В 2021 году российский бюджет ждет резкое сокращение расходов, а населениe - повышение налогов

Содержание
[-]

***

O проектe федерального бюджета на следующую трехлетку

8 декабря президент Владимир Путин подписал проект федерального бюджета на следующую трехлетку и закрепил приоритеты бюджетной политики. Ключевым словом, которым можно обозначить бюджет на следующий год, стала «консолидация», или по-простому — стремление к экономии. 

Возвращение к «нормальности»

Как и предполагалось, в ходе рассмотрения в Госдуме бюджет не претерпел каких-либо серьезных изменений. Основные параметры бюджета и его структура остались неизменными по сравнению с вариантом правительства. Консолидация-2021 заключается в том, что расходы бюджета в следующем году снизятся примерно на 1,1 трлн рублей по сравнению с ожидаемым исполнением этого года и составят 21,5 трлн рублей.

В определенном смысле снижение расходов было неизбежным. В 2020 году правительство нарастило свои траты более чем на 25% для того, чтобы бороться c пандемией и экономическим кризисом. Часть этих дополнительных расходов — к примеру, летние разовые выплаты гражданам, закупки медицинского оборудования и лекарств, точечные меры по поддержке бизнеса — носили единовременный характер. В следующем году они «автоматически» сократятся. Налоговые каникулы также действуют только в этом году.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

2020 год стал экстраординарным годом и для бюджета, поэтому бюджет на следующую трехлетку должен предполагать возвращение к «нормальности». Часть антикризисных мер становятся постоянными и систематически увеличивают объем государственных расходов. В частности, расходы на социальную политику будут оставаться на уровне 5,6–5,7 трлн рублей ежегодно, то есть примерно на 0,9–1,0 трлн рублей больше показателей 2019 года. Это следствие уже принятых решений по расширению получателей материнского капитала, увеличению трансферта ПФР из-за снижения ставки социальных взносов для малого и среднего бизнеса, повышению пособий по безработице и других мер.

Расходы на здравоохранение и образование снизятся в следующем году по сравнению с 2020-м, однако будут оставаться существенно больше показателей 2019 года. В следующем году планируется несколько сократить оборонные расходы, но увеличить траты на правоохранительные органы. Также планируется последовательно сокращать расходы на трансферты региональным бюджетам — федеральный центр рассматривает дополнительную поддержку регионов в 2020-м как временную.

Правительство не планирует целенаправленного бюджетного маневра в расходной части, полагаясь в основном на инерцию уже принятых решений. Национальный план восстановления экономики, который был представлен в июне и утвержден правительством в октябре, фактически представляет собой смесь прошлых планов из нацпроектов 2018 года и обобщения уже анонсированных весной антикризисных мер. Каких-либо новых прорывов не ожидается.

Казна под защитой

Основная причина консолидации со следующего года — выполнение бюджетного правила. Однако, несмотря на пандемию коронавируса и ожидаемый спад российской экономики примерно на 4%, бюджетный дефицит в 2020 году окажется значимо меньше правительственных планов. В сентябре Минфин ожидал, что дефицит бюджета в этом году составит 4,7 трлн рублей. Однако текущие данные указывают на то, что дефицит окажется меньше 4 трлн рублей.

По данным за январь — ноябрь, расходы составили 19 трлн рублей. Уточненная бюджетная роспись (по сути, текущий план) предусматривает траты в размере 23,7 трлн рублей. Это означает, что для выполнения всех планов необходимо потратить 4,7 трлн рублей только за декабрь. Сверхвысокое «освоение» выделенных средств в декабре традиционно для российского бюджета.

Обычно на последний месяц года приходится 15–20% от общего объема за год. Связано это в основном с тем, что оформление госзакупок и заключение госконтрактов практически всегда затягивается и сдвигается на конец года. Поэтому обычно наибольшей неравномерностью внутри года отличаются расходы на национальную экономику, где основная часть расходов связана с крупными контрактами, а не выплатами заработных плат госслужащим или пособий гражданам. Однако потратить остатки такого размера в этом году уже не получится. Более того, в бюджетную роспись включены резервные фонды, которые уже не будут использованы в полной мере. Поэтому можно ожидать, что расходы 2020 года будут ближе к 22,4–22,6 трлн рублей.

Доходная часть тоже сократилась не так сильно, как ожидалось. Ненефтегазовые доходы не сократились, а даже выросли на 9,2% за первые 11 месяцев. Положительная динамика — это в основном дополнительный 1 трлн рублей от сделки Сбербанка. Однако даже без учета этой «схемы» ненефтегазовые доходы остаются на уровне прошлого года. Поступления по НДС и акцизам показывают положительную динамику. Таким образом, государство «защитило» свои доходы даже в условиях экономического кризиса. В следующем году дополнительное повышение налогов и завершение налоговых каникул позволят еще увеличить государственные доходы.

Разумеется, нефтегазовые доходы бюджета пострадали из-за снижения нефтяных цен и сокращения добычи. Однако рост цен на нефть позволил восстановить и их. Если в мае — июне ежемесячный объем поступлений нефтегазовых доходов не превышал 250 млрд рублей, то с сентября он устойчиво превышает 450 млрд рублей ежемесячно. Все это означает, что доходы федерального бюджета будут больше официальных планов (17,8 трлн рублей). Все это позволит получить меньший дефицит. Региональные финансы также пострадали не так сильно, как можно было бы ожидать. За первые 10 месяцев собственные доходы региональных бюджетов сократились лишь на 5,2%. Несмотря на рост безработицы, поступления по НДФЛ — ключевому источнику казны субъектов — даже показывают положительную динамику.

В этом году федеральный центр увеличил прямые трансферты для поддержки регионов, а не стал выдавать бюджетные кредиты. Это помогло поддержать расходы: за первые 10 месяцев расходы регионов выросли на 17,4% и стали существенным источником антикризисной поддержки для всей экономики.

Опасения огромного бюджетного дефицита в 2020 году, который потребует сокращения расходов и повышения налогов, не оправдались. Дефицит окажется умеренным. Это означает, что и планы на 2021 год также можно было бы скорректировать. Повышение налогов со следующего года не является необходимым для бюджетной стабильности, но вполне может отрицательно сказаться на потребительской активности. Консолидацию расходов также можно было бы растянуть во времени на более продолжительный период.

Автор Марсель Салихов, руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/14/88367-berezhlivye-lyudi-v-2021-godu-rossiyskiy-byudzhet-zhdet-rezkoe-sokraschenie-rashodov-po-vsem-statyam

***

Россиянам готовят самое масштабное повышение налогов 

Искать облагаемую базу будут везде – от электронного кошелька до дачного домика

Российские власти готовят для населения самое сильное повышение налогов в постсоветской истории. В длинном списке предложений – повышение ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ), увеличение налога на добавленную стоимость (НДС), а также повышение собираемости налогов за счет контроля электронных переводов граждан и отслеживание стоимости их имущества. Такой план повышения налогов обсуждался в Совете Федерации.

В текущем году налоговые поступления в консолидированный бюджет РФ снижаются, обращают внимание в Совете Федерации (СФ). Там в ходе парламентских слушаний «О дополнительных источниках налоговых доходов бюджетов» чиновники и ученые искали пути повышения налоговых поступлений в бюджет. Что примечательно, все предложения в основной своей массе касались граждан. Экономисты и законотворцы для наполнения бюджета предлагают следить за электронными кошельками и банковскими счетами россиян, сопоставлять стоимость имущества и доходов, а также повышать ставку налога на доходы физлиц (НДФЛ) с 13% для тех, кто зарабатывает свыше 50 тыс. руб. в месяц.

В текущем году доходы федерального бюджета существенно снизились, заметил в среду глава бюджетного комитета СФ Анатолий Артамонов в ходе слушаний на тему «О дополнительных источниках налоговых доходов бюджетов бюджетной системы РФ». «Вы знаете, в каких условиях оказались бюджеты субъектов РФ? За прошедший период 2020 года их налоговые доходы сократились на 4,5% по сравнению с 2019 годом. Сильнее всего падение идет по налогу на прибыль – около 14%. С доходами федерального бюджета еще хуже, они снизились почти на 15%», – сказал сенатор, отметив, что при таком падении поступлений в бюджеты необходим поиск новых доходных источников.

Он также обращает внимание на рост налоговых расходов. «Согласно основным направлениям налоговой политики на 2021–2023 годы, налоговые расходы, под которыми понимаются выпадающие доходы бюджетов из-за предоставления налоговых льгот, увеличатся в 2021 году на 7% по сравнению с текущим годом и составят 4,3 трлн руб.», – сообщил сенатор, указывая на необходимость отмены неэффективных льгот.

Несмотря на общее снижение, поступления по отдельным налогам увеличиваются. Так, в Федеральной налоговой службе (ФНС) обещают, что по итогам года поступления НДФЛ в бюджетную систему РФ по итогам 2020 года будут на 5–6% выше, чем в докризисном 2019 году. Об этом в ходе парламентских слушаний сообщил замглавы ФНС Дмитрий Вольвач. Чиновник также полагает, что по итогам года поступления налога на добавленную стоимость (НДС) в федеральный бюджет окажутся на уровне 2019 года. Поступления от нашумевшего так называемого налога на самозанятых по итогам года составят 2–2,5 млрд руб. Такую оценку в среду дал замминистра финансов РФ Алексей Сазанов. По итогам прошлого года поступления составили около 1,7 млрд руб.

«Это (налоговый режим для самозанятых. – «НГ») и борьба с теневой занятостью, поскольку подавляющее большинство самозанятых лиц в настоящее время впервые встали на учет в налоговых органах и стали платить налоги», – сказал Сазонов. Впрочем, сложно назвать победой над теневой занятостью дополнительные 300 млн руб. в бюджет.

Снижение налоговых поступлений в казну заставляет искать новые источники пополнения бюджета. Собственно, это и стало темой прошедших в среду парламентских слушаний. В частности, в аналитическом управлении аппарата СФ, представившем свои предложения на слушания, советуют «усилить налоговый контроль в отношении недобросовестных налогоплательщиков, намеренно скрывающих налоговую базу по НДФЛ». Особенно его предлагается усилить для тех, кто совершает сделки в социальных сетях, и тех, кто не регистрируется в качестве самозанятого.

Кроме того, как следует из документа, предлагается несколько направлений повышения поступлений по НДФЛ. Во-первых, следует заняться анализом банковских выписок и содержания электронных кошельков физлиц «с целью выявления доходов, полученных от продажи товаров, оказания услуг, выполнения работ, по которым не задекларирован доход и не уплачен налог». Во-вторых, предлагается сопоставлять доходы граждан и их расходы «в части превышения стоимости зарегистрированных на них объектов недвижимого имущества и транспортных средств над задекларированным доходом за последние три года». То есть предлагается сравнивать движимое и недвижимое имущество владельцев с их официальными доходами.

Еще одно предложение от аппарата СФ – трансформировать курортный сбор в туристический сбор и распространить его на всю территорию страны. Кроме того, наделить субъекты РФ правом самостоятельного решения о введении такого налога. Как сообщается, это целесообразно «в целях развития туристской инфраструктуры и расширения налоговой базы». Довольно похвальное решение с учетом того, что отрасль терпит убытки из-за коронакризиса, а российское население продолжает беднеть.

Подобные предложения звучат в целом удивительно с учетом того, что в том же документе также отмечается, что «в России повышение государственных расходов при одновременном увеличении налоговой нагрузки тормозит экономический рост». «Прошлый мировой кризис показал, что наиболее быстрое восстановление темпов роста экономики было достигнуто в тех странах, где налоговая нагрузка в кризисные периоды снижалась», – замечают в аппарате СФ.

Свои предложения по увеличению налоговых поступлений представило и научное сообщество. К примеру, руководитель департамента общественных финансов Финансового университета при правительстве Светлана Солянникова предлагает расширить перечень подакцизных товаров. Она советует включить туда предметы роскоши. «Применительно к российской действительности в качестве предметов роскоши, облагаемых акцизами, можно рассматривать как ювелирные изделия, изделия из натурального меха и натуральной кожи, так и дорогостоящие часы, обувь, одежду, телефоны, бытовую технику, электронику класса Luxure, предметы антиквариата», – перечисляет она.

Еще одно предложение ученых из Финансового университета – налогообложение трансграничных переводов физлиц. По данным Центробанка, в нашей стране наблюдается отрицательное сальдо по трансграничным переводам физлиц. «Суммы перечислений из РФ превышают суммы поступлений в РФ», – поясняет Солянникова. «В этой связи представляется экономически обоснованным налогообложение данных переводов, поскольку комиссию за переводы получает только коммерческий банк либо платежные системы, осуществляющие операции. Налогоплательщиками будут физлица, осуществляющие трансграничные переводы из России, налоговая база может рассчитываться как сумма перечислений, налоговые ставки – до 0,1%, дифференцированные в зависимости от страны, куда осуществляется перевод», – рассказывает экономист, полагая, что поступления от такого сбора превысят 603 млн руб. в квартал.

Солянникова также видит необходимость в увеличении на 1–1,5% ставки НДС на 2022–2025 годы. По ее мнению, повышение ставки должно иметь «определенный период действия», а именно – на время ликвидации последствий коронакризиса и восстановления устойчивых темпов экономического роста. Кроме того, продолжает она, необходима также оптимизация оснований для применения пониженной ставки НДС, в частности, сокращение перечня продовольственных товаров, облагаемых по пониженной ставке, до продуктов первой необходимости.

В то же время ученый подчеркивает: «В настоящее время отсутствуют условия для существенного увеличения налоговых доходов бюджетов без ущерба для экономики страны. Критерием при определении новых источников налоговых доходов бюджетов должно стать минимальное негативное влияние на темпы экономического роста и реальные доходы населения». В Институте экономики РАН в рамках предложений по поиску дополнительных источников налоговых доходов предлагают менять режимы налогообложения ключевых фискальных сборов РФ, а также «введение новых налогов, нацеленных на привлечение к налогообложению имеющихся в экономике доходов, которые пока активно не задействованы в этом процессе». В частности, по НДФЛ необходимо вернуться к вопросу о переходе к прогрессивному налогообложению доходов физлиц для большей части налогоплательщиков, говорят ученые.

К примеру, предлагают экономисты, ставка 13% будет применяться к годовым облагаемым доходам до 600 тыс. руб., ставка в 15% к доходам в интервале 600 тыс. руб. – 3 млн руб., ставка 20% – к доходам в интервале 3–5 млн руб. и ставка 25% к доходам, превышающим 5 млн руб. «При этом необходимо применение данной шкалы по принципу глобального дохода с включением в него доходов налогоплательщика, полученных из всех источников», – подчеркивают в Институте экономики, полагая, что эта мера позволит привлечь к налогообложению «высокодоходные категории населения». Заметим, эта мера предполагает повышение НДФЛ до 15% для тех, кто получает свыше 50 тыс. руб. в месяц.

Собираемость налогов в России постепенно растет. «За пять лет поступления в консолидированный бюджет и внебюджетные фонды выросли на 39%», – обращает внимание директор Института экономики роста им. Столыпина Анастасия Алехнович. Ключевая задача в рамках роста собираемости налогов – не повышать налоговую нагрузку на бизнес, а напротив, обеспечить ее снижение и стимулировать предприятия к «обелению», продолжает она. «В условиях кризиса, в том числе в целях сохранения налоговой базы, в большинстве стран начали применять пониженные ставки по налогам», – говорит Алехнович.

Из-за сложностей с наполняемостью бюджета вполне ожидаемо появление предложений, направленных на повышение фискальной составляющей нашей налоговой системы, замечает общественный омбудсмен по налогам Михаил Орлов. «Надо понимать, что предложения, связанные с изменением налогового законодательства, особенно в части повышения налоговых сборов, могут нанести ущерб экономике, восстанавливающийся после пандемии», - указывает он.

Эксперт сомневается в эффективности предложений ученых по развитию прогрессивной шкалы налогообложения. «Все нацелено на то, чтобы платить свыше сегодняшних 13% стали не только богатые с доходом более 5 млн рублей в год, но и так называемый средний класс, чьи доходы составляют от 600 тыс. до 5 млн рублей в год. Это может привести к росту «серых» и «черных» зарплат, дальнейшему падению доходов, сокращению покупательской способности населения и повышению расходов на администрирование этого процесса», - считает Орлов, полагая, что большинство предложений больше носят популистский характер.

Поиски новых источников бюджетных доходов в целом оправданы. «Вместо запланированного профицита в 1%, в текущем году дефицит бюджета может достигнуть 4,4% из-за кризиса и снижения нефтяных котировок», - обращает внимание первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. «В условиях падения цены нефти элитам приходится искать новые источники пополнения бюджета, и на этом фоне повышение собираемости доходов физлиц видится логичным, правда, может нарушить десятилетиями формировавшийся негласный консенсус между элитами и гражданами: сверхдоходы и сверхрасходы элит прежде не подвергались проверке, равно как и микродоходы и микрорасходы граждан обычно оставались в тени», - отмечает член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов.

Большинство предложений со стороны Совета Федерации в нынешних условиях выглядят сомнительными и противоречат логике налоговой системы, направленной на консолидацию доходов в федеральной казне, считает шеф-аналитик ТелеТрейд Петр Пушкарев. «Что касается анализа банковских выписок и содержания электронных кошельков граждан с целью выявления дополнительных источников доходов, то на мой взгляд подобные объемы данных вряд ли могут быть адекватно обработаны. К тому же не понятны основания, на которых эти данные должны предоставляться, как будет учитываться налогооблагаемая база», - рассуждает он.

В свою очередь, повышение НДС ударит по всей цепочке товарооборота и услуг. «Соответственно на планах властей по восстановлению экономического роста можно будет забыть в ближайшие пять лет», - резюмирует Пушкарев.

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2020-12-09/1_8035_taxes.html

***

Мнение эксперта: Как бороться с бедностью, а не с бедняками

Побороть бедность — цель, которая выглядит достижимой. И не только потому, что в это хочется верить.

Названная Владимиром Путиным цель — за 10 лет вдвое снизить число живущих за чертой бедности граждан России, с нынешних 13,5% до 6,5%, может быть достижимой. Для такого достижения требуются и политическая воля, и комплекс продуманных мер, обязательных для реализации, и, что существенно, это должна быть именно государственная задача, которая объединит и власть на всех уровнях, и предпринимательство, и всех, кого принято называть «простыми гражданами».

Только при активном регулировании различных сфер деятельности в жизни общества бедность может и должна быть побеждена. «Первые ласточки» в госрегулировании уже появляются, теперь надо научиться не стесняться этого, не комплексовать перед старыми либеральными мантрами о «рынке всеблагом и всемогущем». Либеральный проект, царствовавший в российской экономике почти 30 лет, вполне показал свои возможности. У нас богатая страна, а подавляющее большинство беднеет — это очевидно для многих, живущих в наше время и сталкивающихся с действительным положением дел. Людям с ограниченными возможностями, детям, пенсионерам необходима государственная поддержка, это провозглашено, но меры поддержки должны расширяться, системы оказания помощи совершенствоваться, работать на практике.

Особо ужасает тот факт, что за чертой бедности оказывается трудоспособное население, не имеющее возможности найти работу, и уж еще парадоксальнее бедственное финансовое состояние работающих людей. Впрочем, парадокс этот лишь на первый взгляд. Бедность — неотъемлемая часть капиталистического общества. Страх бедности и страх безработицы вынуждает человека идти на работу на невыгодных условиях, что совершенно не беспокоит капиталиста, чья цель — получать большую прибыль, а не повышать благосостояние работника — за счет собственной прибыли. Тут корень зла в страхе одних перед нищетой, которая хуже бедности, и в прямой выгоде других от этого страха. Так что первостепенной задачей является реализация нормы конституционного права гражданина на труд и достойную оплату труда. У нас колоссальный разрыв между узкой группкой сверхбогатых людей и всем населением, и это деморализует общество, создает в нем колоссальную напряженность. И повышение МРОТ ее не снимает, ведь, как в народе говорят, если МРОТ 12 тысяч, и он рассчитан верно, и на эти деньги можно нормально жить, зачем назначать госслужащим и топ-менеджерам госкорпораций зарплаты в десятки, а то и в сотни раз выше? Справедливый вопрос. Народ прав. Работающий человек не должен жить на грани выживания, а разрыв между зарплатами должен быть ограничен законом, раз уж по совести не получается.

Хорошо, что сделан первый шаг к повышенному налогообложению богатых, нужны следующие. В противном случае люди скатываются в кастовое общество, и сами это видят, — опасаясь, что в ближайшее время никаких социальных лифтов уже просто не будет. Отсюда, кстати, и демографическая яма (одна из ее причин). А поскольку рождаемость хоть и в тяжелом кризисе, но всё же есть, то некорректно рассуждение самых скептиков, что бедность снизится за счет того, что вымрут бедные. Нет: у них появятся дети, и страшно думать, что этих детей ждет прозябание. Родителям тоже про это думать страшно. Поэтому они и не рожают много детей.

Многодетность сейчас считается путевкой в бедность и беспросветность. А должно быть наоборот: чем больше в семье детей, тем больше у них жизненных перспектив, больше шансов на поступление в вуз, на стипендию, которая достаточна для жизни. Понятно опасение давать многочисленные льготы — ими могут воспользоваться люди нечестные, и у таких опасений есть основания. Но помимо материальных стимулов, можно подключать нематериальные — а это, опять же, социальные лифты. Нормальным людям, которые детей рожают потому, что любят их и любят, когда их много, не нужна халява, но остро нужна возможность обеспечить себя и детей. Самостоятельно! На деле же всё чаще мы слышим про то, что на грани бедности находятся семьи с детьми, при этом речь идет про семьи, где родители работают и получают не минималку. И тем не менее после выплаты коммуналки, кредитов у них остается только на еду.

С пенсионерами не лучше, разрыв в размере государственных пенсий также чудовищен. Государственные пенсии одних групп населения не должны в десятки раз превышать размеры минимальных пенсий, а уровень минимальной пенсии не обеспечивает потребностей пожилого человека на приемлемом в современном мире уровне. От этой мизерной пенсии съедает крупную часть коммуналка. Высоки для большинства расходы на ЖКХ, при этом людей злит и низкое качество обслуживания, и оплата обязательных услуг, которые люди не получают и никогда не получат (типа капремонта). Наиболее незащищенные группы людей страдают от своего бессилия, ресурсов финансовых и физических у них на защиту своих прав нет.

Число банкротств граждан в январе — сентябре 2020 года выросло на 65% по сравнению с тем же периодом прошлого года, следует из статистики Федресурса. Льготная ипотека обернулась лавинообразным ростом цен (до 30%) на жилье. В итоге решением жилищной проблемы она не стала, как не станет им и ввод новых метров: ввести-то можно, а покупать их на что? Наше государство вполне может позволить строительство социального жилья. Иметь жилье именно в собственности необязательно, важно, чтобы оно было, а право на проживание и передачу по наследству сохранить через прописку: главное — предоставить своим гражданам социальное жилье и нужно, и можно. Но снова — должна быть государственная программа, государственный заказ.

Одновременно нужно создание дополнительных рабочих мест. Причем не в «сфере услуг», а в сфере производства, потому что услугами много не заработаешь. Если у тебя всё население оказывает ряд определенных услуг, то услуги эти дешевеют — и борьба с бедностью тут не идёт. Это получится Таиланд. А вот наращивать производство, причем и в наукоемких областях — путь уже более эффективный. Как и развитие внутреннего рынка, как делается в Китае, где абсолютную бедность уже победили. Проблему безработицы и проблему низких доходов без участия государства не решить, иллюзиями о руке рынка уже мало кто утешится. В трудные времена прорыв из кризиса под силу только с сильным государственным управлением. Да, нужен госплан, государственное регулирование, госзадача, сверхзадача развития экономики, государственного строительства предприятий, социальной инфраструктуры, строительства нового общества на принципах справедливости, заботы о гражданах. Ничего невозможного нет, когда цель ясна и когда общество эту цель разделяет.

Авторы Дарья Юдкевич, Марина Егорова

https://regnum.ru/news/polit/3145226.html

***

Продуктовые талоны: опция социального государства или пережиток коммунизма?

В начале месяца правительством России в установленный президентом беспрецедентно краткий срок был принят комплекс решений по сдерживанию роста цен на социально значимые продукты питания. В СМИ и соцсетях в позитивном ключе обсуждается возможность введения продуктовых карточек для нуждающихся. Насколько оправданы эти меры?

Прежде всего, следует отметить решительный настрой властей на решение проблемы доступности продовольствия для населения. Так, в ходе «правительственного часа» в Совете Федерации РФ глава Минэкономразвития РФ Максим Решетников напомнил, что Совфед РФ рассмотрит закон, дающий правительству РФ дополнительные полномочия по регулированию цен на продовольственные товары: «Хочу отдельно подчеркнуть: мы рассматриваем этот инструмент как экстренную, крайнюю меру, которая может применяться только очень точечно и если действительно все остальные меры, в первую очередь экономического характера, не сработают».

Правомерность жесткой позиции властей, пусть пока на уровне риторики, объясняет (помимо сути проблемы — роста цен на еду) и завышенная самооценка собственных финансовых возможностей населения, как можно видеть в данных исследования Института социологии ФНИСЦ РАН, проведенного в этом году. Так, в ходе исследования выяснилось, что к бедным причисляет себя чуть более трети опрошенных (35%), а к богатым — 15%. 50% респондентов заявили себя как о среднем классе.

Но при опросе тех, кто называет себя средним классом, выяснилось, что сбережения имеются только у 17,9% респондентов этой группы, дополнительное жильё есть у 12,6%, дачи — у 29%, а платная медицинская страховка — у 6,3%. То есть граждане РФ, похоже, сильно завышают свой реальный статус.

В этой связи весьма показательно распределение мнений жителей России о динамике их доходов в текущем году. А они отнюдь не безоблачны даже среди граждан с весьма высокой (и востребованной рынком) квалификацией. А среди более широкой (пусть и менее «прицельной») аудитории настроения куда как хуже.

По данным «Исследования рынка труда России в 2020 году» международной рекрутинговой компании Hays в России, доходы 32% респондентов уменьшились, 38% — не изменились, а у 38% даже выросли. Следует отметить, что в исследовании, проходившем с октября по декабрь 2020 года, приняли участие 4385 профессионалов и 545 работодателей — представителей российских и зарубежных компаний, ведущих свою деятельность в РФ. То есть люди с квалификацией выше средней.

По данным опроса Telegram-канала «Москва сейчас» на 28.12.2020 18:24 МСК, в котором приняли участие 8730 человек, ситуация выглядит более радикально. Так, доходы уменьшились у 41% опрошенных, у такого же количества — не изменились, а выросли только у 18% респондентов.

Очень наглядно уровень достатка наших сограждан, включая столь многочисленный «средний класс», демонстрируют данные SMS-опроса телеканала ОТР, проведенного вечером 23 декабря. На вопрос телеканала «Вы покупали в этом году что-то кроме продуктов?» 80% ответили отрицательно. «Нет, только еда, квартплата и налоги» — видим мы комментарий одного из респондентов в бегущей строке. И эти данные — отнюдь не единственный источник существующего восприятия нашей современной действительности, данной нам в ощущениях, иногда — ошибочных.

Так, СМИ сообщали об обращении главы комиссии Общественной палаты по развитию агропромышленного комплекса Юлии Оглоблиной в кабинет министров РФ с предложением ввести в стране продуктовые карточки и социальное питание для малообеспеченных семей. Однако практически сразу, 21 декабря Юлия Оглоблина сообщила ТАСС, что не предлагала вводить продуктовые карточки для малоимущих граждан в РФ, а ее инициатива направлена только на адресную и целевую помощь таким россиянам. Что сути, в общем-то, не меняет.

Надо отметить, что это была не первая попытка заставить исполнительную власть реагировать на объективную реальность бюджетными мерами. Так, 25 сентября 2019 года глава комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов (ЛДПР) сообщил о разработке депутатами законопроекта о выдаче продуктовых сертификатов малообеспеченным гражданам. В итоге законопроект о продовольственном сертификате был внесен в Госдуму 3 декабря 2020 года.

Как пишет 21 декабря Telegram-канал «Толкователь», продуктовые карточки для бедных «давно назрели». Даже есть величина этой продуктовой карточки на месяц: официальная величина прожиточного минимума в продуктах. Сейчас она составляет 4,6 тыс. руб. в месяц. Это совсем немного — всего 50 евро в месяц, но тут главное — начать. Это реально сделать, причём с выгодой для экономики. К примеру, в США продуктовые карточки — «фудстампы» — это вовсе не убыточная отрасль, она даёт мультиплицирующий эффект, сообщает Telegram-канал «Политрук 2.0».

Так, согласно данным Открытой Энциклопедии (Open Encyclopedia Project), по американской программе льготной покупки продуктов (англ. Supplemental Nutrition Assistance Program), известной как программа выдачи продуктовых талонов (англ. food stamps), по состоянию на октябрь 2016 года продовольственную помощь получали более 43 млн человек, по 126,13 доллара на человека в среднем. Отвечает за программу министерство сельского хозяйства США, не без выгоды для курируемой профильной отрасли.

То есть продуктовые карточки следовало бы рассматривать как инструмент для решения проблем наиболее экономически уязвимых слоёв населения, весьма и весьма многочисленных. Что способствовало бы не только выгодам крупнейших сетевых ретейлеров — бенефициаров ограничений на экспорт сельхозпродукции, но и самой социальной стабильности. Не говоря уже об электоральных бонусах в наступающем выборном году: наш народ умеет и терпеть, и быть благодарным. Если, конечно, идею о талонах на бесплатное питание или продукты, либо что-то иное в том же смысле не постигнет участь предложения председателя «Единой России», зампредседателя Совбеза Дмитрия Медведева о введении в России минимального гарантированного дохода. Что на момент публикации вселяло надежду на будущее и уважение к продвигающей подобную инициативу политической структуре, доминирующей как в парламенте страны, так и на местах… И снова — увы?

Автор Андрей Сафонов

https://regnum.ru/news/economy/3153651.html

 


Об авторе
[-]

Автор: Марсель Салихов, Ольга Соловьева, Дарья Юдкевич, Марина Егорова, Андрей Сафонов

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.01.2021. Просмотров: 45

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta