В Париже прошла оборонная выставка Eurosatory 2022

Статьи и рассылки / Темы статей / Наука и Техника
Тема
[-]
Современные виды вооружения на выставке в Париже  

***

Символ выставки

Символом выставки стал новый немецкий основной танк, получивший столь же знаковое, сколько и крайне неуместное имя «Пантера». 

Закончившая на днях свою работу в Париже оборонная выставка Eurosatory 2022 прошла в этом году в особой обстановке. На фоне боевых действий на Украине и резкого обострения отношений с Россией страны Европы наперегонки объявляют о повышении оборонных расходов, некоторые — невиданными темпами. Настоящим символом выставки стал новый немецкий основной танк — событие и без того крупное и редкое, а тут еще машина получила более чем историческое имя: «Пантера».

Европейские оружейники будут в шоколаде

После начала боевых действий на Украине, под аккомпанемент известного медийного фона и отвечая на запрос определенной части общества, лидеры ряда стран Европы выступили с заявлениями о росте оборонных расходов. Где-то это были достаточно размытые обещания, где-то — вполне конкретные и масштабные меры. В качестве светлой цели и ориентира для такого рода высказываний и действий существует пресловутый рекомендуемый критерий НАТО 2/20, который определяет, что 2% от ВВП страны следует направлять на оборонные нужды, а 20% от этой суммы — на расходы на перевооружение.

Большинством стран НАТО и ЕС критерий не выполняется, что ранее уже становилось причиной для споров с США (особенно при администрации Трампа), обвинявших младших партнеров в перекладывании расходов по обороне на Америку и использовании высвободившихся средств в экономической и социальной сферах. Сами Штаты, для сравнения, тратят на оборону более 3,7% ВВП. Европейцы до недавнего времени «отбивались» размытыми обещаниями и обязательствами поднять расходы на уровень 2% — меры эти, естественно, были до недавнего времени непопулярны у населения, заваливались в парламентах или грозили политикам неудачей на следующих выборах. Но теперь изменившаяся информационная повестка привела к развороту ситуации на 180 градусов — по крайней мере, на ближайшее время. Сейчас от оппозиции и парламентов в целом можно слышать скорее критику правящих партий и исполнительной власти за нерасторопность и недостаточность мер по укреплению обороноспособности.    

В Италии, например, долго время категорически отказывавшейся повышать расходы на фоне стабильно сложной ситуации в экономике, парламент принял план поэтапного повышения расходов до требуемого уровня к 2028 году. Швеция, подавшая вместе с Финляндией заявку на вступление в НАТО, планирует выйти на него через пять лет (Хельсинки, кстати, выполняло его и так — в отличие от большинства действующих членов Альянса). Польша объявила о росте по относительным расходам до 3% от ВВП (с примерно 2,3%) уже в следующем году. Румыния — до 2,5% с почти 2% — в те же сроки. Голландцы тоже, возможно, выйдут на требуемый рубеж. Ряд других стран — Бельгия, Дания, Испания, Норвегия и др. — дали в очередной раз более отдаленные и менее конкретные обещания, но также взяли — по крайней мере сейчас — курс на повышение оборонных расходов.

Однако главным, несомненно, является громкое, можно сказать сенсационное решение Берлина: еще 27 февраля канцлер Шольц объявил о “Zeitenwende” — «поворотном моменте» в оборонной политике страны, который должен привести к тому, что Бундесвер станет, как он выразился, «самой большой армией Европы». Для реализации этого масштабного замысла был озвучен, а позднее и принят Бундестагом план немедленного роста оборонных расходов локомотива европейской экономики с менее чем 1,5% до 2% и формирования для этого специального фонда оборонных расходов объемом порядка €100 млрд., который будет направлен преимущественно на закупки вооружений — по возможности европейского (в идеале, конечно, немецкого) производства. Таким образом, Германия в ближайшие годы должна стать по абсолютным показателям лидером по оборонным расходам в Европе, второй в НАТО и возможно даже третьей в мире (после США и Китая).

Выставка достижений военного хозяйства

Неудивительно, что на этом фоне к крупнейшей европейской выставке сухопутных вооружений был прикован особый интерес. Ожидались громкие анонсы, подписание контрактов или хотя бы предварительных соглашений о намерениях (контракт в области военно-технического сотрудничества в наше время зачастую монструозное и долгое время вырабатываемое соглашение) о приобретении крупных партий передовых вооружений. В чем-то ожидания сбылись, в чем-то нет, но, по крайней мере, с громкими премьерами в бронетехнике оказался полный порядок.

Так совпало, что к этому выставочному циклу (Eurosatory, как и большинство оборонных салонов, проходит раз в два года) несколько ключевых игроков в европейском ВПК как раз подготовили крупные новинки. В частности, танковые программы, ставшие реализацией запроса «ответа на Армату», презентация которого в свое время подстегнула вложения в этой области за рубежом. (К слову, в самое ближайшее время ожидается презентация новой модификации американского M1 «Абрамс» — рекламная кампания уже идет.) И сейчас, на фоне политической обстановки и роста оборонных расходов, у создателей бронетехники появляется возможность «ухватить Бога за бороду» — раньше в «старой Европе» выбить у руководства страны денег на закупку новых танков было чрезвычайно сложно.

Наибольшего внимания СМИ и любителей военной техники удостоилась, несомненно, новинка от Rheinmetall — основной танк KF51 «Пантера». В значительной части тут заслуга яркой медийно-рекламной кампании — от красочных роликов и объемных брошюр, до явно намеренного и провокационного — «ради репостов», как сказали бы в соцсетях — выбора названия, имеющего, мягко говоря, столь же прочные, сколь и порочные исторические ассоциации.  По крайней мере, массовые СМИ больше всего явно заинтересовала возможность поставить в заголовок именно упоминание «новой пантеры». Хотя, конечно, и для экспертной среды новость немаленькая: прошлый полностью новый основной танк немцы создали в 1970-х годах — это производящийся и поныне «Леопард 2». А Rheinmetall и вовсе давно не делавший танков целиком, сейчас имеет в портфолио, например, чрезвычайно амбициозную, передовую (можно сказать «модную») БМП KF31/41 «Линкс» и, по исторической иронии, крупный контракт на модернизацию английских танков «Челленджер».

«Пантера», пока являющаяся, конечно, только прототипом, сочетает в своем дизайне передовые и консервативные черты. Это все еще танк классической компоновки, с обитаемой башней, а не беспилотным орудийным модулем, как российская «Армата». Отчасти все еще новшеством для западных танков остается автомат заряжания (есть на французском «Леклерке», но нет на «Леопардах» и «Абрамсах»). Однако это не привело к привычному в таких случаях уменьшению экипажа до трех человек: в танк предполагается добавить опционального члена экипажа — «специалиста». Им может быть командир подразделения, помощник водителя или оператор специальных систем (например, разведывательных дронов) и вооружения. Из последнего стоит отметить оснащение танка пусковой установкой для барражирующих боеприпасов — в представленном концепте это четыре UVision HERO-120, имеющие дальность до 40 километров и время полета до часа.

Оснащение танка собственным загоризонтным вооружением и тактическими авиационными средствами разведки потенциально является прорывом куда большим, чем привлекшая основное внимание выросшая в калибре до 130 мм пушка («стандартом» сейчас в мире являются 120-мм). В связи с ростом эффективности защиты рост калибра был ожидаем — испытываются уже давно (в той же Германии) и 140-милиметровые «монстры», так что решение скорее компромиссное. К слову, очередной прототип 140-мм пушки (но без танка) был показан на выставке Францией, но проблемой для внедрения, вероятно, будет оставаться уменьшение возимого боекомплекта.

Не танками едиными

Кроме «узурпировавших» выставку в глазах широкой публики новых танков был представлен и ряд других, не менее интересных для применения на практике новинок.

Это, в частности, гусеничная версия тяжелого БМП/БТР (в зависимости от установленного модуля) “Boxer”. На выставке демонстрировался вариант с безэкипажным башенным модулем, оснащенным 120-милиметровой пушкой (несколько укороченной по сравнению с базовой танковой версией, но все еще опасной — конечно, и для танков). При этом тяжелая БМП (фактически, средний танк) сохранила возможность перевозки 6 пехотинцев.

С вооружением барражирующими боеприпасами и загоризонтными ракетами (NLOS) демонстрировались не только концепты танков и специальные пусковые установки, но и бронетранспортеры. Так, Rafael представила очередное поколение своего ракетного комплекса Spike с дальностью до 50 км с вертолета и до 32 км с земли, и концепцию “NLOS Mission Taskforce” — сетецентрической системы, предназначенной для эффективного использования загоризонтных ракет с внешним целеуказанием — например ракеты должны запускаться из ближнего тыла с вертолета или бронетехники и получать целеуказание на финальном участке от пехоты или БПЛА. Представлены были и беспилотные сухопутные платформы, среди которых выделялась BLR Mk2 от израильской Elbit — фактически беспилотная колесная бронемашина с 30-мм пушкой на башне, пусковой установкой БПЛА и комплексом активной защиты, которые привычно видеть пока только на танках.

Польша как локомотив милитаризации Европы

А вот сделок было заключено не так много. Сказалось то, что в большинстве стран хоть и приняли решение повысить оборонные расходы, но конкретных графиков выделения средств не подготовили и даже определились с тем, на что конкретно их тратить — как говорится «все такое вкусное». Соглашения о намерениях по приобретению артиллерийских САУ подписали Швеция, Бельгия и Литва; на фоне выставки (но не на ее полях) Великобританией, Италией, Грецией, Голландией, Францией и ФРГ было подписано соглашение о совместной работе над концептом перспективного вертолета NGRC — точнее, некоей винтокрылой машины, которая, возможно, окажется вертолетом с толкающим винтом или конвертопланом. По крайней мере, в США сейчас идет борьба этих концепций.

Больше всего отличилась Польша, которая заключила на полях выставки сделки на приобретение до 32 вертолетов AW149, двух спутников, южнокорейских основных танков K2 «Черная пантера» (возможно до трехсот единиц!), а также договорилась с корейцами о совместной доработке многострадального польского проекта БМП. Таким образом, в ближайшей перспективе Войско Польское планирует иметь огромные танковые части, укомплектованные одновременно тремя типами основных танков из трех стран: «Леопардами» и «Абрамсами», на поставки которых уже подписан контракт, и корейскими «Черными пантерами». Трудно оценить сколь «удобно» это будет с точки зрения снабжения и обслуживания, но для польского военно-политического руководства, похоже, в первую очередь важно получить как можно больше и как можно скорее, а для этого необходима диверсификация поставок.

Впрочем, вероятно сейчас военные и других стран Европы будут вести себя похожим образом — по мере возможностей, конечно, и с большей ориентацией на собственный ВПК (у кого он есть). Ковать железо будут, пока есть горячее одобрение со стороны масс и дополнительное финансирование от властей. Европа вступает в период милитаризации, а сколь ярким и долгим он будет, покажет только время. 

Автор Александр Ермаков, эксперт РСМД

Источник - https://expert.ru/2022/06/20/yevropeyskiye-oruzheyniki-pochuyali-zapakh-deneg/


Дата публикации: 25.06.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 210
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta