«В Панаме выходцы с постсоветского пространства продолжают жить как одна большая семья»

Содержание
[-]

«В Панаме выходцы с постсоветского пространства продолжают жить как одна большая семья»

Портал «Окно в Россию» "открывает" еще одну страну, в которой проживают наши соотечественники – Панаму. О том, как изменить настороженное отношение местных к русским, что надо сделать, чтобы дети не забыли русский язык и том, когда наши люди впервые появились в Панаме, рассказывает Анна Гончарова, председатель Координационного совета российских соотечественников этой страны

«Окно в Россию»: - Анна, у нас с Вами, наверное, несколько необычное интервью получится. Обычно мы расспрашиваем наших людей за границей об их личной истории эмиграции, но мне бы хотелось начать с вопроса о том, насколько велика русская диаспора в Панаме и вообще русские в Панаме - это кто?

Анна Гончарова: - Русские в Панаме - это эмигранты двух, или, наверное, уже трех поколений. Первые две волны - это уехавшие, в большинстве своем, по семейным обстоятельствам, то есть наши женщины, которые вышли замуж за панамцев и осели тут. У некоторых уже есть внуки. Другие приехали попозже, кто-то приезжает сейчас, но третье поколение это уже, в основном, люди, занимающиеся бизнесом.

Что касается численности, нас мало – несколько сотен с небольшим человек по всей стране, причем это не только русские по национальности своей, по паспорту, так скажем, это люди, выехавшие в свое время из Советского Союза, с постсоветского пространства. То есть мы все равно продолжаем быть земляками, мы общаемся, работаем вместе, за очень редким исключением, из тех единиц, которые после распада Советского Союза решили с нами больше не общаться. Но это исключение из общего правила. А в основном, мы продолжаем жить так же, как большая семья.

И конечно, мы разбросаны по стране. Поэтому иногда бывают трудности в организационном плане. Трудно собрать людей вместе. Не все могут приехать из одной провинции в другую, чтобы активно участвовать в нашей работе.

- А когда русские впервые появились в Панаме?

- Русские, насколько мне известно, появились еще при царской власти в Панаме, в начале строительства Панамского канала. Тогда его еще строили французы, которые не смогли справиться с этой задачей из-за желтой лихорадки и эпидемии малярии, потом эту работу окончили американцы. Но русское правительство того времени прислало группу специалистов, инженеров, которые работали на строительстве Панамского канала. То есть связь России с Панамой тянется, ну, по крайней мере, уже два века.

- И вот, наконец, мы переходим к Вашей личной истории. Как Вы лично оказались в Панаме?

- Папа моих детей (у меня две дочери, один внук) - панамец. Мы учились вместе в Ростовском мединституте, вместе его окончили, он плюс еще получил специализацию по нейрохирургии, потом мы приехали в Панаму.

Я работаю тут уже более двадцати лет, почти тридцать. Правда, иностранцам первое время в Панаме не позволяли работать. То есть работали мы по контракту. Работа была непостоянная.

Нужны были специальные разрешения для того, чтобы работать. Давался контракт на один год, на следующий год мне нужно было снова участвовать в конкурсе, подавать документы. Этот конкурс я и проходила. Мне снова подписывали контракт, снова на один год. И это, конечно, была нестабильная работа, было слишком много препятствий. А сейчас я работаю на постоянной основе.

- Каково отношение панамцев к русским?

- Вот это вопрос очень интересный. Когда я приехала в Панаму в 1983 году, половина, практически, территории ее была занята американскими военными базами. Соответственно, население было против Советского Союза, против русских, и к нам относились очень настороженно.

И, наверное, тоже очень много зависело, от того как мы себя поведем в этой ситуации. Потому что если ты сможешь переубедить людей, которые смотрят на тебя настороженно, которые видят у тебя во лбу красную звезду и думают, что ты приехал делать у них коммунистическую революцию, то отношение можно изменить.

И отношение к нам менялось постепенно. Я просто хочу привести такой, что ли, анекдот из моей практики первых лет жизни в Панаме. Я – врач, и по панамским законам все врачи должны проходить два года интернатуры прежде, чем получить право на постоянную работу. И вот, когда я проходила первый год интернатуры, один коллега - панамец китайского происхождения как-то сказал, в присутствии других коллег, что в Советском Союзе существует такой закон, по которому, если каждый из граждан страны хотя бы один раз не побывает на Красной площади, его за это ссылают в Сибирь.

И когда я ему сказала, что Красная площадь - это настолько красивое место, это исторический центр, это наша культура, это наша гордость, это место, куда идут все туристы, тем более все русские, бывающие в Москве, он мне ответил: «Да ладно вам с вашей коммунистической пропагандой».

Вот такое было отношение к нам в первое время. И с нашей стороны, с моей стороны, нужно было приложить много усилий, чтобы это изменить, и в какой-то степени привлечь их симпатии к нам.

То есть я чувствовала, что мы должны показать себя не только с профессиональной, но и чисто с человеческой точки зрения. Показать, что нас не надо бояться, что мы не приехали сюда с какими-то негативными намерениями, а наоборот.

И отношение постепенно менялось, особенно после того, как был подписан договор о передаче Штатами канала Панаме. После того, как американские базы закрылись, и канал перешел в руки панамцев, стало приезжать все больше и больше специалистов-панамцев, которые обучались в России, русских специалистов. И к нам перестали относиться настороженно, перестали думать о том, что все русские плохие.

Наше сообщество существует уже девятый год. Мы стараемся привлекать панамцев на нашу сторону, мы их всегда приглашаем на наши праздники. И они, наконец, увидели, что русские - народ открытый, доброжелательный, что мы тоже умеем веселиться, смеяться, шутить, петь, танцевать. Потому что представление было такое, что русский человек - это человек суровый, он не улыбается никогда. Дескать, мы очень конфликтные, мы ни с кем не считаемся. А теперь мне многие говорят: "Ну вот, как я раньше ошибался".

- Среднестатистический панамец знает вообще о России? Есть у панамцев интерес к русской культуре? На примере тех мероприятий, которые вы проводите, насколько им это интересно?

- Панамцы приходят с большим удовольствием. Плюс мы всегда привлекаем кого-то из деятелей культуры Панамы, приглашаем какую-то фольклорную группу, приглашаем детей панамских, чтобы они участвовали совместно с нами в этих концертах. То есть концерты стараемся делать так, чтобы была показана часть нашей культуры и часть их культуры. И мне кажется, это очень хороший рецепт.

- Можете припомнить какой-нибудь забавный, может быть, просто странный случай, который связан с несовпадением местного и русского менталитета?

- Скорее, случай трогательный. Когда я начинала работать, в госпитале была испанка, выросшая в Иваново, она доктор, педиатр, дочь испанских коммунистов. Из тех детей, что уже после Франко вернулись в Испанию. Она прекрасно говорит по-русски. И когда я начинала работать, она там уже была известным человеком, себя зарекомендовала практически как советский специалист. И она мне говорит:

- Анна, скажи им что-нибудь по-русски.

- Так не понимают ведь.

- А им все равно приятно. Ты выйди и скажи.

- И я вышла и поприветствовала их по-русски, и все мне аплодировали. Есть такое испанское выражение, в переводе на русский - «разбить лед шуткой», любым каким-то шагом навстречу. И этого иногда бывает достаточно.

- Анна, насколько легко сохранять свою идентичность в Латамерике, все-таки латиноамериканская культура очень, скажем так, «заразительна».

- Как раз наша задача сохранить эту идентичность и передать ее детям. Ведь еще до создания соотечественного движения в начале 2000-х годов, мы действительно уже начинали терять корни с Россией. У меня две дочери. Они обе прекрасно говорят, пишут и читают по-русски. И я помню, мы как-то пришли на прием в российское посольство, и Евгений Ростиславович Воронин, который был в то время послом России в Панаме, был очень удивлен, когда мои дочери заговорили с ним по-русски. Потому что большинство детей из смешанных браков, к сожалению, русским языком не владеют. И вот эта утрата корней это, конечно, очень беспокоило. Ведь это самое главное - воспитывать в наших детях любовь к нашей стране вот таким путем - поддерживать друг друга, протягивать друг другу руку помощи, общаться. Проводить мероприятия, конференции и все наши самые главные российские праздники вместе, чтобы каким-то образом нам все-таки не потеряться. Нас в Панаме мало и мы должны друг другу помогать.

- Вы сказали о том, что очень важно не забыть культуру и язык, помнить, откуда ты родом, откуда корни, особенно, если речь идет о втором поколении. А не помешает ли это успеху в новом обществе, в новом государстве, потому что есть весьма распространенное мнение: для того, чтобы достичь успеха и карьерного роста на каком-то поприще в новой стране, необходимо целиком и полностью в это общество влиться, в том числе на уровне менталитета, на уровне языка.

- Я считаю, что это несколько ошибочное мнение, потому что меня иногда спрашивают мои российские друзья: "Анна, ты думаешь по-испански или по-русски?" Я говорю: "Когда я в Панаме, думаю по-испански, а когда приезжаю в Россию, думаю по-русски. У меня старшая дочь - адвокат. Она владеет русским, испанским и английским. Младшая - тоже говорит на трех языках, а сейчас учит китайский, и, если ее кто-то спросит, на каком языке она думает, наверное, она ответит то же самое. Когда я нахожусь на Тайване, я думаю по-китайски, когда я нахожусь в Панаме - на испанском, а когда я приезжаю в Россию - на русском. То есть одно другому абсолютно не мешает.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Аркадий Бейненсон, Алевтина Марьина

Источник: windowrussia.ruvr.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.02.2015. Просмотров: 252

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta