Внешняя политика КНР: курс на «настоящее» мировое лидерство

Содержание
[-]

После саммита «Большой двадцатки» (G20)

Остались позади необычно жаркие сентябрьские дни и с ними в историю вошли важные международные события, имевшие место в этом месяце в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

В частности, один за другим состоялись саммит «Большой двадцатки» (G20) 4-5 сентября с. г. в китайском городе Ханчжоу и сессия саммитов стран-членов АСЕАН и стран-диалоговых партнеров организации 8-9 сентября с. г. в столице Лаоса Вьентьяне. Настоящая роль этих встреч высокого уровня в развитии международных отношений будет осмыслена со временем. Однако уже сегодня можно утверждать, что развитие военно-политической обстановки в мире скоро будет определяться ходом тех событий и решениями, которыми данные мероприятия были отмечены. При этом, несмотря на значительную отдаленность места проведения обоих саммитов от Украины, встречи в Ханчжоу и Вьентьяне реально окажут влияние на развитие событий вокруг нее.

Экономика Китая считается второй в мире после экономики США

Пекин стремится принимать большее участие в «глобальных цепях добавленной стоимости», в частности на этапах высокотехнологичных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и дизайнерского процесса

Ведь Китай, экономика которого считается второй в мире после экономики США, на полях азиатских саммитов приложил значительные усилия для того, чтобы создать условия для равноправного американо-китайского стратегического диалога, а также для трансформации отношений с ведущими странами мира в целом.

В соответствии с китайской позицией, изменения в таких отношениях должны обеспечить вхождение Китая в глобальную экономику на равных с развитыми странами правах. Оценивая нынешний уровень китайской промышленности, Пекин стремится принимать большее участие в «глобальных цепях добавленной стоимости», в частности на этапах высокотехнологичных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и дизайнерского процесса, а также в послепродажных услугах. Согласно этой позиции, на саммите G20 Китай призвал к построению инновационной, здравой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики. В деле исполнения такого рода глобальных задач китайская сторона опирается на геоэкономическую стратегию, в рамках которой рассчитывает заручиться поддержкой азиатских развивающихся стран и получить доступ к мировым рынкам товаров и технологий.

Самое большое значение для китайской стороны имеет практическое воплощение геоэкономической инициативы «Один пояс и один путь», объединившей проекты «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского шелкового пути XXI века». Анонсированная в 2013 году инициатива вошла в список важных задач китайского правительства и предусматривает формирование новой модели международного сотрудничества Китая со странами Евразийского континента. Таким образом, Китай надеется увеличить свою роль в международном экономическом сотрудничестве и укрепить связи со странами континента в сфере науки, культуры и образования.

Нужно отметить, что реализация проекта «Экономического пояса Шелкового пути» выходит за рамки традиционного представления о развитии только наземных путей сообщения. В последнее время китайская сторона уделяет повышенное внимание развитию авиационного сообщения в Центральной Азии и на Кавказе. Сегодня Китай подписал со всеми центрально-азиатскими странами соглашения об авиационном сообщении, формально создающие основу для интеграции региональной системы авиационного сообщения. Кроме того, китайская сторона оказывает помощь Казахстану, Кыргызстану и Грузии в деле модернизации их авиационной инфраструктуры и повышения стандартов безопасности авиационных перевозок. Таким образом, Китай продолжает развивать евразийские логистические пути для упрощения своей коммуникации с Европейским Союзом.

Для Украины в этом плане становится более актуальным вопрос о ее интегрировании в наземные и воздушные пути коммуникации между Европой и Азией. Или из-за несовершенства национальной инфраструктуры, а главное — из-за неопределенности перспектив по ее развитию, мы останемся на обочине логистических путей, формирование которых приближается к финальной стадии.

Пекин уделяет особое внимание странам Юго-Восточной Азии

В контексте развития экономического сотрудничества со странами АТР Пекин уделяет особое внимание странам Юго-Восточной Азии. В рамках подготовки к участию КНР в саммитах с АСЕАН МИД Китая заявил, что развитие добрососедских отношений со странами-членами организации относится к приоритетным направлениям региональной внешней политики Пекина.

По итогам саммита АСЕАН-Китай подписано Общее совместное заявление и Совместное заявление о введении в Южно-Китайском море Кодекса поведения при незапланированных контактах на море (касается кораблей военно-морских сил и военной авиации стран-участниц). В соответствии с документами, участники мероприятия выразили свою готовность к выполнению международных правовых норм по обеспечению свободы судоходства и авиационных перелетов в Южно-Китайском море.

Практическим наполнением сотрудничества между КНР и странами Юго-Восточной Азии стало проведение 11-14 сентября с. г. в административной столице Гуанси-Чжуанского автономного района КНР г. Наньнине 13-й ярмарки Китай-АСЕАН. Во время мероприятия, в котором приняли участие около 2,5 тыс. компаний из 29 стран (страны-члены АСЕАН, Индия, Казахстан, Пакистан, Шри-Ланка и т. п.), состоялся Деловой и инвестиционный саммит Китай-АСЕАН.

Таким путем КНР пытается сформировать из числа стран АТР своеобразный «клуб любителей Пекина», который будет укреплять международные позиции китайской стороны и увеличит вес Китая в деле развития американо-китайского стратегического диалога.

Безусловно, стремление КНР обеспечивать себе большие возможности в системе глобальной экономики для дальнейшего экономического роста приводит к противоречиям с развитыми странами. В частности, намерения по созданию Восточно-Азиатского сообщества, в который должны войти страны АСЕАН, КНР, Япония и Республика Корея, составляют угрозу союзническим отношениям между США и Японией и Южной Кореей. Кроме того, усиление территориальных претензий КНР к соседним странам с одновременной экспансией в других регионах мира, прежде всего на Африканском континенте, негативно воспринимаются Западом.

Намерения по созданию Восточно-Азиатского сообщества, в который должны войти страны АСЕАН, КНР, Япония и Республика Корея, составляют угрозу союзническим отношениям между США и Японией и Южной Кореей

Амбициозные шаги КНР по увеличению своей роли в международных экономических отношениях усложнили процессы налаживания американо-китайского стратегического диалога и перенесения Соединенными Штатами Америки в 2012 году акцента в международных отношениях на развитие сотрудничества со странами АТР. В качестве альтернативы кооперации между странами АТР и Китаем, Соединенные Штаты реализуют проект Транс-Тихоокеанского сотрудничества, который в целом может оказаться более успешным в случае получения странами региона доступа к инновационным технологиям.

Вместе с тем, анализ позиции нынешнего китайского руководства позволяет сделать вывод, что КНР усилит жесткость своего внешнеполитического курса по защите государственных интересов. После своего избрания Председателем КНР в 2013 году Си Цзиньпин заявил, что Китай не откажется от «...законных прав и интересов». По его словам, Китай не допустит «...ограничения суверенитета, безопасности и интересов развития государства». Такая позиция китайского руководства подготовила почву для усиления националистической агрессивности в деле реализации внешней политики. Эта особенность в подходах к ведению внешней политики обусловила инцидент в китайском аэропорту во время прибытия президента США Б. Обамы для участия в саммите G20. По разным экспертным оценкам, такой инцидент характерен для имеющей большой экономический и политический потенциал страны, однако которая пока что не в состоянии эффективно его реализовать. В общем, в последнее время в международной деятельности КНР все больше ощущается настороженное отношение к коллективному Западу и стремление для решения спорных с ним вопросов использовать китайско-российское сотрудничество.

Кроме того, несмотря на свое желание занять место мирового лидера, Китай не готов вести многогранную ответственную международную политику. Прежде всего это подтверждает китайская позиция невмешательства в международные и региональные конфликты. В этом контексте особое беспокойство вызывает отсутствие сформированной китайской оценки в отношении российской военной агрессии против Украины.

Такая позиция китайской стороны создает условия для ситуативного сотрудничества между КНР и Российской Федерацией, которое, помимо получения прямой экономической выгоды, используется Пекином для давления на Запад в спорных вопросах. В свою очередь, Россия в течение года и, в частности во время азиатских саммитов, делала все возможное для укрепления российского вектора китайской внешней политики. Так, сегодня к основным направлениям китайско-российского сотрудничества можно отнести:

  • взаимодействие в сфере экономики, включающее энергетику и развитие инфраструктуры, в частности реализацию газопроводного проекта «Сила Сибири», участие китайских компаний в освоении российского Дальнего Востока, модернизацию Транссибирской железной дороги и БАМа, а также китайские инвестиции в развитие российской инфраструктуры;
  • двухсторонние политические контакты. По приглашению китайской стороны 7-9 сентября с. г. КНР с рабочим визитом посетила спикер Совета Федерации РФ В. Матвиенко. Этот визит не имел каких-либо практических результатов, однако с высшим китайским руководством обсуждалось сотрудничество в двухстороннем и международном (ООН, БРИКС, ШОС) форматах, а также возможность увеличения китайских инвестиций в российскую экономику. Кроме того, в середине сентября с. г. состоялся двенадцатый раунд китайско-российских консультаций по вопросам стратегической безопасности и 3-е заседание китайско-российского механизма в сфере правоохранительных органов и безопасности, в котором принимал участие секретарь Совета безопасности РФ Н. Патрушев;
  • военное и военно-техническое сотрудничество, в котором КНР проявляет интерес к получению российских новых оборонных технологий и перспективных методов подготовки военнослужащих к действиям в особых условиях. На Международном военно-техническом форуме «Армия-2016», состоявшемся в начале сентября с. г. в г. Кубинка (Московская область), китайская делегация выразила заинтересованность в обучении своих представителей на базе Международного центра подготовки спецназа в Чечне. Также продолжается демонстрация тесного взаимодействия между военно-морскими силами КНР и РФ. Во время учения «Морское взаимодействие-2016» 12-19 сентября с. г. китайская и российская стороны отработали совместные действия своих кораблей, вопросы повышения уровня слаженности действий. Исходя из состава участников мероприятия и учебных вопросов, китайская сторона интересуется российским опытом организации противолодочной обороны и десантных операций.

В первой половине сентября с. г. на территории временно оккупированного Крыма впервые пребывала официальная группа туристов из Китая

Несмотря на то, что Россия уступает в масштабах сотрудничества КНР с развитыми странами, у Пекина сохраняется прагматизм в китайско-российских отношениях в условиях международных санкций по РФ. В частности, в первой половине сентября с. г. на территории временно оккупированного Крыма впервые пребывала официальная группа туристов из Китая, поездка которой была организована на основании договора между КНР и РФ о безвизовом пересечении границы. Предполагается, что в ноябре и декабре текущего года Крым посетят две группы китайских туристов.

К сожалению такая ситуация будет сохраняться до той поры, пока официальный Пекин не получит реальные аргументы по развитию системного и экономически выгодного сотрудничества с Украиной. Только при наличии таких аргументов Китай посмеет осудить российскую военную агрессию против нашей страны и ограничит масштаб сотрудничества с Россией. Например, Китай должен осознать, что Украина может быть надежным партнером в деле реализации проекта «Экономического пояса Шелкового пути» и действительно «мощным транспортным хабом» на пути Китая в Европейский Союз.

Также может пригодиться опыт Грузии в деле введения свободной торговли с Китаем, переговоры по которому завершились 13 сентября с. г. Ожидается, что это соглашение о свободной торговле заработает в середине 2017 года и создаст условия для безналогового экспорта грузинской продукции в Китай. Так или иначе, но руководство Китая на пути к мировому лидерству будет вынуждено определить свою позицию в отношении российской агрессии против Украины. Но какими аргументами в пользу поддержки Украины в этом конфликте воспользуется официальный Пекин — будет зависеть в основном от наших усилий.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Лебедь

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.10.2016. Просмотров: 245

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta