В Великобритании начал работу Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Наталья Галибаренко

Содержание
[-]

Посол Украины в Британии Наталья Галибаренко: «Если бы фото с реверансом перед Королевой попало в Интернет, оно бы вообще всех «порвало» 

В начале марта Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Великобритании Наталья Галибаренко вручила верительные грамоты Королеве Елизавете II. И сразу же после официальной церемонии, как только были опубликованы фото из Букингемского дворца, наш дипломат оказалась в эпицентре внимания.

Несмотря на то, что протокол госпожа Посол не нарушила, пользователи соцсетей взорвались в адрес ее наряд резкой критикой: кому-то пришлась не по вкусу длина платья, кому-то — форма шляпки, кому-то — яркий цвет одежды, кому-то — цена и бренд. Российские СМИ вообще сразу бросились тиражировать тезис, что Галибаренко шокировала Королеву. О правилах дресс-кода, которые должны тщательно выполняться во время таких встреч, многочисленные «эксперты» и «знатоки» этикета намеренно не напоминали.

Сама Посол достойно и с юмором отнеслась к такому ажиотажу вокруг своей персоны. Галибаренко призналась, что коллеги предупреждали ее о возможном чрезмерном внимании. «Боюсь, что если бы в Интернет попало еще фото с реверансом, оно бы вообще всех «порвало», — шутит дипломат в разговоре с «Главкомом».

Как отмечает Галибаренко, за обсуждением «сочных» подробностей, интерес к которым искусственно взвинчивается российскими СМИ, и на которые клюнула «фейсбучная» публика в Украине, мало кто заметил главное: Королева интересуется ситуацией в Украине. Особенно это важно в условиях внутренних вызовов, стоящих перед Великобританией. Речь о подготовке к референдуму о выходе страны из ЕС, который запланирован на июнь.

С госпожой Послом «Главком» встретился в Киеве через несколько дней после вручения верительных грамот Королеве. Именно поэтому беседу начали с особенностей церемонии в Букингемском дворце ...

Наталья Галибаренко находится на дипломатической службе с 2000 года. За это время она участвовала в многочисленных двусторонних и многосторонних переговорах Украины, в частности — в рамках ЕС, Совета Европы и других международных организаций. До назначения послом она среди прочего руководила отделом по вопросам сотрудничества в политической, оборонной и безопасности обласлях Департамента Евросоюза МИД, была заместителем Постоянного представителя Украины при международных организациях в Вене (Австрия). А с марта 2014-го по декабрь 2015 года занимала должность первого заместителя министра иностранных дел.

Издание «Главком»:Госпожа Наталья, ну как Вам в роли теперь самого известного украинского Посла?

Наталья Галибаренко: — Нормально (смеется). Хотя мне такая реакция и такое внимание на мою скромную персону кажутся немного странными. Кажется, что это немного все искусственно накручувалось.

— Кем?

— Как вариант, нашим северным соседом. И не потому, что мы, украинцы, якобы во всем готовы винить россиян. Просто они всегда нас так пытаются тролить.

Тем более, был один такой интересный прецедент ... Когда я только приехала в декабре в Великобританию, то дала первое интервью Украинской службе ВВС. И что меня удивило? Уже на следующий день выдержки из него вышли на российском телевидении. Они не поленились, перевели на русский и быстро выдали в эфир со своими комментариями.

— Расскажите об истории Вашей подготовки к официальной церемонии вручения вверительных грамот Королеве Елизавете II в Букингемском дворце.

— Эта процедура у британцев выписана уже веками, поэтому протокол стараются соблюдать по максимуму. У мужчин и женщин четко прописан дресс-код. Для женщин это деловое платье длиной до колен, закрытые локти и шляпка. Было время, когда обязательным было ношение перчаток, теперь этой нормы не придерживаются. Есть еще правило: чем старше женщина — тем спокойнее цвета, более молодым можно позволять себе более яркие цвета.

Отдельные требования королевского протокола могут казаться странными в Украине, поскольку мы не имеем подобной практики. Например, реверансы. Открывается дверь в зал — один реверанс, заходишь в зал — второй, перед Королевой при рукопожатии — третий. Боюсь, что если бы фото с реверансом попало в Интернет, оно бы вообще всех порвало (смеется). На самом деле, в жизни ты делаешь маленький реверанс. Но на фото он кажется таким, что ты сейчас коленями просто поцелуешь ковер. Меня об этом по-дружески предупреждали коллеги-послы.

— Свое платье для церемонии вы везли из Украины?

— Нет, я купила его в Лондоне в магазине одежды для деловых женщин, со средним ценовым диапазоном. Туфли у меня из Украины и шляпка, кстати, тоже.

У меня, конечно, было желание одеть национальное платье. Мне сказали, что Королева ценит, когда ты приходишь не в европейской одежде, а в национальном. Но проблема заключалась в шляпе, которую не может заменить венчик или лента, являющиеся частью украинского национального костюма.

И все же основной фигурой церемонии является Ее Величество королева Елизавета II. Дольше всех правящий монарх в мире, настоящий живой символ Содружества и объект гордости всех британцев. Это она — звезда на этом фото, не я.

— Сколько по времени длится церемония?

— По-разному. Вообще, принято до 15 минут. У нас получилось дольше, потому что Королева очень хорошо знакома с ситуацией в Украине, и потому интересовалась событиями в нашей стране. Разглашать детали общения с Королевой не принято, поэтому я ограничусь лишь тем, что Ее Величество уделяет большое внимание отношениям с нашим государством и понимает сложность вызовов, стоящих перед нами.

 «44% британского экспорта идет в страны ЕС»

— 23 июня в Великобритании пройдет референдум о членстве в Евросоюзе. Есть ли у Вас данные последних исследований настроений в обществе?

— После того, как Дэвид Кэмерон (премьер-министр Великобритании, — «Главком») вернулся из Брюсселя и заявил, что добился максимального учета британских требований (Кэмерон стоял на приостановке выплат помощи трудовым мигрантам из других стран ЕС в случае невыплаты ими социальных страховок в течение четырех лет; Брюссель согласился с этим требованием с уточнением, что срок невыплат увеличен до семи лет. Также Великобритания получила право по-своему трактовать политические решения ЕС, доведя нежелание быть частью единой европейской политической системы, и достигла самостоятельности для своих финансовых учреждений.

Последнее требование выдвигалось с целью не присоединяться к еврозоне и сохранить фунт стерлингов в качестве национальной валюты — «Главком»), в принципе, сторонников того, чтобы Великобритания осталась в ЕС, стало больше. Но, согласно последним соцопросам, очень много людей еще не определились — где-то около 20%. И все понимают, что вот кто в эти месяцы, оставшиеся до референдума, будет правильно организовывать разъяснительную работу, тот и выиграет. Поскольку именно эти 20% и решат судьбу страны: оставаться в Евросоюзе или нет.

Правительство во главе с Кэмероном работает очень серьезно над тем, чтобы Великобритания осталась в ЕС. Ведется мощная общественная кампания, организуются круглые столы и конференции, активно привлекается общественность. Так, вскоре после возвращения Кэмерона из Брюсселя, на правительственном портале появились два интересных документа с анализом того, что потеряет Великобритания, если выйдет из ЕС. По каждой сфере. Например, речь идет о том, сколько придется перезаключить двусторонних торговых соглашений, или анализируется потеря позиций по экспорту. ЕС является крупнейшим торговым партнером для ВБ, а экономика ВБ более зависимой от ЕС. В частности, 44% британского экспорта идет в страны ЕС, что составляет 13% ВВП.

Сейчас все регулируется правилами ЕС. Если Великобритания выйдет, ей надо будет решать, что делать с законодательством ЕС, которое сегодня регулирует большинство сфер деятельности. Плюс, Великобритания, на самом деле, получает значительную финансовую помощь в рамках программ ЕС, особенно в сфере сельского хозяйства. Кроме того, в случае выхода из ЕС британские фермеры лишатся преимуществ в рамках Общей сельскохозяйственной политики ЕС и будут вынуждены платить тарифы, установленные для стран, не являющихся членами ЕС. И это тогда, когда сегодня более 60% экспорта британской рыбной продукции и 70% овощей идут в ЕС. Многое также можно сказать о преимуществах, которые Великобритания получает от членства в ЕС в сферах юстиции и внутренних дел, в том числе в вопросах борьбы с организованной преступностью и терроризмом.

То есть Великобритания много вкладывает в деятельность Евросоюза, но и много получает. Это здоровый британский прагматизм.

— Вы отметили, что правительство работает над тем, чтобы склонить людей к идее остаться в ЕС. Кто и как работает в противоположном лагере?

— Лейбористская партия, которая в оппозиции, критикует почти все, что делает правительство. В самом парламенте тоже царят разные настроения, многие депутаты из родной Кэмерону консервативной партии выступают за выход из Евросоюза. Они обвиняют Брюссель в излишней бюрократии, зарегулированности, неэффективности миграционной политики и функционирования Шенгена и так далее. Выдвигается аргумент, что Великобритания является самодостаточной, а ее экономика более эффективной, чем та, которая сейчас действует в ЕС.

В самом правительстве Кэмерона есть два министра, которые тоже выступают с аналогичных позиций. В свое время премьер-министр позволил членам своего Кабинета свободно высказываться о перспективах выхода / невыхода Британии из ЕС ... Но они не имеют права привлекать своих подчиненных для продвижения собственной позиции. Условно, ты — министр, ты идешь на ток-шоу и можешь активно агитировать против Евросоюза. Но ты не имеешь права поручить своим подчиненным подготовить исследования или документы, которые бы продвигали эту позицию. Такое же требование действует во время выступления членов Правительства в парламенте. Такова цена демократии.

Но посмотрим, что будет 23 июня. Вспомните, как было с референдумом по независимости Шотландии (который состоялся 18 сентября 2014 года — "Главком«).Тогда большинство соцопросов свидетельствовали в пользу решения о выходе Шотландии из состава Великобритании. Но конечный результат был более чем обнадеживающим. Думаю, британцы со своим рациональным подходом и на этот раз решат так, как им будет выгоднее.

«Я много встречаю людей, которые верят, что это Киев не хочет общаться с Москвой»

— Вообще, в странах ЕС евроскептические настроения подпитывает Российская Федерация. Присутствует ли российская пропаганда, Россия в Британии?

— Очень сильно присутствует. Больше того, чем я думала, когда туда ехала.

— В чем это проявляется?

— Россияне сейчас выбрали очень интересную тактику. Они за это время, конечно, убедились, что ни в офисе премьер-министра Кэмерона, ни в Правительстве в целом, ни в Форин-офисе (министерство иностранных дел и по делам Содружества наций Великобритании, — «Главком») нет людей, на которых они могли бы опереться в оправдании агрессивной политики в отношении Украины. Официальная государственная линия Великобритании определена и она очень четкая: осуждение и непризнание при любых условиях аннексии Крыма, осуждение агрессии на Востоке, похищения и незаконного содержания граждан Украины (Надежды Савченко, Олега Сенцова и других), санкции против РФ, полное выполнение Минских договоренностей и поддержка Украины. Здесь, как говорится, России нечего ловить.

Поэтому продвигаются альтернативные подходы: 2016-й объявлен годом российской культуры в Великобритании. Под это планируется организовать дни российского кино, концерты российских звезд — первой, кажется, приезжает Валерия, очередной бизнес-форум для поддержки малого и среднего бизнеса. То есть через культурные мероприятия, бизнес-связи продвигаются известные тезисы российской пропаганды о необходимости диалога с РФ по всем вопросам международной жизни, о «пустых обещаниях» Украине со стороны ЕС, которые якобы «спровоцировали естественную реакцию РФ», о радикалах, руководящих в Киеве, и подобные нелепые идеи.

— Это работает?

— Британцы, пережившие проблемы с Северной Ирландией, воспринимают аргументы о необходимости диалога. Я много встречаю людей, которые действительно верят, что это Киев не хочет общаться с Москвой. Им трудно поверить, что с момента аннексии Крыма российская сторона сознательно игнорировала все наши обращения и ноты протеста: ни по гумконвою, ни по нарушению границы, фактически ни по чем. В ответ была лишь тишина. По Будапештскому меморандуму сколько раз мы пытались собрать консультации! В ответ — та же тишина. Но в Британии последовательно насаждается лозунг: «Мы же за диалог, мы вам нужны».

— Как Украина доносит свое мнение?

— У нас, конечно, нет таких ресурсов, в том числе финансовых, по сравнению с росиянами. Но нам все равно легче, чем им, ведь мы не создаем параллельную реальность. Ты приходишь и рассказываешь правду о событиях на Востоке, о проблемах в экономике, о трудностях в процессе реформ ... Я встречаюсь со студентами, экспертами, интересующихся Украиной, обществом, людьми, которые работают в Сити (деловой район в Лондоне — "Главком«),с депутатами в парламенте. Стараемся оперативно реагировать на тенденциозные публикации в СМИ, предотвращать действия, которые в той или иной степени могут легализовать аннексию РФ Крыму, активно используем соцсети.

Из того, чем можно похвастаться. Помните историю, когда Оксфордское издательство (Oxford University Press, — «Главком») издало справочник, где Крым был обозначен как территория России? Мы с ними реально бились четыре месяца. И все-таки они сняли с продажи все справочники с неверной информацией. Появилось также объявление, что всем, кто купил справочники ранее, его поменяют бесплатно на исправленный экземпляр. Это лишь один случай, но это важно. Потому что если серьезное издательство идет на убытки, чтобы исправить одну ошибку, это значит, что с системой можно бороться.

«Отсутствие посла полтора года ощущалась очень сильно»

— Если говорить о внутренней кухне посольства. Когда вы прибыли в Лондон, что Вас неприятно поразило?

— В принципе, отсутствие посла полтора года ощущалась очень сильно. Коллектив профессиональный, опытный, но вот мотивации не хватало. А ты приезжаешь из Украины с естественным желанием, чтобы все, как говорится, просыпались и засыпали с мыслями об Украине. К тому же Посольство было де-факто ограничено в контактах и участии во многих мероприятиях из-за требования представительского уровня Посла.

— Поскольку Вы до этого работали в МИД, можете объяснить, почему столько времени держали без посла такую ​​важную страну?

— Здесь есть, в принципе, вполне логичное объяснение. После того, как уехал мой предшественник (Владимир Хандогий был Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии с 30 июля 2010 года по 16 мая 2014 года — «Главком»), был период, когда Александр Турчинов выполнял обязанности президента. В этот период в преддверии президентских выборов послы не назначались, а только освобождались. Затем были президентские выборы, инаугурация. А дальше, естественно, определялись с кандидатурой, проводили собеседования ...

— Вы на какое-нибудь собеседование ходили?

— Да. Но уже на этапе, когда министр предложил мою кандидатуру.

— Кто проводил собеседование?

У меня была встреча с Валерием Чалым, который сейчас работает послом в США, а затем был заместителем Главы Администрации Президента. Была у меня и встреча с Президентом, очень предметный, с постановкой конкретных задач.

— С Хандогием перед вашей поездкой в Лондон Вы встречались?

— Нет, не встречались. Сразу отмечу: я не имею привычки поливать грязью своих предшественников и надеюсь, не испорчусь настолько, чтобы поливать грязью своих преемников. Каждый человек на своем месте действовал в определенных конкретных условиях. Каждая ситуация специфическая. У нас в Лондоне, вообще, изначально были очень профессиональные послы. И я очень благодарна Сергею Комиссаренко, 1-м Чрезвычайному и Полномочному Послу Украины в Великобритании, он купил дом, в котором сейчас расположено Посольство. Аренда дома в центре Лондона была бы для нас сейчас неподъемной.

Я помню, когда мы начинали с новой командой, с Андреем Дещицей в МИД сразу после победы Майдана. Там тоже была еще та ситуация. Я пришла — у меня был пустой кабинет, ни людей, ни компьютера, ничего. Но со временем все утряслось. Да, было тяжело, да, мы где-то набивали себе шишки, но в целом я могу сказать, что, несмотря на российские деньги, на российскую пропаганду, мы вместе сделали важное дело — мы смогли создать международную коалицию в поддержку Украины. Это то, чего не было в случае с Грузией. Грузия осталась одна. Украинские дипломаты не дают «забыть» «украинский вопрос», действуют санкции, и мы бьемся за то, чтобы они были продолжены. Пока есть такое давление, Россия будет понимать, что ей не дадут единолично решить дела с Украиной.

— Каким сегодня является штат посольства?

— У нас 26 человек — это вместе и с техническими работниками. Если считать с семьями — это где-то около 50.

— За то время, пока Вы находитесь в Лондоне, кого-то уже отправили домой, взяли новых?

— Большая ротация была в прошлом году. И в этом году летом будет плановая ротация — нашего техперсонала, который три года пробыл, и дипломатов, они четыре года провели. Таково требование закона.

Мы стараемся делать так, чтобы люди уезжали летом. Так проще решать, в том числе, и бытовые вопросы, такие как обучение детей в школах. Плюс объективно интенсивность работы летом ниже по сравнению с другими временами года.

— Расскажите, зачем Вы, приехав в Лондон, едва ли не первым своим решением сняли со стен в посольстве портреты предыдущих послов.

— Да, я сняла, но почему-то никто не говорит о том, что я повесила взамен.

— И что же?

— Вместо послов я повесила на стену фотографии, которые символизируют Украину: это подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, Евро-2012, события революции Достоинства, установление украинского флага над освобожденным городом на Востоке ... Посольство — это не Пантеон, мы не должны никого увековечивать, и меня — в том числе. Я вижу реакцию на эти новые фото людей, которые к нам приходят. Это интересно, это то, на что люди обращают внимание, восхищаются, сопереживают.

— В интервью «Главкому» заместитель министра иностранных дел Вадим Пристайко отметил, что два года назад Кабмин принял решение, согласно которому можно иметь только по одному автомобилю на каждое дипломатическое посольство за рубежом. Позже были достигнуты договоренности, что самым большим посольствам можно будет иметь еще одну машину и автобус. Как у Вас дела с материальным обеспечением?

— В целом, как у всех. Есть определенные финансовые проблемы. Понимаете, специфика дипслужбы в том, что финансирование выделяется в гривнах, а 80% расходов осуществляется в валюте. То есть любые колебания валютного курса и ослабление гривны автоматически уменьшают наши финансовые возможности. Но часто большой проблемой является не отсутствие денег, а действующее законодательство, которое не позволяет осуществлять те или иные расходы.

Пример. У меня очень маленькое помещение для консульского приема. Там буквально 18 квадратных метров. Это первый этаж, и при британском умеренном климате весной и летом там невероятная духота! Вы представьте человека, который условно пришел оформить справку о рождении. И он пока в этой духоте выстоит, пока подойдет к консульскому окошку, поверьте, неважно — ему помогут или нет, он уже будет раздражен. Есть идея поставить там кондиционер, но мы не можем его приобрести, потому что это капитальные расходы, а капитальные расходы пока запрещены.

— Сколько автомобилей в украинском посольстве в Великобритании?

— У нас пять автомобилей. Из них два автобуса: один маленький, один большой. Большой мы используем для поездок в Украину, перевозки вещей сотрудников, плюс доставки строительных материалов. На маленьком мы, как правило, работаем с делегациями, ведь заехать, например, в Сити на большом автобусе невозможно из-за отсутствия мест для парковки.

«Нам бы, конечно, поддержка меценатов не помешала бы»

— Каково сейчас количество украинцев, проживающих в Великобритании ? И увеличилась ли она в результате аннексии Крыма и войны на Востоке?

— У нас сейчас, действительно, количество украинцев увеличилось. У нас даже по факту за прошлый год вдвое увеличилось количество совершенных консульских действий.

Но что меня радует — увеличилось количество украинцев-студентов. В Сити очень много работает украинцев. Наши соотечественники работают на руководящих должностях, в консалтинге, в юридических фирмах, в сфере финансов, в ЕБРР присутствует сильное украинское крыло. При этом, это молодые ребята. Совсем другое поколение действительно прогрессивных людей.

— Некоторое время назад олигарх Дмитрий Фирташ организовывал «Дни Украины в Великобритании». Сейчас он этим не занимается?

— Насколько я знаю, в прошлом году не было такого мероприятия, и о планах на этот год я тоже не слышала.

Но подобные мероприятия важны и их следует проводить, чтобы популяризировать Украину. Не секрет, что в свете последних событий положительных историй об Украине откровенно не хватает, ситуация в нашей стране очень часто воспринимается в рамках штампов и стереотипов о постсоветском государстве с коррупцией и ущербной экономикой. Отечественные компании все еще ​​довольно скромно представлены в Британии, объемы британских инвестиций в Украину за последние годы сократились. Британский бизнес осторожен, а деньги, как известно, любят тишину.

— В посольство за советом, информацией потенциальные инвесторы, кстати, обращаются?

— Да, обращаются. И мы помогаем, чем можем. Много обращений по поиску потенциальных партнеров поступает из Украины через Совет экспортеров при МИД. Но ничто не заменит непосредственное знакомство и контакты предпринимателей. Поэтому есть идея организовать в Лондоне инвестиционный форум высокого уровня, аналогичный тем, которые уже состоялись в США, Германии, а в ближайшее время состоится во Франции. Реальная необходимость донесения объективной информации о ситуации в Украине, развенчания мифов о том, что Украина — коррумпированная страна, где руководят олигархи, с закрытой и недружественной к бизнесу политикой. И важно, чтобы к этой работе над имиджем Украины привлекался общественный сектор, ведь доверие к нему сейчас очень высоко. Я за то, чтобы все приобщались к созданию нового имиджа страны, чтобы были различные культурные мероприятия, медийные, художественные ...

— Кто-то из наших состоятельных людей инициирует сейчас такие меры в Британии?

— Пока нет, к сожалению. Не знаю, с чем это связано. Возможно, у них сейчас другие приоритеты.

Но очень активна Украинская община Великобритании. С начала войны на востоке наши соотечественники здесь активно помогают бойцам АТО, приобщаются к адресной помощи раненым и семьям погибших. Украинская община Британии одной из первых присоединилась к публичной кампании за освобождение Надежды Савченко, развернув пикеты в центре Лондона и у российского посольства. Иными словами, все понемногу работают ради общего дела.

Нам бы, конечно, поддержка меценатов не помешала бы. У общины есть идея организовать летом парад вышиванок. Но не хочется ограничиваться только традиционным шествием в вышиванках. Хотелось бы провести настоящий модельный показ вышиванок, чтобы показать, какой современной может быть одежда с этническими мотивами. Будем искать варианты для реализации этой идеи.

— А сколько у посольства денег, которые можно использовать на реализацию таких вот проектов?

— Совсем мало. Потому что в целом в МИД выделено 7 миллионов гривен на поддержку положительного имиджа Украины — это не Британии, это вообще. Поэтому выкручиваемся из собственных возможностей, кооперируемся с нашими партнерами. Например, вместе с Посольством США договорились провести на базе их помещения в апреле показ фильма «Зима в огне» и панельную дискуссию с авторами. Уверена, эта мера вызовет значительный интерес.

— Наибольшую поддержку Вы чувствуете от коллег-дипломатов из каких стран?

— Традиционно, это Балтийские страны, Скандинавские страны, Польша. Это наш пул, на который мы опираемся. Также у меня сложились хорошие контакты с послами стран СНГ, кроме российского, конечно. Они сразу выразили готовность помочь дружеским советом, наладить контакты и связи.

— С российским послом не пересекались?

— Пока нет. Видели друг друга, но лично не общались.

— С какими проблемами более личного характера Вы столкнулись после того, как переехали в Лондон?

— Достаточно неожиданно, но самой большой проблемой стало открытие зарплатного счета в банке. В нескольких из них откровенно заявили, что не хотят иметь дело с дипломатами, потому что они якобы публичные люди, а если случится какой-то конфликт, судиться с ними нельзя из-за дипломатического иммунитета. Провести Интернет было проблемно, пришлось ждать почти четыре недели. Устроить ребенка в школу не просто: в середине года нет свободных мест. Как говорят, хорошо там, где нас нет. Но это тот выбор, который мы с семьей сделали на определенном этапе. Я очень благодарна мужу, который сказал, что не хочет, чтобы его сын рос без него, оставил бизнес и поехал с нами.

— Чем Ваш муж там занимается?

— Он пока муж украинского дипломата (смеется). Знаете, среди жен послов принято проводить некие чаепития, во время которых в неформальной обстановке обсуждаются различные темы, и я как-то полусерьезно предложила мужу организовать что-то подобное. Ответ мне понравился: будем пить чай во время просмотра Лиги чемпионов.

 


Об авторе
[-]

Автор: Николай Пидвезяный, Екатерина Пешко

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.03.2016. Просмотров: 317

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta