«Витрина арабской демократии» разбилась

Содержание
[-]

***

Итоги президентских выборов в Сирии: чего ждать от Асада?

В Сирии прошли президентские выборы. Их победителем снова стал Башар Асад. Как это повлияет на ситуацию, и что будет происходить в стране дальше?

Башар Асад одержал победу на выборах президента Сирии, по официальным данным, набрав 95,1 процента голосов. Об этом 28 мая заявил председатель сирийского парламента Хаммуда Сабаг. Голосование прошло 26 мая, и на Западе подчеркнули, что его нельзя назвать ни свободным, ни справедливым.

Оппонентами Асада формально были два кандидата, бывший госминистр по парламентским делам Абдалла Абдалла и глава мелкой оппозиционной партии "Национально-демократический фронт", поддерживаемой властями, Махмуд Марей.          

Выборы в Сирии: у Асада нет настоящих конкурентов

Это вторые президентские выборы в Сирии с начала гражданской войны в стране. На прошлых выборах в 2014 году Асад собрал 88,7 процента голосов. "Асад насмехается над демократическими принципами, когда говорит о якобы имеющихся у него в Сирии конкурентах на выборах. На самом деле это два одобренных спецслужбами кандидата, у которых не было шансов победить ", - отмечает Муна Ганем, директор организации сирийских женщин Forum for Peace.

Весь избирательный процесс - от отбора кандидатов до подсчета голосов - контролируется режимом Асада, который пытается легализовать свою власть с помощью выборов. "Выборы, прежде всего, показывают нам, что Асад остается у власти, несмотря на все сопротивление сирийцев в последние десять лет", - считает Гидо Штайнберг (Guido Steinberg), эксперт по Ближнему Востоку в берлинском Фонде "Наука и политика". Асад сегодня снова контролирует две трети территории страны - только провинция Идлиб, управляемые курдами территории на северо-востоке страны и находящиеся под турецким контролем регионы не подчиняются ему.

Зависимость Сирии от России и Ирана

Этого Башар достиг с помощью России и Ирана, поддержавших его во время боевых действий. Благодаря этому Асад фактически выиграл войну, хотя она еще не закончена. "Поскольку он уже решил вопрос военным путем, политического решения, скорее всего, не будет. У него нет стимула, чтобы о чем-то еще договариваться", - говорит эксперт по Сирии Кристин Хельберг (Kristin Helberg). Она подчеркивает, что Асад зависит от этих двух сил, которые помогают ему сохранить власть и теперь ждут своего вознаграждения: "Они видят в Сирии своего рода добычу, которую поделят". Так, Россия уже заключила соглашение с властями Сирии о добыче полезных ископаемых, таких как нефть и газ, но прежде всего фосфора.

Кроме того, говорит Гидо Штайнберг, можно наблюдать конфликт между Ираном и Россией за влияние на сирийскую армию, спецслужбы и сирийскую милицию. "Сирия больше не суверенна", - констатирует эксперт.

Россия в политическом и военном смысле много инвестировала в Сирию. "Страна является для президента России Путина своего рода проблемным должником", - полагает Кристин Хельберг. Очевидно, что самостоятельно Россия не сможет стабилизировать страну. Ситуацию с безопасностью в Сирии многие оценивают как нестабильную. Так называемое "Исламское государство" (ИГ) никуда не исчезло из Сирии - тысячи террористов находятся на приграничной территории Сирии и Ирака, уйдя в подполье. Большой опасностью считается и военное присутствие Ирана.

Инфраструктура страны по большей части разрушена в ходе войны. В контролируемых режимом Асада регионах царит бедность. Люди часами стоят в очередях за хлебом. Не хватает бензина. "Россия хочет, чтобы Запад вел переговоры с Асадом и финансировал восстановление страны, потому что у нее нет на это денег", - говорит Хельберг.

Сближение с арабскими государствами

Чудовищная гуманитарная ситуация заставляет Россию искать союзников для восстановления Сирии. "Инициированный в 2019 году сирийский конституционный комитет в Женеве должен сподвигнуть Запад к тому, чтобы, сохраняя лицо, наладить отношения с Дамаском", - говорит Хельберг. К тому же Путин предлагает Европе отправить сирийских беженцев обратно домой. Но Асад этого не хочет. Он лишил бежавших из страны их имущества. Верные режиму граждане получают их дома и квартиры. Продолжают пропадать и критики сирийского режима.

Многие страны региона заинтересованы в нормализации ситуации в Сирии. Египет стремится к тому, чтобы Дамаск снова вошел в Арабскую Лигу, в 2018 году Объединенные Арабские Эмираты открыли свое диппредставительство в Сирии.

Последует ли этому примеру - и когда - Саудовская Аравия, пока вопрос. Для этих государств речь идет прежде всего о том, чтобы снова привязать Сирию к арабскому миру, уменьшив влияние Ирана и Турции, полагает Жульен Барни-Дасе, директор программ по Ближнему Востоку и Северной Африке в Европейском центре по иностранным делам: "Это не означает, что от этого изменится реальная жизнь в стране. Возвращение же Асада на международную политическую сцену - в Вашингтоне или Париже - пока исключено".

Финансирование - лишь на определенных условиях

Экономика Сирии лежит в руинах. Санкции США и Европы против режима Асада продолжают действовать. Но и Вашингтон, и Брюссель финансируют большую часть гуманитарной помощи Сирии. "Структуры ООН работают на местах с организациями и физическими лицами, которые находятся в санкционных списках Европы и США", - говорит Хельберг.

В Европе многие гуманитарные организации желают поддержать людей в Сирии. Но эксперт предостерегает от того, чтобы помощь поступала в страну через структуры, близкие режиму Асада, потому что это означает поддержку режима. "Таким образом укрепляются структуры, против которых и протестовали жители страны. Европа хочет, чтобы больше сирийских беженцев вернулись домой - но этого не произойдет, пока Асад такими методами правит страной". Вместо этого должны действовать точечные санкции, а дискуссии нужно вести с гражданским обществом. "И финансирование восстановления страны должно происходить только на определенных условиях", - говорит Хельберг.

Авторы Маттиас фон Хайн, Наталья Позднякова  

https://p.dw.com/p/3u01E

***

Берлинская конференция по Ливии: какое будущее ждет страну?

23 июня в Берлине состоялась международная конференция по урегулированию ливийского конфликта. В числе ее участников - представители Франции, России и временного ливийского правительства.

Какое будущее ждет Ливию? На этот вопрос 23 июня попытались ответить участники берлинской конференции по урегулированию ливийского конфликта - второй за последние полтора года.

Как и в предыдущий раз, встреча проходила при посредничестве Германии. С этой целью министр иностранных дел ФРГ Хайко Мас (Heiko Maas) и генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш пригласили в Берлин представителей многих государств и международных организаций.

Среди участников - США, Франция, Россия и ливийское правительство

Большинство участников нынешних переговоров были представлены уже на первой конференции по Ливии, прошедшей в январе прошлого года. Это пять постоянных членов Совбеза ООН - США, Великобритания, Франция, Россия и Китай, - а также Италия, Турция, ОАЭ и представители ООН и Евросоюза. Теперь к ним присоединятся и члены недавно сформированного ливийского переходного правительства национального единства (ПНЕ), которое возглавляет премьер-министр Абдель Хамид Дбейба.

Центральными темами встречи станет политический прогресс в Ливии, подготовка к намеченным на декабрь президентским и парламентским выборам, а также вывод из страны иностранных войск и наемников.

Хафтар против Правительства национального согласия

В Ливии после свержения в 2011 году диктатора Муаммара Каддафи и его убийства началась борьба за власть между различными группировками и политическими силами. В Триполи было сформировано международно признанное Правительство национального согласия (ПНС), под контролем которого оказалась лишь небольшая часть страны. А на востоке, в Тобруке, заседала Палата представителей - однопалатный парламент, называвший себя истинной властью.

В начале апреля 2019 года экс-соратник Каддафи генерал Халифа Хафтар начал наступление на Триполи, поддерживая власти в Тобруке и стремясь свергнуть ПНС. Хафтара в той или иной форме поддерживали Россия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты, а правительство в Триполи - Турция.

Стороны ливийского конфликта заключили перемирие

За месяцы, прошедшие с момента проведения первой берлинской конференции по Ливии, ситуация в стране сильно изменилась. В октябре 2020 года стороны конфликта подписали соглашение о постоянном прекращении огня. Это проложило путь к формированию временного правительства. В начале февраля представители противоборствующих сторон избрали его лидеров на встрече в Женеве, проведенной при посредничестве ООН.

Переходное правительство будет руководить Ливией до выборов, намеченных на 24 декабря. До тех пор временный кабмин в Триполи будет нести ответственность за подготовку к голосованию и объединению разрозненных институтов и сил безопасности страны, а также осуществлять первые шаги по ее восстановлению.

В Ливии остается около 20 тысяч наемников

В то же время, несмотря на призывы международного сообщества, ряд проблем в Ливии решить так и не удалось - в частности, сохранить эмбарго на поставки оружия и вывести из страны иностранных наемников. По оценкам ООН, в Ливии до сих пор находятся более 20 тысяч иностранных наемников и военнослужащих. В их число входят боевики из Турции, России, Судана и Чада.

Не соблюдается и запрет на поставки в страну оружия, о котором в 2020 году договорились участники первой конференции по Ливии в Берлине.

Позиция Франции по Ливии больше не противоречит позиции ЕС

Впрочем, за несколько дней до новой Берлинской конференции одна серьезная проблема все же была решена. До недавних пор позиция Франции по Ливии отличалась от позиции других стран ЕС. "Франция выступала на стороне боевиков и наемников из восточной части Ливии, в то время как другие страны ЕС находились на другой стороне. В результате возникла абсурдная ситуация, которую можно объяснить только постколониальными экспансионистскими интересами Франции в Северной Африке", - рассказывает профессор Гисенского университета Андреас Дитман (Andreas Dittmann).

Теперь, однако, ситуация изменилась, и ЕС занимает в вопросе урегулирования ливийского конфликта единую позицию, отмечает Дитман. "Необходимо положить конец иностранному вмешательству. Это должно выражаться в выводе с ливийской территории всех иностранных наемников, прибывших туда из России, Турции, Сирии и других стран", - заявил в начале июня президент Франции Эмманюэль Макрон.

Стоит отметить, что Париж несет за события в Ливии особую ответственность, поскольку именно Франция в 2011 году была движущей силой военного вмешательства. Бомбардировки, осуществляемые силами международной коалиции под предводительством Франции, тогда привели к свержению режима Муаммара Каддафи и образованию нынешнего вакуума власти.

Будущее Ливии определит международное сообщество

Чем закончится конференция по Ливии 23 июня, впрочем, пока неизвестно. Как бы то ни было, участники встречи будут пытаться достичь соглашения о том, "какой должна стать Ливия в контексте международного сообщества", - отмечает в интервью DW британский аналитик Сами Хамди.

Он считает, что Ливия еще недостаточно стабильна и независима, чтобы сформировать собственную повестку дня. "Несмотря на присутствие переходного правительства, очевидно, что все решения, принятые на конференции, будут исключительно международными", - резюмирует эксперт.

Автор Александра Елкина  

https://p.dw.com/p/3vN9L

***

В Тунисе произошел государственный переворот

В Тунисе разогнан парламент, отменена неприкосновенность депутатов, а вся полнота власти перешла к президенту Каису Саиду. В стране, которая считалась «витриной» успехов «арабской весны» произошел государственный переворот. Очередная попытка построить демократию в этом регионе опять оказалась неудачной.

Ситуация в Тунисе развивалась молниеносно. В воскресенье в нескольких городах страны, на сколько можно судить, стихийные акции протеста. Гнев митингующих, недовольных ухудшением экономической ситуации в стране на фоне бушующей пандемии, обрушился на правящую партию «Ан-Нахда». На штабы партии были совершены нападения. И в тот же день, вечером, не дожидаясь, пока беспорядки перекинутся на столицу – волнения проходили только в Бардо, столичном пригороде – президент страны Каис Саид объявил о приостановке деятельности Ассамблеи народных представителей (парламента). В понедельник в столицу Туниса были выведены войска. Военные не пускают на свои рабочие места ни парламентариев, ни членов правительства.

Представитель «Ан-Нахды», премьер-министр Хишам аль-Мешиши решением президента отстранен от должности. Его обязанности возложил на себя на неопределенный срок Каис Саид. Он же объявил о том, что депутаты больше не имеют неприкосновенности и, соответственно, будут арестовываться без пощады при первой же попытке оказать сопротивление. В стране идут столкновения между сторонниками и противниками «Ан-Нахды». Тем временем лидер этой партии, ветеран тунисской политики Рашил Ганнуши заявил о том, что Саид совершил государственный переворот. «Ан-Нахда» призвала к мирным протестам.

С такой оценкой действий президента согласны многие, но не он сам. «Я принял решение, которое должен был предпринять несколько месяцев назад: заморозка всех функций парламента. Конституция страны не разрешает распускать парламент, но не запрещает заморозить его деятельность», - пояснил Каис Саид по местному телевидению. Президент обещает, что эта заморозка – временная. Но, как показывает опыт арабских стран, где, скажем, режим чрезвычайного положения может держаться десятилетиями, временные меры там имеют свойство переходить в постоянные. 

А ведь еще совсем недавно Тунис казался единственным исключением из общего для региона правила. Там, после свержения Бен Али в 2011 году не возникло ни гражданской войны, ни военной диктатуры, ни исламистского средневековья. Самая политически развитая страна арабского мира, чья экономика ориентирована на туризм, а не на эксплуатацию природных ресурсов, с населением, знающим французский не хуже, чем арабский, со скрипом, но двигалась в сторону устойчивой демократии. Местные исламисты, партия «Ан-Нахда», проделали эволюцию от типичных для Ближнего Востока религиозных радикалов до вполне вменяемой и умеренной политической силы. На парламентских выборах 2019 года они одержали вполне уверенную победу не с северокорейским результатом, получив 52 мандата из 217. Второе место и 38 мандатов – у партии «Кальб Тунис» («Сердце Туниса») бизнесмена Набиля Каруи. Четвертое – у других умеренных исламистов из партии «Карама». Теперь все эти три силы и оказались в оппозиции нынешним действиям Саида.

Хочется написать «все было хорошо, как вдруг…». Но, увы, хорошо в Тунисе было только для туристов. За десять лет, прошедших после революции, свергшей Бен Али, в стране так и не удалось решить серьезнейшие экономические проблемы, из-за которых, собственно, и пала власть многолетнего тунисского диктатора. Образованная молодежь все так же сидит без работы и без перспектив на будущее у себя в стране. Уровень жизни все так же остается низким, а уровень коррупции – наоборот, высоким. Правительственная чехарда, когда премьер-министры менялись практически ежегодно, была лишь следствием общей политической нестабильности. Постепенно давала о себе знать проблема терроризма. После терактов 2015 года в стране сохраняется режим чрезвычайного положения. Роль силовиков в таких условиях возрастает неизбежно. С приходом пандемии и исчезновением потока туристов все проблемы Туниса обострились разом. Все претензии посыпались на правящую партию, имеющую, казалось, всю полноту власти.

И все же Саид выглядел самым неподходящим кандидатом на роль восстановителя «управляемой демократии», которая покончит с теряющими популярность исламистами. Он не военный, не полицейский, а профессор права. В 2019 году Саид выиграл президентские выборы, можно сказать, неожиданно. Ожидалось, что народ проголосует за кандидата от «Ан-Нахды» Абдель Фаттаха Муру – он был фаворитом выборов. Однако он выбыл в первом туре. Во втором выбыл Набиль Каруи. Саиду, как говорят эксперты, победу принесла все та же беспокойная неприкаянная тунисская молодежь, которая свергала Бен Али. Нельзя сказать, что с ним связывали надежду на перемены. Все-таки полномочия президента в Тунисе существенно ограничены законом. Вернее, были, вплоть до событий последних дней.

Теперь демократия в Тунисе подвергнута серьезнейшему испытанию. Страна может пойти своим, особым, для арабского мира, путем – для этого требуется, в первую очередь, воля самого Саида. А может свернуть на привычную автократическую дорогу. К прогрессу по ней, может, и не придешь, но, по крайней мере, стабильность, до следующей революции, стране тогда будет гарантирована.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/07/26/tunis/


Об авторе
[-]

Автор: Маттиас фон Хайн, Наталья Позднякова, Александра Елкина, Геннадий Рушев

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.08.2021. Просмотров: 38

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta