибыла группа российских военнослужащих, которые потребовали от командиров курдских формирований выйти из пяти городов в районе курдского анклава Африн с тем, чтобы «не провоцировать действия турецких военных». По данным курдского портала «Курдистан 24», во время переговоров с руководством сирийских курдов представители военного контингента РФ в Сирии предложили ввести свои войска, чтобы разъединить противоборствующие стороны и не допустить проведения Турцией операции на подконтрольных курдам территориях. Однако командующий курдскими отрядами YPG в кантоне Африн Бахжат Абдо заявил, что курды отказались принять предложение России, поскольку, по его словам, «русские обусловили свое предложение просьбой позволить войскам сирийского режима войти в Африн, но мы выкинули сирийский режим из Африна 5 лет назад не для того, чтобы позволить ему вернуться сюда сегодня». По данным из курдских источников, турецкая армия разместила артиллерийские и ракетные пусковые установки в кантоне Африн, готовясь к его захвату. Столкновения в этом районе продолжались в течение всего июля. 14 июля турецкая артиллерия обстреляла подконтрольный курдам город Африн. В ответ курдские отряды народной самообороны YPG обстреляли подконтрольный протурецким силам город Мар’а.

17 июля в район г. Манбидж, который находится под контролем сирийских курдов, вошла крупная колонна бронетехники турецких войск. 27 июля на северо-востоке провинции Алеппо формирования СДС под давлением боевиков Свободной сирийской армии (ССА), действовавших при поддержке турецких военных, оставили деревню Таль Джейхан. В этих боях погибли 16 турецких солдат и бойцов протурецких формирований. 18 июля на севере провинции Алеппо в боях между курдскими формированиями и протурецкими отрядами в районе деревни Айн Дакна были убиты 15 бойцов протурецкой группировки «Ахль ад-Дияр».

Боевые действия спецназа США на территории Сирии. 19 июля президент США Д. Трамп принял решение прекратить реализацию программы ЦРУ по оказанию помощи сирийским повстанцам, воюющим с режимом Б. Асада. Очевидно, это связано с тем, что в Пентагоне делают ставку на непосредственное использование американских войск в Сирии. По данным китайских источников, основная часть военной техники, используемой ВС США в Сирии, доставляется через Турцию, хотя, как известно, на севере Сирии подразделения ВС США активно взаимодействуют с курдскими формированиями, что постоянно вызывает возмущение Анкары. По данным арабских источников, 16 июля американская автоколонна в составе около 150 внедорожников под прикрытием 5 вертолетов Apache прибыла на территорию Сирии из Ирака.

По информации из китайских источников, США сосредоточили в южной и северной частях Сирии войсковую группировку общей численностью до 3000 военнослужащих. Подразделения американских войск располагают достаточным количеством бронированной, специальной и инженерной техники, позволяющей организовывать рубежи обороны и вести как наступательные, так и оборонительные бои при поддержке штурмовой и армейской авиации, ствольной и реактивной артиллерии. Для обеспечения круглосуточного огневого прикрытия в южных регионах Сирии размещены расчеты реактивных систем залпового огня HIMARS. В районе сирийского города Манбидж прикрытие действий подразделений ВС США и курдских отрядов обеспечивает дивизион легких гаубиц М777А2. После захвата аэродрома в районе населенного пункта Табка около г. Ракка, Пентагон планирует разместить там ударные вертолеты АН-64D, конвертопланы MV-22 и разведывательно-ударные БЛА.

Пентагон, увеличивая численность американских войск в Сирии, также содействует наращиванию военного потенциала курдских отрядов. Так, за первые две недели июля 2017 г. США передали своим курдским союзникам 200 колесных бронемашин Guardian, 12000 винтовок, 4000 гранат, 50 автоматических минометов EIMOS, ракеты к ПТУР ТOW, наборы первой помощи, бронежилеты, боеприпасы, а также приборы ночного видения. США вооружают курдские формирования, несмотря на постоянные протесты Анкары. Курдские формирования «Сил демократической Сирии» (СДС) при поддержке американского спецназа вели бои по вытеснению боевиков ИГИЛ из г. Ракка. К 16 июля формирования СДС овладели примерно третью территории Ракки, а к 24 июля контролировали уже почти половину города. В последующие дни, по мере приближения к центру Ракки формирований СДС, джихадисты практически ежедневно их контратаковали. По оценкам курдских источников, на сегодня в осажденном городе остаются до 2 тыс. боевиков ИГИЛ.

Дислокация ВС США на севере Сирии. По данным российской, турецкой, китайской и иранской разведок, США продолжают расширять свое военное присутствие на севере Сирии. После того, как президент США Д. Трамп одобрил поставку вооружений сирийским курдам, государственное турецкое информационное агентство «Анадолу» опубликовало данные о расположении американских военных баз в Сирии, на что в Пентагоне заявили, что публикация такой конфиденциальной информации — «безответственный шаг». В частности, в публикации информагентства были указаны два аэродрома Рмейлан и Хараб Иск, а также несколько передовых оперативных баз (ПОБ). Данный вид пунктов базирования создается с учетом продолжительности выполнения боевых задач (от трех месяцев до двух лет). На территории ПОБ может размещаться от 1500 до 10000 военнослужащих (в/с). ПОБ подразделяются на батальонные (500 в/с), бригадные (1500 в/с), полковые (3000 в/с) и дивизионные (10000 в/с). Согласно директивным документам ВС США, в случае расширения ПОБ до полкового масштаба на базе будут размещены 22 казармы для личного состава, 32 штабных помещения, 3 столовые, 7 складов, 7 мастерских и около 30 зданий разнородного назначения.

В настоящее время на этих ПОБ базируются преимущественно 11-й и 24-й экспедиционные отряды Корпуса морской пехоты ВС США — около 600 в/с. Для обслуживания военнослужащих ПОБ ежедневно автомобильным транспортом колоннами от 20 до 30 большегрузных автомобилей доставляется вода, продовольствие, боеприпасы, запасные части к военной технике, обмундирование и медикаменты. По данным китайского издания «Мир авиации», с учетом размещения на ПОБ на постоянной основе вертолетов и самолетов штурмовой авиации ВС США предполагается разворачивать элементы Единой системы навигации и управления воздушным движением (ATNAVIC), состоящей из следующих компонентов: РЛС обзора воздушной обстановки; РЛС обзора воздушной обстановки/опознавания «свой-чужой»; РЛС обеспечения точного захода на посадку.

Комментируя размещение американских военных баз на севере Сирии, некоторые политологи усматривают в этом инструмент оказания давления на сирийский режим и его войска, а также на российский военный контингент. Несомненно, что этот фактор присутствует, однако, на наш взгляд, размещение американских войск на севере Сирии прежде всего направлено на защиту региона сирийских курдов-союзников США от угрозы военного вторжения со стороны Турции и подконтрольных ей групп вооруженной сирийской оппозиции.

Взаимодействие РФ и США в Сирии. Командующий операцией международной коалиции против ИГИЛ «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) в Ираке и Сирии генерал Стивен Таунсенд, заявил, что удовлетворен уровнем взаимодействия с российскими военнослужащими в Сирии. По его словам, такие контакты «продолжаются спокойно, профессионально и эффективно, несмотря на определенную дипломатическую напряженность». 7 июля РФ и США договорились создать зону деэскалации в юго-западных районах Сирии. 10 июля представители США, РФ и Иордании договорились о создании мониторингового центра для наблюдения за соблюдением режима перемирия в зонах деэскалации. Центр будет иметь прямой контакт с правительственными войсками Сирии и с вооруженными отрядами сирийской оппозиции.

Думается, что подписание Д. Трампом закона Конгресса США об усилении санкциях против России открывает новый период «холодной войны» между США и РФ. Поэтому вопросы взаимодействия Москвы и Вашингтона в Сирии будут сведены к минимуму, если не к нулю, что чревато возможным военным столкновением на сирийской территории между двумя странами и что уж никак не будет способствовать достижению мирного урегулирования в Сирии. Более того, собственно «сирийская проблема» трансформируется в проблему противостояния в Сирии между США, Россией, Турцией и Ираном, которые неизбежно поделят территорию страны на зоны влияния, что приведет к «замораживанию» весьма горячего сирийского конфликта. В этих условиях нет оснований полагать, что ООН и ЛАГ смогут выполнить свою миротворческую миссию в Сирии.

ИРАК

Визит вице-президента Ирака Нури аль-Малики в Москву. С 23 по 26 июля в Москве с рабочим визитом находился вице-президент Ирака Нури аль-Малики. В 2006–2014 годах шиит Н. аль-Малики занимал пост премьер-министра, однако решением президента страны Фуада Ма’сума (на чем настоял Вашингтон) в августе 2014 года был отправлен в отставку из-за коррупции и неспособности иракской армии оказать сопротивление «Исламскому государству» при захвате Мосула. После ухода в отставку Н. аль-Малики превратился из горячего сторонника отношений с США в друга России. Накануне своей поездки в Россию Н. аль-Малики заявил, что в ходе переговоров в Москве намерен сосредоточиться на вопросе усиления роли России в ближневосточном регионе и активизации двустороннего сотрудничества в энергетике и торговле. Кроме того, он высказал намерение обсудить вопрос поставок российского вооружения иракской армии. 20 июля советник президента РФ по военно-техническому сотрудничеству В. Кожин подтвердил факт подписания контракта с Багдадом на поставку Ираку «нескольких сотен» танков Т-90. Однако, на наш взгляд, эта сделка едва ли будет реализована из-за ограниченных финансовых возможностей Багдада. Например, на сегодня между Вашингтоном и Багдадом имеются серьезные проблемы из-за вопроса погашения задолженности по ранее заключенным контрактам на поставки вооружений. Американцы в «рассрочку» торговать не соглашаются. Учитывая сложную финансовую ситуацию в России, очевидно Москва также не пойдет на поставки вооружений Ираку в долг.

В первый день визита Н. аль-Малики провел переговоры со спикером Совета Федерации РФ В. Матвиенко и главой МИД РФ. С. Лавровым. В ходе этих переговоров Н. аль-Малики заявил, что власти Ирака хотят, чтобы у России было «весомое присутствие в Ираке в политическом и военном плане и таким образом было бы создано равновесие, которое послужит на благо региона, его народов и его стран». Н. аль-Малики также отметил, что Багдад верит в посредническую роль Москвы в решении огромного количества глобальных международных проблем, укреплении безопасности как в ближневосточном регионе, так и во всём мире.

25 июля в Санкт-Петербурге Н. аль-Малики встретился с президентом РФ В. Путиным. Во время этой встречи обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества, а также ситуация на Ближнем Востоке. Особое внимание уделялось военно-техническому сотрудничеству, в частности вопросу поставки танков Т-90 в Ирак. Иракский вице-президент поблагодарил В. Путина за ускорение «поставок оружия для борьбы с терроризмом» и в целом высоко оценил «вклад России в недопущение распада Ближневосточного региона». Н. аль-Малики также заявил, что Ирак «сейчас нуждается в более активном вовлечении России в иракские дела, и в первую очередь в сфере энергетики». При этом следует отметить, что работающие в Ираке российские нефтегазовые компании испытывают огромные трудности. Так, нефтяная компания «ЛУКОЙЛ», несмотря на вложение (начиная с 2010 года) миллиардов долларов в развитие месторождения «Западная Курна-2» до сих пор не достигла и половины от планируемого уровня добычи нефти из-за неспособности иракского правительства противодействовать многочисленным случаям блокады объектов компании, похищениям её сотрудников с целью выкупа. Кроме того, во время Санкт-Петербургского экономического форума в июне этого года компания «Роснефть» заключила ряд соглашений с Иракским Курдистаном в области добычи углеводородов, их разведки и транспортировки, что, естественно, не вызывает одобрения в Багдаде.

В рамках визита Н. аль-Малики в Россию на всех уровнях обсуждался вопрос о предстоящем в сентябре с. г. референдуме о независимости в Иракском Курдистане. Н. аль-Малики позиционирует себя в качестве ярого противника отделения Курдистана и последовательно выступает за применение самых жёстких мер с целью предотвращения распада страны. Учитывая «дружественные отношения России с курдами», реакция Москвы при обсуждении курдского референдума была в значительной мере «сдержанной, обтекаемой и уклончивой». Глава МИД РФ С. Лавров высказался очень осторожно: «Рассчитываем, что при принятии окончательных решений по вопросу курдского референдума будет просчитано все, что касается политических, геополитических, демографических и экономических последствий этого шага».

По сообщению телеканала «Аль-Арабия», визит вице-президента Ирака в Москву не был согласован с иракским правительством и вызвал возмущение премьер-министра Хайдара аль-Абади. При этом следует отметить, что в отличие от Н. аль-Малики, Х. аль-Абади отнюдь не испытывает больших дружественных чувств к России. Так, в самый сложный момент военной экспансии боевиков ИГИЛ он ответил отказом Москве на её предложение ввести подразделения российских ВКС в Ирак, как это было сделано в Сирии. Единственное, на что согласился Х. аль-Абади, так это разрешил российским самолетам пролетать над территорией Ирака по пути в Сирию, когда Болгария по просьбе США закрыла свое воздушное пространство для военных самолетов РФ, направляющихся на Ближний Восток.

Необходимо отметить, что политическое будущее Нури аль-Малики весьма неопределенно и даже сомнительно, даже несмотря на то, что он возглавляет самую большую фракцию в парламенте «Государство закона» (в которую входят партии иракских шиитов, суннитов и курдов). Так, 19 июля глава парламентского комитета по обороне и безопасности Ирака Хаким аз-Замили сообщил, что по результатам расследования вопроса сдачи Мосула террористам в 2014 году Н. аль-Малики в числе 33 человек может быть привлечен к судебной ответственности «за государственную измену». Впрочем, похоже, что до начала судебного процесса Н. аль-Малики попытается вернуться в кресло премьера после парламентских выборов в апреле 2018 года, и в этом он рассчитывает на поддержку России и Ирана. Думается, что на такую же поддержку со стороны США он рассчитывать уже не может, поскольку имеет в Вашингтоне устойчивую репутацию проиранского политика.

Освобождение Мосула от ИГИЛ. 9 июля премьер-министр Ирака Х. аль-Абади прибыл в Мосул, чтобы сделать официальное заявление об освобождении этого города от боевиков ИГИЛ, хотя на тот момент в городе ещё оставались отдельные очаги сопротивления террористов. Командование ВС США в Ираке считает, что для полной зачистки Мосула от боевиков ИГИЛ необходимо еще несколько недель. Последним оплотом террористов в Мосуле был район Старого города. По сообщениям международных СМИ, боевики ИГИЛ вынуждены были бежать из города под натиском правительственной армии Ирака, поддерживаемой международной коалицией под эгидой США.

По данным правозащитной организации Syrian Network for Human Rights, военные действия иракской армии и западной коалиции по освобождению города привели к многочисленным жертвам среди мирного населения: только за март 2017 года от бомбардировок авиации западной коалиции погибло 260 мирных жителей. В то же время боевики ИГИЛ казнили около 120 жителей Мосула. По словам вице-президента Ирака Н. аль-Малики, в процессе операции иракская армия, федеральная полиция и народное ополчение потеряли не менее 20 тыс. бойцов погибшими и ранеными. Погибло также около 40 тыс. мирных жителей. Боевики ИГИЛ оставили после себя мины, растяжки, заминированные автомобили, разрушенные мечети и дома.

До войны Мосул был одним из самых густонаселённых иракских городов, где в 2011 году насчитывалось 1,4 млн человек. По данным управления ООН по делам беженцев, с начала операции против ИГИЛ Мосул покинули 862 тыс. человек, из которых 192 тыс. по состоянию на 15 июня уже вернулись в свои дома. Вынужденно перемещенными лицами по-прежнему остаются около 600 тыс. жителей Мосула, в основном из его восточной части. Представители ООН также сообщили — по меньшей мере 15 тыс. человек госпитализировано с ранениями, полученными за время проведения операции по освобождению города. ООН оценивает стоимость восстановления городской инфраструктуры в 1 млрд долл. США. Министр экономического сотрудничества и развития ФРГ Герд Мюллер 25 июля заявил, что в 2017 году ФРГ выделит дополнительные 100 млн евро для восстановления Мосула. В основном эти средства будут использованы для водо- и энергоснабжения, а также медицинского обслуживания и строительства жилья.

Выступая 10 июля в Совете Безопасности ООН, Специальный представитель Генсека ООН в Ираке Ян Кубиш, заявил, что для окончательной победы над боевиками ИГИЛ и другими террористическими группировками в Ираке необходимо примирить общины, возобновить правосудие и правопорядок на всей территории страны. Ян Кубиш отметил, что ещё предстоит провести сложные операции по освобождению других территорий, все еще удерживаемых группировкой ИГИЛ.

Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади, в 2014 году провозгласивший в Мосуле начало халифата «Исламского государства Ирака и Леванта», вынужден был признать, что битву за Мосул джихадисты проиграли, призвав своих сторонников покинуть Ирак и присоединиться к отрядам ИГИЛ в Сирии. По некоторым неподтвержденным данным, Абу Бакр аль-Багдади скорее всего погиб в районе сирийской Ракки. По крайней мере, с тех пор он никак себя не проявил. По данным арабских СМИ, новой «столицей» боевиков ИГИЛ стал город Эль-Маядин в сирийской провинции Дейр эз-Зор, находящийся на берегу реки Евфрат, недалеко от границы с Ираком. 14 июля было объявлено, что Ирак и Сирия создают совместный Центр военных операций по борьбе с ИГИЛ в районах, прилегающих к границе между двумя странами.

Решающую роль в боевых действиях против боевиков ИГИЛ при освобождении Мосула и в других районах Ирака сыграла авиация США и их западных союзников по международной антитеррористической коалиции. По данным командования коалиции, все воздушные удары на иракской территории наносятся по согласованию с правительством и военным руководством этой страны. В минувшие месяцы в нанесении ракетно-бомбовых ударов по боевикам ИГИЛ на иракской территории принимали участие самолеты США, Великобритании, Франции, Австралии, Нидерландов, Иордании и Дании. Всего с 8 августа 2014 года по 30 июля 2017 года авиация США и их союзников нанесла по позициям и объектам боевиков ИГИЛ в Ираке 11517 ударов. США оказывают Ираку наиболее масштабную военную и военно-техническую помощь. Спецпредставитель США в антитеррористической коалиции Б. МакГурк сообщил, что за последние три года около 100 тыс. бойцов сил безопасности Ирака прошли военную подготовку под руководством американских инструкторов.

ЛИВИЯ

Очередная попытка политического урегулирования. В средине июля глава правительства национального спасения Ливии (ПНС) Фаиз Сарадж предложил новую «дорожную карту» по выходу страны из кризиса. Предложения Ф. Сараджа предусматривают проведение в Ливии президентских и парламентских выборов в марте 2018 года и прекращение всех военных действий на ее территории, за исключением борьбы с терроризмом. Ф. Сарадж представил также проект формирования совместных комитетов Палаты представителей в Тобруке и Государственного совета в Триполи для начала процесса интеграции разобщенных государственных учреждений. Кроме того, планируется создание Высшего Совета национального примирения, изучение механизма введения правосудия на переходный период, объявление общей амнистии, а также создание комитетов по примирению между городами.

25 июля в Париже при посредничестве Алжира и президента Франции Эммануэля Макрона состоялись переговоры между маршалом Халифой Хафтаром, представляющим правительство в Тобруке, и премьер-министром ПНС в Триполи Фаизом Сараджем. В переговорах принял участие спецпредставитель ООН по Ливии, ливанский политик и ученый Гассан Саляма.

Справка:

Гассан Саляма был министром культуры в Ливане, советником ООН в Ираке, помощником генсеков ООН Кофи Аннана и Пан Ги Муна. Также был директором по исследовательской работе в Национальном центре научных исследований (CNRS), возглавлял Институт политических исследований при Парижском университете. Он является членом Высшего совета франкофонии. По данным еженедельника Jeune Afrique, Эммануэль Макрон и три его советника были студентами Г. Салямы.

20 июля в рамках подготовки к этой встрече министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан встречался с алжирским коллегой Абдель-Кадером Мессахелем для того, чтобы обсудить «новую французскую инициативу по урегулированию ливийского конфликта». Похоже, что президент Э. Макрон во взаимодействии с Алжиром решил перехватить переговорную эстафету у Египта и ОАЭ, которые в последние месяцы без особого успеха пытались активизировать процесс политического урегулирования в Ливии. И хотя руководство Алжира регулярно критикует «умножение международных инициатив по Ливии», однако на этот раз положительно восприняло французскую инициативу, очевидно учитывая ухудшение положения дел у опекаемого им Ф. Сараджа на фоне заметного укрепления влияния Х. Хафтара в частности, и власти в Тобруке — в целом. После недавних побед в Феццане и Бенгази Х. Хафтар уже является фактическим правителем всей восточной части страны (Киренаики) и контролирует большую часть нефтегазовых месторождений Ливии и коммуникаций транспортировки углеводородов на мировые рынки.

По мнению некоторых обозревателей, итоги парижской встречи Х. Хафтара и Ф. Сараджа оказались весьма незначительными и в основном повторяют положения политического урегулирования, сформулированные в 2015 году в ходе многомесячных дискуссий в Марокко, так называемого «Схиратского соглашения». Они считают, что Франция и Алжир пытаются использовать парижскую встречу для затягивания межливийского переговорного процесса, что якобы должно помочь Ф. Сараджу «выиграть время и подготовиться к решающей схватке с Х. Хафтаром». Стороны договорились о введении режима прекращения огня в Ливии, а также обязались провести весной президентские и парламентские выборы с участием наблюдателей ООН.

В ближайшее дни А. Мессахель посетит Каир и Абу-Даби с тем, чтобы обсудить там реализацию «парижской инициативы». Со своей стороны, Жан-Ив Ле Дриан сразу после окончания встречи в Париже направился в Рим, чтобы обсудить с итальянской стороной вопросы мирного урегулирования в Ливии, поскольку Италия играет важную роль в поддержке правительства Ф. Сараджа. Следует отметить, что инициатива Франции вызвала недовольство в правительственных кругах Италии, которая приложила немало усилий для установления мира в своей бывшей колонии. 25 июля министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано заявил, что «в ливийском конфликте стало слишком много форматов, посредников и инициатив». А. Альфано подчеркнул необходимость объединить усилия для поиска мирного разрешения конфликта под эгидой ООН. Итальянская оппозиция обвинила премьер-министра Италии Паоло Джентилони в том, что он позволил Франции вытеснить Италию из числа стран, играющих ведущую роль в урегулировании ливийского конфликта.

Франция оказывает помощь оружием и данными разведки как правительству в Тобруке, так и правительству в Триполи, что вместе с благодарностью вызывает также и раздражение у противоборствующих сторон. Так, Х. Хафтар подверг резкой критике «двурушничество» Парижа и потребовал отказаться от поддержки «потерявших влияние в Ливии актеров», имея ввиду правительство Ф. Сараджа в Триполи. С другой стороны, сам маршал Х. Хафтар также проявляет определенное «непостоянство» в выборе союзников, пытаясь установить дружеские отношения со всеми, кто ему помогает — с Россией, США, Великобританией, Германией, Францией, Италией, Испанией, Египтом, Эмиратами, Китаем, Ираном и другими странами.

По мнению некоторых обозревателей, Вашингтон все больше склоняется в пользу поддержки маршала Х. Хафтара, что естественно воспринимается без особого энтузиазма в Кремле, стратеги которого понимают, что Х. Хафтару очевидно придется сделать выбор в пользу союза с Вашингтоном, а не с Москвой. Так, 12 июля Х. Хафтар был принят двумя представителями американской администрации — послом США в Ливии Питером Бодде и командующим US AFRICOM генералом Томасом Вальдхаузером. О деталях этой встречи ничего не известно, но, скорее всего, на ней обсуждались вопросы взаимодействия между Х. Хафтаром и США.

Союзником США в Ливии является Великобритания, которая последнее время существенно усилила свое военное присутствие в Ливии. 17 марта 2017 года в рамках европейской миротворческой миссии Великобритания отправила 1000 военнослужащих в Ливию совместно с иорданскими военными. 27 июля с. г. военнослужащие из элитного полка Специальной авиационной службы (SAS) были отправлены в Ливию для участия в боевых действиях против ИГИЛ.

Освобождение сына М. Каддафи. 9 июня во исполнение закона о всеобщей амнистии, принятого Палатой представителей в июле 2015 года, 44-летний сын ливийского лидера М. Каддафи от второго брака Сейф аль-Ислам был освобожден из заключения в тюрьме города Зинтан на северо-западе Ливии, что вызвало неоднозначную реакцию в стране. Почему-то этот закон не коснулся другого сына Каддафи — Саади, который также находится в заключении. Скорее всего, этот закон не распространяется на родственников и деятелей режима М. Каддафи. При этом следует отметить, что для правительств в Тобруке и Триполи освобождение Сейфа аль-Ислама было своеобразным образом «сюрпризом», поскольку эти правительства к его освобождению не имели никакого отношения, так как сына Каддафи освободила зинтанская группировка вооруженных повстанцев, которая собственно и удерживала его в заключении около 6 лет (с ноября 2011 года).

В июле 2015 года апелляционный суд Триполи заочно вынес Сейфу аль-Исламу смертный приговор, инкриминировав ему «преступления против ливийского народа», совершенные во время «революции 17 февраля». Адвокат Сейфа аль-Ислама утверждал, что судебный процесс в Триполи был абсолютно нелегитимным, так как судьи «находились под полным контролем племенных вооружённых группировок». Обвинения в преступлениях против человечности выдвинул Сейфу аль-Исламу также и Международный уголовный суд, добивавшийся на протяжении последних лет выдачи сына Каддафи для проведения судебного процесса в Гааге. По некоторым данным, Сейфа аль-Ислама буквально выкупили его соратники у командира дислоцированного в Зинтане батальона «Абу Бакр ас-Сиддик», что вскоре привело к его расформированию.

Сейф аль-Ислам Каддафи около 15 лет занимал видное место в ливийской политике и ливийцы предполагали, что он станет преемником Муаммара Каддафи. После «революции 17 февраля» Сейф аль-Ислам встал на защиту режима своего отца, что было вполне естественно, так как он считался одним из наиболее преданных его соратников и принимал активное участие в государственной деятельности. 20 октября 2011 года Муаммар Каддафи был убит в Сирте, а 19 ноября 2011 года Сейфа аль-Ислама арестовали при попытке к бегству из Ливии в Нигер. Затем его перевели в тюрьму города Зинтан. По одним данным, Сейф аль-Ислам находится под домашним арестом в районе Зинтана, а по другим — проживает под охраной в Эль-Бейде в Киренаике, где находится дом его матери Сафии.

Справка:

Кроме Сейфа аль-Ислама, у М. Каддафи было ещё шестеро сыновей — Мухаммед, Саади, Ганнибал, Муатассем, Сейф аль-Араб, Хамис и одна дочь Аиша. Сын Саади якобы находится в заключении в Ливии; сын Муатассем убит ливийскими повстанцами в октябре 2011 года; сын Сейф аль-Араб погиб 1 мая 2011 года в результате налета авиации НАТО на его дом в Триполи; сын Хамис по одним данным погиб 20 октября 2012 года, по другим остался жив. Сыновья М. Каддафи Мухаммед и Ганнибал, а также его дочь Аиша смогли спастись бегством на территорию Алжира, где получили политическое убежище.

После шести лет гражданской войны и междоусобных столкновений в Ливии, приведших страну к полному коллапсу, ливийцы ждут прихода к власти такой политической силы, которая, наконец, смогла бы навести порядок в их стране и укрепить ливийское государство. Подавляющее большинство простых ливийских граждан не забыли о том высоком уровне жизни, который им на протяжении более 40 лет обеспечивал режим Муаммара Каддафи и они естественно хотели бы, чтобы подобный режим вернулся в страну в той или ной форме. Кроме того, нельзя выбросить из истории страны 42 года правления режима М. Каддафи, при котором было достигнуто многое, как в области государственного строительства, так и в вопросах непрерывного повышения жизненного уровня народа. К тому же в идеологическом и политическом плане в Ливии так и не появилась политическая партия, которая бы смогла завоевать доверие народа, как это было при М. Каддафи. И главное — ливийское население устало от последствий продолжительной экономической разрухи и гуманитарной катастрофы и многие пытаются покинуть страну в поисках безопасности. Свержение М. Каддафи привело к росту преступности в стране и появлению множества бандформирований, терроризирующих ливийский народ по сей день.

Учитывая, что Сейф аль-Ислам и сегодня пользуется авторитетом у многих ливийцев и «прокаддафских» племен, между основными политическими силами (представленными правительствами в Тобруке и Триполи) разворачивается борьба за привлечение сына Каддафи на свою сторону с целью не дать ему возможности стать центром притяжения новой политической силы, которая могла бы претендовать на объединение всех ливийцев. Кроме того, освобождение Сейфа аль-Ислама позволит привлечь на свою сторону многочисленных сторонников и последователей М. Каддафи, а также получить доступ в отдаленной перспективе к финансовым авуарам бывшего лидера Ливии в зарубежных банках. По состоянию на 2011 год, это около 100 млрд долл. При этом, никто из нынешних ливийских политических лидеров и не помышляет о его полноправном возвращении во власть. Он нужен только для того, чтобы придать некую видимость легитимности той политической силе, которой удастся установить с Сейфом взаимовыгодное взаимодействие.

Многие лидеры западных стран сегодня признают «ошибочным» их участие в свержении режима М. Каддафи. Так, в апреле 2016 года экс-президент США Барак Обама заявил, что отсутствие четкого планирования последствий вооруженного свержения ливийского лидера М. Каддафи в 2011 году стало самой большой его ошибкой на посту президента. В начале октября 2015 года тогда еще кандидат в президенты США Дональд Трамп в интервью NBC заявил, что ситуация на Ближнем Востоке была бы лучше, если бы Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи сохранили свои посты. «То, что мы натворили там, — это хаос», — констатировал он. И это действительно так, и, к сожалению, этот кровавый хаос не прекращается. 21 июня с. г. президент Франции Эммануэль Макрон назвал «ошибкой» участие вооруженных сил его страны в операции 2011 года в Ливии и предостерег от повторения этого сценария в Сирии. По его словам, «Франция не участвовала в войне в Ираке и была в этом права, но она ошиблась, вступив в войну в Ливии». То, что совершение «ошибок», а точнее преступлений, признается лидерами западных стран, — это хорошо. Но было бы ещё лучше, если бы они что-то и предпринимали для их исправления. Но этого, к сожалению, пока не заметно.


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.08.2017. Просмотров: 56

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta