Власть шестого президента Украины сосредоточила свое внимание на построении бутафории

Содержание
[-]

Управляющий "потемкинской деревней". Послевкусие второй годовщины Зеленского

За два года после инаугурации Владимира Зеленского тщательный анализ его решений на посту главы государства дает понимание того, что власть шестого президента сосредоточивает свое внимание на построении бутафории, пишет издание "Украинская правда".

В результате двухлетнего пребывания на Банковой команда Зеленского научилась действовать так, чтобы не переставать нравиться ключевом бенефициару своей власти - избирателям. В то же время, чем дальше, тем больше страна напоминает "потемкинскую деревню", в которой за красивым фасадом отсутствует способность к постоянству и развитию.

В отличие от всех предыдущих президентов, за спиной Зеленского не было опыта работы во власти или политической борьбы. Однако ему удалось на удивление легко и непринужденно превратиться из актера, игравшего президента в телесериале, в настоящего президента Украины. После такого стремительного успеха многие ожидали не менее быстрого падения. Однако за два года во власти Владимиру Александровичу удалось сохранить высокий уровень поддержки и несмотря на все проблемы остаться самым популярным политиком страны. Хотя еще два года назад он обещал,что идет только на один срок, сейчас Зеленский имеет значительные шансы на переизбрание.

Отец популярных решений

Можно бесконечно долго спорить о причинах сохранения значительного уровня поддержки Зеленского. В этой дискуссии каждый аргумент будет в той или иной степени иметь под собой реальные основания. Однако несколько факторов его популярности являются определяющими для понимания долгосрочных процессов, происходящих в государстве. Те шаги и поступки, которые Зеленский уже успел сделать на своей должности, влияют и еще долго будут формировать наш общественно-политический ландшафт. Начнем с внешних обстоятельств.

Владимир Александрович осуществляет свою власть в условиях глубокого недоверия общества к представителям старых политических элит, которые пытаются составить конкуренцию президенту. Его главному оппоненту Петру Порошенко не доверяют примерно те же 73% украинцев,которые сделали Зеленского президентом. Не намного лучше ситуация с доверием к Юлии Тимошенко и популярному пророссийскому политику Юрию Бойко, которым не верят около 60% наших сограждан.

С другой стороны, за два последних года на политической орбите Украины не появились серьезные претенденты на роль национальных лидеров нового поколения. В итоге поддержка Зеленского остается высокой из-за отсутствия альтернативных претендентов, устраивающих избирателя, несмотря на то, что периодически та или иная социологическая компаниявставляет в свои опросы одно-два новых или относительно новых лица. Те шаги и поступки, которые Зеленский уже успел сделать на своей должности, влияют и еще долго будут формировать наш общественно-политический ландшафт.

Второй причиной его высокого рейтинга является отсутствие каких-либо обвинений в использовании власти ради личного обогащения, что десятилетиями было обыденностью для украинской политики. В СМИ появляется информация о коррупционных махинацих окружения президента. В то же время коррупционные скандалы, которые есть во властной среде, никак с ним не ассоциируются. Попросту говоря, украинцы не считают Зеленского коррумпированным, поэтому дают ему кредит доверия на значительно более долгий срок, чем его предшественникам.

Третьим и, пожалуй, самым весомым фактором является то, что в принятии решений президент и вся его команда ориентируются не на те варианты, которые являются лучшими с точки зрения государственного управления или формальной логики, как на то, чего хотят рядовые жители страны. Ярким примером такого решения является отмена депутатской неприкосновенности в начале каденции Верховной Рады нового созыва.

С этой перспективы можно вспомнить своевольные указы в отношении судей КСУ, санкции против контрабандистов или закрытие пророссийских каналов Медведчука-Козака. Все эти решения часто не имеют никакого отношения к украинскому нормативно-правовому полю, а тем более Конституции, но они имеют огромный успех у граждан, что подтверждают опросы. Отмена неприкосновенности, которому аплодировали не только депутаты в сессионном зале, но и миллионы граждан по всей Украине, создало условия, при которых депутаты, особенно оппозиционные, являются беззащитными перед давлением со стороны правоохранительных органов.

Впрочем, отсутствие неприкосновенности никак не повлияло на то, что депутатов не привлекают к уголовной ответственности. За почти полтора года без неприкосновенности ни один народный депутат так и не получил приговор суда, хотя коррупционные скандалы не обошли даже ряды пропрезидентского "монобольшинства". Но при чем здесь президент, если решение принимала Верховная Рада? Дело в том, что гарант Конституции мог встать на защиту парламентаризма, но в данный момент не захотел жертвовать народной любовью. Украинцы не считают Зеленского коррумпированным, поэтому дают ему кредит доверия на значительно более долгий срок, чем его предшественникам.

В результате решение в краткосрочной перспективе оказалось пустым, а на долгую - может быть опасным для демократии. Однако более 90% украинцев такую идею поддержали. Поэтому восприняли ее воплощение как достижение президента и его команды.К сожалению, многие другие решения власти времен Зеленского являются или такими же популистскими, или эмоциональными и непродуманными. Президент то объявляет общенациональный опрос с "хайповыми” вопросами, то поручает Кабмину снизить цену на газ для населения и разработать общенациональный план вакцинации, то вносит в Раду проект о ликвидации ОАСК.

Среди противоположных примеров, то есть принятие нужных, но непопулярных решений, можно отметить разве что введение рынка земли. Однако такое коренное изменение правил игры в агросекторе вызвано не только и не столько желанием президента и его команды, как смесью из проблем в экономике, требований МВФ и самим фактом того, что решение вопроса давно перезрело.

Однако большинство других решений вполне укладывается в логику доминирования популярного над нужным. Поэтому глобальные задачи украинской власти такие как успешное противодействие агрессору и освобождение временно оккупированных территорий и создание эффективной системы власти остаются в долгом ящике, а действия президента и его политической силы являются несистемными и иногда вредными.

Война, у которой нет быстрого конца

Своим первым приоритетом в должности новый президент публично объявил, что больше всего беспокоит украинцев - быстрое завершение войны. Стоит признать, что он достиг начального успеха - договорился об освобождении большого количества пленных и незаконно осужденных, которые удерживались на оккупированных территориях и в России. Также в его активе шаткое перемирие, которое продержалось до начала этого года и на длительный период времени минимизировало потери Вооруженных Сил.

Однако в долгосрочной перспективе - это лишь тактические успехи, которые могут оказать негативное влияние на долгосрочную стратегию. Например, во время так называемого большого обмена пленных в конце 2019 года были освобождены и переданы России граждане Украины - бывшие бойцы “Беркута”, которых подозревают в убийствах участников Революции Достоинства. И теперь одни из последних прямых исполнителей преступлений против Майдана стали недосягаемыми для правосудия, что лишило общество хотя бы призрачной возможности на восстановление справедливости.

Однако, опасной представляется властная пропаганда идеи, что войну можно закончить быстро, безболезненно и еще и в нашу пользу. Она создает в обществе обманчивое ощущение безопасности и отстраненности от войны, которая длится уже восьмой год. Власть должна четко очертить - быстрого мира не будет, а наша первая и приоритетная цель достичь способности защитить себя и минимизировать риск полномасштабного российского вторжения или оккупации.

Вместе с тем вера в возможность достижения быстрого мира путем переговоров создает обманчивую иллюзию, что мы почти в безопасности, ослабляет готовность населения к обороне. Также она демотивирует солдат, которым в течение более семи лет нужно находить себе смысл вести войну, в которой государство платит за соблюдение режима тишины, а не за освобождение захваченных земель, а перемирие ценится командованием выше победы над врагом. Зато весеннее накопления российских войск на границе с Украиной и в оккупированном Крыму показало простой факт - России эта война нужна и она может в любой момент как разжечь боевые действия на Донбассе, так и готовить в разы масштабнее вторжение или угрожать им ради давления на Украину и решения своих внешних или внутренних проблем.

Поэтому в обозримой перспективе условий для прекращения агрессии России или, тем более, освобождения захваченных ею территорий Украины нет. И это именно тот тезис, который стоило бы президенту и главнокомандующему говорить людям вместо постоянных разговоров о возможности достичь мира путем переговоров. Власть должна четко очертить украинцам ближайшие перспективы и задачи - быстрого мира не будет, а наша первая и приоритетная цель достичь способности защитить себя и минимизировать риск полномасштабного российского вторжения или оккупации Россией еще части нашей территории. Для этого нужны зрелые и последовательные государственные политики, как в развитии возможностей украинской армии, так и в коммуникации власти с обществом.

Это, конечно, не снимает необходимости и дальше продолжать политико-дипломатические усилия ради продвижение в НАТО и ЕС. Но каждый украинец должен с детства понимать, что безопасность Украины и ее выживание, в первую очередь, зависят от него и его соотечественников и их готовности с оружием в руках защищать Украину. Именно повышение готовности населения к обороне должно было быть приоритетом власти, что вместе с должным развитием Вооруженных Сил минимизирует риски потери государственности, а заодно создаст предпосылки для освобождения временно оккупированных территорий и завершения войны. Но в этом направлении не имеем от президента ни проектов государственной политики, ни громких заявлений.

Система власти

Собственное парламентское большинство дало президенту практически всю власть в стране. Зеленский - первый президент, которому не пришлось договариваться с другими политсилами при формировании комитетов Рады и правительства. Благодаря монобольшинству он имеет фактический контроль над законодательной и исполнительной ветвями. Но одно дело иметь власть, а другое - уметь ею воспользоваться. Именно с этим аспектом у команды Зеленского проблем больше. Кадры, которые не решают ничего. Так можно описать роль правительства времен Зеленского.

Президенту удалось создать свою партию из полностью новых в политике людей. Настолько новых, что среди 254 народных избранников "Слуги народа" не нашлось никого, кто бы мог возглавить Кабмин. Поэтому кандидатуры дважды пришлось искать на стороне. Аналогичная ситуация с министрами. В правительстве Гончарука было 4 министра из 15 членов КМУ, выбранных из депутатов "слуг", а в правительстве Шмыгаля - только трое из тех же пятнадцати. Отсутствие сильной сплоченной команды было и является препятствием для эффективной работы Кабмина, ведь современное государство - это сложная система, в которой все сферы экономики и общественной жизни тесно связаны между собой.

С другой стороны, наскоро выбирая министров и проводя с кандидатами личные собеседования, Зеленский мимоходом определил приоритетом лояльность вместо профессионализма. Это неоднократно приводило к смене министров через несколько недель после назначения, как это было с министрами здравоохранения и финансов. Как следствие, имеем слабый Кабмин, который работает не столько на формирование и реализацию государственной политики, сколько на демонстрацию личной лояльности каждого отдельно взятого чиновника к главе государства.

Верховенство президента вместо верховенства права. То, что президент контролирует Кабмин, отнюдь не означает, что он не захочет сам выполнять его роль. Для этого за последние два года Зеленский издал десятки указов, которыми регулировал те вопросы, которые отнесены к исключительной компетенции правительства, и обильно раздавал ему поручение, что и как делать. Аналитики Центра совместных действий фиксировали такие факты едва ли не каждую неделю и освещали в результатах мониторинга.

Конечно, ни одно из этих решений, когда Зеленский выходил за пределы собственных полномочий, не соответствовало Конституции. Ведь она ограничивает полномочия только теми вопросами, которые прямо отнесены к его компетенции и четко выписаны в статье 106 Основного закона. Это международная политика, национальная безопасность и оборона, а также инициатива по внедрению специальных правовых режимов - таких как чрезвычайное или военное положение.

Однако своей прямой обязанности по внедрению чрезвычайного положения в связи с пандемией COVID-19 президент не выполнил, а перевел проблему на плечи Кабмина. В результате правительство было вынуждено устанавливать ограничения прав и свобод человека своими постановлениями, что противоречит Конституции и привело к неэффективности введенных карантинных мероприятий. А потому, из-за президентской неготовности брать ответственность в пределах своих полномочий, карантинные запреты не выполняли даже в пределах Печерских холмов. Что уж говорить о тысячах общин по всей Украине.

Однако не правительством единственным. Другим органом, на который можно сбросить ответственность за сомнительные с точки зрения права решение, но оставить себе политические дивиденды от их принятия, является Совет национальной безопасности и обороны, который в последнее время превратился в орган неограниченных возможностей и основного создателя новостей пятничного вечера в украинском политике.

Выйдя очень далеко за те границы влияния, которые ему отведены Конституцией, и превзойдя всех предыдущих президентов в расширении своей власти с его помощью. Впервые такую практику ввел Виктор Ющенко, который с помощью тогдашнего секретаря СНБО Петра Порошенко, пытался сделать альтернативный, президентский Кабмин. Далее традицию поддерживал сам Порошенко, возглавив государство. Однако только Владимир Зеленский смог вывести злоупотребления решениями СНБО на качественно новый уровень. В итоге, структура, которая должна быть только площадкой для координации действий между президентом и премьером в сферах обороны и безопасности, взяла на себя роль не только правительства, регулируя вопросы вопросы децентрализации власти, но и подменила собой суд, накладывая санкции на контрабандистов и марионеток Кремля вместо положенных расследований и наказания.

Также благодаря объединению общин и передачи значительного объема полномочий на местный уровень, государственная власть в регионах стала как никогда слабой и неспособной внедрять свою политику в жизнь. Эту тенденцию очень ярко иллюстрирует невыполнение многими мэрами карантинных мероприятий, введенных правительством.

Послевкусие

Два года президентства Зеленского - период контрастов. С одной стороны, он и его команда делают много шагов, популярных среди людей. Но в основном они не дают ожидаемого результата. Отмена депутатской неприкосновенности никоим образом не повлияла на то, что народных избранников не привлекают к ответственности за злоупотребления. Переговоры с Путиным и прекращение огня не приблизили мир и деоккупации.

С другой стороны, абсолютная власть в руках одного человека не привела в порядок, а наоборот добавила хаоса в деятельность государственного аппарата, ведь породила слабое и несистемное правительство. Парламент не обеспечивает контроль за исполнительной властью и СНБО, который становится государством в государстве, неограниченный никакими писаными и неписаными правилами.

Очевидно, что страна в состоянии хаоса не может успешно развиваться. Поэтому и политическим элитам, и простым украинцам стоит в конце концов задуматься о формировании эффективной системы власти.

Задуматься о дизайне той системы, в которой исполнительную власть возглавляет самый популярный политик страны, а не тот, кто просто понравился на собеседовании на Банковой. В которой парламент строго контролирует исполнительную власть и обеспечивает публичность принятия решений. Наконец, о такой системе власти, в которой люди банально понимают, кто и за что в стране отвечает.

Автор Назар Заболотный, аналитик Центра совместных действий; опубликовано в издании Украинская правда

http://argumentua.com/stati/upravlyayushchii-potemkinskoi-derevnei-poslevkusie-vtoroi-godovshchiny-zelenskogo

***

Приложение. Зеленский приобрел вкус к власти

С момента избрания Владимира Зеленского на пост президента Украины недавно исполнилось два года. Событие, ставшее сенсацией в 2019 году, было подкреплено победой президентской партии «Слуга народа» на внеочередных парламентских выборах, что сформировало новую архитектуру власти в стране на основе относительной монолитности исполнительной власти и монобольшинства в парламенте.

За это время внутриполитическая жизнь в Украине, как и ее деятельность на международной арене, характеризовалась целым рядом сложных и противоречивых тенденций. Эта противоречивость отчетливо проявилась в ходе отчетной пресс-конференции Зеленского. Начнем с того, что пресс-конференция проводилась на территории авиазавода «Антонов», что должно было, судя по всему, продемонстрировать образ будущего, мечту, связанную с технологическим развитием. Но эта идея оказалась не очень удачной, принимая во внимание то, в каком состоянии находится сейчас предприятие, и то, что его достижения, прежде всего такие самолеты, как «Руслан» и «Мрия», – это старые советские разработки, а страна устойчиво движется в направлении деиндустриализации. Сам Зеленский, хотя и стремился выглядеть увереннее, чем во время отчетного медийного марафона год назад, все же не был руководителем, который держит отчет. Мероприятие оставило впечатление в большей степени имиджевого и пропагандистского. По итогам его скорее можно сделать предположения относительно развития ситуации в стране в будущем, но невозможно понять, что сделано властью за истекшие два года.

Само название мероприятия – «Президент 2.0» – говорит о желании не просто рассказать о прошедших двух годах, но и о том, что Зеленский будет активно участвовать в политической жизни и с большой долей вероятности собирается идти на второй срок. Вопрос в том, когда будут президентские выборы – в срок или досрочно. В украинском экспертном сообществе уже обсуждается идея проведения досрочных президентских выборов. И это имеет под собой ряд оснований.

Во-первых, рейтинги Зеленского хотя упали за последние два года, но не в такой степени, чтобы поставить под сомнение его статус наиболее популярного политика в Украине. После ряда действий на треке борьбы с олигархами, которая, имея выборочный характер, проявляется главным образом в домашнем аресте Виктора Медведчука, закрытии телеканалов, подконтрольных последнему, активизации деятельности СНБО, рейтинг Зеленского несколько вырос и балансирует сегодня в районе 30%. Этого вполне достаточно, чтобы выйти во второй тур, а далее, используя меньший антирейтинг, чем у оппонентов, выиграть выборы.

Во-вторых, ни один из представителей старого украинского политикума по популярности не может сравниться с Зеленским. Все политики из старой когорты имеют очень высокие антирейтинги и являются удобными спарринг-партнерами для второго тура.

В-третьих, ускоренное переизбрание позволит в некоторой степени укрепить влияние перед лицом западных партнеров, показав свою безальтернативность, и исключить возможность появления нового политического проекта, нового лица, которое сможет составить Зеленскому и его команде конкуренцию.

В этой связи активизацию конфликта между властью и мэром Киева Виталием Кличко можно также рассматривать как превентивную меру против электорального потенциала руководителя столицы и встраивание управления городом во властную вертикаль. Характерно также, что происходит это давление после встречи Кличко с руководителем Госдепартамента США Энтони Блинкеном во время визита последнего в Киев. В ходе этого визита происходили сложные переговоры относительно формата взаимодействия Украины с заокеанскими партнерами – формата, который очень неоднозначен в последнее время, учитывая требования американцев по борьбе с олигархатом, их стремление сохранить контроль в наблюдательных советах крупнейших украинских компаний, осуществлять контроль над антикоррупционными органами. При этом под давлением США и транснационального кластера как извне, так и изнутри, а также стремясь укрепить свои позиции в правом электоральном сегменте, Зеленский говорил об антиолигархическом законе, о том, что борьба с олигархатом, который при всех его минусах и архаичности является определенным заслоном на пути усиления влияния транснационального кластера в стране, будет более системной.

Еще одним важным моментом стал внешнеполитический трек. С одной стороны, Зеленский сообщил о готовящейся встрече с президентом России, но при этом украинская сторона продолжает подчеркивать необходимость обсуждения на ней вопросов Донбасса, в то время как Москва настойчиво проводит линию на необходимость выстраивания диалога с непризнанными республиками. Так или иначе, но тон Зеленского в отношении России был сдержанным, что, безусловно, связано с переговорами между Вашингтоном и Москвой относительно встречи на высшем уровне. Именно ее ход во многом и определит, состоится ли в будущем общение президентов России и Украины.

Последовал со стороны украинского президента и укор европейским партнерам за их недостаточно радикальную позицию в отношении РФ, что только лишний раз подчеркнуло разницу в подходах Киева, с одной стороны, и Парижа и Берлина – с другой – относительно Минских соглашений. Так, изменения украинской стороны в кластерный план европейцев отчетливо демонстрируют сохранение желания выхолостить Минские соглашения и видоизменить их в ключе, выгодном Киеву.

То, что сказал Зеленский, недвусмысленно указывает, что, хотя лично он и его команда явно приобрели вкус к власти и стремятся осуществлять контроль над политической системой, конфликтность властной команды и старой политической элиты нарастает. При этом осложнение отношений с ведущими представителями олигархата, с влиятельным министром внутренних дел Арсеном Аваковым и довольно сложные отношения с западными партнерами при наличии нерешенных проблем с мирным урегулированием в Донбассе, роста тарифов, проблем с прививочной кампанией делают для власти ближайшие месяцы рисковыми и турбулентными, а вероятность новых витков внутриполитического кризиса в Украине довольно высокой.

Автор Александр Гущин – доцент Российского государственного гуманитарного университета, эксперт Российского совета по международным делам.

https://www.ng.ru/vision/2021-05-24/8_8155_ukraine.html


Об авторе
[-]

Автор: Назар Заболотный, Александр Гущин 

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.06.2021. Просмотров: 35

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta