Внезапный вывод войск России из Сирии: побег, отход или победа?

Содержание
[-]

Внезапный вывод войск РФ из Сирии: побег, отход или победа? 

Обманный маневр или начало разрядки? Блестящее завершение операции или позорное поражение путинского режима? Результат сделки с Западом или неожиданных действий Асада? Начало нового этапа внутриполитической агонии? Комментарии политиков и аналитиков.

Андрей Пионтковский, публицист:

— Было очень заметно, что Путин, Лавров и Шойгу находились под огромнейшим стрессом. Если позволено будет воспользоваться языком российской полууголовной политической «элиты», они выглядели опущенными и несли полнейший бред. Попытайтесь сопоставить их блеяние с тем, что кремлевская пропаганда внушала нам все последние полгода.

... Внешне ситуация выглядит как вывод войск из Афганистана в 88-м. Но Брежнев-Андропов-Горбачев там 10 лет барахтались, а этих хватило всего на пять месяцев.

Какие именно очень весомые причины заставили Путина и компанию сделать это сегодня и в такой абсолютно пораженческой манере — трудно сказать... Асаду же Путин пожелал в телефонной беседе: «Держись, Башар! Мы с тобой!» Но помните, что стало с товарищем Наджибуллой? Его в конце концов повесили на столбе в Кабуле. А может быть, Асад не стал дожидаться подобной участи и сам договорился с оппозицией и американцами о сохранении своей власти в алавитском анклаве? А в качестве демонстрации своей договороспособности предложил Путину как «легитимный президент» убираться к чертовой матери.

В любом случае это серьезнейшее внешнеполитическое и имиджевое поражение режима. Одно из тех, которые ведут к падению такого рода диктатур.

Константин Эггерт, международный обозреватель:

— Решение о выводе российского контингента из Сирии, несомненно, свидетельствует о двух вещах. Во-первых, о крайне тяжелом положении России, которой, очевидно, не под силу дальше поддерживать участие в фактически двух конфликтах одновременно — в Сирии и, пусть и опосредованно, на Украине.

Во-вторых, речь идет о геополитическом поражении на Ближнем Востоке. Ведь вывод войск именно сейчас, когда только начало устанавливаться перемирие, когда результаты прекращения огня еще не очевидны, лишает Россию довольно серьезного козыря в будущих международных переговорах. И на Ближнем Востоке, где уважают прежде всего силу, это, конечно, будет воспринято как проявление слабости.

Наконец, это демонстрация того, что работают непрямые методы давления, которое оказывают на Россию Европейский Cоюз и Соединенные Штаты ...

Валерий Соловей, профессор МГИМО:

— Первая реакция на это решение: здравый смысл взял верх над репутационными соображениями.

Однако есть и другое объяснение. Сокращающаяся ресурсная база и ограниченные военно-стратегические возможности России не позволяют поддерживать активность на двух направлениях одновременно.

Поэтому с апреля нельзя исключить резкого роста военной напряженности на ближних рубежах.

Лилия Шевцова, политолог:

— Вы говорите, что Обама обменял Сирию на Украину? Глупости. Сегодня сделки в ялтинском формате невозможны без угрозы полной дискредитации участников сделки. Впрочем, «отдать» Украину Кремлю уже никто не может — даже Обама. Ибо Украина никому, кроме украинцев, не принадлежит.

Так что же это за неожиданный поворот? Напомню, что в Украине произошло то же самое: Кремль ломанулся, встретил проблемы и начал искать отход. Сирия и стала вариантом отступления и поиска диалога с Западом. И кто это в Кремле придумал? Но там опять вляпались, и вновь возникла необходимость делать ноги. Вот так работает кремлевская политика принуждения к любви: сначала битье стекол, а потом необходимость быстренько слинять! Но не будем спешить с выводами. Попытка Кремля выскочить из сирийской ловушки не означает смену вектора.Речь идёт о поиске более гибкой модели выживания при сужении ресурсного потенциала и нежелании конфронтировать с Западом. Так, что посоветуем соседям — ближайшим и дальним — заклеить окна. На тот случай, если у кое кого вновь возникнет потребность пристать со своей любовью.

Евгений Ихлов, историк, публицист:

— ... А всего-то хватило насытить порядки оппозиции ПЗРК и придвинуть турецкие дивизии.

... Вот так Сталин внезапно вывел в 1938 года интербригады из Испании. Вот так Хрущев вывел ракеты с Кубы.

Михаил Касьянов, лидер ПАРНАС:

— Путин решил вывести войска из Сирии. Процесс пошел. Ждем также капитуляцию Путина по Донбассу.

Аркадий Бабченко, журналист:

— В стране, где есть государство, такие вопросы решаются ну если не месяцами, то как минимум неделями ... Здесь же захотел царь — послал войска на Изюмский шлях крымского хана воевать. Захотел — не послал.

И вот возвращается человек с работы, открывает вечером фейсбук, а тут — опа! — «Путин приказал начать вывод войск из Сирии. По его словам, задача, которую он ставил перед армией, «в целом выполнена».

И ведь, главное, ничего даже с утра еще и не предвещало ... А вечером — фигак — Манька! А мы войну в Сирии выиграли!

Где воевали ... Каких целей достигли ... Сколько убили ... Кого убили ... Сколько потеряли ... На фиг входили ... На фиг выходим ...

А черт его знает, товарищ прапорщик. С победой, товарищи.

Сергей Шелин, политолог:

— Незачем спрашивать, какие именно задачи там «в целом выполнены». Никаких осуществимых военных целей там и не могло быть изначально. Восстановление старой асадовской Сирии невозможно, потому что ее больше нет и не может быть никогда.

И уж, конечно, не надо спрашивать, что теперь станет персонально с Башаром Асадом. Это вопрос, живо интересующий группу лиц в далеком краю, но никого другого совершенно не касающийся.

Реальный интерес сейчас должны вызывать только три вещи.

  1. Настоящий ли это вывод? Хочу думать, что да, однако помню, что первая имитация вывода войск из Афганистана была устроена уже через полгода после вторжения, за восемь лет до подлинной эвакуации оттуда.
  2. Если вывод настоящий, то с какими целями делается — с мирными или для того, чтобы собрать все силы на другом фронте?
  3. И относительно навара. Если вывод настоящий да еще и с мирными целями, то что Путину за это обещано и кем обещано?

Дмитрий Гудков, депутат Госдумы:

— Интересно все же, на что разменяли Асада? На снятие хотя бы части санкций? На что-нибудь еще? В любом случае в ближайшее время у нас будет ряд очевидных маркеров, которые покажут, тактическое ли это отступление или и правда попытка разворота. Кого назначат омбудсменом — будем следить. Чем кончится процесс по Савченко — огромный и важный вопрос. На что переключится пропаганда?

Ведь выбор прост: либо мобилизация против внешнего врага, либо мобилизация против внутренних проблем. Если вдруг почти невероятное второе, да еще и перед выборами — у нас появляется призрачный шанс.

Екатерина Шульман, политолог:

— Как его (вывод войск из Сирии. — Ред.) ни объясняй, нельзя скрыть тот факт, что это очевидный плод договоренностей с западной коалицией и фактическое согласие на просьбы США и ЕС не бомбить сирийскую оппозицию ... Любые договоренности и компромиссы, снижение градуса противостояния со внешним миром — это благо.

Михаил Соколов, обозреватель «Радио Свобода»:

— Народ радуется. Чему? Ввели «козу», вывели «козу». Хорошо, если это не имитация вывода... Сообщается, что базы ВВС и ВМФ в Сирии остаются ... Так ведь и СССР не раз «выводил» свои войска, к примеру, из подконтрольных стран Варшавского блока или из Афганистана. И не полез бы Путин снова в Донбасс, например. Замутит что-то к выборам. Пора привыкнуть: если Путин говорит о демократии, он ужесточает диктатуру, если говорит о мире — на уме у него война.

Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru:

— Момент для ухода выбран верный — перемирие. Когда ты уходишь во время мира, ты уходишь победителем, когда во время войны — проигравшим. Россия ушла во время мира, к тому же изготовленного с ее участием: российская сборка с довольно высокой степенью локализации.

... Под разговоры об авантюризме, непредсказуемости и неконструктивности («пришла всем мешать») России удалось прорваться из украинской блокады, если не перевернуть страницу, то добавить к уже открытой новую, где написано что-то другое. Принуждение к общению прошло сравнительно успешно. Россия вернулась в мировой совет директоров: общий стол, где мировые и региональные державы решают чужие конфликты, причем Россия явно там не местная, выходит, каким-то боком все-таки мировая.

Александр Гольц, военный обозреватель:

— После событий на Украине с Россией никто не хотел иметь дела, и целью кампании в Сирии было заставить Запад вновь сотрудничать с Россией. Так и вышло, и теперь они выходят из конфликта с минимальными потерями. Думаю, что это блестящий тактический шаг.

 


Об авторе
[-]

Автор: Издание "Грани.ру"

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.03.2016. Просмотров: 174

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta