Вооружение: соревнование великих держав

Содержание
[-]

Военные расходы в мире достигли рекордного уровня

Движущей силой милитаризации стала борьба Китая и США за влияние в Азии.

По всему миру стремительно растут военные расходы – к такому выводу пришли научные сотрудники Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ). По данным апрельского доклада института, в прошлом году на вооружение в мире было потрачено 1,8 триллиона долларов (2,1% от мирового ВВП), что на 2,6% выше показателей 2017 года и на 76% выше, чем в 1998 году после окончания холодной войны. Более того, нынешний показатель – самый высокий с 1988 года, когда институт начал собирать последовательные данные о военных расходах. И это с учетом того, что информацию СИПРИ черпает исключительно из открытых официальных источников, отчего доклады института включают большое количество допущений. Надо полагать, реальные военные расходы государств сегодня значительно выше.

В пятерку стран с крупнейшими оборонными тратами в 2018 году по версии СИПРИ вошли США, Китай, Саудовская Аравия, Индия и Франция – на эти страны приходится 60% мировых военных расходов. Россия заняла в рейтинге шестое место, впервые с 2006 года не попав в пятерку лидеров.

Против общего тренда

Военные траты Кремля уменьшаются уже второй год подряд. В 2018 году по сведениям СИПРИ они составили 61,4 миллиарда долларов, что на 3,5% ниже, чем в 2017 году. В декабре 2017 года на коллегии Минобороны президент России Владимир Путин отметил, что военный бюджет страны не должен превышать 2,8% от ВВП государства (в 2016 году расходы на оборону России составили почти 3,7% ВВП). Президент также заявил, что Кремлю предстоит экономить военные расходы, состоящие «из содержания и оснащения». Тогда в СИПРИ это связали с экономическими проблемами Москвы в связи с антироссийскими санкциями: «Модернизация армии остается приоритетом для России. Тем не менее, военный бюджет был ограничен в результате экономических проблем, с которыми страна столкнулась в 2014 году», – сообщил старший научный сотрудник программы вооружений и военных расходов СИПРИ Симон Веземан.

Между тем у Кремля на этот счет иная точка зрения. В марте прошлого года президент России отметил, что основные затраты в оборонной сфере были связаны с созданием новейших систем и технологическим перевооружением российской армии: «Это не приведёт к каким-то проблемам в области обеспечения обороноспособности, потому что основные расходы были сделаны для создания новейших систем в предыдущие годы», — заявил Владимир Путин.

Действительно, снижение расходов не сильно сказалось на потенциале Вооружённых сил России. В ноябре 2018 года издание Business Insider выпустило рейтинг государств по военной мощи, в котором Россия заняла второе место после Штатов. В пятерку лидеров также вошли Китай, Индия и Франция. Кроме того, по данным мартовского исследования СИПРИ, Россия заняла второе место после США по экспорту оружия.

Специалисты из Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара также объясняют сокращение военных расходов России стремлением Минобороны избежать дальнейшего переавансирования военно-промышленного комплекса страны. Дело в том, что военная промышленность и военные институты России не в состоянии в полной мере освоить выделенные им финансовые средства, в результате чего те остаются неиспользованными. Между тем, Институт Гайдара оценивает военные расходы России за прошлый год в 108,5 миллиардов долларов, что на 47,1 миллиардов долларов больше показателей СИПРИ. Объясняется это тем, что СИПРИ пересчитывает рубли в доллары по текущему обменному курсу, без учета паритета покупательной способности (ППП).

Битва Трампа с драконом

Бум мировых военных расходов обусловлен, прежде всего, борьбой между Соединенными Штатами и Китаем за первенство в Азии. По сообщению СИПРИ, «Китай не хочет, чтобы США слишком плотно приближались к региону и соседним странам. Между акторами существует большая напряженность». Кроме того, Китай продолжает ощущать напряжение в отношении Японии, что стало для него еще одним поводом быть начеку.

Сегодня именно Китай, на который приходится 14% мировых расходов на вооружение, является главной причиной общего роста военного бюджета стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В период с 2009 по 2018 годы, когда расходы Америки на оборону сократились на 17%, военные расходы Китая, напротив, выросли на 83%. По данным СИПРИ, в 2018 году оборонный бюджет Поднебесной составил 250 миллиардов долларов (на 5% выше показателей 2017 года).

Как и Соединенные Штаты, Китай большое внимание уделяет судостроению. По данным Международного института стратегических исследований (МИСИ), между 2014 и 2018 годами Китай запустил военно-морские суда с общим тоннажем, превышающим тоннаж всего индийского или французского флота. Также в новом арсенале Китая встречаются автономные системы вооружений и кибероружие. Вкладывать большие деньги в новое оружие КНР позволяет сильная экономика. Военный бюджет Китая все еще составляет лишь 1,9% от ВВП страны, что в процентном соотношении намного меньше, чем в любом другом государстве из первой пятерки рейтинга СИПРИ. Так что у расходов Поднебесной на вооружение еще есть место для роста, если того потребуют геополитические реалии.

Между тем мировым лидером по величине военных расходов по-прежнему остаются Соединенные Штаты. Впервые за последние семь лет и без того гигантский оборонный бюджет США вырос на 4.6% и в 2018 году составил почти 700 миллиардов долларов. По подсчетам СИПРИ военные расходы Штатов в прошлом году фактически соответствовали сумме военных расходов первых восьми стран, следующих за США в недавнем рейтинге института.

Между тем, аппетиты Пентагона только растут. В этом году военный бюджет Штатов составил порядка 716 миллиардов долларов, а в 2020 году и вовсе может достигнуть показателя в 750 миллиардов долларов. К слову, подобный ежегодный прирост превышает оборонные бюджеты почти всех американских союзников по НАТО.

Повышение военных расходов в первую очередь связано с проведением администрацией президента США Дональда Трампа так называемого «соревнования великих держав» (great power competition) как организующего принципа американской внешней политики. «Рост военных расходов США был обусловлен реализацией с 2017 года новых программ по закупкам оружия при администрации Трампа», – отметил директор Программы вооружений и военных расходов SIPRI Од Флеран.

С прицелом на Азию

Борьба между Трампом и китайским драконом за Азию заставляет активно вооружаться и другие страны этого региона. Так, по данным СИПРИ, в прошлом году военные расходы Азии и Океании составили 507 миллиардов долларов или 28% от общего объёма мировых военных расходов. Для сравнения, в 1988 году этот показатель был всего 9%. В первую десятку рейтинга СИПРИ, помимо Китая и Индии, входят также Япония и Южная Корея.

Вооружаются и европейские союзники США по НАТО. По данным МИСИ, в 2018 году европейцы увеличили военные расходы на 4,2%, а Польша так и вовсе – на 8,9%. Если свести военные расходы европейских стран воедино, Евросоюз стал бы второй по величине военной силой в мире, в четыре раза превосходящей показатели России. На практике европейцам мешает дублирующее оборудование и сохраняющаяся зависимость от Америки в ключевых областях, таких как перемещение войск и заправка военных самолетов.

Примечательно, что в 2018 году военные расходы стран Африки и Ближнего Востока сократились. Так по данным СИПРИ, сокращение расходов на вооружение в африканских странах наблюдалось с 2014 году и в прошлом году составило 8.4% по сравнению с 2017 годом. Существенно снизились по сравнению с 2017 годом военные расходы в Алжире (на 6.1%), Анголе (на 18%) и Судане (на 49%). Военные траты ближневосточных государств сократились в 2018 году на 1.9% по сравнению с позапрошлым годом. Между тем шесть из десяти стран с самой высокой долей военных расходов от ВВП находятся именно на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия (8.8% ВВП), Оман (8.2%), Кувейт (5.1%), Ливан (5.0%), Иордания (4.7%) и Израиль (4.3%).

Автор: Кристиана Денисенко

http://expert.ru/2019/05/1/mir-s-oruzhiem-v-rukah/

***

Комментарий: Главная опасность — ​противостояние России и Соединенных Штатов

Серьезное сокращение арсеналов оружия массового уничтожения после холодной войны привело к тому, что страх перед ядерной войной вытеснен страхом перед террором. Ядерное оружие перестало внушать ужас. Политики напрямую угрожают применением ядерного оружия, потому что уверены, что такую войну можно выиграть и самому уцелеть. А на руководящих должностях — ​новое поколение, которое видело войну только в кино или на экране компьютера.

Между Россией и Соединенными Штатами утрачено доверие, которое существовало несколько десятилетий. Если возникали сомнения, то задавали вопросы и получали ответы — ​в рамках системы постоянных консультаций. Но это в прошлом.

Скоро истекут сроки договоров об ограничении стратегических вооружений. А в чем их ценность? В инспекциях! Каждый год 18 российских инспекционных групп приезжают в США, и столько же американских бывают в России. Они осматривают пусковые установки баллистических ракет наземного базирования.  Точно так же осматривают мобильные пусковые установки, подводные ракетоносцы, тяжелые бомбардировщики — ​носители ядерного оружия.

Это полная ясность и полная прозрачность. А если между великими державами отсутствует доверие, если нет точной информации о вооружениях другой стороны, это заставляет преувеличивать ее силы и возможности и наращивать собственный арсенал. А это путь к неконтролируемой гонке вооружений и утрате стратегической стабильности. И каждый шаг одной стороны не остается без ответа другой.

После окончания прежней холодной войны в Соединенных Штатах радикально урезали заказы на закупку вооружений. Покупали вдвое меньше оружия, чем во времена президентства Рональда Рейгана. Крупнейший концерн «Рокуэлл», выпускающий бомбардировщики и ракеты, уменьшил свои штаты вдвое. Авиастроительный концерн «Локхид» сократил треть работающих.

Но ситуацию изменили события 2014 года: Крым и боевые действия на территории Украины, когда некоторые европейские союзники попросили Соединенные Штаты срочно принять дополнительные военные меры, дабы надежно гарантировать их безопасность.

Процесс принятия таких решений растягивается надолго. Несведущие в американской политической системе, должно быть, решили, что политическими и экономическими санкциями реакция Вашингтона и ограничится. В реальности только сейчас разворачивается процесс ремилитаризации.

Начиная с Рейгана, американские президенты последовательно сокращали ядерные арсеналы. Похоже, Трамп намерен изменить и этот постулат американской политики. Он нашел полное понимание среди своих военных.

Барак Обама 8 президентских лет блокировал разработку противоракетного оружия. Хиллари Клинтон намеревалась в случае избрания продолжить его линию, несмотря на протесты генералов. Теперь работа над созданием противоракетной обороны возобновлена.

Американская военно-космическая программа — ​главная опасность, с точки зрения российских военных. Столько лет создавали арсеналы баллистических ракет с ядерными боеголовками, способными уничтожить Соединенные Штаты! Неужели американцы смогут запросто сбивать их в космосе, и многолетние усилия пойдут прахом? Тревогу вселяет возможность упреждающего удара по российскому ядерному оружию неядерными сверхточными системами.

Отчего же к Бараку Обаме и Хиллари Клинтон, которые сдерживали наращивание американских вооруженных сил, относились с презрением, а Трампа встретили аплодисментами?

Американское военное строительство — ​удобный предлог для собственных военных усилий. Чиновников и генералов это нисколько не пугает. А вот отказ от переговоров, исключение из клуба восьми наиболее развитых стран — ​обида! Слова Обамы насчет того, что Россия всего лишь региональная держава, — ​невыносимое пренебрежение!

В 80-е годы сотни тысяч людей выходили на демонстрации с лозунгами «Убей бомбу! Спаси людей!». Та холодная война завершилась, ядерные арсеналы сократились, и все успокоились. В эйфории, которая последовала за окончанием холодной войны, мир утратил страх и понимание последствий обмена ядерными ударами. Возникло некое легкомысленное отношение к ядерной бомбе. Это с одной стороны. А с другой, изменилась лексика политических лидеров.

Политики даже не говорят о контроле над вооружениями. Напротив, радуют избирателей успехами военно-промышленного комплекса. Звучат прямые угрозы применить ядерное оружие. Это означает, что политики уверены: такую войну можно выиграть и самому уцелеть. Поэтому никто не требует отказаться от ядерного оружия: бомба нужна для «сдерживания» врага. Верх взял прежний тип мышления: ненависть к окружающему миру, стремление огородиться частоколом ядерных ракет, поиск врагов — ​внутренних и внешних.

Часы Судного дня показывают, насколько мы близки к Апокалипсису, к всемирной катастрофе. Это проект авторитетнейшего журнала «Бюллетень ученых-атомщиков». Решение перевести стрелки принимают эксперты, среди которых 18 лауреатов Нобелевской премии. Теперь до полуночи осталось всего две минуты!

Это означает, что риск термоядерной войны очень высок. Последний раз стрелка придвигалась так близко к полуночи в эпоху, которая, казалось, осталась в далеком прошлом, — ​в 1953 году.

Автор: Леонид Млечин

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/05/09/80463-chasy-sudnogo-dnya-do-polunochi-ostalos-vsego-dve-minuty


Об авторе
[-]

Автор: Кристиана Денисенко, Леонид Млечин

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.05.2019. Просмотров: 24

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta