Устроить Конгрессу Белый дом президент США Дональд Трамп так и не решился

Содержание
[-]

***

Америка меняет кожу, сбросив которую обратно не влезешь

Элита утратила легитимность и теперь будет отгораживаться от народа штыками, как бразильская буржуазия. Горючий потенциал в американском обществе накоплен огромный, и Байден ещё не раз пожалеет, что ввязался в эту историю. Ибо есть у революции начало, нет у революции конца. Верной дорогой идёте, товарищи.

«Там собрался у ворот ентот… как его… народ. В общем, дело принимает социальный оборот». Трудно сказать, читали ли сенаторы США Л. Филатова, но можно быть уверенным, что момент, когда их выводили из здания с чёрного входа, а в это время с центрального в Капитолий врывались возмущённые толпы, они не забудут до конца своих дней.

Как выяснилось, политический класс США — это такой коллективный голубой воришка Альхен, который состоит из трусов и предателей с отменным чутьём на то, когда их собираются бить, может быть, даже ногами. Нэнси Пелоси бежала быстрее лани, а предводитель местного дворянства Пенс побил все рекорды по переобуванию в полёте. Твиттер просто заблокировал президента США «из-за распространения им ложной информации». Трамп ускоренно превращается в Януковича, тогда как украинизация США разворачивается просто угрожающими темпами.

Американский Майдан, бессмысленный и беспощадный, конечно, подавят. Но протест уйдёт вглубь, и где он снова прорвётся, не скажет никто — ведь никто не ожидал именно такого сценария в самую последнюю минуту, когда уже всё было решено. Трамп, при всей его обезбашенности, не потянул не то, что на Ленина — даже на Ельцина. Ни на броневик, ни на танк взбираться не решился, кепкой махать не стал, не шутить с восстанием не требовал.

Вообще, Трамп был обречён с первого дня своего президентства. Он не мог победить просто потому, что не мог сделать революцию, а диктатура правящего класса не оставила ему ни малейшего шанса даже при всей поддержке революционного народа. У Трампа не было революционной партии — республиканцы его не считали за своего и принимали, брезгливо кривясь или корыстно потирая ладошки. Чистку партии Трамп был провести не в силах, отделить меньшевиков от большевиков не мог. «Мы пойдём другим путём» не провозглашал. Вокруг него были мошенники, трусы и карьеристы. С такими в революцию не ходят.

И даже имея на своей стороне армию, пригнать на берег Потомака эсминец «Уинстон Черчилль» и пальнуть разок из пушки Трамп не решился. Все свои козыри он побоялся применить. Жить в шалаше с Мелани на берегу какого-нибудь американского Разлива он не умеет, а без всех этих навыков пытаться делать в США революцию, о необходимости которой так долго говорили штурмовавшие американский Зимний — дело архибезнадёжное.

Однако народ попробовал — и увидел трясущиеся зады трусливо убегавших министров-капиталистов. Пролилась кровь — сакральная жертва принесена. Булыжник вновь оказался оружием пролетариата. Аппетит приходит во время еды, а революционные университеты — самая лучшая школа обладателей кипящего от возмущения разума. Теперь у американской революции есть лидер и есть своя революционная сакральность. Есть движущие силы и социальная база. Осталось уйти с Твиттера, избавиться от иудушек и политических проституток и начать издавать свою «Искру».

Ничто так не укрепляет революцию, как реакция. Половина страны на стороне штурмовавших Капитолий. И эта половина будет искать повода выразить свой подавленный гнев. Байден теперь навсегда самозванец, укравший в трамвае линии «Б» корону Британской империи. Окружение будет есть его глазами, но глухой ропот на улице станет причиной его бессонницы. Не зря же он назвал происходящее не беспорядками, а мятежом. Хотя при настоящем мятеже он бежал бы из Капитолия, переодевшись в женское платье.

Автор Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/3158293.html

***

Почему и с какими последствиями провалилась новая Американская революция?

С окончательным поражением Дональда Трампа, а вместе с ним и феномена «трампизма», как триумфально витийствует Андерс Ослунд, печально известный своими оранжевыми настроениями и вкладом в продвижение либерального фашизма глобализации, на арену истории выходит главная, ударная сила глобальной буржуазии. Эта сила сумела консолидироваться и преодолеть внутренний барьер на пути к своему всевластию; перед ней остался только внешний барьер в лице России и Китая.

Не раз отмечалось, что глобальный баланс, прежде всего в военно-политической сфере, в новых условиях, за рамками завершившейся в конце XX века первой холодной войны, в нынешнюю холодную войну №2 на фоне быстрого подъема Китая реализуется в рамках так называемого «глобального треугольника» США, России и КНР. Потому для поддержания устойчивости этого баланса критически важна внутренняя стабильность в каждой из этих стран. Не секрет, что альянс определенных элитных групп США со спецслужбами и разведсообществом этой страны очень много усилий в последние годы предпринял для расшатывания и подрыва внутреннего порядка в России и Китае, особенно учитывая стремительное сближение наших двух стран между собой. Как в кризисных событиях в нашей стране в 2011—2012 годах, так и в мятеже, вспыхнувшем в китайском Гонконге (Сянгане), а также в активизации американо-тайваньских связей с островными сепаратистами и их фактическом переводе в русло официальной политической линии администрации США, отчетливо просматривалось внешнее влияние. Как (анти)российскую, так и (анти)китайскую оппозицию неизменно привечали и инструктировали в соответствующих посольствах и генеральных консульствах США, а любые действия российских и китайских властей, направленные на наведение порядка в своих странах, всякий раз становились объектом не просто уничтожающей критики, но разнузданных информационных кампаний со стороны американских и других западных СМИ.

Но вот внутренние «события», бумерангом опрокинувшиеся в «alma-mater», произошли в самих США. Митинг 6 января с последующим захватом «храма демократии», как, заламывая руки, именуют Конгресс «демократические» вожди, меняет баланс в глобальном раскладе гораздо сильнее, нежели упомянутые московские и гонконгские эпизоды, вместе взятые. И отнюдь не в лучшую для нас сторону — это к сведению восторгающихся американской смутой весьма недалеких представителей российской общественности, о других говорить не будем, которые именуют и на самом деле считают себя «патриотами». Пока в США шло относительно вялое перетягивание каната по вопросу о масштабах фальсификации выборов, которые предвыборные штабы демократов развернули против Дональда Трампа и его команды по всей стране, ситуация была одной. Даже поражение «по очкам» доживающего последние дни в своей резиденции нынешнего президента выглядело вполне приемлемым результатом. Кризис 6 января, начавшийся с митинга у Белого дома, после которого наэлектризованные избиратели, уверенные в том, что у них украли победу, двинулись к Капитолию, перевернул ситуацию на 180 градусов. И лучше всего это видно по трем фактам: проституционному, иначе не скажешь, поведению вице-президента Майка Пенса, эпидемии отставок, охватившей после беспорядков администрацию Трампа, и покаянным по сути, если не по форме, его собственным заявлениям с осуждениями в адрес участников событий.

То есть по сути Трамп открестился и от своих избирателей, отдав их на откуп так называемого «демократического правосудия», и от собственной «особой» позиции непризнания итогов сфальсифицированного голосования, которая обеспечивала ему массовую поддержку и всенародный авторитет после ухода из Белого дома, превращая в лидера оппозиции, и от сделанной им заявки на окончательный раскол элит с последующим противопоставлением в масштабе страны сторонников национальной государственности глобалистскому лобби так называемого «глубинного государства». Сбежав с поля боя, Трамп не просто окончательно и бесповоротно проиграл Белый дом, похоронив свои политические перспективы на ближайшую четырехлетку, но и снял тему американской «перестройки» с повестки дня на определенную, возможно, очень длительную перспективу. Есть железное правило, которое действует везде — от дворовых разборок до уровня глобальной политики: замахнулся — бей! Не можешь ударить или не уверен в себе — не замахивайся. А замахнулся и не ударил — ты в моральном и политическом отношении с этого момента труп, с которого пишут инструкции о том, как нельзя себя вести в уличной или политической драке и к чему такое поведение приводит.

Легче всего, кстати, объяснить поступки Пенса. Он взвешивал между вызовом системе, который мог бросить, поставив под сомнение действия выборщиков, на что, заметим, имел полное конституционное право, и сервильной лояльностью системной «традиции». И выбрал второе, четко понимая, что стоит на кону для него лично. Если до 6 января главным кандидатом от республиканцев на следующих выборах 2024 года выглядел Трамп, то сейчас, когда он со всей очевидностью обнулился и вышел в тираж, в такого потенциального «лидера» превращается Пенс. Присягнув глобалистам до неприличия, до известного «реверанса» тандему Байдена — Харрис, уходящий «вице» заявил о себе как об агенте влияния «глубинного государства», который если на что и претендует, то не на поворот мировых событий. А лишь на лучшее, по сравнению с престарелым Байденом, исполнение политической воли «глубинников». Через четыре года Пенс пойдет на выборы не с альтернативной программой, которую заявил, но на уровне которой не удержался Трамп, а с рутинным планом поддержки глобалистских интересов, который будет написан отнюдь не в его предвыборном штабе.

Вместе с внутренним надломом, а затем сломом Трампа рухнула не просто альтернативная глобалистам модель власти в интересах масс, а не элит. Рухнула сама идея какой бы то ни было альтернативности, которая при президентстве Трампа постепенно стала обретать вид не виртуальной, а вполне реальной параллельной властной системы, конкурирующей с так называемой «традиционной». Перебежчиков от Трампа из числа подавших заявления об отставках эти заявления не спасут. Победители, судя по воинственному клекоту «демократических» ястребов, пленных брать не намерены. Построенный за сутки вокруг Капитолия трехметровый забор символизирует новую американскую реальность никак не хуже, чем трагические события 3−4 октября 1993 года в Москве, с таким же символическим забором и последующим переездом в бывший московский Дом Советов уничтожившей Советы исполнительной вертикали. Лидеру республиканского большинства в Сенате Митчу Макконеллу, особенно после недавних заявлений, что «если отступим, то республиканского президента у Америки больше не будет», не к лицу сегодня прыгать в сторону; себя он этим не выгородит, а избирателей Трампа лишает последних надежд. Да и республиканская элита в целом, несмотря на прежние восторги в ее адрес «палеоконсерваторов», оказалась с «тонкой кишкой»: встав перед эпохальным выбором между народом и другой, глобалистской, частью элиты, определенно выбрала последнюю. Замахнувшись, даже не просто не ударила, а с визгом убежала прочь. Американский же народ она цинично «кинула» точно так же, как российский «кинули» в том же упомянутом 1993 году. Прямые параллели с теми событиями напрашиваются даже по форме: автор этих строк имел возможность лично наблюдать в осажденном Доме Советов, как один «уважаемый» впоследствии министр и сенатор, ныне покойный, не будем поэтому уточнять его ФИО, также визгливо кричал на окружающих, что если ему «здесь» не гарантируют посткризисного благополучия, то он «пошел к Ельцину».

Ну, а сам Трамп только самому себе впоследствии будет обязан неизбежным политическим забвением или, в худшем случае, череде возбужденных против него уголовных дел, коль скоро сам выбрал себе такое окружение. И Пенс, и даже нынешний и.о. главы минюста, он же генпрокурор, и тройка членов Верховного суда, обязанных ему своим пожизненным назначением, — все это его выдвиженцы, в том числе и недавние, выбор в пользу которых был сделан уже после начала лобового противостояния с глобалистами-демократами. Основная ошибка Трампа, точнее две ошибки, стоившие не только ему власти, но и Америке — будущего, а миру — мира. Ибо, как учил знающий толк в большой политике В. И. Ленин, «оборона есть смерть вооруженного восстания». Во-первых, набрав предостаточно блестящей фактуры о «художествах» демократов на выборах, успешно подключив к поиску и даже к созданию этой фактуры спецслужбы и национальную гвардию, Трамп не нашел путей и возможностей быстро и эффективно довести эти сведения до страны и, главное, судов. Домашние заготовки по части разоблачения демократов, включая такие тонкие, как водяные знаки на бюллетенях, были, а вот организационный ресурс консолидирован не был. И не потому, что Трамп, просчитавшись, не видел этой проблемы.

Трамп просто переуверовал в «американскую демократию»; если угодно, узость его буржуазного, классового мировоззрения и картины мира не позволили ему увидеть всю продажность этой демократии, которая, согласно правилу пресловутых «двойных стандартов», действует только в одну сторону, так сказать, демократия «по-демократически». Почему-то Трампу, который в определенном смысле наивный идеалист, показалось, что стоит предъявить факты — и в условиях демократии они неопровержимо сработают, причем именно как факты. Не закладывался он на то, что враги эти факты постараются не замалчивать, а просто придадут им иную трактовку. И что под диктовку классовых и корпоративных интересов, выраженных «телефонным правом», суды из них будут выводить совершенно иные вердикты, чем диктует здравый смысл. Для Трампа это оказалось настолько болезненной неожиданностью, что, по сути, скорее всего, парализовало его волю к сопротивлению, которое после этих провальных для него судебных разбирательств продолжалось больше по инерции, чем в действительности.

Во-вторых — и это самое главное. Как и в первом случае, у Трампа, затеявшего в США, назовем эти вещи своими именами, подлинную революцию сверху, не оказалось внесистемного, массового силового ресурса. Того ресурса, который он в нужный момент смог бы эффективно противопоставить силовой машине государства, заставив ее заколебаться и, по мере развития противостояния, переходить на сторону народа. Организационного пара в формировании такого ресурса, помимо множества твиттер-свистков, хватило разве что на два крупных митинга в Вашингтоне. Причем в организацию второго из этих митингов, который и привел сыгравшего почти вничью Трампа к столь катастрофическим последствиям для себя и своих избирателей, явно встроилась, а затем и вмешалась противоположная сторона. Все, что связано и с походом толпы от Белого дома к Капитолию, и тем более с захватом Конгресса, очень сильно отдает откровенной провокацией. Как тут не вспомнить все те же московские события 3−4 октября 1993 года! Тогда после прорыва блокады Дома Советов и захвата лужковской мэрии восставшим, которые находились в километре от Кремля, услужливо подали автобусы, которые увезли их в далекое Останкино, под заранее подготовленный ельцинистами и щедро оплаченный гайдаровцами безжалостный расстрел.

А если говорить с точки зрения не тактики, а стратегии, то события в стиле нынешних вашингтонских при правильной постановке революционного вопроса должны были быть спланированы и задействованы на уровне штатов в качестве альтернативы и в режиме противодействия организованной демократами вакханалии BLM. И в условиях свободы владения оружием в американском обществе идеологически облечены в абсолютно законную форму права на восстание. Случись это хотя бы в десятке штатов, сильно заколебались бы от страха и наемные провокаторы от демократов, и местное командование полиции и национальной гвардии. Да и в спецслужбах, которые в итоге сработали против Трампа, вполне могли развиться и без того сильные настроения в пользу наведения порядка с помощью опоры на силовые ресурсы и силовую организацию населения. Понятно, что преимущественно белого и почти сплошь провинциального, рабочего и фермерского.

А сейчас что? Поезд ушел; главное, что проиграл Трамп, причем отнюдь не 3 ноября, а именно 6 января, — это не выборы, которые в буржуазном обществе по сути есть не что иное, как формализация воли элит (в марксизме право — это возведенная в закон воля господствующего класса). И это не итоги голосования в Конгрессе. Трамп потерял своих избирателей, за ними потерял свою политическую партию, которую, в отличие от большевистского опыта, не смог, хотя и пытался, сделать партией «нового», авангардного типа. И вследствие этого Трамп необратимо потерял свою лидерскую перспективу, позволив врагу отыграть многочисленные удары, пропущенные за эти четыре года и в ходе прошедшей избирательной кампании. Эта истина до конца, скорее всего, будет понята только тогда, когда немощного и выжившего от старости из ума Байдена в Белом доме сменит Камала Харрис. Читателю, в том числе американскому, не кажется ли, что это станет отнюдь не «повторением Обамы»? А трансформацией политической системы США в однопартийную с повальным переходом Демпартии на платформу BLM, которое стремительно превратится в новую правящую партию нового государства, по форме и содержанию неофашистского?

Собственно, если вернуться к началу этого материала, именно эта, предыдущая мысль больше всего и влияет на геополитические, даже можно сказать, геоисторические расклады. Во многих работах В. И. Ленина еще столетие назад неоднократно подчеркивалась мысль о том, что, потерпев неудачу в процессе своего классового контроля двухпартийной системы «правления одной головы с помощью двух рук», буржуазия рано или поздно перейдет к диктаторским, насильственным формам удержания своей классовой власти. Появление фашизма и нацизма стало подтверждением ленинской прозорливости. Но то был, назовем вещи своими именами, всего лишь «пилотный» проект глобальной буржуазии, замаскированной под немецкую идеологию при поддержке американских финансов, обреченный уже в силу недостаточности ресурсов. И это понимали и пытались предвосхитить и минимизировать последствия некоторые наиболее дальновидные представители нацистской элиты: приходят на ум имена заговорщиков против Гитлера из генералитета в 1938 году, а также Шелленберга, Шпеера, Шахта, организаторов операции «Валькирия» (покушения на Гитлера 20 июля 1944 г.).

С окончательным поражением Трампа, а вместе с ним и феномена «трампизма», как триумфально витийствует Андерс Ослунд, печально известный своими оранжевыми настроениями и вкладом в продвижение либерального фашизма глобализации, на арену истории выходит главная, ударная сила глобальной буржуазии. Эта сила сумела консолидироваться и преодолеть внутренний барьер на пути к своему всевластию; перед ней остался только внешний барьер в лице России, внутри которой, увы, хватает собственных подобных сюжетов, и также не лишенного их Китая. Если суммировать, то с развязкой в США Рубикон пройден. Осталось только узнать, какой именно датой будущие историки назовут американское 6 января — 23 ноября 1923 года («пивной путч» в Мюнхене) или 30 января 1933 года (назначение Гитлера рейхсканцлером, интерпретированное нацистами как «захват власти»). Рано или поздно, непременно узнаем. Главное, чтобы осталось, кому вспоминать…

Автор Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/3158422.html

***

После путча: Пособники

Когда все это кончилось, Трамп сказал то, чего от него ждали два месяца: власть меняется, в стране будет новый президент, которого он не смог назвать по имени, как Путин — Навального.

Мне это напомнило анекдот, который я впервые услышал от жертвы Холокоста. Дождавшись конца войны, комендант Освенцима собрал узников и объявил им, что лагерь закрывается, всем спасибо.

И в том, и в другом случае было поздно. Спровоцировав погром Капитолия, Трамп доказал всему миру то, чего все боялись, и на что Кремль надеялся: Америкой управляет опасный маньяк, ввергший в хаос свою страну, подорвавший доверие к демократии и оставивший армию своих избирателей, многие из которых по-прежнему верят потоку президентской лжи, затопившей уже не такие Соединенные, как раньше, Штаты Америки.

Конечно, во всем этом не было ничего нового для той большей части страны, что за него не голосовала ни четыре года назад, ни теперь. Трамп сделал всего лишь то, что обещал: отказался отдать власть добровольно. Даже мы в это до конца не верили и убедились в серьезности его намерений лишь тогда, когда президент направил своих сторонников в Капитолий, оставшись на всякий случай дома, которым ему пока служит Белый дом.

Теперь, когда начались аресты виновных, мы можем внимательно к ним присмотреться. И к тому, кто положил ноги на стол спикера Нэнси Пелоси и украл ее письмо, оставив взамен 25 центов. И к тому, кто утащил кафедру спикера. И к тому в татуировке и с рогами, который называет себя шаманом. И к тому конгрессмену (!) из Западной Вирджинии, что делал селфи с бандитами и гордо ставил их на фейсбук. И к тому, кто сходил в сенатский туалет и нарочно не спустил воду. Наверное, так выглядела толпа, взявшая Зимний. По словам Горького, освободители наложили кучи в вазы севрского фарфора.

Всех их Трамп, несколько часов наслаждавшийся зрелищем, назвал публично, по национальному телевидению «любимыми патриотами». Почти все погромщики приехали издалека. Многие знали зачем, поэтому взяли с собой униформу, каски, конфедератские флаги, коктейли Молотова, бомбы, оружие, включая полуавтоматическую винтовку, которую один знакомый зовет «дочурка», а другие используют для расстрелов школьников, майки с портретом Трампа и — заодно — с тем же Освенцимом, потому что без антисемитов мятеж не полон.

***

Мои вашингтонские приятели, внимательно присмотревшись к путчистам, заселившим столичные отели, нашли у них кое-что общее: печать аутсайдеров. Они не очень знали, что делать, как себя вести и чего в конце концов хотят. Подбадривая себя и заражаясь от других наглостью, погромщики лезли в Капитолий, называя его своим домом. Он и вправду считается народным домом, потому что принадлежит избранным народным представителям, но эти не вдавались в тонкости и хватали что попадет под руку, со знакомым лозунгом «Грабь награбленное».

Похоже, что они впервые приобщились к политике, когда нашли в Белом доме того, кто говорит на понятном им языке, чушь, но громко: — Вас провели, — слышали они от Трампа на ралли, — вас обманули, у вас отобрали меня, покажите всем, кто здесь хозяин, Америка любит сильных. Вопрос об уголовной ответственности за этот монолог еще будет решать прокуратура, но смысл его сомнений не вызывал. Да и с Трампом уже все ясно.

Провал вашингтонского путча в 2021-м, казалось бы, должен завершиться так же, как московского, в 1991-м. Тогда мгновенно исчезли коммунисты, сейчас начали разбегаться трамписты. Погром заклеймили все главные защитники Трампа: и вице-президент Майк Пенс, и лидер сената Митч Макконнелл, и самый лояльный апологет президентского беззакония Линдси Грэм, который, как говорят в Америке, «переобулся в воздухе» и забыл о том, что говорил день назад. Потом Белый дом покинула чуть ли не полкабинета, сбежали ближайшие сотрудники, отреклись заядлые поклонники. Президента отрезали от социальных сетей. Обозреватели ведущих газет и каналов, которые этого ждали пять лет, торжественно объявили о политической смерти президента, пытавшегося узурпировать власть.

— Теперь, — говорили они, — ему ничего не светит на выборах в 2024-м, не быть ему и «серым кардиналом», управляющим Республиканской партией с флоридского поля для гольфа, да и на прежнюю работу в реальном ТВ не возьмут. День путча, первой попытки сорвать легальную передачу власти, останется в истории республики скорбной датой, как Перл-Харбор и 11 сентября, причем никто не забудет, кто виноват.

Но очень скоро все пошло в привычную сторону, когда возобновилось прерванное беспорядками заседание Конгресса, на котором окончательно утвердили победу Байдена на выборах. Еще не убрали разбитые стекла, еще перевязывали раненых полицейских, еще разодранные бумаги устилали полы разоренных кабинетов, как сторонники Трампа в Конгрессе вернулись к своим баранам.

Восемь сенаторов и 139 конгрессменов отказались признать итог выборов. В отличие от погромщиков, которых незадолго до этого выкинули из Капитолия, политики прекрасно знали, что Трамп лжет. 60 судов, включая Верховный, отклонили все его жалобы. Знали они, и что их протест ничего не изменит. Даже республиканские лидеры признали победу Байдена. Но те, кто ему в этом отказывал, цинично рассчитывали на другое. Поддерживая скомпрометированного, мягко говоря, президента, они стремились завладеть богатым — 74 миллиона избирателей — наследством Трампа и заменить его.

Чтобы Америка не забыла об этом, газеты опубликовали полный список с фотографиями. Колумнист «НЙ Таймс» Томас Фридман, который обычно считается умеренным, на этот раз посоветовал вырезать из газеты галерею трампистов в Конгрессе и носить с собой, чтобы при случае сказать им в лицо: «Вы выбрали лояльность Трампу, а не Конституции, а значит, стали заговорщиками и предателями демократии, сделавшими события 6 января возможными». 

***

О Трампе написано более тысячи книг. И каждая пытается объяснить его харизму, часто призывая понять и простить его сторонников, ибо они, обиженные жизнью, не знают, что творят, во что верят и что будет. Я тоже пытался разобраться в феномене Трампа, но мне не удалось вступить в диалог с его поклонниками. К тому же моя жизнь в Америке так сложилась, что я не пересекался с той ее частью, откуда явились погромщики Капитолия.

Это вовсе не значит, что у меня нет знакомых трампистов. Напротив, они окружают меня в качестве врагов, с чем я уже примирился, и в качестве друзей, что перенести намного труднее. Я десятилетиями знаю и люблю людей, которые сдались Трампу и оправдывают его даже сегодня. Мой самый образованный товарищ ставит в вину президенту всего лишь дурные манеры. В мое время так писали о секретарях райкома: вспыльчив, но справедлив. Моя приятельница-поэтесса уверена, что штурм Капитолия провели переодетые либералы. Как липовые индейцы, устроившие «бостонское чаепитие», они учинили разгром, желая бросить тень на президента. Мой старинный друг, осудив беспорядки, не забыл добавить, что летние демонстрации против дискриминации несравненно хуже, ибо тогда били витрины и грабили магазины, а теперь всего лишь ворвались в здание Конгресса. Мой умный наставник объяснил, что в беспорядках виноваты левые, которые довели честных людей до бунта. Все остальные сходятся в одном: чтобы ни делал Трамп, Байден будет хуже.

Я выслушал эти доводы и в ответ хочу сказать нечто простое и ясное. Вы все — пособники, ибо виноваты в происшедшем. Демократия подразумевает ответственность за персональное решение. Вы сами выбрали Трампа, который нам всем врал по пять раз в день. Вы верили в гнусную легенду об украденных выборах. Без вас Трамп бы не смог подстрекать толпу и подрывать фундаментальные принципы Америки.

Судьба Трампа уже решена — уйдет ли он сам, подвергнется ли импичменту или спрячется в тень в ожидании судебных процессов, этого президента больше не будет. Впереди долгий процесс выздоровления — как после Вьетнама и Уотергейта. И начаться он должен с того же: с признания вины за свой выбор тех, кто голосовал и поддерживал Трампа, предавшего Америку.

Автор Александр Генис, ведущий рубрики

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/09/88638-posobniki

***

Приход Байдена к власти в США открывает для мира новую эпоху

14 декабря 1975 года президент США Рональд Рейган в интервью журналисту Майку Уоллесу сказал: «Если фашизм когда-либо появится в Америке, это будет во имя либерализма». Сегодня мы видим подтверждение его слов. Демократия в Америке закончилась.

По мере того, как Америка мучительно осознаёт, что глобалистский олигархат, орудием которого выступила демократическая партия США, победил демократию, а подконтрольная им медиамашина всеми силами отвлекала народ от преступления, всплывают цифры украденных у Трампа и переданных Байдену голосов. Более сорока тысяч украли в Джорджии, более четырёхсот тысяч — в Пенсильвании, на двести тысяч число бюллетеней превышает число проголосовавших в Висконсине. Как оказалось, голоса оказалось легко вбросить, но нелегко удалить.

Случившееся американские консервативные СМИ называют избирательной катастрофой 2020 года. Число фальсификаций беспрецедентно. Победу Трампа доказали учёные-математики, но их доводы отброшены. Американцы должны притвориться, что ничего не видели и принять президентство Байдена как законное. Ни один суд в США не разрешил рассматривать по существу ни один иск по выборам, фактически исключив даже возможность доказать, что Байден прав или не прав. «Самая справедливая» американская судебная система дошла до того, что такие судебные слушания признала опасными для демократии.

При этом американцы спрашивают: а почему опасными для демократии не называли слежку ФБР и ЦРУ за Трампом? Почему остались безнаказанными ложные утверждения директора ЦРУ о сговоре Трампа и России? В США посредством якобы демократических процедур фактически свергли президента, а ангажированные политики и СМИ не сказали по этому поводу ни слова. Напротив, выборы названы «самыми демократичными». При этом сам Байден серьёзно скомпрометирован коррупционными скандалами на Украине и в Китае. Любые попытки расследования этих обвинений натыкались на сопротивление, а пятьдесят бывших старших офицеров разведки даже подписали письмо, что это российская дезинформация. Кто и почему так боялся, что правда разрушит президентские перспективы Байдена?

Все эти вопросы задают не российские, а американские СМИ. И хотя это не господствующий демократический пул, их голос в США слышит половина страны. Для людей, трезво мыслящих и умеющих анализировать, нет сомнений в том, что захват Капитолия был классической провокацией. Наивно верующий в американские демократические ценности Трамп призвал своих сторонников выступить против фальсификации выборов, чем незамедлительно воспользовались именно те, кто фальсифицировал эти выборы. Провокаторы находились как в числе митингующих, так и среди полиции, о чем свидетельствуют кадры захвата Капитолия. Полиция удивительно легко пропустила толпу за ограждения, чего не имела права делать ни при каких обстоятельствах, и фактически призвала идти на Капитолий.

Демократы использовали эпидемию как повод уничтожить средства защиты от фальсификаций при голосовании. Наблюдателей за голосованием и подсчётом голосов просто выгнали. На некоторых участках просто досрочно прекращали голосование, как только Трамп вырывался вперёд. Цифры двигались волшебным образом, на глазах всего изумлённого мира переходя от Трампа к Байдену. Байден нелегитимен для половины избирателей США, но он приведён к власти. Это уже не демократия. Сегодня сенаторы уже обсуждают идею закрыть телеканал Трампа. Оруэлловская антиутопия «правда — это ложь» воплощается в жизнь на наших глазах. 14 декабря 1975 года президент США Рональд Рейган в интервью журналисту Майку Уоллесу сказал: «Если фашизм когда-либо появится в Америке, это будет во имя либерализма». Сегодня мы видим подтверждение его слов. Демократия в Америке закончилась.

Для России президентство Трампа не было не только периодом улучшения отношений, но характеризовалось ужесточением санкций. Вопрос не в том, кто для России лучше — Трамп или Байден, а в понимании того, что силы, которые стоят за Байденом, для которых «правда — это ложь», а «диктатура — это демократия», сначала расправятся с любым проявлением свободомыслия в США, а затем жесточайшим образом будут этот «новый мировой порядок» навязывать всему миру. Вот почему для выработки стратегии действий России на предстоящий период нам очень важен объективный и неангажированный анализ событий, происходящих в США. На мой взгляд, мир перешел в новую историческую реальность.

Автор Елена Панина, директор Института РУССТРАТ

https://regnum.ru/news/polit/3158365.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Халдей, Владимир Павленко, Александр Генис, Елена Панина

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.01.2021. Просмотров: 68

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta