Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке в октябре 2017 года

Содержание
[-]

 

Наиболее важные события на Ближнем Востоке происходили в Ираке

Здесь проправительственные силы вытеснили курдские вооруженные формирования пешмерга из большей части северной провинции Киркук и некоторых других спорных территорий между Багдадом и Эрбилем.

В ночь на 16 октября по приказу премьер-министра Ирака, Верховного главнокомандующего ВС страны Х. аль-Абади части иракской правительственной армии, федеральной полиции, антитеррористические силы МВД и вооруженные формирования шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шаабий» начали операцию по овладению провинцией Киркук и рядом других районов на севере Ирака, находившихся под контролем курдских сил пешмерга. При этом отряды пешмерга, подчиняющиеся влиятельной части руководства Патриотического союза Курдистана (ПСК), согласно достигнутой с Багдадом договоренности, начали отход со своих позиций, открывая путь для продвижения федеральных сил. Отметим, что до 80% курдских сил в Киркуке составляли формирования ПСК. Спорадическое сопротивление оказывалось иракским войскам лишь в отдельных районах. В итоге уже днем 16 октября правительственные силы вернули под свой полный контроль город Киркук — административный центр одноименной провинции. Сообщается, что свыше 60 тыс. курдов, проживавших в Киркуке, покинули город (по оценкам властей Иракского Курдистана (ИК) – свыше 100 тыс. человек).

Наступление было продолжено 17 октября, когда иракские войска и шиитские ополченцы заняли целый ряд населенных пунктов в провинции Киркук, а также в соседних провинциях Найнава, Салах-эд-Дин и Дияла, которые были оставлены формированиями пешмерга практически без сопротивления. Одновременно, что представляется особенно важным, федеральные власти Ирака «получили полный контроль над нефтегазовой инфраструктурой в провинции Киркук». Напомним, что нефтяные поля Киркука давали 65% нефти, экспортируемой из ИК. 18 октября иракские правительственные силы в основном завершили операцию по возвращению территорий провинции Киркук и спорных районов в соседних провинциях. Речь идет о регионах Дибис (Киркук), Туз-Хурмату (Салах-эд-Дин), Ханакин (Дияла), Махмур, Баашика и Синджар (Найнава), а также крупнейшей плотине под Мосулом. 20 октября иракские силовики вернули под контроль центрального правительства последний в провинции Киркук город, удерживаемый пешмерга — Алтун-Купри, где силы курдов оказали упорное сопротивление – бой длился 3 часа.

В целом проправительственные силы Ирака вышли на линию, которую занимали курдские формирования пешмерга на 17 октября 2016 г. – даты начала операции по освобождению крупнейшего на севере страны города Мосул от боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ).

Командование курдских сил пешмерга обвинили функционеров ПСК «в предательстве и сотрудничестве с Багдадом», что в ПСК отвергли. «Произошедшее в Киркуке стало результатом односторонних решений некоторых личностей в рамках определенной политической партии внутри Курдистана, что в конечном итоге привело к выводу сил пешмерга», — отметил глава курдской автономии М. Барзани, не уточнив при этом, кого именно обвиняет в сдаче Киркука и других территорий. Курдские СМИ сообщили, что член политбюро ПСК и вдова лидера партии Д. Талабани, Х. Ибрагим, распорядилась, чтобы подконтрольные ей и ее сыну, П. Талабани, силы пешмерга оставили свои позиции в Киркуке и Туз-Хурмату, и отступили.

17 октября премьер-министр Ирака Х. аль-Абади заявил, что проведенный в Иракском Курдистане 25 сентября референдум о независимости – «это пройденный этап». Он отметил, что Багдад предупреждал власти ИК, что «проведение плебисцита негативно скажется в первую очередь на интересах самих курдов». Вместе с тем, Х. аль-Абади призвал курдское руководство к началу «диалога на конституционной основе». В Багдаде считают, что проведение любых переговоров, «безусловно», будет осуществляться на основе «целостности Ирака, конституции, передачи [федеральным властям] пограничных КПП, аэропортов, богатств страны, сил пешмерга, курдских учреждений безопасности, обеспечения соблюдения закона в спорных областях и предотвращения любого шага, который может быть предпринят регионом Курдистан вопреки конституции. Переговоры о референдуме и его результатах никоим образом не будут проводиться». Со своей стороны, правительство ИК считает, что «разногласия между курдской автономией и федеральным правительством Ирака должны быть решены с помощью диалога и при поддержке международного сообщества». При этом члены кабинета «приветствовали инициативу Х. аль-Абади — провести диалог между Багдадом и Эрбилем для решения проблем, руководствуясь конституцией Ирака, [принципами] партнерства и консенсуса».

Одним из наиболее важных итогов последних событий на севере Ирака эксперты считают то, что «успешная и почти бескровная (благодаря сговору с вооруженными формированиями ПСК) операция резко повысила ставки Абади. Он воспринимается иракским общественным мнением (особенно шиитами) как победитель ИГ, а после возвращения Киркука и как восстановитель территориальной целостности страны. Абади уже является наиболее популярным шиитским лидером и претендентом в премьеры после выборов 2018 года».

Действия федеральных властей Ирака по восстановлению контроля над спорными территориями на севере страны получили полную поддержку правительств Турции, Ирана и Сирии. США и их западные союзники, заявив о необходимости сохранения территориальной целостности Ирака, призвали Багдад к диалогу с Эрбилем и снижению напряженности на спорных территориях. Россия также выступает за решение всех спорных вопросов между федеральным правительством Ирака и властями Иракского Курдистана путем политического диалога и на основе иракской конституции.

В Сирии правительственные войска и союзные им силы при поддержке ВКС России продолжали наступление на позиции боевиков ИГ в районе городов Дейр-эз-Зор и Эль-Маядин на правом и левом берегах реки Евфрат. Бои идут и в самом Дейр-эз-Зоре. 21 октября сирийская армия вернула контроль над городом Эль-Карьятейн в провинции Хомс к западу от Пальмиры, который недавно был захвачен боевиками ИГ.

19 октября президент России В. Путин заявил: «Есть все основания полагать, я скажу так, осторожно, что террористов мы там (в Сирии) в ближайшее время добьем». Ранее, 16 октября министр обороны РФ С. Шойгу сообщил «о скором завершении военной операции в Сирии», однако при этом «осталось решить несколько важных задач».

Поддерживаемые США преимущественно курдские «Силы демократической Сирии» (СДС) 20 октября объявили об освобождении города Ракка от боевиков ИГ, заявив при этом, что «власть в Ракке будет передана гражданской администрации», а «порядок в городе будут поддерживать полицейские силы, а отряды СДС будут его оборонять». Отметим, что в результате массированных многомесячных ежедневных бомбардировок авиации западной коалиции во главе с США Ракка полностью разрушена. Госсекретарь США Р. Тиллерсон заявил 20 октября, что операция США в Сирии далека от завершения, но освобождение Ракки стало переломным моментом в борьбе с ИГ. 22 октября формирования СДС заняли нефтяное поле Омар на востоке Сирии, которое являлось основным источником дохода террористов в стране.

Турция организовала первый наблюдательный пост в зоне деэскалации в сирийской провинции Идлиб, который будет задействован для мониторинга соблюдения режима перемирия.

16 октября Израиль уведомил Россию в режиме реального времени об ударе по зенитной батарее ВС Сирии вблизи Дамаска. Израиль 16 октября нарушил воздушное пространство Сирии близ границы с Ливаном, сообщили в командовании ВС САР.

Перспективы перехода от зон деэскалации «к более устойчивому политическому урегулированию в Сирии» обсудили 18 октября министр обороны РФ С. Шойгу и спецпредставитель генсека ООН по Сирии С. де Мистура.

С начала операции по уничтожению террористов в Сирии к местам постоянного проживания вернулись более 1,065 млн мирных жителей, сообщил российский Центр примирения враждующих сторон в Сирии.

Россия и Иран, поддерживая Дамаск, способствуют междоусобной войне в Сирии, заявил 19 октября помощник президента США по национальной безопасности Г. Макмастер, но Д. Трамп выступает за расширение сфер налаживания взаимовыгодного сотрудничества с РФ, в первую очередь в Сирии и по КНДР. «В Сирии в этом плане уже есть позитивные сдвиги».

Министр обороны России С. Шойгу 16-17 октября находился с визитом в Израиле, где провел переговоры с главой израильского военного ведомства А. Либерманом и был принят премьер-министром страны Б. Нетаньяху. Обсуждались вопросы двустороннего военного и военно-технического сотрудничества, ситуация в Сирии и на Ближнем Востоке, соглашение по ядерной программе Ирана. Израильские руководители заявили, что еврейское государство не допустит создания Ираном военных баз в Сирии.

Израиль не будет вести дипломатические переговоры с палестинским правительством до тех пор, пока движение ХАМАС не разоружится, не прервет связи с Ираном, не откажется от террора и не признает еврейское государство. Такое решение принял 17 октября кабинет безопасности Израиля, в который входят ключевые министры правительства.

18 октября президент России В. Путин и премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху обсудили в телефонном разговоре ситуацию в Сирии, вокруг иранской ядерной программы и итоги референдума в Курдском автономном районе Ирака. Кроме того, были рассмотрены актуальные вопросы российско-израильского сотрудничества.

В конце минувшей недели министр обороны Израиля А. Либерман направился с визитом в США. В Вашингтоне было заявлено, что военные ведомства двух стран создают совместную рабочую группу для углубления военного сотрудничества.

Верховный руководитель Ирана А. Хаменеи заявил 18 октября, что его страна не выйдет из ядерного соглашения, если другие участники сделки будут соблюдать её условия. Евросоюз сохраняет приверженность Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе, который был согласован в 2015 г., заявили лидеры этой организации по итогам саммита в Брюсселе. В то же время канцлер ФРГ А. Меркель назвала «контрпродуктивной» политику Ирана на Ближнем Востоке. Внесение изменений в СВПД по иранской ядерной программе возможно только с согласия «шестерки» и Тегерана, заявил 20 октября глава МИД РФ С. Лавров, а «возврат к ситуации, которая была до подписания СВПД, невозможен. О восстановлении санкции СБ ООН не может идти речи». Президент США Д. Трамп заявил 22 октября, что Вашингтону не нужна поддержка Евросоюза для возможного усиления санкций против Ирана и что европейцы могут «продолжать зарабатывать» на торговых связях с Ираном.

20 октября в Египте в пустынном районе на западе страны в 150 км от Каира подразделения спецназа МВД попали в засаду, устроенную крупным отрядом боевиков (порядка 100 человек, предположительно, из террористической группировки «Хазм»). В ходе боя силовики понесли большие потери. По официальным данным МВД АРЕ, 16 человек погибли (по информации из других источников, число погибших составляет 58 человек). Это самые большие единовременные потери среди силовиков за последние годы. Также сообщается об уничтожении 15 террористов. В район боестолкновения направлены подкрепления, была задействована авиация. Ситуация осложнялась тем, что террористы использовали разветвлённую сеть подземных ходов, что давало им возможность атаковать силовиков внезапно из разных мест. Имеется информация о захвате террористами в заложники некоторого количества солдат и офицеров. Президент Египта А. Ф. ас-Сиси отдал 22 октября поручение силовым ведомствам найти и обезвредить боевиков, участвовавших в нападении на полицейских на западе страны.

Приложение

О военно-морских силах Ирана

Создание мощных ВМС, оснащенных современными кораблями и оружием, неуклонное повышение их боевых возможностей относится к числу приоритетных направлений военного строительства в Иране, «неотъемлемой частью региональной стратегии» ИРИ. В соответствии с национальной военной доктриной, основными задачами ВМС являются: ведение боевых действий против корабельных группировок и авиации противника с целью завоевания господства в акватории Персидского и Оманского заливов и Каспийского моря; оборона территориальных вод и морского побережья Ирана, в том числе важных административно-политических центров юга страны, экономических районов, нефтепромыслов, военно-морских баз (ВМБ), портов и островов; нарушение морских перебросок и коммуникаций противника в Персидском и Оманском заливах, а также на Каспии; контроль за Ормузским проливом; оказание непосредственной поддержки сухопутным войскам и ВВС на приморских направлениях; проведение морских десантных операций и борьба с морскими десантами противника; ведение непрерывной разведки на море. Наличие крупных, универсальных и боеспособных ВМС рассматривается Тегераном как «рычаг» в зоне Персидского залива, который, в частности, позволяет Ирану «угрожать присутствию США без необходимости использовать силу».

Военно-морские силы ИРИ включают в себя ВМС Армии и ВМС Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Оба эти компонента уже в мирное время действуют под единым оперативным командованием. Численность  ВМС Армии составляет более 20 тыс. человек (из них до 9 тыс. морских пехотинцев), ВМС КСИР насчитывают свыше 20 тыс. человек (5 тыс. морских пехотинцев).

Основная группировка сил и средств ВМС Армии и ВМС КСИР находится в зоне Персидского и Оманского заливов. Иранские ВМС включают в себя надводные и подводные силы, авиацию ВМС, морскую пехоту, береговые ракетные войска и морскую охрану, службы тылового обеспечения и обслуживания.

Военно-морские силы Ирана имеют достаточно развитую инфраструктуру. Главная база ВМС Армии и ВМС КСИР — Бендер-Аббас, военно-морские базы: Бушир, Керманшах, остров Харг, остров Фарси, Бендер-Хомейни, Бендер-Машар, Бендер-Ленге, Джаск, Чахбахар, Асса-Луйе и Бендер-Энзели. Пункты базирования ВМС КСИР: Сир Абу Ноаир, нефтяной терминал Абадан, нефтяные поля и платформы Абу Муса, аль-Фасиях, Курус, Халал, Ларак, Кешм, Ростам и Сири.

Организационно в состав ВМС Армии входят: штаб, пять командований, четыре военно-морских района, боевые соединения и части, подразделения обеспечения, обслуживания и учебные центры. Штаб ВМС Армии (ГВМБ Бендер-Аббас), является основным органом административного и оперативного управления соединениями и частями. На него возложены функции по планированию боевого применения, повседневной и боевой деятельности сил флота и их материально-технического обеспечения, а также непосредственного руководства подчиненными штабами командований: в зоне Ормузского пролива (ГВМБ Бендер-Аббас), в зоне Оманского залива (ВМБ Джаск), в зоне Каспийского моря (ВМБ Бендер-Энзели), морской авиации и учебное командование. Командования руководят повседневной деятельностью формирований ВМС. В состав командований входят оперативно-тактические соединения – военно-морские районы (ВМР): в зоне Ормузского пролива (1 ВМР), Оманского залива (2 ВМР) и Каспийского моря (1 ВМР). Части, входящие в BMP, предназначены для обеспечения обороны и поддержания необходимого оперативного режима в своих зонах ответственности, охраны водных районов, организации контроля надводной и подводной обстановки. Командование морской авиации (ГВМБ Бендер-Аббас), состоит из восьми эскадрилий: по одной — патрульной авиации, управления и связи, вертолетов-тральщиков и транспортных вертолетов, а также по две — противолодочных вертолетов. Учебное командование руководит подготовкой кадров для ВМС. В его распоряжении находятся учебное судно, учебный центр ВМС и учебный центр технических специалистов 4-го BMP.

ВМС КСИР являются самостоятельной структурой ВС страны и предназначены для охраны береговых территорий, ведения боевых действий как самостоятельно, так и совместно с другими видами ВС Корпуса и Армии. Организационно они включают штаб, три отдельных командования (ВМС КСИР, ракетное и учебное), четыре ВМР, боевые соединения и части, подразделения обеспечения, обслуживания, учебные центры. Руководство и управление силами в мирное время осуществляет командующий ВМС КСИР. В состав командования ВМС КСИР в зоне Персидского и Оманского заливов входят четыре ВМР: 1-й BMP (ГВМБ Бендер-Аббас), 2-й BMP (ВМБ Бушир), 3-й BMP (ВМБ Бендер-Хомейни), 4-й BMP (ВМБ Асса-Луйе). Ракетное командование (Бендер-Аббас) имеет в своем составе три ракетные бригады береговой обороны. Учебное командование осуществляет руководство офицерским училищем ВМС КСИР (Чалус), ракетными учебными центрами, а также учебными центрами в Бендер-Аббас и Кум.

Корабельный состав иранских ВМС представлен тремя подводными лодками пр. 877ЭКМ российской постройки начала 1990-х гг., которые базируются в Бендер-Аббасе. В ВМС Армии также имеется 21 сверхмалая подводная лодка. Эти лодки используются ВМС преимущественно в Ормузском проливе и Персидском заливе, в частности, для переброски спецподразделений, проведения минирования и осуществления разведки.

В состав надводных сил флота входят: эсминец, пять фрегатов, два корвета, пять тральщиков, 68 ракетных, 11 десантных и порядка 150 больших и малых патрульных катеров, часть из которых оснащены реактивными установками. Также имеется 10 десантных кораблей и 7 десантных катеров на воздушной подушке. Вспомогательный флот представлен примерно 50 судами различного назначения. Из этих кораблей и катеров в составе ВМС КСИР имеется 10 ракетных и до 100 патрульных катеров.

Кроме того, ВМС Ирана располагают подводными средствами доставки боевых пловцов. Подразделения береговой обороны (ВМС КСИР) имеют на вооружении противокорабельные ракеты (ПКР) китайского и национального производства (до 400 ед.) с дальностью стрельбы от 30 до 120 км. В состав морской пехоты входят по две бригады ВМС Армии и  ВМС КСИР. В составе морской авиации (ВМС Армии) имеются 19 самолетов, в том числе три базовой патрульной авиации, и 30 вертолетов, в том числе 13 противолодочных. В интересах флота, в том числе в качестве носителей ПКР, могут действовать самолеты ВВС Су-24, Су-25 и F-4 «Фантом».

В деле развития ВМС главное внимание уделяется выполнению комплекса мероприятий по формированию их оптимального боевого состава и оснащению современными образцами вооружения и военной техники, совершенствованию способов боевого применения различных сил флота. При этом ВМС КСИР фокусируются на подготовке к ведению ассиметричной морской войны, а ВМС Армии основное внимание уделяют возможному противостоянию с флотами аравийских монархий и действиям вне зоны Персидского залива.

Вместе с тем, возможности ИРИ по обновлению корабельного состава и оснащению ВМС современными высокотехнологичными видами оружия и техники ограничены. Число крупных кораблей, поступающих в состав флота, невелико.

Совершенствуется береговая инфраструктура флота, усиливается ее ПВО. Большое внимание уделяется строительству укрытий для оружия и пунктов управления, их маскировке.

В ВМС КСИР и Армии налажена интенсивная боевая подготовка. Регулярно проводятся учения, включая крупные, с участием ВВС и сухопутных войск. В ходе учебно-боевых мероприятий отрабатываются главным образом вопросы борьбы с крупными кораблями противника, действия по защите побережья страны и блокаде судоходства в Персидском заливе и Ормузском проливе, проводятся испытания новых видов оружия и практические стрельбы.

В настоящее время корабельный состав ВМС способен решать задачи в основном в территориальных водах. В то же время расширяется зона действий ВМС Армии. Иранские корабли регулярно совершают походы в Аденский залив и Красное море, принимают участие в борьбе с пиратством в Аравийском море и Аденском заливе. Все чаще корабли ВМС ИРИ посещают с визитами и деловыми заходами порты других стран, в том числе не граничащих с Ираном. Перед ВМС Армии поставлена перспективная задача к 2025г. обеспечить «стратегическое присутствие» в международных водах в дальней морской зоне, стать силой, способной эффективно действовать в «стратегическом треугольнике»: Ормузский пролив – пролив Баб-эль-Мандеб – Малаккский пролив.


Об авторе
[-]

Источник: iimes.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.10.2017. Просмотров: 75

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta