Восточная Украина, Донбасс: Можно ли обойтись без угля с ОРДЛО?

Содержание
[-]

Можно ли сделать независимым наши тепловые станции от РФ и ее сателлитов

То, что в Украине, на контролируемых нами шахтах не добывается ни одного килограмма антрацита, а добывается больше, чем потребляет тепловая энергетика, угля газовой группы, — общеизвестно. Также много написано о том, что украинская теплоэнергетика потребляла в последние годы примерно 9,5 млн тонн антрацита, поскольку под него еще с советских времен оборудованы некоторые украинские ТЭС и ТЭЦ. Остальные станции спроектированы и оборудованы так, чтобы не потреблять антрацит, а только уголь, который в достаточном количестве добывается у нас, без учета шахт, оставшихся на временно неподконтрольной части Донбасса.

Здесь, например, нужно отметить, что во многих странах такая ситуация наблюдается постоянно. А тепловая электроэнергетика там является основной составляющей, поскольку доля атомной электроэнергетики меньшая, чем в Украине (или вообще отсутствует).

Словом, в УССР все тепловые станции были спроектированы и, соответственно, построены при минимальных финансовых затратах, и так, чтобы сжигался только тот уголь, который оптимально транспортировался только из советских шахт. Никто тогда не предполагал, что когда-то будет нужен импортный уголь. Поэтому и его доставка на украинские ТЭС и ТЭЦ была организована так, чтобы это был уголь только из советских конкретных шахт, к которым «привязывались» конкретные станции. То есть, не предусматривалась доставка морским путем, не дублировались подъездные пути и т. п. И вся эта инфраструктура в Украине осталась неизменной с советских времен. Именно поэтому через наши морские порты теперь можно завозить в течение года примерно половину необходимого угля антрацитовой группы — то есть, почти 5 млн тонн. А необходимо — 9,5.

Итак, на 26-м году независимости остались некоторые украинские ТЭС и ТЭЦ советского образца, оборудованные для сжигания только антрацитного угля, то есть, «привязанные» к своим же, Донбасским шахтам, где добывается уголь антрацитной группы. Оборудование других украинских тепловых станций рассчитано для сжигания угля газовой группы, добываемого и на Донбассе, и в Днепропетровской области, и во Львовско-Волынском бассейне.

Лишь в 2008 году тогдашний Президент Украины В. Ющенко инициировал дооборудование всех станций для сжигания угля и антрацитной группы, и газовой — на выбор, как это принято во многих странах. Эта инициатива была публично обусловлена, прежде всего, коммерческими интересами государства Украина — тогда, в частности, было более выгодно продавать антрацит на международных рынках, чем сжигать его на наших, технологически устаревших тепловых станциях. Аспект национальной безопасности не афишировался.

К сожалению, такое дооборудование не осуществили. Пожалуй, это обусловлено рядом причин: во-первых, для осуществления такого проекта необходимо немало средств (а свободных никогда не было и нет); во-вторых, для дооборудования необходимо время; в-третьих, тогда при всех обстоятельствах никто даже не предполагал, что возможны агрессия и отсутствие контроля над отдельными шахтами на нашей территории и т. п.

Второй серьезный импульс для указанного дооборудования был в апреле 2015 года, когда в Киеве, во время своего визита, польский президент Б. Комаровский объявил, что Польша готова выделить примерно 50 млн евро для дооборудования украинских тепловых станций (это уже было тогда, когда мы не контролировали шахты, добывающие антрацит). Конечно, 50 млн — это слишком мало для Украины. Но для начала, вместе со своим паем, это был бы хороший старт для международного проекта по дооборудованию украинских тепловых станций в контексте повышения национальной безопасности, в частности, во время российской агрессии. К сожалению, о том, что мы воспользовались польским предложением, информации нет, так же, как неизвестно о нашем обращении за целевой финансовой помощью к международному сообществу и международным организациям.

Это же можно сказать и об инфраструктуре доставки угля — о железных дорогах возле станций, и к нашей территории. Все осталось так, как было спроектировано во времена СССР: привозить уголь из своих шахт — то есть, на украинские тепловые станции можно осуществлять поставку угля или из «прикрепленных шахт», или из шахт российских. В этом контексте совсем не предусматривалась доставка морским путем.

Словом, к отдельным украинским тепловым станциям (в том числе к тем, которые спроектированы для сжигания угля антрацитовой группы) проложены железнодорожные пути доставки этого угля из тех шахт, которые сегодня оккупированы, либо — по оккупированной территории, либо — из РФ. А осуществить поставку всего объема антрацитового угля с международных рынков через украинские морские порты невозможно без их соответствующей перестройки, которой никто не занимался со времени появления нашего государства — в частности, потому, что это не было приоритетом и стоило бы немалых денег, которых всегда не хватало.

Можно, конечно, выяснять, кто больше виноват, что нет разумной альтернативы поставкам угля, и тепловые станции не имеют выбора по сжиганию различных сортов угля. Но нужно четко осознавать, что это не может быть приоритетом для существования и развития государства. Хотя выяснить нужно. По крайней мере — чтобы теперь и в будущем не допускать стратегических ошибок в деле построения государства.

Итак, теперь без соответствующей работы по установке оборудования на тепловых станциях и по созданию альтернативных подъездных железнодорожных и морских путей к ним (а это, в свою очередь, требует финансовых расходов), нельзя обеспечить независимость от РФ и ее сателлитов.

Поэтому нужно дать ответ на вопрос: можно ли сделать независимым наши тепловые станции от РФ и ее сателлитов, что и когда нужно сделать для этого?

Ответ очень прост и конкретен: МОЖНО и это не требует чего-то сверхъестественного.

Ссылаясь на мнения специалистов, нужно отметить:

  • Дооборудованию украинских тепловых станций, ранее спроектированных под шахты, добывающие антрацитный уголь, украинскими национальными структурами (которые теперь ищут работу часто за границей) потребуется до 2 лет. А станции в районе зоны оккупации можно дооборудовать и за 8–10 месяцев.
  • Реконструкция путей для поставки угля с международных рынков (включая морские порты) и из других украинских шахт потребует несколько месяцев.

Поэтому получается, что за 2 года можно одновременно реализовать и то, и другое. В таком случае можно максимально обеспечить теплоэнергетическую составляющую национальной безопасности: станции могут сжигать или только антрацит украинского происхождения, или украинский газовый уголь, или импортный уголь. В критических условиях (а условия нынешней оккупации именно таковыми и являются) в течение 8–10 месяцев можно одновременно дооборудовать все станции в зоне оккупации и модернизировать инфраструктуру альтернативной поставки для них угля, включая морские порты, с целью устранить зависимость тепловых станций от угля из оккупированной территории и из РФ.


Об авторе
[-]

Автор: Богдан Соколовский

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.04.2017. Просмотров: 14

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta