Вице-президент фонда "Потомак" Филипп Питерсен: "Минским процессом конфликт не решить"

Содержание
[-]

«Минским процессом конфликт не решить, это только политическое прикрытие для европейских государств, не желающих называть агрессию своим именем», - Филипп Питерсен 

В гостях у «Борисфен Интел» доктор Филипп Питерсен, директор российских программ, вице-президент по исследованиям американского фонда «Потомак».

«Борисфен Интел»:Как Вы оцениваете последние события вокруг Украины, в частности, агрессивные действия России по скрытой оккупации и последующей аннексии украинского Крыма, а также вооруженную агрессию россиян на Донбассе?

Филипп Питерсен:  — Ирония наблюдаемой нынче ситуации состоит в том, что мы продолжаем говорить о «тайных действиях» России, когда то, что русские сделали в их войне против современной политической цивилизации настолько очевидно, что можно констатировать, что любая озвученная Москвой ложь будет считаться правдоподобным объяснением любого возможного преступления против человечества.

— Вы можете предположить, когда и при каких обстоятельствах Крым будет возвращен и состав Украины?

— Не думаю, что Крым вернут Украине или что он станет независимым (это считаю приемлемой альтернативой), до той поры, пока Россия не будет придерживаться общепринятых политических отношений. Нынче важно осознать, что аннексия Крыма Россией не признается, и никогда не будет признана. Подобно тому, как Соединенные Штаты Америки никогда не признавали советскую оккупацию стран Балтии, так и Крым никогда не будет считаться частью России, независимо от формы этого государства в будущем. Москва должна постоянно испытывать финансовые издержки и понимать, что это следствие того, что она игнорирует международные нормы, оккупируя Крым. А также из-за преступлений против человечности, совершенных правительством России как по отношению к коренным жителям и народам, законно проживающим в Крыму, так и культур, существующим на этой земле сотни лет еще до появления московской Руси.

Какой, на Ваш взгляд, формат переговорного процесса по урегулированию российско-украинского конфликта на Донбассе наиболее эффективный и что для этого нужно предпринять?

— Минский процесс — это «по Оруэллу». Москва начинает войну, а затем приглашается в состав судей для решения конфликта, который сама же и инициировала! Минским процессом конфликт не решить, это только политическое прикрытие для европейских государств, не желающих называть агрессию своим именем. Необходимости в минских переговорах нет. Россия должна прекратить войну против Украины, а местные преступники должны предстать перед судом и ответить за свои преступления.

— Как Вы полагаете, Россия и Европа могут «заморозить» конфликт на Донбассе по «приднестровскому» сценарию?

— На Донбассе не будет никакого «замораживания» конфликта. Интенсивность российских боевых действий зависит от того, чего в тот или иной момент стремится добиться Москва от Запада. Но, как и в случае с территорией Грузии, захваченной россиянами в 2008 году, Донбасс уже управляется ими как российская территория.

— Ваше видение, касающееся возможности ослабления/отмены или сохранения/усиления «донецкого» пакета международных политико-экономических санкций Запада против России с 31 июля этого года.

— Ничуть не сомневаюсь, что со временем санкции будут ослаблены, так как большинство европейских государств просто не желают отвлекаться на российскую агрессию, поскольку она ограничена, да и россияне сумели создать некоторую двусмысленность с помощью информационной войны. Кстати, не без вины самих украинцев. Коррупция среди украинской политической, военной, разведывательной и бизнес-элит подрывает героические усилия украинского народа. История Украины является повторением этой истории; в Украине до сих пор нет своего Джорджа Вашингтона — человека, чьи финансовые и политические амбиции не стоят выше его любви к своей стране.

 

Как Вы полагаете, целесообразно ли и насколько перспективно вступление Украины в единую действенную на сегодняшний день коалиционную (коллективную) систему безопасности Североатлантического союза — НАТО? Возможно ли в этом плане рассматривать в качестве первого шага присоединение Украины к Плану действий по членству в НАТО? Обязательно ли это?

— Украина упустила свой шанс присоединиться к НАТО, так как ее руководство, не имея понятия о принятых Москвой политических мерах, стремилось продлить свое времянахождение у власти с тем, чтобы успеть разворовать активы нации. Подражая Москве, руководство Украины старалось «доить украинскую корову» как можно дольше… Мне бы хотелось, чтобы Украина воспользовалась процессом вступления в НАТО, поскольку это поможет ей избавиться от своей примитивной политической культуры и модернизироваться. Очевидно, это больше касается украинской элиты, чем простых украинцев, родившихся после распада Советского Союза.

Какая более целесообразная и корректная процедура вступления страны-претендента (включительно с Украиной) в Европейский союз и НАТО? Что должно быть первоочередным, а что во вторую очередь — сначала в НАТО, а потом в ЕС или наоборот? И почему именно так?

— Для Украины опыт присоединения к обеим организациям был бы очень полезным. Полагаю, что единственное преимущество НАТО перед Европейским Союзом в том, что он сотрудничает с североамериканцами, а также другими европейцами. Думаю, что Канада и Соединенные Штаты, будучи частью европейской политической культуры, более космополитичны, чем Европа. Хотя, по-моему, тоже важно уважать свое прошлое, однако при этом никто не должен в нем увязнуть. Для выживания вида необходима эволюция. Лично я считаю, что самые красивые люди — это люди смешанных рас.

— Полагаете, что сегодня возможно введение миротворческих сил по принуждению к миру в Украину под эгидой ООН, ЕС или НАТО?

— Не думаю, что возможно присутствие миротворческих сил в Украине. Кроме того, полагаю, что в этом нет необходимости. Такие миротворческие силы не смогут «заставить» русских вести себя цивилизованно. Мир воцарится в Украине только после смены режима в Москве. И тут не политика США, а военная агрессия Путина инициирует вопрос смены режима в будущей России.

— Как Вы оцениваете состояние и перспективу развития двухсторонних взаимоотношений между США и Украиной во время российской военной агрессии против Украины?

— Именно военная агрессия Путина изменила двухсторонние отношения между этими тремя странами. Однако, именно неспособность украинцев справиться с коррупцией может значительно подорвать расположение к ним американцев. И также ту симпатию, которой удостоилось молодое поколение украинцев в борьбе за независимость Украины и лучшее будущее.

— Следует ли ожидать каких-то изменений в планах и практических действиях НАТО/США по отношению к Украине после того, как главнокомандующим Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе станет генерал армии США Кертис Скапарротти, который сменит на этом посту генерала ВПС США Филиппа Бридлава?

— Не имею права давать характеристику генералу Кертису Скапаротти или комментировать его взгляды. Однако, в целом, полагаю, стоит отметить, что в результате военной агрессии Путина против Украины, армия Соединенных Штатов Америки уже преуспела в вопросе преобразования своего понимания современной войны.

— Как Вы оцениваете направленность и итоги боевых действий России в Сирии? И что может быть причиной частичного вывода российских войск из Сирии?

— Полагаю, что пока преждевременно давать оценку т. н. выводу российских войск из Сирии. Путин мог объявить победу и вывести войска. Однако, пока еще рано говорить об этом. Очевидно, что на Сирию Путин тратит много средств, которые необходимы гражданам России в период финансовых трудностей. Тем не менее, в течение достаточно длительного времени, Путин ни разу не продемонстрировал, что он хоть как-то заботится о своих гражданах, об их качественном уровне жизни.

Можно ли решить сирийский кризис мирным (дипломатическим) путем, в т.ч. в рамках переговорного процесса в Женеве/Вене?

— Любое возможное решение, не предусматривающее сохранение российских военных объектов в Сирии, будет неприемлемо для Путина, также как не имеют значения и расходы на содержание этих объектов с точки зрения человеческих потерь или материальные лишения граждан России. Поэтому я сомневаюсь, что дипломатические переговоры приведут к какому-то миру, кроме как спокойствию на кладбище для российских солдат и сирийских граждан.

После того, как 24 ноября 2015 года в воздушном пространстве Турции был сбит российский бомбардировщик Су-24, какие провокационные действия можно ожидать от российской стороны и где именно: в зоне Черноморских проток; на турецко-сирийской границе; в южно-восточных областях Турции, в островной зоне или в больших курортных городах страны?

— Не думаю, что Путин будет провоцировать Турцию, так как в результате получит достаточно много врагов. Это может быстро перерасти в прямой конфликт с американскими военно-воздушными силами, дислоцирующимися в Турции, а также к драматической демонстрации того, насколько хорошо подготовлены американские пилоты.

— Какие новые формы и методы «гибридной войны» («войны нового поколения» или «войны новой генерации») Вы наблюдаете в процессе реализации агрессивной («гибридной») политики России?

— Прежде всего, позвольте мне сказать, что представление Запада о «гибридной войне» не отражает всей сложности российской войны нового поколения. В первую очередь, те из нас, кто придерживается либеральной политической культуры, должны понимать, что Путин уже ведет войну с нами. Мобилизуя все традиционные силы прошлого времени против современного мира, Путин пытается уничтожить все достижения европейской политической культуры. И в этом Путин по-своему «прав». Мы выступаем против вертикали власти, и я лично заявил на российском телевидении, что «правительство — это необходимое (вынужденное) зло». Путин может уничтожить столько людей, сколько захочет, но он не уничтожит человеческий дух свободной жизни — жизни, которую выбирает каждый человек, при этом, не навязывая своих убеждений другим с тем, чтобы остальные также могли жить по своему усмотрению.

— На каких направлениях, или против каких стран можно ожидать новые «гибридные» угрозы (в т. ч. военную агрессию) со стороны России, особенно после частичного вывода российских войск из Сирии?

— Опять же, думаю, что пока мы не должны говорить о «пост-сирийской» политике России. Путин всегда будет искать выгодную ему цель, и скорее всего следующей жертвой его реваншистской политики могут стать страны Балтии.

— Расскажите, пожалуйста, о планах и перспективах Фонда «Потомак» в вопросах анализа и оценки угроз международной безопасности, в т. ч. на 2016 год.

— Среди прочего, в настоящее время Фонд «Потомак» работает над подготовкой оценки военной обстановки в Балтийском регионе. Также мы оказываем помощь правительству Польши в его подготовке к проведению Варшавского саммита НАТО в начале июля.

— Какие направления сотрудничества с Независимым аналитическим центром геополитических исследований «Борисфен Интел» для Вас наиболее интересны и полезны (целесообразны) сегодня и в перспективе?

— Наиболее важным направлением для сотрудничества являются уроки, вынесенные из войны России против Украины. В этом вопросе именно украинцы могут поделиться своим большим опытом с НАТО и Европейским Союзом.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.05.2016. Просмотров: 326

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta