В Сингапуре набирает силы оппозиция, а экономика на спаде. Возможно ли новое чудо?

Содержание
[-]

Отработанная модель

Последнее, что нас вроде бы должно интересовать и тем более беспокоить — это появление в Сингапуре новой оппозиционной партии, хотя история забавная. Ключевой персонаж в этой новой партии — брат нынешнего премьер-министра Ли Сянь Луна. Раскол верхушки в лицах.

Но, извините, Сингапур — это ведь если не наше все, то очень серьезный образец для подражания, экономическое и социальное чудо, модель развития. Вплоть до того, что наши не очень грамотные «борцы с коррупцией» призывают всерьез рассмотреть «сингапурский рецепт»: хочешь избавиться от коррупции (если ты национальный лидер) — расстреляй на стадионе уличенных в коррупции друзей. В настоящем Сингапуре ничего подобного, понятное дело, не было как минимум потому, что там нет расстрелов. Хотя коррупция и правда невелика.

Так или иначе, если в Сингапуре начинается нечто невиданное, то очень полезно присмотреться: что с образцовой моделью пошло не так. Или дело не в ней, а в мире в целом?

Итак, был отец — основоположник сингапурского чуда, великий Ли Куан Ю, он стал первым премьер-министром этого небогатого мини-государства в 1959 году, ушел в отставку в 2011-м, оставив развитую, процветающую страну. Умер в 2015-м. Сейчас у власти и во главе бессменно правящей Партии народного действия (ПНД) — его сын Ли Сянь Лун. А второй сын великого Ли, Ли Сянь Ян, поддержал только что созданную Партию прогресса. Брат пошел на брата.

В однопартийном Сингапуре оппозиционные партии всегда были, но без малейшего шанса взять власть. Потому хотя бы, что если ПНД подарила гражданам чудо, то зачем им ее менять. Впрочем, если речь о непрерывном развитии бешеными темпами, то чудо кончилось. В этом году экономика Сингапура показала квартальный спад в 3,4 процента, хотя за год в целом ожидаются российские параметры роста, между 1 и 2 процентами. Хотя не так плох был бы и нулевой рост, то есть поддержание того, что было достигнуто с 1965 года: по уровню жизни страна обогнала бывшую колониальную владычицу, Великобританию, еще в 80-е. В общем-то Сингапуру уже не надо никуда расти, все, что надо достигнуто, — так?

Не так, потому что человеческие общества без движения не могут. И в этом, возможно, тоже урок всей истории Сингапура как независимого государства и как чуда. Здесь надо признаться, что нелегко быть Фукуямой. Нелегко сначала сообщать миру, что предстоит конец истории, а потом честно признавать, что получилось наоборот — история только начинается. Дело в том, что именно автор этих строк был не последним, кто еще в советских СМИ 80-х годов (в газете «Правда») начал систематически открывать для тогдашнего читателя все особенности «сингапурской модели». А также сравнивал ее с прочими азиатскими «чудесами»: тайваньским, малайзийским и несколькими прочими (китайское «чудо» еще только предстояло).

Идея тех публикаций была очевидной — показать, что такое настоящая перестройка и что мы можем сделать, чтобы жить, как сингапурцы и прочие, или хотя бы усвоить некоторые из их уроков. А сейчас именно мне приходится не то чтобы даже признать, а пока только предположить, что у всяких моделей развития есть срок годности. Во-первых, дело в мировой экономике. Азиатские «тигры» использовали ситуацию, когда Китай еще не стал одной из первых двух экономик мира, вдобавок даже их соседи нуждались, например, в региональных деловых центрах типа Сингапура: трудно осваивать рынок Таиланда или Лаоса — начинаешь работать с сингапурцами. И еще тогда не было американо-китайской торговой войны (а именно она виновата в том, что экономика Сингапура в этом году споткнулась).

А во-вторых, есть вопросы к работавшей у всех азиатских «тигров» модели особого политического устройства, подразумевавшей, в частности, однопартийность почти советскую. Никаких игр с двумя похожими партиями, сменяющими друг друга, — все, кто чего-то стоит, работают на одну партию, и она добивается невозможного.

Давайте посмотрим, почему же сейчас в Сингапуре возник как минимум раскол однопартийности. И мы сразу видим, что картину понять очень трудно, потому что ничего внятного новоявленная Партия прогресса не говорит. Ну, кроме того, что «ПНД утратила свой прежний дух». Это примета создающегося нового мира, когда из ниоткуда, из провала старых сыгранных партийных дуэтов (консерваторы — социал-демократы) возникают новые партии. У них даже нет внятных слов или идей, иной раз избирателю непонятно лицо этих партий — важно лишь, что в них совсем новые люди. И эти выскочки побеждают: Франция, Великобритания, да хоть Украина. Суть происходящего можно будет понять лет через десять. Пока видно только, что и во многих азиатских странах, с их вполне реальными чудесами, творится нечто похожее, причем на грани драки, если не войны — Таиланд, Малайзия…

В общем, во всех смыслах старая модель показывает, что свое отработала. Она была хороша, неожиданна, даже гениальна для своего времени и места, но вечных чудес не бывает. Какие-то перемены будут. Спешить с выводами насчет этих перемен не стоит, достаточно хотя бы сказать, что началась новая и непонятная глава в мировой истории. Но некоторые наблюдения накопились. В частности, такое: на ранней стадии «чуда», ко всеобщему удивлению, у сингапурцев получалось форсированное улучшение общества и человека, потому что людям этого хотелось. Но…

Вообще, никакой «жесткий режим» (а в этом Сингапур обвиняли сколько угодно) не просуществует без поддержки ключевой части населения, которая эту жесткость, как временную и особую меру, допускает. В том числе и блокируя оппозицию, которая начинает говорить, что «так нельзя». Но не стоит слишком стараться по этой части: в какой-то момент перестает получаться.

Это, конечно, было чудо — отучить китайцев (а население Сингапура по большей части китайское) сначала плеваться на улицах вопреки традиционным «медицинским» убеждениям людей. Потом бросать окурки и прочий мусор. Дальше начали бороться с курением вообще, с превышением скорости на дорогах. Поддерживалось дикими штрафами, но и увлеченностью людей тоже. Так что чудо создавалось людьми, которым было некуда деваться, — небольшой остров без ресурсов, только с умным населением, буквально каждый из которого готов был начать свое дело, то есть рисковать, нарушать, прорываться. Так же была настроена верхушка ПНД — она делала то, что нельзя. Увы, больше сингапурцы так не хотят…

Если перемены пойдут ожидаемым путем, то Партия прогресса покажет себя на выборах лишь 2021 года — или ПНД изменится изнутри. Не стоит ожидать, что в Сингапуре и вообще в Азии все пойдет, как в Европе. Азиаты уже показали, что способны на невозможное (в уходящую эпоху — на невозможное в хорошем смысле). Могут повторить.

Автор: Дмитрий Косырев

https://www.kommersant.ru/doc/4046195

***

Комментарий: «Цветная революция» может разрушить будущее Гонконга

Китайское правительство никогда не допустит, чтобы экстремистски настроенная оппозиция и Запад втянули Гонконг в антикитайский лагерь. Также Китай не позволит городу погрузиться в долгосрочный хаос или превратиться в западную базу для подрыва политической системы КНР.

В Гонконге началась цветная революция? Мы думаем, что да, однако разворачивающиеся события всё же могут несколько сбить с толку, говорится в редакционной статье китайского издания The Global Times. Беспорядки в Гонконге вышли за рамки первоначальных протестов против поправок к закону об экстрадиции, превратившись в безжалостные нападки на принцип верховенства права. Радикально настроенные демонстранты хотят парализовать жизнь в городе, подорвать авторитет правительства и полиции. Данные демонстрации больше не являются одним из способов выражения гражданских требований в рамках правовых рамок, теперь они представляют собой попытку подорвать принцип верховенства права и изменить структуру власти в городе. Это типичная цветная революция.

С точки зрения уровня организации и планирования, беспорядки непрестанно развивались. В ходе беспорядков политическая оппозиция и протестующие объединились между собой, а западные силы предложили им различные формы помощи и поддержки. Радикалы устраивают демонстрации, группы экстремистской политической оппозиции окормляют политический подтекст уличных акций протеста, в то время как США и Запад морально оправдывают беспорядки, искажая факты и смешивая ложь с правдой, чтобы ввести в заблуждение общественность Гонконга.

Цветные революции, организованные по всему миру, всегда были направлены на смену режима. Но Гонконг — это не страна, а город. Правительство специального административного района Китая (HKSAR) должно согласовывать свои действия с центральным правительством, поэтому просто бессмысленно «свергать» правительство Гонконга.

Первоочередная задача цветной революции в Гонконге заключается в том, чтобы парализовать деятельность местного правительства, полиции и принцип верховенства права, а также подорвать статус Гонконга как международного финансового центра. Тем самым радикально настроенные протестующие стремятся заставить центральное правительство Китая отказаться от управления Гонконгом, ввести всеобщее избирательное право и вернуть город западному миру.

Статус международного финансового центра, международная судоходная индустрия Гонконга и туризм играют жизненно важную роль в экономике города, которая уже сильно пострадала от беспорядков. Если Гонконг утратит статус международного финансового центра, упадок города неизбежен. США и Запад в целом не станут об этом сожалеть, собственно также как азиатские страны и регионы, такие как Япония, Южная Корея, Сингапур и остров Тайвань. Пострадают только Гонконг и материковый Китай. Упадок приведёт к долгосрочным беспорядкам в Гонконге, что увеличит экономическое и политическое бремя Китая. Это то, чего добиваются некоторые американские и западные силы.

Некоторые указывают на то, что отношение к беспорядкам в Гонконге как к цветной революции равносильно игнорированию недовольства жителей Гонконга. Они также утверждают, что обвинения в адрес США и Запада в то, что они осуществляют внешнее вмешательство, направлены на то, чтобы скрыть внутренние проблемы. У каждой цветной революции есть свои причины, такие как низкий уровень жизни ли увеличивающийся разрыв в доходах между бедными и богатыми. Цветная революция — это зло, поскольку она лицемерно предлагает «демократию» в качестве главного рецепта для решения глубоко укоренившихся экономических проблем.

Все страны, пережившие цветные революции в течение последних 20 лет, столкнулись с долгосрочными последствиями потрясений и дальнейшим экономическим спадом. США и Запад способствовали организации цветных революций, но всегда избегали ответственности за те горькие последствия, которые были вызваны этими революциями.

Китайское правительство никогда не допустит, чтобы экстремистски настроенная оппозиция и Запад втянули Гонконг в антикитайский лагерь. Также Китай не позволит городу погрузиться в долгосрочный хаос или превратиться в западную базу для подрыва политической системы КНР. Сейчас идёт борьба между двумя силами, одна из которых хочет подорвать, а другая — защитить статус Гонконга как международного финансового центра.

Статус Гонконга как международного финансового центра важен для самих жителей города и соответствует их интересам, поэтому нынешняя борьба — это также борьба за будущее жителей города. Континентальный Китай — это верный сторонник жителей Гонконга.

Автор: Mаксим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2689343.html

***

Приложение. Мониторинг макроэкономики: Гонконг увеличил потребление на время антиправительственных акций

Статистическое агентство правительства Гонконга (C&SD) опубликовало данные, свидетельствующие о том, что массовые протесты в Специальном административном районе (САР) КНР (фактически — автономном городе-государстве на юге Китая и региональном финансовом центре) все же затронули макропоказатели местной экономики. Темпы роста ВВП Гонконга во втором квартале 2019 года составили только 0,6% год, в 2018 году он почти достигал 5%.

Как отмечает C&SD, наиболее затронуты политическим кризисом, вызванным намерением местной власти в САР расширить перечень причин депортации из Гонконга (город, до 1999 года находившийся под контролем Великобритании, с конца XIX века служит убежищем для китайских политических диссидентов и в том числе в силу этого играет большую роль в политической истории Китая и китайских революций), оказались инвестиции — вложения в основной капитал в Гонконге во втором квартале снижались на 12,1% год к году, в первом — на 7%. Второй момент — сокращение валового экспорта Гонконга: оно составило 5,4% год к году против 3,7% в предыдущем квартале. Впрочем, импорт снизился за то же время на 7% (и на 4,2% в первом квартале) — в итоге чистый экспорт Гонконга, учитываемый в ВВП, скорее поддержал, чем сократил экономический рост (гонконгский доллар остается стабильным). Экспорт услуг вырос на 0,2% (в первом квартале на 0,8%), импорт услуг увеличился на 1,7% (кварталом ранее он падал). Другие компоненты, поддержавшие ВВП Гонконга,— частное и государственное потребление. Частные расходы в САР выросли во втором квартале на 1,2% год к году против 0,4% в первом, госпотребление увеличилось на 4% против 4,5% кварталом ранее.

Правительство Гонконга, комментируя благоприятную (за вычетом инвестиций) статистику при таком масштабе политического кризиса, сам кризис практически не упоминает — причиной замедления роста экспорта услуг, вносящих основной вклад в снижение темпов прироста ВВП, считается торговая война США и КНР. Отметим, спад инвестиций в Гонконге довольно обычное явление (последние, на порядок более масштабные спады пришлись на 2014 и 2016 годы), а замедление роста ВВП не прекратило увеличения ВВП на душу населения. Показатель в 2019 году явно продолжит расти и впервые превысит $50 тыс.

Автор: Дмитрий Бутрин

https://www.kommersant.ru/doc/4048169?from=doc_vrez

 


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Косырев, Mаксим Исаев, Дмитрий Бутрин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.08.2019. Просмотров: 134

Комментарии
[-]
 sophia | 24.08.2019, 03:10 #
I enjoyed over read your blog post. This was actually what i was looking for and i am glad to came here!
webnovel
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta