Восток-Восток: Война против граждан

Содержание
[-]

Восток-Восток: Война против граждан

Начиная с войны между Ираком и Ираном (1980-1988 гг.), все войны на Ближнем и Среднем Востоке стали гражданскими: граждане являются активными участниками войн, их необходимыми и желанными жертвами.

Этнические чистки, истребление беззащитных граждан стали неотъемлемыми чертами поведения враждующих сторон. Сторона, которая избегает уничтожения невинных граждан, проигрывает «по очкам».

Национальное самоопределение на Ближнем Востоке

После Первой мировой войны на Ближнем Востоке образовывались новые арабские государства, создавались арабские нации. Рост национализма ведёт к «национально-освободительным» движениям. Война арабов против Франции вынудила последнюю покинуть её североафриканские колонии. После Второй мировой войны Франция стала привозить дешёвую рабочую силу из Магриба. Североафриканские арабы в массе своей не повышали квалификацию и становились жертвами общества социального благосостояния: оказываясь без работы, они предпочитали жить на сносные социальные пособия, не стремясь работать. Французы нуждались в дешёвых рабочих на чёрных работах, магрибские арабы нуждались в работе и в легкодоступном социальном благополучии. Население Франции росло за счёт миллионов арабов, не вынесших тяжелейших проблем национального строительства и бежавших от своей, с трудом завоёванной независимости во Францию. Победа национализма и образование независимых государств Алжира, Туниса и Марокко не решила, а усугубила проблемы тамошних арабов.

Побеждённые франкским военачальником Карлом Мартеллом в 732 году и не допущенные во Францию, арабы селились в Четвёртой, а затем и в Пятой Французской Республике. Им не понадобились сражения. Они пришли с "белыми флагами" и "сдались" на милость французского налогоплательщика, против которого боролись в своё время за независимость у себя дома и который теперь вынужден был оплачивать их зависимость от него во Франции. Арабы устремились во Францию, с которой они боролись за независимость, решать свои проблемы на чужой для них французской территории, на земле бывших колонизаторов. Арабы, сражавшиеся с французскими империалистами и вытеснившие их из Магриба во Францию, переселились туда вслед за бывшими колонизаторами и сами стали колонизировать эту страну. Арабы не сливаются с местными жителями, а стремятся навязать французам исламскую культуру. Делается это жёстко и последовательно, путём культурного "джихада" - войны против культурного облика чужой цивилизации на её территории. Не исключено, что во Франции верующих мусульман больше, чем верующих христиан. Для покорения Франции арабами не нужны взрывы бомб, достаточно демографического взрыва.

Некоторые жители арабских стран ищут решение своих проблем за своими пределами. Этим объясняется исламизация и арабизация Европы. Однако всем в Европу не уйти. Большинство остаётся на Востоке и вынуждено решать национальные проблемы на национальной территории. Не все эти проблемы являются национальными.

Закат национализма

В ХХI веке национальные движения стали отходить на Ближнем Востоке на задний план. Религиозные конфликты оказались более мощными, и среди них столкновение между суннитами и шиитами. Гражданская война в Сирии с участием ливанских шиитов разгорелась в результате борьбы между шиитами и салафистами, то есть по сути дела ваххабитами.

Религиозные войны между европейскими христианами в средние века и крестовые походы христиан против мусульман на Святой Земле, кажутся мелкими стычками с небольшим числом жертв по сравнению с кровавой вакханалией современных сражений между шиитами и суннитами. Первое такое серьёзное сражение произошло в ирано-иракской войне. Второе просходит в Сирии.

На Ближнем Востоке доминируют пять важных конфликтов: сунниты против шиитов, светские против религиозных (прежде всего, в Египте и в Турции), иранцы против арабов, турки против персов и борьба за контроль над нефтяными потоками. Война в Сирии – отражение всех конфликтов. Сирия – полигон, на котором идёт война между двумя ветвями ислама, суннитами и шиитами, между светским и религиозным мировоззрением, между иранцами и арабами, между турками и персами и между великими и региональными державами за нефть и влияние. Сирийский режим отвержен из-за его массивной вовлечённости в террор, торговлю наркотиками и поддержку другого изгоя, режима аятолл. Сирия, как Ирак и Ливан, - искусственное неоднородное образование, необъединённое одной религией или одной национальностью. Поэтому Сирия, как Ирак и Ливан, приговорена к кровавому хаосу. Cирия, убивающая сирийцев больше, чем любой внешний враг, находится в плохих отношениях со всеми соседями – Израилем, Иорданией и Ливаном, бывшими частями Большой Сирии, на которые эта страна всё ещё претендует, с иракскими суннитами и с Турцией. Сирия – единственный союзник Ирана в арабском мире, но не вся Сирия, а лишь её часть, причём уже неясно, каково будущее этой части. Жизнь алавитского режима Асада поддерживается Российской и Персидской империями.

Персидская империя

Иран добивается контроля над мультирелигиозным и многонациональным Ираком с помощью местных шиитов. Та же задача стоит перед режимом аятолл в Ливане. Иран поддерживает шиитов в Йемене, в Бахрейне и пытается подавить сирийскую оппозицию. Конфликт суннитов и шиитов, благодаря политике аятолл, стал доминирующим в ближневосточном регионе. Этот конфликт усиливается историческим религиозным и национальным антагонизмом между арабами и персами.

Персы боятся объединения арабского мира, которое может поставить под угрозу интересы Ирана. Взаимная нелюбовь питается и различиями в религии. Король Иордании Абдалла в 2004 году первым употребил выражение "шиитский полумесяц", объединив шиитов стран Персидского залива, Ирака, Сирии и Ливана в пятую колонну, угрожающую интересам суннитов и управляемую из Тегерана. Бывший президент Египта Мубарак пошёл ещё дальше, заявив, что исторически шииты в арабских государствах были более преданы Ирану, чем той стране, где они жили.

Иранцы не могут простить арабам поражение, которое нанёс им Ирак в 1988 году, когда суннитские арабские националистические и исламские движения поддержали Ирак против Ирана, и только часть шиитского населения была за Иран. Шиитский Иран хочет контролировать происходящее на территории арабской нации, где живёт суннитское большинство.

Арабы, несомненно, опасаются иранского вторжения на свою территорию. Иранская ядерная бомба пугает арабские страны гораздо больше, чем Израиль. У Ирана есть территориальный спор с Объединёнными арабскими эмиратами из-за трёх островов в Персидском заливе, который арабы называют не Персидским, а Арабским заливом. Арабскому Ираку Саддама Хусейна не удалось удержать Кувейт и захватить другие арабские страны Персидского залива. Неизмеримо большее сопротивление в среде арабов вызывают подобные планы чужеродных еретиков-персов. Внешнеполитическое положение Ирана на Ближнем и Среднем Востоке осложняется тем, что его соседи - в основном сунниты и за пределами арабского мира. Демократическая Турция с суннитским населением - объективный противник Ирана. Это противостояние усиливается турецким членством в НАТО и наличием значительного атомного арсенала США на военной базе Инджирлик на средиземноморском побережье страны.

После американского военного вторжения в Ирак в 2003 году консервативные суннитские арабские режимы в Персидском заливе и Иордании забеспокоились не из-за израильско-палестинского конфликта, а из-за того, что они восприняли как рост "шиитского полумесяца", приводящего под покровительство Ирана нефтяные месторождения северной части зоны Залива (Ирак, Бахрейн и северо-восток Саудовской Аравии). США уничтожили сильный суннитский режим Саддама Хусейна и тем сам укрепили режим аятолл устранением его мощного противника.

Нефтяные арабские соседи конкурируют с Ираном не только в идеологии – сунниты против шиитов, светские режимы против религиозных. Соперничество арабов с Ираном в нефтяных делах разворачивается на рынке энергоресурсов, в строительстве нефтегазопроводов и в противоборстве в политике цен на нефть. Иранский режим осознаёт, что в районе, насыщенном нефтью, побеждает тот, кто контролирует нефтяные потоки. Иранская политика перехвата контроля над нефтью доводит до точки кипения правителей суннитского королевства Саудовская Аравия. Религиозные лидеры саудовских ваххаббитов издали фатву, то есть религиозный указ, объявивший шиитов еретиками.

В религиозном плане Иран однородная страна: её большая часть шииты, но в национальном отношении она неоднородна, многонациональна. Персов в Иране около 50%. 25-30% — тюрки, то есть азербайджанцы, около 18 — 20% составляют курды. Остальные — белуджи, луры, бахтияры, туркмены, арабы (3%), армяне, евреи и другие. Если рухнет шиитский режим, который сплачивает население в единое целое, может вспыхнуть война по национальному признаку, могущая распространиться за пределы Ирана на весь регион. Экономическое и военное напряжение, которое испытывает страна благодаря ядерной программе, гонке вооружений и поддержке террора, грозит режиму аятолл, возможно, больше, чем его оппонентам грозит иранское ядерное оружие.

Турецкая империя

Сознавая невозможность принятия страны в Европейский Союз, Партия справедливости и развития, правящая Турцией, взяла курс на восток - в сторону ислама. Эрдоган пытается превратить Турцию в исламскую республику. Он приближает её к Османской империи и отдаляет от республики Ататюрка.

Помимо армии, у правящей партии есть ещё одна оппозиционная сила - это умеренные политические партии и светское население, которые 13 мая 2007 года в Измире вывели на улицы полтора миллиона протестовавших против политики правящей исламской партии. Они протестовали против установления законов шариата. Однако тогда протест не перерос в государственный переворот.

Один из мотивов протеста против Партии справедливости и развития – враждебность многих слоёв турецкого населения США и Европейскому Союзу, воспринимаемых как империалисты, ставящие под удар независимость страны. Разумеется, оппозиция осуждала и Израиль как олицетворение империалистического Запада, однако, ситуация меняется. Правящая партия стала "исправляться", чтобы укрепить свою власть и отступить с Запада на Восток. Не сумев присоединиться к Европе, Турция начала борьбу за лидерство в мусульманском мире. Отчаявшись присоединить Турцию к Европейскому Союзу, правящая партия Эрдогана ведёт страну в альтернативное русло – в ислам. Самый лёгкий шаг на этом пути – ссора с Израилем. Нападки на еврейское государство являются естественным и логичным идеологическим ходом на пути к исламизации страны и превращения её в лидера исламского, суннитского мира. Многолетние преследования военных и атака на Израиль – признаки ужесточения происламского правления.

В арабо-израильском конфликте отчётливо вырисовался новый турецкий игрок, он же старый владелец Палестины, снискавший ненависть арабов за долгие годы деспотического правления ими. Этот правитель арабов, унижавший, эксплуатировавший и репрессировавший их в течение веков, ратует за их освобождение от евреев. Турция, читающая мораль Израилю за нарушение прав человека, поднимает проблему, из-за которой ей фактически было отказано в принятии в члены Европейского Союза – постоянные нарушения прав человека. Турция настолько слаба в вопросе соблюдения прав человека, что ей крайне невыгодно привлекать всеобщее внимание погружением в эту проблематику.

Турция осуждает Израиль за "оккупацию арабских территорий". Как сама Турция действует в отношениях с соседями? Перед отменой французского мандата в конце тридцатых годов прошлого века Турция захватила часть сирийской территории, так называемый Александреттский санджак, (санджак – по-турецки знамя, флаг, в Османской Турции административно-территориальная единица) населённый на 40% процентов турками. Этот район на побережье Искендерунского залива Средиземного моря, который ныне является турецкой провинцией (илом) Хатай, исторически известен как Александреттский санджак (Александретта – греческое название Искендеруна). Между Сирией и Турцией существует серьёзный территориальный конфликт.

Между Османской империей и сефевидским Ираном произошло 9 войн, начиная с начала XVI века и до двадцатых годов XIX века. Геополитический конфликт развернулся за обладание Арменией, Азербайджаном, Грузией, Курдистаном и Ираком, за захват стратегических и торговых путей, проходивших через Месопотамию и Закавказье. В то же время войны велись под религиозными лозунгами — турки объявили ересью шиизм, государственную религию Ирана, а персы в свою очередь — суннизм, господствовавший в Турции. У современной Турции есть претензии на лидерство в исламском мире, и ей предстоит борьба с Ираном за звание ведущей региональной державы. Геополитические интересы двух стран различны, как показывают история их войн в прошлом и их соревнование за ведущее место в регионе и в исламском пространстве Ближнего и Среднего Востока в настоящем.

Суннитская Турция не может себе позволить шиитский ядерный Иран и не имеет права полагаться на союзника-экстремиста, у которого имеются ракеты радиуса действия в 2000-2500 километров, способные поразить Стамбул. Турция, ведущая борьбу с курдскими террористами, не может иметь дружеские отношения с государством, генерирующим террор на Ближнем Востоке.

Премьер-министр Турции Эрдоган сопровождает попятное движение возглавляемой им системы критикой Израиля за "бесчеловечное" отношение к палестинским арабам. Может ли Турция показать пример "человечного" поведения в армянской резне, в жестоком преследовании греческих киприотов, в репрессиях против курдов и в подавлении арабов в Османской империи?

Курды являются самой большой в мире нацией, не получившей право на самоопределение. Турция по сей день время от времени совершает военные операции на территории Ирака против курдов. Со времени начала повстанческой борьбы курдов-сепаратистов в 1984 году турецкие войска совершили десятки рейдов в Северный Ирак и убили десятки тысяч курдов, больше, чем погибло палестинцев от рук израильтян. Турция лидирует по числу грубых (то есть случаев введения войск) нарушений суверенитета соседней страны Ирак. Обвиняя Израиль в ущемлении прав несуществующего палестинского государства, Турция регулярно нарушает суверенитет всё ещё существующего иракского государства. Она обосновывает эти нападения защитой от курдских боевиков. При этом она осуждает нападения Израиля на палестинских боевиков, атакующих ракетами еврейское государство. Требуя от Израиля предоставления независимости палестинским арабам, турки отказываются предоставить курдам даже автономию. Они нарушают Севрский договор 1920 года между Турцией и странами Антанты, который предусматривал создание подмандатного великим державам государства Курдистан, территория которого должна была охватить часть современной Восточной Турции.

Провал национального государства

Право наций на самоопределение представляется высшей и неоспоримой ценностью цивилизации. Однако не всегда нации могут себя определить. В ХХ веке на арабском Востоке образовывались государства, срочно определялись новые арабские нации. В некоторых местах это происходило более или менее успешно с точки зрения устойчивости. В других местах арабского Востока новообразованные государства были искусственными неустойчивыми образованиями, время жизни которых зависело от успеха диктатора в удерживании власти.

В начале ХХI века арабские государства распадаются: Судан, Ливия и Ирак уже фактически распались. Сирия и Ливан находятся под угрозой коллапса. Иордания, Кувейт и Бахрейн – искусственные неоднородные образования, находящиеся в неустойчивом положении. Все арабские страны подвержены действию центробежных сил племенного происхождения. Мода на создание новых арабских государств, установившаяся после Первой мировой войны, прошла. Страны теряют национальную идентификацию, объединящие связи ослабевают, название государства ещё существует, но страна на грани развала. В некоторых регионах арабы пытаются самопределиться с помощью религии. Борьба племён за передел территории, населённой арабами, и распад стран на части ставит под вопрос возможность создания арабского палестинского государства. Образование новой страны в период коллапса существующих стран – заплыв против течения.

Одновременно с распадом арабских государств на неарабском, исламском Востоке образовались две империи – Персидская и Турецкая. Обе империи враждебны друг другу и арабскому миру. Пока сунниты и шииты воюют друг с другом в разных районах Ближнего и Среднего Востока, Турецкая и Персидская империи готовятся к войне.

Палестинские арабы против палестинского государства

Палестинские арабы решили перескочить через национальную фазу в создании и развитии нового государства. Существуют страны исламского профиля в арабском мире, но их мало, и у них мощная оппозиция среди населения. Все арабские страны создавались как национальные сгущения, как новообразования по сугубо национальному признаку, как светские режимы. ХАМАС перевёл палестинскую борьбу в религиозную, которая ещё не приводила к созданию арабского государства. ХАМАС растворяет палестинскую борьбу в море ислама. Вместо того, чтобы усиливать национальные мотивы, он делает палестинское национальное движение маленьким незначительным винтиком в борьбе ислама против светского правления. Впадение палестинского ручейка в могучую реку ислама мало значит для победного марша этой религии. Вместо давно ожидаемой победы над Израилем арабский мир получил в виде ХАМАСа фанатиков, с которыми он десятилетиями борется на своих территориях и которые угрожают существованию и устойчивости режимов светских арабских стран. Полоса Газы – ломоть, отрезанный от всякой цивилизации, в том числе и от светского арабского мира.

Палестинские арабы нивелируют национальную миссию, превращая себя из строителей ещё одного арабского государства в беспочвенных, опасных фанатиков. Из знамени и символа борьбы с Израилем палестинцы стали частью конфликта между светским и религиозным в арабском мире. Их яркая национальная миссия стала компрометирующим их выступлением против общей линии на сохранение более или менее умеренных светских арабских режимов. Палестинские арабы снижают интерес арабского мира к их делам. Температура палестино-израильского конфликта резко уменьшилась благодаря религиозному перерождению палестинских арабов и наращиванию мощи других пяти ближневосточных конфликтов.

По меркам, установленным в западном мире, все конфликты можно решить, причём мирным путём. Но Запад есть Запад, а Восток есть Восток. Агата Кристи в мемуарах писала: "На Ближнем Востоке видимость и суть никогда не совпадают. Здесь привычные представления, правила поведения, житейские премудрости надо полностью пересматривать и всем учиться заново". На Востоке пишут и читают справа налево, на Западе – слева направо. Западные политики читают и пишут на Востоке, как на Западе. Они хотят заставить Восток жить по западным правилам переговоров, договоров, диалогов и уступок. Построенные западными политическими архитекторами на песке дворцы мира и демократии уходят в песок ближневосточных пустынь. Перестроить Восток на западный лад Западу не удастся.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Гордон

Источник: newswe.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.04.2014. Просмотров: 434

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta