Внешнеэкономические проблемы России: снижение цены и объема экспорта нефти, инвестиции в страны СНГ

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Экономика России в условиях санкционного давления Запада  

***

Вашингтон понизит нефтяной потолок ради нового ослабления рубля

 

Вашингтон анонсировал снижение порога цен (price cap) для российской нефти, который ранее был установлен на уровне 60 долл. за баррель.

В США довольны тем, как работает это ограничение, так как первая неделя работы лимита цен уже якобы сократила вывоз нефти из РФ. В падении российского экспорта можно сомневаться, но девальвация рубля сомнений уже не вызывает. После введения ценового потолка на российскую нефть рубль потерял около 10% по отношению к доллару и другим мировым валютам. Но, похоже, это только начало. Администрация Соединенных Штатов планирует согласовать с союзниками и партнерами сокращение предельной цены на российскую нефть, которая ранее была установлена на уровне 60 долл. за баррель. Об этом сообщил первый замминистра финансов США Адевале Адейемо.

По его версии, в ноябре Россия заработала от продажи нефти меньше, чем в октябре, притом что объем добываемой нефти остался почти таким же. По словам Адейемо, США вместе с союзниками и партнерами в дальнейшем будут договариваться о еще более низких ценах на российскую нефть. Он добавил, что Вашингтон будет продолжать использовать санкции и экспортный контроль, чтобы «встать на пути» российской цепочки поставок и способности производить вооружения.

Российские нефтяники в 2022 году успели достичь хороших результатов за счет как объемов, так и цен, отмечают аналитики. Нефтяные компании нарастили добычу на 3% в годовом измерении и получили за Urals цену на 6% выше прошлогодней в рублевом выражении, подсчитали в «Финам». В ноябре, например, Россия экспортировала в Китай 7,8 млн т нефти и стала для КНР крупнейшим поставщиком этого вида топлива, обойдя Саудовскую Аравию (такой же обгон РФ совершила и на втором крупнейшем рынке – в Индии). За 11 месяцев поставки в КНР Россия увеличила на 10,2% (до 79,78 млн т), Саудовская Аравия экспортировала 80,38 млн т, заработав, однако, гораздо больше: ее выручка на поставках в Поднебесную составила 60,2 млрд долл., а России – 54,5 млрд (что, впрочем, наполовину больше, чем в прошлом году).

Спикер Совфеда Валентина Матвиенко заявила в среду, что и отказавшиеся от нефти и газа из РФ страны будут покупать их через посредников. «Те, кто отказался, все равно правдами или неправдами, через посредников, втридорога покупают и будут покупать наши нефть и газ, потому что объем нефти и газа на рынке определенный. Как его ни дели, все равно больше этого пирога не будет», – сказала она. 

Однако к концу года на выручке российских нефтяников, а значит, их отчислениях в бюджет страны стали сказываться как конъюнктурные факторы, общее снижение стоимости нефти из-за ожиданий рецессии, так и санкционные ограничения. Особенно эмбарго на поставки нефти в ЕС, а также введенный с 5 декабря тот самый потолок цен в 60 долл. 

Североморский сорт Brent с начала декабря подешевел примерно на 8%, почти до 80 долл. за баррель, а российский Urals рухнул с 15 ноября по 14 декабря, по данным Минфина РФ, до 57,5 долл., это почти на 20% меньше, чем за тот же период прошлого года. При этом спрэд (разница) между двумя марками увеличился за прошедшие несколько месяцев с 23 до почти 27 долл. за баррель, отмечают авторы Telegram-канала Macro Markets Inside (MMI). 

При стоимости нефти в 50 долл. Минфин РФ в следующем году недобирает около 2 трлн руб. нефтегазовых доходов, но при такой цене будет провал и в ненефтегазовых доходах. В результате дефицит бюджета вместо запланированных 2,9 трлн может превысить 5 трлн., пишут авторы MMI. А цена барреля в 40 долл. «может стать настоящей катастрофой для бюджета и экономики». При такой конъюнктуре Минфину нужно будет думать о бюджетной консолидации, считают эксперты. 

По данным Bloomberg, на первой неделе, которая полностью пришлась на период эмбарго и потолка цен (закончилась 16 декабря), морской экспорт из РФ сократился почти вдвое по сравнению со средними показателями – до 1,6 млн барр. в сутки вместо 3 млн барр. Это минимум с начала года, отмечает эксперт по фондовому рынку компании «БКС Мир инвестиций» Игорь Галактионов. 

Поставки из портов в Черном море сократились на 0,2 млн барр. в сутки. Около 0,6 млн барр. недоэкспортировали из-за ремонтных работ в ключевом экспортном порту Приморск на Балтике, из-за чего оттуда отправили всего три танкера вместо обычных восьми.

Однако точно на такой же объем упали поставки из порта Козьмино на Дальнем Востоке, и это как раз может быть связано с эффектом потолка цен, считает эксперт. В то время как Urals торгуется ниже потолка (а значит, проблем с ним пока нет), дальневосточный российский сорт ESPO стоил дороже 60 долл., и как минимум две крупных судоходных компании из Китая и Греции отказались от его транспортировки, отмечает Галактионов.

«Пока рано говорить об устойчивом снижении, но уже можно говорить о том, что санкции не проходят бесследно, – считает эксперт. – Если Россия останется непреклонна в своем намерении не поставлять нефть в соответствии с потолком цен, то возможны два варианта: формирование альтернативной транспортной инфраструктуры (танкеры, страхование и пр.) или сокращение добычи. Во втором случае цены на мировом рынке могут взлететь, но поможет ли это в условиях потолка цен, неясно». 

Власти РФ пока официально не объявили о механизме противодействия потолку цен, хотя еще в октябре президент Владимир Путин заявил, что Россия не будет поставлять нефть в страны, которые введут потолок. Эту же мысль неоднократно озвучивал и вице-премьер Александр Новак. Он обещал переориентировать поставки на «рыночно ориентированных партнеров» или даже сократить добычу. 

С последней мерой охотно согласились бы ученые из Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, которые еще весной призывали пойти на такую меру, снизив добычу на 100 млн т, хотя и по другой причине: они ссылались на огромный профицит РФ в международной торговле, то есть обмен, по сути, ценнейших нефти и газа на все те же «фантики» или записи в зарубежных банковских реестрах. 

Иностранные и российские гадают о том, каким же будет ответ РФ на введение ценового потолка. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял, что российский ответ на потолок цен ожидается скоро, сейчас согласовываются последние детали. По словам Новака, прорабатываются механизмы запрета на применение инструмента price cap, независимо от того, какой уровень будет установлен.

 Одновременно с введением нефтяного потолка началось и интенсивное ослабление российского рубля. Российская валюта ослабла к евро и доллару на 3 руб. в понедельник, достигнув майских уровней в 67,7 руб. за доллар и 72,1 руб. за евро. В среду рубль продолжал падение, с начала месяца курс рубля к доллару просел более чем на 15%, отмечает замдиректора аналитического департамента Freedom Finance Global Георгий Ващенко. Хотя нефтяные цены пытались брать недельные вершины: Brent прибавлял более 2%, торгуясь около 82 долл.

«Потолок цен не убирает российскую нефть с мирового рынка, а через процесс перераспределения объемов резко ухудшает положение российских компаний и соответственно российского бюджета, которое со временем приведет к ухудшению экономической ситуации в РФ», – сказал «НГ» аналитик «Финам» Александр Потавин. Он напоминает, что сейчас потолок цен на российскую нефть определен на уровне 60 долл. за баррель, но страны G7 договорились, что эта планка будет пересматриваться раз в два месяца, начиная с середины января. «Западные страны намерены поддерживать его примерно на 5% ниже средней рыночной цены для российской нефти. Если к середине января баррель российской нефти Urals будет стоить в районе 58 долл., то очевидно, что потолок цен будет установлен на уровне 55 долл. за баррель», – говорит эксперт.

Поскольку в этом году Минфин РФ так и не ввел новый механизм бюджетного правила, то курс рубля стал вновь коррелировать с ценами на нефть, объясняет Потавин. «То есть при более-менее стабильных объемах экспорта при стоимости нефти Urals 60 долл. курс доллара может быть справедливо оценен в районе 67–68 руб. При снижении нефти до 55 долл. курс доллара может вырасти до 70–71 руб., а при снижении до 50 долл. – 74–75 руб. Падение объемов нефтегазового экспорта также внесет сюда корректировки», – говорит эксперт.

«Пока падение курса рубля примерно соответствует ожиданиям рынка относительно падения российского экспорта. Итоги первого квартала 2023 года дадут больше статистики, что позволит адекватнее оценить вклад разных факторов в падение рубля», – сказал «НГ» советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Инвестиции» Сергей Хестанов. По его мнению, пока тактика санкционного давления очень осторожна.

Автор Анатолий Комраков

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-12-21/1_8621_petroleum.html

***

Китай инвестировал в страны СНГ в полтора раза больше России

В 2023 году к России переходит председательство в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). При этом у Москвы и в ЕАЭС, и в СНГ «нет никакой лидирующей роли» и «мифических амбиций», сообщили в среду в Совете Федерации.

Судя по выводам Евразийского банка развития (ЕАБР), текущая санкционная ситуация дает возможность другим странам – прежде всего КНР – занять новые ниши на постсоветском пространстве. Тем более что Китай уже и так лидирует по прямым иностранным инвестициям (ПИИ) в СНГ. Его накопленные ПИИ в 12 постсоветских государствах почти достигли 68 млрд долл., из них около 13 млрд – инвестиции в Россию. А накопленные ПИИ самой России в СНГ составили чуть более 35 млрд долл. 

Россия формирует позитивную объединительную повестку на год своего председательства в ЕАЭС, сообщила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, и в СНГ, и в Союзном государстве, и в ЕАЭС «нет никакой лидирующей роли России», передает ТАСС. «Нам пытаются приписывать какие-то мифические амбиции, их нет. Там все на равных. И поэтому это тоже учитывается при желании стран войти в эти объединения», – пояснила она. 

«Во-первых, это неполитизированные организации. Во-вторых, консенсус – там решения принимаются только на взаимовыгодных, понятных для всех условиях, – продолжила председатель верхней палаты парламента. – И это еще одно свидетельство того, что мир движется к многополярности». По ее уточнению, интеграционные процессы углубляются. «Да, они, может быть, модернизируются, актуализируются, учитывают новые реалии. Но они развиваются», – сказала Матвиенко. 

Во вторник специалисты ЕАБР обнародовали итоги мониторинга инвестиций на постсоветском пространстве. По их данным, накопленный объем взаимных ПИИ стран СНГ составил к середине 2022 года 44,6 млрд долл. Главный трансграничный инвестор в СНГ – Россия, на ее долю приходится более 79% в структуре экспорта ПИИ. А среди получателей взаимных инвестиций в СНГ лидирует Казахстан с долей в импорте ПИИ, превышающей 24%. 

В настоящее время в базе взаимных ПИИ 12 постсоветских стран содержится 570 проектов, у которых накопленный объем ПИИ превосходил 1 млн долл. на конец хотя бы одного года в период с 2016-го по первое полугодие 2022-го. По итогам 2021-го проектов с ненулевыми ПИИ среди них было 458. «Данные за первое полугодие 2022-го носят предварительный характер. Можно отметить очевидное «сжатие» базы действующих проектов (главным образом из-за ухода российских инвесторов из Украины) – до 433», – сообщает ЕАБР. 

«Политическая ситуация 2022 года не позволяет делать сколько-нибудь точных прогнозов о динамике ПИИ на постсоветском пространстве до конца текущего года и в течение 2023-го», – отмечают авторы мониторинга. Трудно прогнозировать ужесточение санкционного давления коллективного Запада, в том числе на партнеров России по ЕАЭС. Также эксперты добавили к этому высокую вероятность сохранения в экономике РФ ряда проблем. 

Но все же определенные предположения авторы сделали – например, о том, что накопленные ПИИ в целом внутри ЕАЭС, как и в СНГ, могут в следующем году сократиться. «Способность бизнеса из Казахстана или Азербайджана заместить собой российские транснациональные компании (ТНК) ограничена. На этом фоне, разумеется, появляются дополнительные возможности для внешних конкурентов занять новые ниши на постсоветском пространстве», – отметили эксперты. Основную роль в этой экспансии, по их оценкам, будет играть Китай, но свои сегменты попытаются получить и компании из Евросоюза, США, Турции, арабских стран и Ирана. 

Кстати, Китай как внешний инвестор на постсоветском пространстве уже занял ведущие позиции, обогнав Россию. «Если еще в первой половине 2010-х годов Китай как источник ПИИ в СНГ сильно уступал России, то в настоящее время он имеет устойчивое лидерство, – отмечается в мониторинге. – К середине 2022-го накопленные китайские ПИИ в 12 постсоветских странах превысили 67,5 млрд долл., в том числе 12,5 млрд долл. составили инвестиции в Россию». Для сравнения: накопленные ПИИ России в СНГ составили на середину 2022 года 35,4 млрд долл. 

«Основные направления китайской инвестиционной экспансии – нефтегазовый и трубопроводный секторы Казахстана, добыча золота и нефтепереработка в Кыргызстане, добыча золота и цементный бизнес в Таджикистане, – перечислили авторы мониторинга. – В этих трех странах Китай может занять лидирующие позиции среди иностранных инвесторов». 

Особо выделяется Туркменистан, который, по данным мониторинга, привлек в нефтегазодобычу около 9 млрд долл. китайских ПИИ. «На фоне более чем 40 млрд долл. накопленных в этой стране иностранных капиталовложений доля Китая скромная (основные инвесторы в Туркменистан – Япония, Республика Корея, Саудовская Аравия). Вместе с тем следует помнить, что Туркменистан почти исключен из взаимных прямых инвестиций на постсоветском пространстве», – уточнили эксперты. Кроме того, растет объем китайских ПИИ в промышленности Узбекистана. 

Китайские инвесторы стали активнее и в России. «Если сравнивать конец июня 2022 года с концом декабря 2016-го, то накопленные китайские ПИИ в России выросли на 27,4%, тогда как в целом по ЕАЭС – лишь на 8,1%», – уточняется в мониторинге. 

Между тем, по экспертным оценкам, риски относительно китайской экономической экспансии в Центральной Азии и в других странах СНГ во многом преувеличены, так как «китайские инвесторы обеспечивают на данном этапе значительные возможности для поступательного экономического развития постсоветских государств». Да и за пределами СНГ у Китая есть другие приоритетные направления. 

Доля России в объеме экспортируемых китайских ПИИ (без учета инвестиций через офшоры) – 0,5%, Казахстана – 0,2%, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана – по 0,1%, остальных стран СНГ – менее 0,1%. При этом в США Китай экспортирует около 3% своих инвестиций, в Сингапур – более 2%, в Австралию – свыше 1%. «Фактические значения существенно выше, поскольку более 50% китайских инвестиций приходятся на офшорные юрисдикции», – уточнили исследователи. 

Но если сконцентрировать внимание только на СНГ, не выходя за пределы постсоветского пространства, то внутри него Центральная Азия действительно наиболее сильно привлекает китайских инвесторов. 

Причин две – территориальная близость и политика центральноазиатских стран, направленная на приток инвестиций из КНР, пояснил «НГ» главный экономист ЕАБР Евгений Винокуров. Главной целью китайских ПИИ в СНГ, по его словам, остается обеспечение ресурсной базы для своей экономики – прежде всего нефти, газа, металлов. Но наряду с главной целью растет и второе направление китайских ПИИ, предполагающее развитие внутренних рынков стран – получателей инвестиций.

«Полагаем, что положительная динамика накопленных ПИИ Китая в СНГ и России сохранится как в этом, так и в следующем году. Ожидаем, что в 2023-м накопленные объемы китайских прямых инвестиций в СНГ превысят 68 млрд долл., в том числе в России – 13 млрд долл.», – сообщил «НГ» Винокуров. 

Главный плюс от инвестиций Китая для стран-реципиентов – стимулирование экономического развития за счет капиталовложений, реализация крупных инфраструктурных проектов, которые страны не смогли бы реализовать самостоятельно, пояснила доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Мери Валишвили.

По словам эксперта, в настоящее время планируется реализация нескольких крупных совместных с КНР инвестиционных проектов. Это и промышленный кооперационный проект в Казахстане, и инфраструктурный проект в Кыргызстане, это и укрепление торговых связей КНР с Узбекистаном. Такие проекты имеют мультипликативный эффект.

Но у этого процесса есть обратная сторона – «опасность попасть в зависимость от кредитов», допускает аналитик Freedom Finance Global Елена Беляева. «Китай экономически сильнее, чем страны СНГ и Россия, находящаяся под прессом санкций. Поэтому экономическое сотрудничество Китай предлагает с позиций сильного, хоть и в неявном виде, то есть, по сути, он старается сейчас максимально расширить свою зону влияния, – отмечает эксперт. – В моменте инвестиционная поддержка со стороны Китая выглядит взаимовыгодной, но в долгосрочной перспективе она может обернуться потерей контроля над определенными сегментами экономики».

Расширение китайского экономического присутствия в странах постсоветского пространства – процесс объективный и закономерный, считает профессор факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ Сергей Цыплаков. «Китай уже стал для большинства стран СНГ главным торговым партнером и теперь наращивает там свой инвестиционный потенциал», – уточнил он.

При этом Центральная Азия, богатая природными ресурсами и насчитывающая более 70 млн человек, – это ключевой регион с точки зрения реализации китайской инициативы «Один пояс, один путь», обратил внимание эксперт.

Однако, как говорит Цыплаков, китайские руководители, ратуя за развитие инвестиционного сотрудничества со странами Центральной Азии, что подтвердили последние визиты Си Цзиньпина в Казахстан и Узбекистан, «предполагают строить механизмы инвестиционного взаимодействия либо на двусторонней основе, либо на основе группы Китай плюс Центральноазиатская пятерка».

Что касается развития инвестиционного сотрудничества непосредственно с Россией, то сейчас прогнозировать его динамику сложно. «Китай, естественно, сохранит интерес к российскому нефтегазовому сектору, к другим видам полезных ископаемых. В то же время нельзя сбрасывать со счетов фактор санкционного давления на Россию со стороны Запада, потенциальную угрозу попасть под вторичные санкции, – отметил эксперт. – Все это будет оказывать воздействие на активность китайских инвесторов в обрабатывающих отраслях, в сфере торговли и услуг». Кроме того, многое будет зависеть от экономической ситуации в РФ, от емкости внутреннего рынка с точки зрения платежеспособного спроса.

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-12-21/4_8621_china.html


Дата публикации: 22.12.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 165
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta