Великобритания: Новые повороты на пути к «Брекситу»

Содержание
[-]

Беспроигрышное поражение

После всех драматичных событий последней недели стало ясно: страна идет ко всеобщим парламентским выборам, а у «Брексита» — отсрочка от исполнения.

Прежде всего надо сказать, что к концу октября и в Англии, и в остальной Европе атмосфера резко изменилась. У всех такое ощущение, что бесконечная, казалось бы, сага подходит к концу, независимо от того, случится «Брексит» сейчас или опять будет отложен, на чуть-чуть или на несколько месяцев.

Но сначала вкратце о драматичных событиях прошлой недели с ее головокружительными поворотами.

Чехарда голосований

Премьер-министру удалось, наконец, внести в парламент законопроект о Брексите. Депутаты проголосовали сначала за него с хорошим перевесом, а потом, буквально через 17 минут, проголосовали… против. Борис тогда ударил кулаком по премьерской тумбочке (despatch box) в Палате общин — и отозвал билль, поставил «на паузу». Перед этим поправкой депутата Оливера Летвина его заставили направить в ЕС письмо с прошением об отсрочке в случае провала. Но Джонсон и тут сыграл экстравагантно: направил одно письмо с просьбой об отсрочке, как требовал парламент, другое — от себя, о том, что отсрочка не нужна. По форме правильно, а по существу — издевательство.

Как такое может быть? Спокойствие, сейчас попытаемся распутать эту путаницу. Во-первых, надо учитывать, что в сентябре парламент устроил «переворот» и сложилось «двоевластие»: правительство не может, как обычно, проводить через парламент свои законодательные предложения, нет большинства. Но не только! Не может еще и по своему усмотрению определять повестку — что в каком порядке рассматривать. И в применении к последним событиям получилось вот что. Сначала депутаты голосовали за законопроект по «Брекситу» во втором чтении. Это не окончательное утверждение, потом требуются еще дебаты, поправки, третье чтение и после этого обсуждение в Палате лордов. Главное же в том, что прохождение во втором чтении открывает законопроект для обсуждения — и изменения через поправки. То есть многие решили, что голосовать за — это лучший способ голосовать против. Именно поэтому во втором голосовании Джонсон и потерпел поражение — провалили предложение правительства ограничить все обсуждение тремя днями, чтобы успеть к обещанной Борисом дате 31 октября. Один депутат заметил: мне тут жена напоминает, что мы дольше спорили, какой диван купить в гостиную. Шутки шутками, но провести сложный, судьбоносный законопроект в сотню с лишним страниц за 72 часа, и это если не спать, не есть, — это и правда выглядит как издевательство над парламентом. Например, Маастрихтский договор (1991 г.) о создании Европейского союза депутаты обсуждали в течение 40 дней.

Слышны, правда, возражения: ведь обсуждаем-то уже три с половиной года, казалось бы, все ясно, можно по-быстрому.  Договоренность, согласованная Джонсоном с Брюсселем, действительно мало отличается от той, что была составлена предыдущим правительством Терезы Мэй. Но в ней есть ряд принципиальных отличий.

Например, новое решение головоломки с ирландской границей предусматривает создание двух границ — прозрачной посуху между республикой Ирландия в составе ЕС и Северной Ирландией в составе британского Соединенного Королевства и «настоящей» — в море, разделяющем два острова. Получается, что Северная Ирландия как бы и остается, и не остается в Европейском союзе. Для ирландских юнионистов, сторонников неделимости королевства, — это практически предательство, шаг к отсоединению от страны. А по другую сторону пролива возражают шотландские националисты: а мы, мы тоже хотим остаться. Шотландия подавляющим большинством голосовала против «Брексита», за ЕС, и теперь использует «Брексит», чтобы вновь поставить вопрос о независимости. Не считаться нельзя: Шотландская национальная партия — правящая, имеет сильное большинство в региональном парламенте и внушительную фракцию в Вестминстере. Кроме того, критику вызвала «рокировка» нескольких важных положений. В частности, разделы о защите прав трудящихся и по экологии переехали из обязательной, имеющей силу закона договорной части соглашения с ЕС в политическую декларацию об общих принципах отношений, не имеющую обязательной силы. И по оценкам деловых кругов, новая сделка хуже отвечает интересам британского бизнеса, чем предыдущая.

По-быстрому, короче, «утрясти» все это не получится.

Бой цивильности с нецивильностью

Кроме многосплетения связей Британии с Европой, которые не так просто расплести, есть еще одна сторона в парламентских затруднениях с «Брекситом».

Это, можно сказать, борьба цивильности с нецивильностью. Поясним. Если посмотреть на то, как ведет дело «правительство брекситеров», то хорошо видно, что предпочтение отдается «административному ресурсу» — ходам в обход парламента или даже, как было с пророгацией, вообще незаконным. И каждый раз этим ходам противостоят не эмоции, не бунт, бессмысленный и беспощадный, а процедурные, цивилизованные ходы законодателей и юристов. У двух этих диаметрально разных подходов свои яркие представители: старший советник Джонсона Доминик Каммингс и независимый (с сентября) депутат Оливер Летвин.

В голосованиях правительство ограничили так, что без договоренности с Европой «Брексит» теперь и не осуществить. Одной из последних таких мер была упомянутая уже «поправка Летвина» — предложение заставить премьера отправить в Брюссель письмо с просьбой об отсрочке, если парламент не успеет одобрить сам акт о «Брексите». Автор поправки — сэр Оливер Летвин, известный легалист, еще совсем недавно однопартиец Бориса Джонсона. В сентябре, однако, Борис выгнал его из партии за участие в «бунте» против правительства. Коллизия тогда случилась знаковая: 21 депутат-консерватор проголосовал вместе с оппозицией за то, чтобы дать парламенту возможность нормально обсуждать «Брексит». Для Летвина это был «бунт» системный: так или иначе, прямо или косвенно, он участвовал в формулировании почти всех парламентских актов последнего времени.

Другую сторону, «нецивильную», представляет главный стратег при Джонсоне — Каммингс. Его называют и Распутиным, и Макиавелли, и серым кардиналом при Джонсоне. Не только в кулуарах — публично тоже. На демонстрации против «Брексита» неделю назад, например, несли картонного «Демоника» Каммингса с куклой-марионеткой Джонсоном. Ему действительно приписывают «демоническую» способность составлять коварные планы для кабинета и выдумывать беспроигрышные лозунги для дискредитации противников. И пророгацию, и историю с двумя противоположными письмами в Брюссель, и утечки в прессу с малодостоверными утверждениями о «предательской» деятельности оппонентов правительства, включая и Оливера Летвина, — это все записывают на его счет.

Еще он известен как крайне грубый, неуживчивый человек. Характерен недавний скандал. Каммингс прямо на совещании уволил помощницу министра финансов, отобрав у нее телефон и под конвоем полиции выставив за дверь. Были протесты, но Борис дал своему доверенному огромные полномочия в правительстве. Во время кампании перед референдумом Каммингс был директором главной «брекситовской» организации Vote Leave. По утверждениям, именно он нашел победный слоган «Let’s take back control» — «Вернем себе контроль [над страной]». А также сочинил «брекситовские» страшилки-вымыслы. Вроде того, что ЕС готовит открыть двери в Британию миллионам турок. Или что Национальная служба здравоохранения будет получать 350 млн фунтов каждую неделю от «брекситовской» экономии. История с референдумом стала уже сюжетом для телефильма «"Брексит": негражданская война» («Brexit: The Uncivil War», вышел в начале этого года). Тут игра слов: uncivil значит еще и «нецивильная», без уважения к правилам порядочности. Главный персонаж — сам Каммингс в исполнении любимого российскими зрительницами Бенедикта Камбербэтча.

Кто кого переманеврирует, цивильный Летвин или нецивильный Каммингс, это время покажет. Но под занавес разговора о них маленькая деталь: и у Летвина, и у Каммингса — русский «хвостик».

Оливер Летвин — внук беженцев из Российской империи, которые спасались от еврейских погромов. А Каммингс знает русский язык, работал в России уже в 1990-х, он страстный поклонник Достоевского. Правда, еще и Бисмарка, и древнего китайского полководца-философа Сунь-цзы…

Прогноз на выборы

При всем этом ясно, что страна идет к выборам. Хотя, как Борис их добьется, еще вопрос. Это раньше у премьер-министра были неограниченные полномочия распускать парламент и объявлять досрочные выборы, когда это было наиболее выгодно для правящей партии. Несколько лет назад, когда в правительстве была коалиция консерваторов и либерал-демократов, закон изменили. Теперь у парламента фиксированный срок в пять лет, и досрочно выборы можно проводить только специальным актом его же, парламента. Поэтому для проведения такого акта Джонсону потребовалось бы большинство депутатов, а его нет — в сентябре Борис уже пробовал, и предложение не прошло.

Впрочем, и тут не такая уж безвыходная картина. Есть вариант с представлением на голосование так называемого «билля в одну строчку» — просьба о досрочных выборах с точным указанием даты. Это сняло бы подозрения оппозиции, что Борис захочет отложить их проведение на после «Брексита». В таком виде может и пройти. Еще все чаще говорят, что правительство само может вынести вотум недоверия себе — и проголосовать против себя, вызвав выборы. Такая неожиданная затея может дать результат, все зависит от того, как складываются рейтинги основных партий.

А складываются они занятно: на настоящий момент, как это ни парадоксально, ведущие позиции среди избирателей прочно сохраняют консерваторы. Опросы последних двух недель показывают, что у правящей партии рейтинг вырос до 32–37 процентов, официальная оппозиция, лейбористы, набирает 22–24 процента, либерал-демократы, твердо стоящие против «Брексита», — 19–21 процент. У партии «Брексита» Найджела Фараджа рейтинг упал до 11 процентов.

Налицо парадокс: Борис Джонсон терпит в парламенте одно поражение за другим, часть депутатов потерял, часть исключил за противодействие генеральной линии, а в стране растет популярность тори? Аналитики объясняют это так называемым «подскоком Бориса» (Boris bounce), который связан в первую очередь с его репутацией твердого «брекситера». Видимо, благодаря этому тори отбирают голоса у партии «Брексита». Но это еще не все. Твердая поддержка консерваторов связана еще и с их репутацией настоящей «партии власти», такой, которой можно доверить управление страной, не опасаясь потрясений, новых налогов или безответственных трат, в отличие от лейбористов с их программами социальной помощи и ренационализации некоторых отраслей экономики, «естественных монополий». Если опросы оправдаются на выборах, то у Джонсона будет солидное большинство.

Трудности лейбористов связаны в первую очередь с их половинчатой позицией по «Брекситу» — они вроде бы и против, но и «волю народа» хотят уважать. Это путает потенциальных сторонников, а в самой партии есть и проевропейское крыло, и «брекситеры». Во время голосования на прошлой неделе 19 депутатов-лейбористов проголосовали за «брекситовский» законопроект Джонсона вопреки призыву лидера партии Корбина.

Это показательная деталь: внутрипартийные распри у лейбористов почище тех, что у консерваторов, и главный раздражитель — сам Джереми Корбин. Ситуация внутри партии, судя по многочисленным утечкам и инсайдам, нездоровая: известно о травле противников Корбина его воинствующими сторонниками, еще больше репутации лейбористов вредит попустительство антисемитским настроениям, включая оскорбления и нападки на депутатов, причем в основном женщин. Последний громкий аккорд: несколько дней назад о выходе из партии объявила депутат Луиза Эллман, состоявшая в рядах лейбористов 55 лет, в том числе 22 года членом парламента. В своем заявлении она прямо обвинила лидера, что партия стала небезопасным местом для евреев. «Я не могу призывать голосовать за партию, пока есть риск, что премьер-министром станет Корбин»,— отметила она.

Убедительная победа лейбористов на предстоящих выборах, словом, не предвидится. Расчет делается на коалиционную комбинацию, вероятность которой теоретически возможна, если мощный рывок сделают либерал-демократы (у них популярность возросла благодаря последовательной «антибрекситовской» линии) и серьезно укрепят позиции националисты из Шотландской национальной партии (они трактуют решение на референдуме о независимости остаться в составе Великобритании как решение остаться в ЕС, им легко подавать линию Джонсона на «Брексит» как предательство интересов Шотландии). Если все эти нюансы сработают, может сложиться ситуация «подвешенного» парламента — без определенного большинства, а значит, возникнет и поле для маневра. Аналитики видят вероятность коалиции лейбористов с шотландцами, по социально-экономическим позициям партии близки. И тогда у Корбина возникает шанс стать премьером.

Впрочем, все это пока сильно умозрительно. По словам инсайдеров, если разворот к выборам все же случится, они, скорее всего, должны будут пройти в конце ноября — начале декабря. Ближе к Рождеству никто затевать их не будет.

Автор: Александр Аничкин

https://www.kommersant.ru/doc/4133344

***

Приложение. Британский парламент проголосовал за проведение досрочных выборов 12 декабря

Досрочные выборы британского парламента состоятся 12 декабря 2019 года. Эту инициативу премьера Бориса Джонсона поддержали 438 депутатов Палаты общин.

Британский парламент принял закон о проведении досрочных парламентских выборов 12 декабря 2019 года. На прошедшем 29 октября голосовании эту инициативу поддержали 438 депутатов, еще двадцать парламентариев высказались против нее. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон надеется с помощью досрочных парламентских выборов добиться одобрения нового договора о выходе Соединенного Королевства из состава Евросоюза, согласованного им ранее с Брюсселем.

На данный момент партия консерваторов, лидером которой является Борис Джонсон, не имеет большинства в британском парламенте. Это стало одной из причин, по которой инициатива Джонсона о проведении новых выборов не получила накануне необходимую для ее принятия поддержку двух третей депутатов парламента. Благодаря новому закону о выборах, проведенному через нижнюю палату британского парламента в ускоренном темпе во вторник, Джонсону удалось, однако, обойти это условие на состоявшемся в тот же день новом голосовании о проведении досрочных парламентских выборов.

Гибкая отсрочка "Брекзита"

Перед голосованием Джонсон заявил, что досрочные выборы парламента являются "единственным способом для страны продвинуться вперед". Незадолго до этого британский премьер вернул во фракцию тори в парламенте 10 из 21 депутата, которых он месяцем ранее исключил из партии за то, что они проголосовали вместе с оппозицией за вынесение на голосование законопроекта, требующего новой отсрочки "Брекзита".

28 октября Евросоюз согласился на гибкую отсрочку "Брекзита" до 31 января 2020 года. Ожидается, что это решение будет оформлено в рамках письменной процедуры. Согласно условиям гибкой отсрочки, Великобритания сможет покинуть ЕС и до 31 января 2020 года, если договор о "Брекзите" удастся ратифицировать быстрее.

Автор: Елена Гункель

https://p.dw.com/p/3SA6X

***

Мнение: Hа что Британия может рассчитывать на торговых переговорах с ЕС?

У Джонсона есть два варианта: либо он заключит быструю торговую сделку с ЕС, либо он заключит торговую сделку, которая позволит Великобритании частично компенсировать последствия Брексита. Однако Джонсон просто не может получить одновременно и то, и другое.

Соглашение, которое Джонсон заключил с ЕС, предусматривает упорядоченный выход из состава ЕС, после чего наступит переходный период, в течение которого стороны смогут обсудить важнейшие торговые вопросы. Торговое соглашение должно будет урегулировать все отношения между Великобританией и ЕС, включая торговлю товарами и услугами, а также сферу безопасности. Британское правительство должно до 1 июля 2020 года запросить продление процедуры на один или два года.

Именно этот второй этап переговоров между ЕС и Великобританией определит масштаб реальных расходов, с которыми столкнётся Британия после Брексита, и возможность заключения новых торговых соглашений с США и другими странами. Джонсон говорит, что переговоры окажутся краткосрочными и выгодными для Великобритании. На самом деле, всё это кажется маловероятным.

Премьер-министр говорит, что он хочет получить соглашение о свободной торговле с ЕС, которое часто называют «Канада плюс плюс». Данное соглашение представляет собой нечто похожее на соглашение о свободной торговле между Канадой и ЕС, но также предусматривает дополнительные положения по сфере услуг и безопасности. На согласование соглашения с Канадой ушло семь лет. Джонсон утверждает, что заключить соглашение с ЕС будет сравнительно просто, поскольку обе стороны придерживаются согласованной позиции.

Однако большинство торговых сделок подразумевают укрепление интеграции, а не разъединения. Кроме того, у Лондона будет всего несколько месяцев между началом серьёзных торговых переговоров с ЕС и июльским дедлайном, до наступления которого Великобритания должна запросить продление переходного периода. Это означает, что в руках ЕС окажутся практически все необходимые рычаги влияния.

Что касается заявления Джонсона о том, что переговоры с ЕС окажутся выгодными для страны, то хотелось бы спросить, выгодными, по сравнению с чем? Простое соглашение о свободной торговле не предусматривает участия Великобритании в едином рынке и таможенном союзе ЕС, и не может гарантировать равных условий в сфере конкуренции, налогообложения, социальной защиты и защиты окружающей среды.

Подобное торговое соглашение серьёзно ограничит доступ Великобритании на рынок ЕС. Согласно исследованию, которое провёл аналитический центр «Меняющаяся Европа», соглашение, предложенное Джонсоном, окажется менее выгодным, чем соглашение по Брекситу бывшего премьер-министра Великобритании Терезы Мэй.

Лучшее, на что может надеяться Британия, — это отмена пошлин и квот на товары. Но, как отмечает Сэм Лоу из лондонского Центра европейских реформ в документе, опубликованном на этой неделе, даже возможная отмена пошлин и квот будет зависеть от того, насколько это соответствует требованиям, существующим на европейском рынке. Не стоит также забывать про таможенные декларации, проверки, пошлины, налоги на добавленную стоимость и ультрастрогий контроль в ЕС за качеством продуктов питания и продуктов животного происхождения, который также подразумевает обширные проверки.

Более длительный переходный период позволил бы британским компаниям адаптироваться к новым условиям. Некоторые компании хотели бы организовать производство внутри ЕС. Переезд выглядит особенно привлекательным для компаний, работающих в сфере услуг, которые могут столкнуться с определёнными сложностями в рамках новых правил торговли.

Итак, у Джонсона есть два варианта: либо он заключит быструю торговую сделку с ЕС, либо он заключит торговую сделку, которая позволит Великобритании частично компенсировать последствия Брексита. Однако Джонсон просто не может получить одновременно и то, и другое.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2772842.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Аничкин, Елена Гункель, Максим Исаев

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.11.2019. Просмотров: 67

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta