Внезапная смерть главы МИД Белоруссии Владимира Макея вызвала немало предположений о будущем Лукашенко

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Внутриполитическая ситуация в стране  

***

Конспирологи заговорили о крахе многовекторности Минска

О смерти министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея стало известно в субботу вечером. Поскольку буквально накануне он проводил протокольную встречу, это событие оказалось полной неожиданностью для всех.

Немедленно были озвучены подозрения, что она неслучайна. Напряжения добавляет то, что покойный считался прозападным политиком и даже возможным кандидатом на место Александра Лукашенко в случае его ухода. Официальное сообщение о смерти министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея появилось в субботу во второй половине дня. О причинах ничего не сообщалось, просто лаконично констатировалось: «умер». А дальше сразу следовал рассказ о трудовом пути покойного.

Как внезапность смерти, так и форма подачи информации о ней породили буквально взрыв разноречивых реакций. И это неудивительно: Макей был отнюдь не стар – 64 года. Не было информации о том, что он чем-то болен. Последняя протокольная встреча министра была буквально накануне смерти. И на ней он не демонстрировал никаких тревожных признаков.

Владимир Макей в течение многих лет был одной из влиятельнейших фигур в государственной системе Белоруссии. Причем в течение долгого времени он был лично очень близок к Александру Лукашенко. В 2000–2008 годах – помощник президента Белоруссии. В 2008–2012 годах – глава его администрации. А с 2012 года Владимир Макей занимал пост министра иностранных дел Республики Беларусь. Причем именно с его фигурой большинство комментаторов связывало попытки Лукашенко сохранять «многовекторность» – не рвать полностью отношений с Западом и искать пути достижения с ним неких договоренностей.

Даже последняя встреча Макея в этой связи дает повод конспирологам делать далеко идущие выводы. Например, британская газета Daily Mirror через несколько часов после кончины министра констатировала: «Смерть загадочным образом наступила на следующий день после того, как он встретился с посланником папы Римского Анте Йозичем, где они, как сообщается, обсуждали секретный план по Украине». В материале также отмечается, что Макей был «единственным каналом связи официального Минска и Запада».

В официальном сообщении МИДа о встрече с посланцем папы в пятницу сухо сообщалось: «Основными темами беседы стали 30-летие со дня установления дипломатических отношений между Республикой Беларусь и Святым престолом, взаимодействие Ватикана и Минска, а также актуальное положение Римско-католической церкви в Республике Беларусь». Но общеизвестна активная позиция Папы Франциска в вопросе урегулирования ситуации в Украине. И разумеется, аналитики не могли пройти мимо такого загадочного совпадения.

Интересно, что первая информация о причинах смерти Макея (менее чем через два часа после сообщения о ней) появилась на оппозиционном интернет-ресурсе «Наша Нива»: «Владимир Макей был дома в Дроздах, когда случился инфаркт. Насколько известно, он не обратился вовремя к медикам, так как не воспринял свое состояние всерьез. Завтра министр иностранных дел собирался в театр – на постановку своей жены, актрисы Веры Поляковой-Макей, которую после погромов в театральной среде в 2020–2021-м поставили во главе Театра юного зрителя». И далее этот же ресурс констатировал: «Он имел репутацию пробелорусского – в тех рамках, в которых белорусскость разрешается в пророссийском режиме. Однако при этом это был служака и службист, который ни в чем не отходил от генеральной линии и сделал много для укрепления режима личной власти и истребления всего независимого».

Польская газета Rzeczpospolita опубликовала статью под заголовком «Когда-то он мог заменить Лукашенко. Умер внезапно». В материале приводится версия, что Макей рассматривался в качестве человека, который мог сменить Лукашенко на посту президента страны в результате транзита власти по «казахстанскому образцу». В то же время многие комментаторы вспоминают тот факт, что в 2020 году многие сотрудники МИДа заявили о поддержке оппозиции, а целый ряд диппредставительств засвидетельствовал, что на выборах лидирует Светлана Тихановская, после чего результаты на этих участках аннулировались.

Также весьма характерно, что старший сын Владимира Макея Виталий в сентябре 2020 года уволился из Министерства иностранных дел в знак неприятия подавления протестов и ушел работать в IT-компанию.

Некоторые аналитики отмечают, что после событий 2020 года Лукашенко уже не так доверял Макею. А в последнее время были и вовсе странные сигналы: на саммит ОДКБ в Ереван на минувшей неделе министр иностранных дел почему-то летел не вместе с президентом, а на военно-транспортном самолете.

Тем не менее оппозиция своим его точно не считала и соответствующим образом отреагировала на его смерть. Светлана Тихановская написала у себя в Telegram-канале: «В 2020 году Макей предал белорусский народ и поддержал тиранию. Таким его запомнит белорусский народ. Мы же продолжим защищать независимость и свободу Беларуси независимо от изменений в окружении Лукашенко».

Между тем политолог Игорь Тышкевич задается вопросом, кто станет преемником и какие это будет иметь последствия. Он пишет в своем Telegram-канале: «Очень важное назначение, которое, исходя из острейшего дефицита кадров в окружении Лукашенко, будет проходить по принципу «назначаем умного или верного». Эксперт констатирует: «Если будет более-менее адекватная персона, часть европейских политиков могут по крайней мере попробовать поговорить. Против будут русские (им это зачем?) и окружение Тихановской (оно гарантирует себе существование при окончательном исчезновении фактора МИДа). Но тут вопрос в политической целесообразности».

Автор Дмитрий Тараторин

Источник - https://www.ng.ru/cis/2022-11-27/1_8600_belorussia.html

***

Вышиванка и война. Чем запомнится Владимир Макей

В материале издания DW - о том, как проявил себя Владимир Макей в разное время своей карьеры, какое наследство он после себя оставил и что означает для белорусских властей его преждевременный уход.

Неожиданная смерть главы МИД Беларуси Владимира Макея 26 ноября 2022 года вызвала шок у многих. В том числе и во властных кругах. Первые слова полуофициальных соболезнований звучали растерянно. Соболезнования от Александра Лукашенко пришли позже, чем от некоторых зарубежных чиновников, и ограничились одной скупой строчкой.

Владимиру Макею было 64 года, он всегда выглядел бодрым и подтянутым – возможно, поэтому соцсети полны противоречивых слухов и конспирологических версий. Информации от семьи пока нет, независимые СМИ пишут о неожиданном инфаркте. 

На то, что сам Макей не ощущал угрозы здоровью, говорит и график министра. В пятницу, 25 ноября он встречался с представителем Ватикана апостольским нунцием архиепископом Анте Йозичем - отношения с католической церковью у белорусских властей сейчас очень напряженные. В воскресенье, 27 ноября, собирался на спектакль жены, актрисы Веры Поляковой. 1-2 декабря глава МИД Беларуси должен был участвовать в мероприятии по линии ОБСЕ в Варшаве.

Ныне оппозиционный политик, в прошлом дипломат и министр культуры Павел Латушко хорошо знал Владимира Макея. В конспирологические версии оппозиционный политик не верит. "Я бы не стал искать здесь каких-то подковерных историй", - сказал Латушко в интервью "DW Шоу", говоря о смерти политика. "Макей получил психологическую травму - было разрушено все, что он пытался выстроить..." - считает Павел Латушко.

Что же выстраивал Владимир Макей?

Владимир Макей был одним из самых открытых белорусских чиновников, чем подкупал и независимую прессу, пока она существовала в стране. У него двое сыновей - Виталий от первого брака и Артем от второго, с актрисой Верой Поляковой. Брак был явно счастливым, супруги вместе появлялись на разных мероприятиях, давали интервью.

Вера Полякова после свадьбы актерскую карьеру не оставила. Наоборот: в 2021 она еще и возглавила Театр юного зрителя. Произошло это на фоне замены руководства многих театров после протестов-2020.

Осенью 2019-го на день рождения Веры Поляковой приехал певец Филипп Киркоров, событие так обсуждали, что Макей опубликовал сообщение в соцсетях МИДа: "Для всех троллей, конспирологов и изобретателей сплетен сообщаю: меня с Филиппом связывает давняя дружба ещё с начала 2000-х годов". 

Младший сын Владимира Макея еще ходит в школу. А вот старший сын Виталий с 2017 года работал в МИД. В сентябре 2020 года, после начала протестов, он уволился и ушел в IT-компанию, даже позволял себе комментировать некоторые "хамоватые” заявления МИД.

Разговоры о "преемнике", вышиванка и белорусский язык

Макей закончил иняз, учился в Дипакадемии МИД Австрии, 12 лет был "в рядах Советской армии", гласят скупые строчки биографии. По неподтвержденным данным, это было ГРУ - главное разведывательное управление, у Макея чин подполковника. С 1993 года он работал на разных должностях в МИД Беларуси, откуда ушел на должность помощника президента. Время от времени фамилию Макея называли среди вероятных преемников Лукашенко при любом варианте транзита власти, вынужденном или естественном. Считалось, что он едва ли ни единственный, кто устроил бы и Запад, и Москву.

Подобные разговоры начались еще в 2009 году, когда стало понятно, что популярность Лукашенко падает и выборы 2010 года будут сложными. Но на операцию "преемник" белорусская власть не пошла. Победителем выборов объявили Александра Лукашенко, а протесты были жестоко подавлены. Отношения с Западом испортились надолго. Именно Макей был тогда главой Администрации президента и отчасти несет ответственность за жестокий разгон протестующих, избитых и арестованных кандидатов президенты. Но при этом именно Владимир Макей, став в 2012 году главой МИД, начал главную и самую долгую "оттепель" в отношениях Беларуси и ЕС в 2012-2020 годах.

В любых воспоминаниях о Владимире Макее мы прочитаем о нескольких важных фактах: министр использовал белорусский язык на официальных мероприятиях, заявил однажды, что "мы должны больше на нем говорить", иногда надевал вышиванку и даже устроил прием в национальном стиле для послов разных государств.

2020, который изменил все

В 2020 году, за исключением нескольких дней тишины в августе, Владимир Макей занял четкую позицию на стороне "победителя выборов" Александра Лукашенко. "Многие считали, что он мог бы стать триггером, переломить ситуацию в 2020 году. Но он ничего не сделал. Это человек системы. Но надежды были... И у меня были разговоры в Париже и Мадриде, меня спрашивали, мог бы Макей стать контркандидатом Лукашенко в 2020 году. И мой ответ был положительным - скорее да", - сказал DW политик Павел Латушко.   

После революционного 2020 года Владимир Макей по-прежнему остался министром, хотя правительство почти полностью поменялось. Глава МИД cменил не кресло, а риторику. Теперь во всех бедах Беларуси был виноват Запад, который должен был признать, что власть Лукашенко – законная, и снова начать диалог. "Режим крепок, он силен, и он выстоит. Поэтому надо выстраивать с ним отношения исходя из этого факта. Не надо стремиться организовывать здесь какие-то революции. Ни к чему хорошему это не приведет. Более того, это приведет (...) к тому, что не будет того гражданского общества, о котором так пекутся наши европейские партнеры", - предупреждал о репрессиях Владимир Макей в интервью на государственном телеканале "Беларусь 1".

Слова министра сбылись уже через пару месяцев: в середине 2021 года началась тотальная зачистка всех неправительственных организаций.

Был главным переговорщиком с Западом. Замены нет? 

Владимир Макей часто озвучивал то, что хотел донести до европейцев Александр Лукашенко. Одним из самых ярких примеров стало заявление министра о том, что российские войска покинут Беларусь после учений "Союзная решимость" в 2021году. Они же не только не покинули, но и напали 24 февраля 2022 года на Украину с территории Беларуси.

В апреле 2022 года, когда российские войска увязли в Украине, судя по всему, состоялась новая попытка осторожно "прощупать почву" в ЕС. Владимир Макей написал письмо представителям европейских дипведомств, явно - не без одобрения своего руководителя.

В письме Макей также просил разрешения прояснить позицию Беларуси в отношении "горячего конфликта": "Мы категорически отвергаем любые инсинуации о том, что Беларусь каким-то образом вовлечена в военные действия в Украине. Беларусь не собирается быть втянутой в войну". Автор призывал восстановить диалог и вспоминал о "поддержке суверенитета и независимости всех европейских стран, включая Беларусь". Официального ответа на это письмо не было.

Эта двойственность, неоднозначность, готовность изменить риторику ради достижения нужных целей - одна из его главных черт. "Для меня Макей уходит не на 100% понятным и однозначным персонажем белорусской истории", - пишет политолог Артем Шрайбман. Но, признавая несомненные заслуги Макея в качестве переговорщика, в своем тексте для центра “Карнеги” политолог резюмирует, что в будущем понадобится нечто большее, чем умение маневрировать: "Роль Макея можно было сравнить с усилителем сигнала в обе стороны - от Лукашенко на Запад и от западных политиков к Лукашенко. В прошлые годы без него сигнал шел бы хуже... Но сейчас, чтобы привлечь внимание Запада, от Минска потребуются настолько радикальные перемены во внутренней и внешней политике, что их сложно будет с чем-то перепутать".

Автор Елена Доронина

Источник - https://p.dw.com/p/4KCkH

***

Мнение политологa: Чем вызваны домыслы о смерти Владимира Макея?

В своей колонке для DW политолог Павел Усов пишет о конспирологических версиях, которые активно обсуждают после ухода главы МИД Беларуси.

Специально для рубрики "Беларусь. Перспективы" политолог Павел Усов написал колонку о том, чем вызвано широкое распространение "теорий заговора" и конспирологических версий, связанных с кончиной министра иностранных дел Беларуси. Обсудить мнение политолога и поделиться своим можно в Telegram-канале "DW Беларусь".

Дефицит информации рождает мифы

В закрытых обществах, которые формируются в авторитарных системах, власть воспринимается как особое пространство, а люди, стоящие на ее вершине, - как небожители. Их жизнь покрыта тайной, "подданные" знают об элите ровно столько, сколько им положено знать. Дефицит информации рождает мифы и представления о властителях: что они смертельно больны либо вместо них уже давно правят двойники или тройники.  В свою очередь, смерть высокопоставленного чиновника воспринимается как нечто неординарное и обязательно обрастает слухами и теориями, связанными с тайными заговорами. 

Похожая ситуация сложилась и вокруг скоропостижной смерти министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея. Слухи усиливает еще и то, что страна находится под сильным влиянием России, которая втянула Беларусь в войну и имеет возможность вмешиваться в те или иные процессы в стране. 

Поэтому одна из наиболее обсуждаемых конспирологических версий причин смерти Макея – якобы действия Москвы. Дело в том, что прокремлевские аналитики рассматривали Макея (создавали образ) как агента влияния Запада, противника интеграции, который стремится вывести Беларусь из зависимости от России. Такое убеждение сформировалось в результате широкого диалога между белорусским режимом и Западом в период с 2014 по 2020 год, когда Беларусь стала восприниматься чуть ли не донором стабильности в регионе. 

Политик, способный стать альтернативой

Эти заслуги приписывались министру иностранных дел, его умению убедить Запад в том, что Лукашенко стремится к защите независимости страны. Конечно, доля правды в этом есть, но нельзя забывать, что "диалог" начался после начала первой войны в Украине, и Запад (главным образом - Европа) был готов смириться с режимом Лукашенко, чтобы не допустить дальнейшей геополитической турбулентности. Эти страхи и использовал Макей для продвижения позитивного образа белоруской диктатуры. 

Российские элиты причину таких смещений могли видеть в действиях Макея. Вместе с тем ситуация была совершенно иной. Например, Лукашенко отказался от серии очень важных визитов в Европу. Он не поехал в Париж в 2018 году для участия в торжественных мероприятиях по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны, отказался принять участие в саммите "Восточного партнерства" в Европе, отказался от участия в мероприятиях, посвященных началу Второй мировой войны в Варшаве в 2019 году. Все это показывает, что "дрейф" в сторону запада для режима Лукашенко был лишь имитацией.

Но в Москве это могли воспринимать совершенно иначе, а может, даже хотели именно так оценивать положение вещей, чтобы усилить давление на Лукашенко. Исходя из этой гипотезы, легко предположить: Кремль мог опасаться, что Макею удастся убедить Запад начать с Беларусью скрытые консультации. Тем более, что министр иностранных дел европейскими дипломатами воспринимался именно как прогрессивный политик либеральных взглядов, способный стать альтернативой Лукашенко (этот миф - также успешная игра Макея и его аналитиков, усиливавшая позитивное восприятие диктатуры). Такая логика и порождает спекулятивные слухи о том, что Кремлю был выгоден уход белорусского министра. 

Символичный уход

В этом конспирологическом сценарии неожиданная смерть министра могла иметь и дополнительное политическое значение, а именно - послание непосредственно Лукашенко, предупреждение, что любая попытка заигрываний с Западом может трагически закончиться для него и его родных. 

Усиливающим мотивом для этой версии послужила информация, которая активно циркулировала в медиапространстве на протяжении всей прошлой недели, - о том, что Москва якобы стремится устранить Лукашенко, получить полный контроль над территорией Беларуси и втянуть страну в войну против Украины.

Но не думаю, что Россия реально ставит перед собой цель устранения Лукашенко. Он хорошо справляется с задачей контроля внутриполитической ситуации в Беларуси и уничтожает любое сопротивление не только его власти, но и собственно российской экспансии.

Более того, мы наблюдаем процесс накапливания российский военных средств и сил в Беларуси, якобы в рамках развертывания региональной группировки войск, что так или иначе рассматривается как подготовка к новому этапу агрессии. Совершенно очевидно, что Лукашенко никак не может этому противодействовать. 

Тем не менее смерть Владимира Макея, спекуляции и домыслы вокруг нее уже стали элементами информационной войны, и этот мотив будет только усиливаться. Москва, безусловно заинтересована в том, чтобы Лукашенко не вышел из атмосферы психологического дискомфорта и не чувствовал себя в безопасности, а значит оставил любые мысли о несогласии с российской экспансией внутри Беларуси. 

Запад и Украина, наоборот, надеются на то, что страхи Лукашенко перед диверсией со стороны Москвы вынудят его действовать более самостоятельно, а также усилить в своем окружении антироссийский элемент. Однако проблема в том, что переход авторитарного режима в новую фазу своего существования уже полностью исключил наличие хоть какого-то национального фактора, даже формального, и сделал Беларусь придатком "русского мира". В этом плане смерть Макея, который виделся многими как "либеральная альтернатива", весьма символична и демонстрирует полный крах декоративных институтов лавирования между двумя полюсами.

Автор: Павел Усов, глава варшавского Центра политического анализа

P.S. Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением редакции и Deutsche Welle в целом.

Источник - https://p.dw.com/p/4KDsl


Дата публикации: 30.11.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 172
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta