Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке в январе 2017 года

Содержание
[-]

Аналитический обзор

Наиболее важные военно-политические события в регионе в течение января 2017 года наблюдались в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии.

В Сирии в целом придерживаются соглашения о прекращении огня от 30 декабря 2016 года. В Ираке правительственные войска приступили ко второй фазе операции по освобождению города Мосул от боевиков «Исламского государства». В Йемене войска ОАЭ и их южнойеменские союзники захватили порт Моха на берегу Баб-эль-Мандебского пролива. В Ливии наблюдается очередной виток гражданской войны, междоусобная вооруженная «борьба всех против всех».

СИРИЯ

Попытки мирного урегулирования. 29 декабря 2016 года при посредничестве России, Турции и Ирана между сирийским правительством и частью вооруженной оппозиции было подписано соглашение о прекращении огня в Сирии. РФ, Турция и Иран обязались контролировать и гарантировать мирное урегулирование в Сирии. Режим прекращения огня в САР вступил в силу 30 декабря 2016 года. Перемирие не распространяется на ИГ, «Джабхат ан-Нусру», «Аль-Каиду», а также на другие террористические вооруженные формирования. В соглашении отмечается, что «вооруженные формирования, не прекращающие боевых действий, переходят в разряд террористических».

В середине января в Астане продолжалась интенсивная подготовка к переговорам по Сирии. Правительство Сирии, дав согласие на участие в переговорах американцев, категорически было против такого участия Саудовской Аравии и Катара. 19 января президент САР Б. Асад заявил, что переговоры в Астане позволят группировкам вооруженной оппозиции «присоединиться к процессу национального примирения в Сирии», но для этого члены бандформирований «должны сложить оружие и получить правительственную амнистию». 20 января вице-премьер Турции М. Шимшек заявил, что конфликт в Сирии невозможно урегулировать без президента Б. Асада, хотя, по его словам «Анкара не снимает ответственности с Асада за продолжающуюся в Сирии войну и гибель сотен тысяч людей». 23-24 января в столице Казахстана Астане прошли первые переговоры между представителями правительства САР и сирийской вооруженной оппозиции.

Боевые действия. В январе эпицентр боевых действий находился в центральной провинции Хомс вблизи авиабазы Т-4, где продолжались ожесточенные бои против формирований ИГ. К северо-востоку от Алеппо турецкие войска и отряды сирийской вооруженной оппозиции вели ожесточенные бои с боевиками ИГ в городе Эль-Баб. Авиация западной коалиции резко усилила авиаудары по боевикам ИГ на северо-востоке Сирии, особенно в районе города Ракка. 21 января представитель Пентагона сообщил, что в результате авиаудара американских самолетов по тренировочному лагерю боевиков в провинции Идлиб уничтожено до 100 джихадистов, связанных с «Аль-Каидой».

В течение января самолеты ВКС России наносили удары по целям группировок ИГ и «Джабхат ан-Нусра» в провинциях Хомс и Алеппо. 21, 23, 24 и 25 января шесть российских бомбардировщиков Ту-22М3, взлетев с территории РФ и пройдя над Ираном и Ираком, нанесли удар по объектам террористов в провинции Дейр-эз-Зор.

Во второй половине января ВКС России и ВВС Турции начали первую совместную воздушную операцию против боевиков ИГ в пригородах города Эль-Баб вблизи границы с Турцией, где турецкая армия вела тяжелые бои с боевиками ИГ. Одновременно самолеты сирийских ВВС в течение недели наносили удары по целям террористов в провинциях Алеппо, Дамаск, Дейр эз-Зор, Хама и Хомс.

6 января авианосец «Адмирал Кузнецов» Северного флота РФ с группой кораблей сопровождения после потери двух истребителей МиГ-29КР и Су-33 получил приказ генштаба ВС РФ вернуться в пункт основного базирования в Североморске.

Во второй половине января наиболее сложная обстановка сложилась на северо-востоке страны в районе города Дейр-эз-Зор, где боевики ИГ непрерывно атаковали позиции сирийских войск. 4 января в административном центре провинции Дейр эз-Зор формирования ИГ предприняли массированный штурм позиций правительственных сил. К 16 января боевики ИГ изолировали осажденную авиабазу от остальных кварталов провинциального центра, удерживаемых сирийскими военными. 8 января на востоке провинции Дейр эз-Зор правительственные силы развернули наступление из района авиабазы «Кувейрес» в направлении городов Эль-Баб и Дейр-Хафир, однако их продвижение замедлилось многочисленными контратаками террористов.

В течение 26 и 27 января формирования Свободной сирийской армии (ССА) совместно с подразделениями турецких войск вели ожесточенные бои за город Эль-Баб. В ходе этой операции погибло около 50 турецких солдат. 24 января на западе провинции Ракка во время возобновившегося наступления формирования курдских «Сирийских демократических сил» (СДС) взяли штурмом город Ас-Свейдия аль-Кабира. В ходе боев формирования ИГ потеряли свыше 110 человек убитыми и ранеными.

Зоны безопасности. 25 января президент США Д. Трамп заявил о намерении создать зоны безопасности на территории Сирии для защиты мирного населения и недопущения использования этих зон повстанцами или террористическими группировками. Кроме того, в этих зонах сирийские беженцы могли бы дожидаться репатриации или переселения в третьи страны. При этом не исключается, что упомянутые зоны безопасности будут одновременно и бесполетными зонами. Учитывая, что Кремль выступает категорически против создания таких зон, рассматривая их как незаконную оккупацию Сирии, то инициативу Д. Трампа можно рассматривать как элемент конфронтации США с Россией. Бывший начальник генштаба ВС США Мартин Демпси еще в 2013 году оценил стоимость создания бесполетных зон в Сирии в 1 миллиард долларов в месяц. Очевидно, создание зон безопасности также будет не намного дешевле. План создания зон безопасности должен быть подготовлен Пентагоном в течение 90 дней со дня подписания распоряжения Д. Трампа.

Турция, с самого начала сирийского кризиса выступившая за создание зон безопасности и практически ещё в августе 2016 года уже приступившая к созданию такой зоны вдоль турецко-сирийской границы, положительно оценила инициативу Д. Трампа. Таким образом, Вашингтон и Анкара намерены действовать в Сирии вопреки планам Москвы, что в значительной степени уменьшает шансы взаимодействия РФ с США и ТР в Сирии.

Военное взаимодействие. 12 января представители ВКС РФ и ВВС Турции подписали меморандум о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии. 18 января генштаб ВС РФ объявил о начале первой совместной воздушной операции ВКС России и ВВС Турции в районе населенного пункта Эль-Баб на северо-востоке провинции Алеппо. По данным генштаба РФ, операция согласована с сирийской стороной. В ней участвовали 9 российских и 8 турецких ударных самолетов.

18 января Россия и Сирия подписали соглашение о расширении территории пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ РФ в сирийском порту Тартус сроком на 49 лет с правом пролонгации на 25 лет. Согласно документу, в ПМТО одновременно имеют право находиться до 11 российских кораблей, включая атомоходы. ПМТО в Тартусе передается РФ в безвозмездное пользование и на условии иммунитета от юрисдикции Сирии. Аналогичное соглашение Россия и Сирия подписали о размещении авиагруппы российских ВКС на аэродроме Хмеймим.

ИРАК

Боевые действия. 29 декабря 2016 года подразделения вооруженных сил Ирака начали вторую фазу наступления на Мосул с севера, востока и юга с целью его освобождения от боевиков ИГ. По состоянию на 14 января от боевиков ИГ было освобождено около 90 % восточной части Мосула. По словам министра иностранных дел Ирака И. аль-Джаафари, иракские войска освободили от террористов ИГ большую часть Мосула и его окрестностей — 40 районов из 56. В конце января правительственные войска Ирака полностью вытеснили боевиков ИГ из восточной части Мосула и начали подготовку к освобождению от террористов западной части города.

В конце декабря 2016 года премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади заявил, что в течение трех месяцев иракская армия разгромит формирования террористической группировки «Исламское государство». Но в отличие от иракского руководства, командир дислоцированной в Ираке 1-й пехотной дивизии ВС США генерал-майор Джозеф Мартин заявил, что, учитывая сложности ведения боевых действий в условиях города с полутора миллионами жителей, он пока не знает, сколько времени может понадобиться для освобождения Мосула от боевиков ИГ.

Авиация Международной коалиции во главе с США продолжала наносить удары преимущественно по живой силе боевиков, учебно-тренировочным лагерям, артиллерийским позициям, командным пунктам, тыловым и инфраструктурным объектам. Всего с 8 августа 2014 года по 31 декабря 2016 года авиация США и их союзников нанесла по позициям и объектам боевиков ИГ в Ираке 9755 ударов. Ранее американская авиация разрушила пролеты всех пяти мостов на реке Тигр между восточной и западной частями Мосула с целью помешать маневру боевиков ИГ силами и средствами, а также переброске подкрепления. Было разрушено по одному пролету у каждого моста, чтобы со временем обеспечить их быстрое восстановление.

По словам официального представителя минобороны США капитана 1-го ранга Джеффа Дэвиса, «боевики ИГ продолжают демонстрировать признаки деморализации и потерю боевого духа, многим из них не платят месяцами». По его словам, на востоке Мосула зафиксирован рост числа экстремистов, не подчиняющихся главарям и покидающих свои позиции. В Мосуле боевики ИГ окружены со всех сторон превосходящими их силами. Возглавляемая США международная антитеррористическая коалиция постоянно наносит авиаудары по их позициям. Боевики ИГ не имеют возможности подкрепить свои силы или пополнить запасы.

Отдельные отряды боевиков ИГ продолжают действовать в различных районах провинции Анбар, по позициям которых иракская авиация наносит удары, правда, не всегда удачные. Так, в заявлении провинциального Совета провинции Анбар сообщается, что «армейская авиация по ошибке нанесла удар по рынку города Эль-Каим, в результате чего погибли 130 и пострадали 100 человек».

Международные контакты. 7 января с официальным визитом в Ираке пребывал премьер-министр Турции Б. Йылдырым. По итогам визита была достигнута договоренность о выводе турецких войск из военной базы в районе Башика недалеко от Мосула. 8 декабря Б. Йылдырым провел переговоры в Эрбиле с президентом иракской Курдской автономии М. Барзани.

По некоторым данным, руководители иракского шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» посетили провинцию Хасеке на северо-востоке Сирии для переговоров с сирийскими официальными лицами по вопросу развертывания сил ополчения в Сирии «с целью укрепления вооруженных сил сирийского режима в борьбе против ИГИЛ». Сообщалось также, что около 2000 иракских ополченцев уже прибыли в Сирию. Ранее командир ополченцев Х. Амири заявил о получении запроса от президента САР Б. Асада на присоединение шиитских ополченцев к сирийской армии после освобождения Мосула.

Ирак — США. 25 января президент Ирака Фуад Масум обратился к президенту США Д. Трампу с призывом продлить сотрудничество между Ираком и США в рамках соглашения о стратегическом партнерстве, действующем еще со времен президента Джорджа Буша-младшего и поддержанном администрацией президента Б. Обамы. В то же время, в Багдаде постоянно слышится критика в адрес Вашингтона. Так, по оценке иракского премьер-министра Хайдера аль-Абади, именно США, поддержав курдский сепаратизм, «дали разрушительный импульс» единству страны. Отметив положительный вклад США в ликвидацию предыдущего диктаторского режима С. Хуссейна, Х. аль-Абади в то же время напомнил, что именно в результате действий США и их союзников был причинен Ираку значительный материальный ущерб: уничтожены вооруженные силы страны, повреждена вся ее инфраструктура, убиты и ранены сотни тысяч человек. По мнению премьера, все это должно стать предметом «самого тщательного расследования» и, возможно, послужить поводом для истребования от США компенсаций. Тем не менее, Х. аль-Абади высоко оценил «большой вклад Международной коалиции во главе с США в борьбу с ИГИЛ и в обеспечение боеготовности иракских Вооруженных сил».

Тем не менее, политическое взаимодействие и взаимопонимание между Багдадом и Вашингтоном все более осложняется. Многие ведущие иракские политические силы обвиняют США в том, что они содействовали формированию ИГИЛ. Вместе с тем, без политической, военной и экономической поддержки со стороны США нынешний правящий режим в Ираке не мог бы долго удержаться. Так, в январе с. г. США в очередной раз стали гарантом новых внешних займов для Багдада на сумму в 1 миллиард долларов.

Очевидно, дальнейшее состояние американо-иракских отношений будет в значительной степени определяться тем, насколько эффективной окажется помощь США в деле освобождения остающейся под контролем ИГИЛ западной части Мосула. Следует полагать, что в ближайшие 2-3 месяца новая американская администрация переосмыслит старую схему сотрудничества между Вашингтоном и Багдадом и предложит давно назревшие новые подходы и формы этого сотрудничества.

ЙЕМЕН

Боевые действия. 7 января войска ОАЭ и их южнойеменские союзники повели наступление на район Забаб с целью захвата маленького, но ключевого порта Моха на берегу Баб-эль-Мандебского пролива. Через этот порт из Сомали и Эритреи главным образом перемещается оружие и боеприпасы для мятежников-хуситов. Это первая самостоятельная операция контингента из ОАЭ без участия войск Саудовской Аравии. Целью этой операции является освобождение от хуситов всего побережья Красного моря, включая порт Ходейда в Красном море и выход с западного направления к столице страны Сане.

За несколько дней до начала операции авиация ОАЭ провела несколько налетов на позиции хуситов в этом районе, стараясь разрушить их оборонительную инфраструктуру. Несмотря на победные реляции из Абу-Даби, операция, судя по всему, потерпела неудачу. В первые два дня боев эмиратский контингент потерял 15 танков и бронетранспортеров и около сотни убитых. Южнойеменское ополчение также понесло тяжелые потери.

По нашему мнению, на сегодняшний день главной задачей Абу-Даби в Йемене является установление контроля над йеменским побережьем в зоне Баб-эль-Мандебского пролива для обеспечения судоходства через этот пролив, а также разделение страны с сохранением своего контроля над Югом. Похоже, что взятие Саны на севере страны командование ВС ОАЭ откладывает на более позднее время.

В середине января начался второй этап наступления войск ОАЭ и южнойеменских сил на порт Моху. Несмотря на превосходство наступающих в огневой мощи и тяжелой технике, сторонники президента А. М. Хади продвигались медленно в силу наличия у хуситов разветвленной системы подземных тоннелей, где они маневрируют и укрываются от обстрелов. Однако 23 января власти Йемена сообщили, что войска, лояльные президенту страны А. М. Хади, освободили портовый город Моха от формирований мятежников-хуситов. Тем не менее, ожесточенные бои в Мохе между правительственными войсками и силами хуситов продолжаются. Захват порта Мохи даст возможность вести наступление на более крупный порт страны — Ходейду.

В середине января в районе селения Нахд имела место капитуляция крупного соединения Республиканской гвардии, лояльного к бывшему президенту Йемена А. Салеху. С другой стороны, в среде близкого окружения и сторонников самого А. Салеха в последнее время разоблачены несколько заговорщиков и изменников, подкупленных, по некоторым данным, саудовскими спецслужбами.

Кольцо вокруг Саны начинает постепенно сжиматься, но дальнейшее продвижение замедляется из-за того, что дальше войскам ОАЭ и их йеменским союзникам придется наступать по узким и опасным горным дорогам, которые хорошо простреливаются. По данным из саудовских источников, ввиду резкого ухудшения положения своих союзников-хуситов, Иран якобы готовит переброску в Йемен подразделений иракской шиитской милиции «Сил народной мобилизации». Однако такая переброска, на наш взгляд, будет сильно затрудняться по причине контроля сухопутных и морских границ со стороны сил аравийской коалиции. С другой стороны, переброска шиитской милиции из Ирака может произойти не ранее, чем после освобождения Мосула. А это, скорее всего, случится не скоро.

Действия спецназа США. 14 января в ходе атаки с воздуха американских самолетов погиб Абдэль-Гани Разас, возглавлявший в этом регионе боевиков «Аль-Каиды». 29 января американский спецназ атаковал штаб-квартиру «Аль-Каиды» в Йемене. По данным Пентагона, в результате проведения операции были уничтожены один из лидеров «Аль-Каиды» в Йемене Абдель Рауф ад-Дахаб, два его брата и 14 боевиков. В ходе операции, согласие на которую дал президент Д. Трамп, один спецназовец погиб, трое получили ранения. Во время эвакуации группы американского спецназа был серьезно поврежден конвертоплан MV-22 Osprey Сил специальных операций (ССО) США, который из-за этого не смог вернуться на базу. Это первая операция спецподразделений ВС США в Йемене с 2014 года. Президент США Д. Трамп прибыл на авиационную базу для встречи самолёта с телом погибшего в Йемене американского военного Уильяма Оуэнса.

В конце января к берегам Йемена прибыл эскадренный миноносец USS Cole для защиты морских путей от хуситов на фоне возросшей напряжённости в отношениях с Ираном. Миноносец будет сопровождать суда в водах Баб-эль-Мандебского пролива на юго-западе Йемена.

Попытки мирного урегулирования. 9 января специальный посланник ООН по Йемену Исмаил ульд Шейх Ахмед прибыл в Эр-Рияд для обсуждения с саудовскими и йеменскими официальными лицами плана по урегулированию конфликта. «Дорожная карта» была составлена при участии представителей США, Великобритании, КСА, ОАЭ и ООН. План обязывает мятежников-хуситов покинуть занимаемые ими населенные пункты и сложить оружие, после чего будет запущен политический процесс. Однако возникает большое сомнение, что хуситы разоружатся и оставят Сану. За шесть лет войны повстанцы ещё ни разу не терпели крупных поражений, поэтому они не видят необходимости в капитуляции.

ЛИВИЯ

Фаиз Сарадж и Халифа ХафтарДвоевластие. Самой большой политической проблемой Ливии остается двоевластие с центрами власти на Востоке — в Тобруке и на Западе — в Триполи. В Тобруке находится Палата представителей — высший орган законодательной власти Ливии, избранный 25 июня 2014 года. Президент Палаты — Агила Салех Иса аль-Убейди. В августе 2015 года представители исламистских партий, проигравшие выборы в Палату представителей, сформировали параллельный законодательный орган под названием Новый Всеобщий национальный конгресс во главе с Нури Абу Сахмейном. С декабря 2015 года в Триполи действует Правительство национального согласия (ПНС) — легитимное временное правительство Ливии, пользующееся поддержкой СБ ООН и мирового сообщества. Глава правительства — Фаиз Сарадж. Кроме того, в Триполи действует Президентский совет, коллективный орган из 9 человек, имеющий полномочия президента страны. Председателем Президентского совета является глава правительства Фаиз Сарадж. В феврале 2015 года Палата представителей назначила Халифу Хафтара Верховным главнокомандующим Ливийской Национальной Армией и в сентябре 2016 года присвоила ему воинское звание «фельдмаршал».

Боевые действия. В начале 2017 года активизировались боевые действия между силами маршала Х. Хафтара и милицией города Мисураты, хотя ещё в конце 2016 года между ними велись переговоры о сотрудничестве и даже обсуждались планы совместных действий против «триполитанских исламистов». Стороны также разрабатывали планы своего совместного участия в Правительстве национального согласия и делили министерские портфели.

За союз с Х. Хафтаром и Палатой представителей в Тобруке выступали влиятельные полевые командиры из Мисураты. Однако компромисса достичь не удалось, и 3 января боевая авиация Х. Хафтара уже бомбила транспортные самолеты мисуратовцев на военно-воздушной базе Джуфра. Поводом для междоусобицы стал вопрос контроля над городом Себха — административным центром южного региона Феццан, что, в свою очередь, позволяет контролировать местные нефтяные месторождения. Одновременно разгорелись бои между силами Х. Хафтара и мисуратовцами за военный аэродром Тамнхини в 30 километрах от Себхи.

Эти вооруженные столкновения свидетельствуют, что в Ливии начинается очередной виток гражданской войны, междоусобная вооруженная «борьба всех против всех». Триполитанцы воюют с маршалом Х. Хафтаром и с мисуратовцами; мисуратовцы воюют с ИГИЛ и с силами Х. Хафтара; Х. Хафтар воюет со всеми перечисленными и еще с бенгазийцами и с туарегами. В этих условиях попытки сформировать единую власть представителей трех провинций — Триполитании, Киренаики и Феццана, которая могла бы представлять Ливию в качестве субъекта международного права, — обречены на провал.

Похоже, что компромисс между кланами Триполитании, Киренаики и Феццана в ближайшее время не будет достигнут. В такой ситуации возникает дилемма — делить Ливию на три части либо вернуться к военной диктатуре, существовавшей при М. Каддафи. На роль диктатора сегодня претендует маршал Х. Хафтар, которого поддерживают ОАЭ, Египет, Франция, Италия и Россия. В этой ситуации возникает вопрос к лидерам западных стран: зачем вы уничтожили режим Каддафи, обеспечивавший в Ливии самый высокий уровень жизни народа в Африке? Чтобы на развалинах Ливии создавать новый диктаторский режим?

Вооруженные силы Х. Хафтара единственные в Ливии, имеющие в своем распоряжении боевую авиацию, которая обслуживается преимущественно иностранцами. В Беларуси на эмиратские деньги и подставными фирмами было закуплено несколько вертолетов Ми-8 и самолетов Су-27. Экипажи эскадрильи самолетов Air Tractor AT-802, оснащенные ракетами «воздух-земля», состоят из отставных американских летчиков. Эта эскадрилья, а также несколько беспилотников китайского производства Wing Loong и ударных вертолетов Blackhawk дислоцируются на авиабазе Аль-Кадим в провинции Аль-Мардж. Командует этой базой бывший руководитель частной американской компании Blackwater Эрик Принс. Недавно Министерство юстиции США возбудило в отношении Э. Принса расследование, обвиняя его в продаже оружия ливийским группировкам в обход эмбарго ООН. ЦРУ США также расследует связи Э. Принса с китайскими спецслужбами в рамках совместных операций в Африке.

Попытки политического урегулирования. 21 января в Каире состоялась очередная (десятая) встреча глав МИД соседних с Ливией государств. В итоговом коммюнике отмечается о «важности сохранения единства и суверенитета Ливии, законных государственных институтов, не вмешательстве в ее внутренние дела», указывается на необходимость проведения «всеобъемлющего политического диалога между противоборствующими сторонами, который является единственным способом найти выход из кризиса». Участники совещания заявили о поддержке Президентского совета и Правительства национального согласия во главе с Ф. Сараджем. Во встрече в Каире принимали участие главы внешнеполитических ведомств Египта, Алжира, Туниса, Чада, Нигера и Ливии. На совещании также присутствовали спецпредставители ООН и Африканского союза по Ливии М. Коблер и Д. Киквете, а также генсек Лиги арабских государств А. А. Гейт.

Что касается межливийских переговоров по урегулированию кризиса в стране, то следует отметить, что премьер-министр ПНС Ф. Сарадж 25 января заявил, что он готов вести переговоры с Х. Хафтаром и Палатой представителей в Тобруке. А также о своей готовности вместе с командующим Ливийской национальной армии Х. Хафтаром искать пути урегулирования кризиса в стране. Как сообщил Ф. Сарадж, в ближайшее время должна состояться их встреча в Каире при содействии египетских властей. Кураторство за переговорами между ливийскими правительствами в Триполи и Тобруке взяли на себя Тунис и Алжир, оттеснив, таким образом, специального представителя ООН М. Коблера, выступающего против переговоров между властями в Триполи и Тобруке.

Российский фактор. 11 января министр обороны России С. Шойгу во время видеоконференции с командующим Ливийской национальной армией маршалом Х. Хафтаром обсудил борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке. Разговор имел место при посещении Х. Хафтаром российского авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», вошедшего в территориальные воды Ливии вблизи города Тобрук. Демонстрируя свою поддержку маршалу Х. Хафтару, Москва явно намеревается непосредственно участвовать в ливийском урегулировании, что подтверждается активными переговорами этого деятеля с представителями РФ. В течение 2016 года он уже трижды (в июне, ноябре и декабре) побывал в Москве, где встречался с министром обороны РФ С. Шойгу, главой МИД РФ С. Лавровым и секретарем Совета безопасности РФ Н. Патрушевым. Похоже, что в Москве, как и на Западе, видят Х. Хафтара в роли «нового Каддафи». Но проблема в том, что капитан М. Каддафи пришел к власти в возрасте 27 лет, а маршалу Х. Хафтару уже 73...

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.02.2017. Просмотров: 116

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta