В России реализуются уникальные проекты по выводу из эксплуатации радиационно опасных объектов

Содержание
[-]

Ядерные реакторы становятся зелеными лужайками             

В Москве прошла VIII Международная выставка и конференция «АтомЭко-2015» – представительный форум, собравший более 600 участников из 16 стран и показавший экспозиции 32 компаний из России и зарубежья.

Активно на «АтомЭко» обсуждали итоги реализации федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (ФЦП ЯРБ), а также ее будущую преемницу – ФЦП ЯРБ-2, рассчитанную на 2016–2030 годы. Одним из приоритетов работы атомной отрасли в ближайшие десятилетия определенно станет продолжение амбициозной программы создания новейших технологий вывода из эксплуатации объектов использования ядерной энергии.

Разработчиком и основным исполнителем ФЦП ЯРБ был Росатом, и с главным докладом на конференции выступил генеральный директор госкорпорации Сергей Кириенко. Он напомнил, что, когда программа запускалась, ключевой вопрос состоял в том, чтобы снять риск масштабных аварий на объектах ядерного наследия. «За 60 с лишним лет функционирования атомной отрасли, реализации военного проекта Советского Союза, когда вопрос стоял о том, будет страна существовать или нет, решение проблемы откладывали до будущих поколений. В некотором смысле до нас с вами», – заметил Сергей Кириенко. Качественное повышение безопасности отрасли было главной целью разработчиков программы. Кроме того, они старались привести объекты наследия в стабильно контролируемое состояние, сформировать законодательную базу в этой сфере и обеспечить механизм гарантированного обеспечения финансирования работ в области ЯРБ.

«НГ» уже писала о том, что итоги выполнения ФЦП оказались весьма успешными (см. номер от 24.09.15). Участники «АтомЭко-2015» раскрыли некоторые предварительные результаты реализации программы. Одно из самых заметных достижений – высокая эффективность потраченных средств. Изначально на выполнение ФЦП было заложено 131,8 млрд руб., в дальнейшем бюджет программы правительство сократило на 8,6 млрд руб., то есть в итоге было выделено 123,2 млрд руб. Однако, несмотря на секвестр, интегральный индекс выполнения ФЦП ЯРБ превысил 108%. Бросается в глаза контраст с другими ФЦП, реализуемыми в России: как заметил первый зампред комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Валерий Язев, некоторые программы выполняются всего на 10–20% и не достигают заявленных целей, а в случае с ФЦП ЯРБ даже при секвестре выделяемых средств удалось перевыполнить поставленные планы.

В рамках ФЦП решены наиболее острые проблемы безопасности атомной отрасли, существовавшие еще несколько лет назад. В частности, проблема почти 100-процентной заполненности хранилищ отработавшего ядерного топлива (ОЯТ): некогда критический уровень удалось снизить почти в два раза, до 46%. Самый крупный открытый водоем-хранилище радиоактивных отходов (РАО) – озеро Карачай – практически законсервирован. Как сообщил заместитель генерального директора «Маяка» Дмитрий Колупаев, полностью озеро будет засыпано к 26 ноября. Причем, по словам Сергея Кириенко, закрытие озера проходит с долгосрочным мониторингом: контролируется не только невозможность выхода РАО на поверхность, но и ситуация под землей. А ведь еще недавно озеро было источником серьезных экологических угроз из-за возможности выноса радиоактивности ветром.

Кстати, консервируют не только Карачай. В рамках ФЦП ЯРБ была завершена консервация водоема Б-2 и завершился первый этап консервации водоема Б-1 на Сибирском химическом комбинате (СХК), расположенном в Северске, рассказал главный специалист по оценке состояния радиационно опасных объектов ИБРАЭ РАН Андрей Самойлов. По его словам, в дальнейшем те типовые решения, которые применялись при консервации этих водоемов, будут тиражированы на остальные подобные объекты – соответствующие работы будут включены в программу ФЦП ЯРБ-2.

Полностью изменена система безопасности на плотине Теченского каскада водоемов (Челябинская область), которой еще недавно угрожала возможность прорыва. Теперь такая возможность исключена, а помимо этого обеспечено прекращение сброса новых отходов в открытую гидросеть. Кроме того, развивается территориальная система радиационного мониторинга и аварийного реагирования.

В рамках ФЦП был реализован абсолютно уникальный проект, не имеющий аналогов в мире, – консервация промышленного уран-графитового реактора (ПУГР) ЭИ-2, который нарабатывал ранее военный плутоний и располагался на СХК. «Мы впервые в мире отработали такую технологию – полностью законсервированный уран-графитовый реактор. Обоснование безопасности – более чем на 1000 лет. Это позволяет нам по той же технологии перейти к такой же консервации 12 оставшихся реакторов», – отметил Сергей Кириенко. Сложность заключалась в том, что при проектировании и строительстве в советские годы ПУГРа не предусматривались технические решения по выводу из эксплуатации. Победа любой ценой…

Первопроходцем в данной области оказался созданный Росатомом «Опытно-демонстрационный центр вывода из эксплуатации уран-графитовых ядерных реакторов» (ОДЦ УГР). Предприятие было создано в 2010 году на базе СХК как раз с целью разработки унифицированных технологий по выводу из эксплуатации объектов использования атомной энергии. До этого никто подобными проектами не занимался – научные исследования, подготовку нормативной базы и практические работы пришлось проводить с нуля. Технологии разрабатывались при тесном сотрудничестве с ведущими научными институтами РАН, а общая стоимость проекта составила 2,3 млрд руб.

О консервации ЭИ-2 на «АтомЭко-2015» рассказал генеральный директор ОДЦ УГР Андрей Изместьев. Реактор был остановлен еще в 1990 году и в течение трех лет приводился в ядерно безопасное состояние. Концепция и программа вывода реактора из эксплуатации были разработаны в 2011 году. Еще два года проводились комплексное инженерно-радиационное обследование (КИРО) объекта и необходимые НИОКР. КИРО дало заключение о ядерной безопасности графитовой кладки, а НИОКР позволили подобрать барьерный материал на основе природных глин и разработать технологию заполнения им пространства внутри и вблизи опасного объекта.

Нормативно-правовое обеспечение проекта складывалось параллельно в течение нескольких лет. Собственно концепция вывода из эксплуатации ПУГР была подготовлена в Росатоме в 2009 году. Федеральный закон об обращении с радиоактивными отходами был принят два года спустя. Тогда же была разработана локально-объектовая концепция вывода из эксплуатации реактора по варианту радиационно безопасного захоронения на месте. А в 2012 году правительство приняло постановление о критериях отнесения отходов к РАО, что позволило приступить к реализации проекта.

Она продлилась три года – с 2012-го по сентябрь 2015 года. Проект предусматривал полный демонтаж обеспечивающих систем и оборудования (за исключением самой реакторной установки), бетонирование помещений и подреакторного пространства до нижних ступеней биологической защиты. Также предполагалось максимально заполнить приреакторные пространства и внутриреакторные помещения барьерным материалом, дезактивировать строительные конструкции наземной части здания, демонтировать ее и создать экран, препятствующий воздействию атмосферных осадков.

В результате реактор и прилегающее к нему пространство были полностью засыпаны барьерным материалом: защитный слой пролегает на 22 м под графитовой кладкой и по ее периметру и на 12 м – над ней. На эту операцию ушло свыше 40 тыс. куб. м специальной глиняной породы. Кроме того, дезактивированы и демонтированы свыше 11 тыс. куб. м наземных конструкций. Все демонтированное оборудование с реактора было отсортировано, упаковано и помещено на площадку временного хранения.

По сути, реализация проекта по выводу из эксплуатации реактора ЭИ-2 – новый этап в развитии атомной отрасли. Причем этот уникальный и с экологической, и с деловой точки зрения опыт может тиражироваться Росатомом и за рубежом, где соответствующие технологии и практика вывода ядерных объектов до состояния «зеленой лужайки» очень востребованы.

Консервация ЭИ-2 – главный, но не единственный пример вывода из эксплуатации радиационно опасных объектов. Андрей Самойлов привел другой, менее крупный, но не менее показательный пример – вывод из эксплуатации регионального хранилища РАО «сооружение 227». «В рамках мероприятий по реализации ФЦП ЯРБ все РАО, которые там были, были извлечены и перевезены на площадку Физико-энергетического института, – рассказал Андрей Самойлов. – Все работы проводились с соблюдением предусмотренных требований безопасности. В итоге площадь размещения бывшего хранилища была полностью реабилитирована. Работы завершены в этом году».

Еще один пример – вывод из эксплуатации судов атомно-технологического обслуживания (АТО). В рамках ФЦП ЯРБ началась разделка плавтехбаз «Володарский» и «Лепсе». Причем эти объекты исторически не входили в состав атомной отрасли, но Росатом освоил технологии по их утилизации, заметил Сергей Кириенко.

По словам гендиректора Росатома, при реализации ФПЦ ЯРБ удалось кардинально переломить ситуацию с проблемой экологической безопасности в атомной отрасли. По итогам реализации программы будет выпущен расширенный отчет, сообщил Андрей Самойлов. Проект документа появится в конце года, затем он будет актуализирован по тем мероприятиям, которые проводились в нынешнем году, и в первом полугодии 2016 года ожидается финальный текст.

«Завершая ФЦП ЯРБ-1, мы теперь переходим к ФЦП ЯРБ-2, в которой уже не стоит задача предотвращения наиболее катастрофического последствия развития событий. Это удалось решить в первой программе. А вот вывод объектов из контролируемого в окончательно безопасное состояние с последующей ликвидацией, развертывание и создание полноценной инфраструктуры и окончательная изоляция всех накопленных РАО – это задача ФЦП ЯРБ-2, которая будет действовать до 2030 года. Программа будет разделена на три этапа по пять лет», – рассказал глава Росатома.

В рамках новой программы будут реализованы и новые проекты по выводу из эксплуатации объектов использования ядерной энергии. В частности, по словам Андрея Изместьева, в 2020 году начнется консервация двух промышленных уран-графитовых реакторов серии АДЭ – АДЭ-1 и АДЭ-2. «Эти реакторы идут вместе, это один проект. Затем будет выводиться реактор АДЭ-3», – сообщил гендиректор ОДЦ УГР. Следующий на очереди – реактор И-1.

А заместитель генерального директора по базированию и спецпроизводству ФГУП «Атомфлот» Николай Мантула рассказал о предстоящей утилизации отслуживших срок атомоходов. «Начиная с 2016 года мы планируем утилизировать ледокол «Сибирь», затем – «Арктику», «Россию» и другие, то есть те ледоколы, которые выведены из эксплуатации и переведены в состояние «холодного отстоя», – сообщил Николай Мантула. Если ранее проводить утилизацию планировали на судоремонтном заводе «Нерпа», то сейчас прорабатывается возможность реализации этого проекта на площадке предприятия Росатома «СевРАО» в Сайда-Губе.

Высокое качество проводимых в России работ по обеспечению ядерной и радиационной безопасности признается за рубежом. «Наше агентство восхищено уровнем профессионализма, который демонстрируют российские специалисты, – признался в своем выступлении на

«АтомЭко-2015» руководитель дивизиона по радиологической защите и обращению с радиоактивными отходами агентства по ядерной энергии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Михаэль Зиман. – Я рассчитываю, что страны – участники нашего агентства будут расширять сотрудничество с Российской Федерацией, разрабатывая совместные подходы к утилизации объектов, по обращению с радиоактивными отходами, что необходимо для дальнейшего развития атомной энергетики».   

 


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Кузьмин

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.11.2015. Просмотров: 281

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta