В Украине вместо поощрения собственного производства государство лишь наблюдает за его упадком

Содержание
[-]

Где украинский интерес?

Внешнеторговая политика всегда играла важную роль в развитии или упадке, состоятельности или, наоборот, бедности любой страны. Особенно это касалось стран с высокой долей ввезенных товаров в потреблении или вывезенных - в собственном производстве, пишет Український тиждень.

Именно через активную внешнюю торговлю стремительно развивались и приобретали свои богатства самые зажиточные страны Европы, а затем и мира. Она также стимулировала и колониальное деление, а потом и попытки передела мира. И принципиально за последние столетия ничего не изменилось: место определенной страны в международном разделении труда и дальше определяет позицию в мире и уровень благосостояния ее граждан.

Поэтому и в ХХ, и в XXI веках борьба за получение или удержание привлекательного места во взаимосвязанной мировой экономике оставалась среди приоритетов тех государств, которые удерживают или укрепляют свои экономические позиции. И наоборот, те, которые не уделяют соответствующей проблеме должного внимания или просто ее игнорируют, стремительно теряют. Они превращаются в доноров, поставляющих простейшие составляющие для производства (сырье, энергию, рабочие руки, менее рентабельные простые товары) другим. И Украина последовательно вытесняется именно в эту последнюю группу - доноров для других.

Прибыли для других

В прошлом году на импортные товары украинцы потратили почти 1,5 трлн грн. И львиную долю ввезенных составляли готовые промышленные товары. Более того, данные Госкомстата свидетельствуют о тенденции к увеличению удельного веса импорта в потреблении из года в год. Если еще в 2005 году импортные непродовольственные товары составляли 42,4% всех проданных в Украине, то в 2020-м их доля уже превысила 67%. К тому же если большинство стран мира импортирует или то, что не может изготовить или добыть самостоятельно (критический импорт), или то, что производить самим значительно дороже, чем традиционным поставщикам, то в Украине значительную долю ввозимых готовых товаров составляют те, которые вполне можно было бы производить в стране. 

Например, импорт готовых пищевых продуктов не только уже сейчас значительно превышает их экспорт (в 2020 году - $1,85 млрд против $1,29 млрд соответственно). В последнее время он еще и довольно быстро растет на фоне уменьшения объемов вывоза соответствующей продукции украинского производства. И наращивание производства сельскохозяйственного сырья для других стран также происходит за счет почти исключительно импортных семян, удобрений, средств защиты растений, техники и, конечно, топлива для работы. Например, только импорт средств защиты растений и удобрений для агросектора обошелся в $1,73 млрд в 2020 году, еще на $1,1 млрд было импортировано сельскохозяйственной техники. Для сравнения - производство средств защиты растений в стране в 2020 году составил эквивалент лишь $57 млн, а техники для сельского и лесного хозяйства - $318 млн. Всего объемы ввоза из других стран разнообразной продукции машиностроения ($18,2 млрд в кризисном 2020-м) втрое превышают все объемы производства в имеющемся украинском машиностроении (172,9 млрд грн или $6,4 млрд0 в 2020 году). 

Динамика внешней торговли по отдельным отраслям за последние 20 лет отчетливо демонстрирует, что масштабный наплыв импорта подавлял внутреннее производство (см. «Рынок для других»). Или уничтожал уже имеющееся, или по крайней мере исключал любые возможности для создания новых производств нужных украинцам товаров. Например, только фиксированные таможней объемы (ведь настоящую стоимость часто занижают) ввоза продукции легкой промышленности с 2000 до 2020 года выросли более чем в 4,5 раза - с $0,59 млрд до $2,7 млрд, а ее производство в Украине увеличилось за это время лишь с $057 млрд в 2001 году до $0,88 млрд в 2020 году. И та производится в основном по давальческим схемам для европейских компаний. Еще хуже ситуация с разнообразной химической продукцией, где импорт с $0,9 млрд в 2000 году вырос до $7,3 млрд в 2020 году. В то же время вся продукция украинского химпрома в 2020 году была более чем вдвое меньше ($3,4 млрд), а ее экспорт с 2000-го вырос всего с $1,5 млрд до $1,9 млрд. 

Не лучше тенденции с металлопродукцией. Импорт в Украину готовых изделий из черных металлов в прошлом году почти сравнялся по объему с их экспортом ($874 млн и $879 млн соответственно), хотя еще 20 лет назад (в 2000-м) более чем в пять раз ему уступал ($125,3 млн и $653 млн). В то же время из Украины для оплаты импорта готовых промышленных товаров с каждым годом поставляли за границу все больше сырья и рабочих рук. До недавнего времени мы были экспортерами промышленной продукции с невысокой добавленной стоимостью, например металлических полуфабрикатов, сырого масла или электропроводки. Но углубление тренда, которое наметилось в последнее время, грозит превратить Украину уже в экспортера прежде всего зерна, руды, семян масличных и лесоматериалов с минимальным уровнем отделки. 

К примеру, при возрастании продаж за границу зерна и масла по итогам 2020 года экспорт украинских молокопродуктов уменьшился на 23%, говядины - на 28,9%, сахара - на 30%, муки - на 36,6%, продукции плодоовощной промышленности - на 18,8%. Наш горно-металлургический комплекс все больше эволюционирует из производителя металлопродукции в поставщика сырья для металлургии других государств. Только по итогам 2020 года на фоне значительного роста экспорта железорудного сырья на 24,7%, продажа готового проката черных металлов из страны снизилась на 20,7%, трубной продукции - на 23,6%. Между тем за последние 20 лет выручка от экспорта металлических руд выросла почти в 10 раз - с $465 млн до $4423 млн. Теряются десятки, если не сотни тысяч потенциальных рабочих мест в металлургии и металлообработке, а взамен завозятся из других стран не только более или менее сложные металлоконструкции, но и обычные винты, гайки, цепи, проволока, тросы, канаты, решетки, сетки, гаечные ключи, пилы, лопаты, грабли, топоры, столовые и кухонные изделия, сантехническое оборудование. В то же время в промышленных городах Юго-Востока обостряется проблема безработицы. 

Такие изменения в структуре и динамике внешней торговли, с одной стороны, хорошо объясняют, а с другой - делают невозможным динамическое экономический рост в стране. Украинцы все чаще вынуждены искать работу в Европе, а наше сырье обеспечивает стремительно растущие потребности в нем в странах Азии. Откуда затем поступает все больше товаров, которые покупают украинцы. Поэтому наша экономика постоянно сжимается. Например, валовой внутренний продукт (ВВП) Украины в 1999 году составил всего 44,7% от уровня 1991 года, после частичного восстановления в 2008-м до 81,4% от стартового уровня, после завершения очередного цикла восстановительных ростов и спадов в 2020-м находился уже на уровне лишь в 66% от 1991 года и 78% - от 2008 года.

Старые ошибки 

И это нисходящая спираль в экономике, когда после каждого следующего цикла роста и спада за последние 30 лет наша экономика оказывалась каждый раз в худшем состоянии, а большинство граждан становились беднее, чем были до его начала, - не случайность или совпадение. Это прямое следствие того, что вместо поощрения и защиты собственного производства в высокодоходных и высоко динамичных секторах государство на протяжении десятилетий оставалось пассивным в отстаивании своих экономических интересов. Оно созерцало, как украинский рынок все больше наполняли товары, произведенные в других странах. А о его активных усилиях по стимулированию производства и продвижению экспорта украинских готовых товаров на внешние рынки оставалось только мечтать.

Уязвимость украинской экономики резко возросла после вступления во Всемирную торговую организацию в 2008 году. Еще до вступления в организацию в Украине было резко снижены ставки таможенных пошлин на самые разнообразные товары (см. «Игра на понижение»). Однако во время вступления в ВТО они легли в основу наших обязательств по так называемым связанным ставкам - согласованного при поступлении размера пошлин, которые страны - члены организации в дальнейшем не могут превышать. В результате, как свидетельствует сравнение с другими странами мира, в Украине «связанные ставки» были зафиксированы на уровнях, сопоставимых с наиболее развитыми и богатыми странами мира (ЕС, США, Япония, Канада), производители которых имели несравненно большие конкурентные преимущества, чем украинские. В то же время они оказались в разы ниже по сравнению с развивающимися странами, в том числе и азиатскими, которые сегодня буквально заваливают украинский рынок своей готовой промышленной продукцией. Так в двусторонней торговле мы изначально оказались в неравных условиях. 

В оптимистичных прогнозах относительно результатов вступления Украины в ВТО отмечалось, что это приведет к росту реальных доходов граждан и увеличение «ВВП не менее чем на 2% в среднесрочной перспективе». Более того, подготовленный в 2008 году Институтом экономических исследований и политических консультаций обзор «Членство Украины в ВТО: обзор обязательств и комментарии к ним» делал прогноз, что вызванные вступлением в ВТО изменения структуры национального производства приведут к «перераспределению рабочей силы из секторов, позиции которых ухудшатся, в частности вследствие усиления международной конкуренции, в пользу отраслей, которые выигрывают вследствие появления новых возможностей для развития». Наконец, эти изменения в структуре экономики и внешней торговли за время, чтос тех пор прошло, действительно произошли. Однако не в лучшую, а в худшую сторону. 

И несмотря на стереотипы, якобы украинская экономика страдает от переориентации на торговлю с ЕС или Западом, наибольший ущерб после вступления в ВТО закономерно наносила торговля именно со странами Восточной Азии. Она оказалась самой диспропорционной по товарной структуре и фактически превращает Украину в сырьевую колонию. Украинские чиновники в последнее время публично поют дифирамбы Китаю и надеются на выгоды от дальнейшей активизации экономического сотрудничества. В то же время полностью игнорируется то, как растет это сотрудничество. Поэтому скрывается, что ее дальнейшее наращивание составляет для Украины преимущественно угрозы. Совокупный дефицит торговли Украины только с Китаем за 2009-2020 годы превысил $42,7 млрд. Аналогичная ситуация, хотя и в несколько меньших масштабах, сложилась и с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона (Южной Кореей, Тайванем, Вьетнамом, Филиппинами, Таиландом). В последнее время ситуация действительно начала частичного меняться: объемы украинского экспорта туда росли быстрее, а дефицит торговли уменьшался. Однако увлечение стремительным ростом валовых объемов экспорта украинской продукции на азиатские рынки сопровождается игнорированием того факта, что оно происходит вывозом все больших объемов сырья и снижение доли готовой промышленной продукции. Зато в обмен мы, как и раньше, получаем именно готовую продукцию. 

Средняя ставка пошлины на товары, которые были импортированы в 2020 году из стран Восточной и Юго-Восточной Азии, как свидетельствуют данные Государственной таможенной службы, составила менее 3,7%. То есть была вполне символической и явно не способной создать стимулы для производства соответствующей продукции в Украине (см. «Полные прилавки»). С таким уровнем таможенной защиты или ее отсутствии доступность украинского рынка для азиатских производителей мало чем отличается от его доступности для стран, с которыми мы имеем соглашения о свободной торговле (в том числе с ЕС). В то же время абсолютное большинство азиатских стран до сих пор проводит политику ограничения доступа готовых товаров на свои внутренние рынки, чтобы поддержать и защитить собственных производителей. Почти все они стремятся формировать внешнеторговые связи, исходя из собственных интересов: импорт дефицитного сырья и оборудования, которое они не способны пока самостоятельно производить, и экспорт готовой промышленной или сельскохозяйственной продукции с более высокой добавленной стоимостью. 

Зато в Украине в условиях незащищенности внутреннего рынка от наплыва готовой промышленной продукции из азиатских стран отсутствуют какие-либо условия для развития новых производств вместо старых промышленных отраслей, пришедших в упадок. Ведь производство в Азии налажено и имеет очевидные преимущества из-за «эффекта масштаба» и различных форм стимулирования государствами экспорта. В то же время структура нашей торговли с ЕС и прежде всего ее динамика значительно более благоприятны для развития экономики Украины и ее перспектив в будущем. Уже сейчас в поставках на европейский рынок доля продукции украинской обрабатывающей промышленности значительно больше доли сырьевых товаров, к тому же она довольно быстро растет. Из $2,16 млрд объема экспорта украинской продукции в 2013 году машиностроение составило $3,03 млрд в 2020 году, а его доля во всем украинском экспорте в ЕС выросла за это время с 10,6% до 16,2%. И по итогам карантинного 2020 года экспорт продукции машиностроения в Евросоюз просел лишь на 1% по сравнению с 2019 годом, зато поставки всех наших товаров туда уменьшились более чем на 10%. В то же время объем поставок сырьевых товаров в наших поставках в ЕС наоборот уменьшается, в том числе и благодаря квотам, которые ограничивают преимущественно такую продукцию. Наконец, Украина может быть значительно интереснее как производственная площадка именно для европейских индустриальных компаний, чем для китайских гигантов, которые обычно ищут только рынки сбыта для своих уже готовых товаров и сырье для их производства. 

Действовать, а не наблюдать 

Ситуацию, в которой сегодня находится Украина, можно определить как подавление ее экономического потенциала, осуществляемого Востоком (Азией), и неиспользованные возможности наращивания экспорта на Западе (прежде всего в Европе). Именно из этого и должна выходить новая государственная политика по внешней торговле. Конечно, нужно принимать во внимание действующие обязательства Украины в рамках Всемирной торговой организации и другие международные соглашения. Однако нельзя забывать, что любые соглашения и участие в определенных организациях имеют смысл для Украины, как и любой другой страны, только пока они полезны для нее или она может в их пределах отстаивать собственные интересы. 

Инструментарий ВТО дает определенные возможности защищать украинский рынок от засилья товаров из других стран - членов организации. Однако проблема в том, что за 13 лет членства в этой организации такой инструментарий Украина использовала крайне пассивно. В то же время подход к торговому сотрудничеству с различными партнерами давно нужно в корне менять и преследовать прежде всего собственный интерес. Нет ничего плохого в том, чтобы быть большим экспортером зерна, масла или железорудного сырья, если мы уже имеем соответствующий потенциал. Но неправильно соглашаться на роль потребителя импортной готовой продукции в обмен только на право вывозить столь необходимое другим сырье. 

Ведь чтобы вырваться из бедности и стагнации, в которых Украина находится на протяжении последних десятилетий, нужны длительные и значительно выше среднемировых показатели ежегодного экономического роста. Но ни агросектор, ни добывающая промышленность по объективным причинам просто не в состоянии их обеспечить. Только динамичный рост производства самых разнообразных готовых промышленных товаров и для внутреннего потребления, и наращивание их экспорта способны обеспечить такой результат. 

Поэтому выход из нынешнего тренда деградации и переход к динамичному росту полностью зависит от того, произойдет ли переосмысление государственных приоритетов в пользу поддержки отраслей с большей глубиной переработкой и удельным весом расходов на оплату труда. Надеяться дальше, что ситуация исправится с помощью «невидимой руки рынка», бесполезно. Этого не будет - доказано эмпирическим путем за последние десятилетия. Разрыв между богатыми и бедными странами углубляется, обеспечивая конкурентные преимущества не тем, кто сделал ставку на открытость и надежды на «невидимую руку рынка», а тем, кто осуществлял целенаправленную политику защиты и развития национальной экономики. Поэтому и место Украины в международном разделении труда будет зависеть от того, будет ли бороться за него Украине активно. Или же согласится на то, какое место ей отведут вследствие действий других игроков. 

Вместо наблюдения за инерционным сценарием превращения Украины в своеобразную ресурсную кладовую преимущественно азиатских государств, нынешняя роль государства должна заключаться в изменении такой тенденции. В центре государственной политики по торговле с другими странами должно быть развитие собственного производства и внутреннего рынка. Важна проактивная экономическая дипломатия. И зависимость возможностей для производителей из других государств продавать в Украине готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью от возможности реализовать значительные объемы готовой украинской продукции на рынках соответствующих стран. Иначе доступ их товаров на украинский рынок должен быть всеми возможными способами затруднен. В пользу Украины играет то, что преимущественно сырьевая структура нынешнего украинского экспорта ориентирована прежде всего на страны, которые являются ее большими чистыми импортерами, сами в ней остро нуждаются и не заинтересованы закрывать свои рынки для наших поставщиков. В то же время многие из них не имеют серьезного присутствия на украинском рынке, который сегодня завален на несоразмерной основе изделиями из небольшой группы стран, рынки которых недоступны для украинских производителей готовых товаров.

С отвоевания доли на внутреннем рынке имеет шанс стартовать история успеха нового украинского производственного малого и среднего бизнеса (см. «Полные прилавки»). Именно после успеха на внутреннем рынке и необходимого наращивания «мускулов» таким бизнесом могла бы идти речь и о выходе таких отечественных компаний на внешние рынки. Ряд стран Азии, которые еще 20-30 лет назад находились в значительно худших условиях, обеспечили себе стремительные темпы наращивания производства за счет привлечения лицензий и технологий для не самых новых образцов продукции. В то же время они обеспечили себе стремительные темпы наращивания производства и занятости и уровня доходов своих граждан, создавая все боле платежеспособный внутренний рынок и обросший «экономическими мускулами» бизнес.

В то же время в отношениях с Евросоюзом должна работать другая логика. Ряд производителей, которые на протяжении последних лет активно наращивают поставки своей готовой продукции на рынок ЕС, показывают, что здесь государственная политика должна заключаться в снятии барьеров и обеспечении необходимыми ресурсами для быстрого масштабирования уже существующих и потенциних точек роста. Значительно более высокая стоимость труда в Европе, ускорение процесса приведения украинского производства с европейскими стандартами и государственная поддержка производителей успешных на рынке ЕС готовых товаров способны обеспечить стремительный рост и экспорта, и производства, и занятости в Украине.


Об авторе
[-]

Автор: Александр Крамар

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.08.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta